7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Возница, как помните, особенно упирал именно на «всемирный потоп». И в подтверждение цитировал библию, которую, видимо, знал в совершенстве.
Вот, — сказал он, — сказано в библии, в Книге бытия, в главе седьмой, как «истребилось всякое существо, которое было на поверхности земли: от человека до скота, от гадов до птиц небесных, все истребилось с земли; остался только Ной и что было с ним в ковчеге».
И дальше поучал:
Наукой доказано, что следы истребленных богом зверей остались в земле. Много этих следов есть и в нашем краю.
И он показал кнутовищем на один из старых карьеров около деревни Ежово, мимо которых мы проезжали.
Тут и лежат кости допотопных тварей. Стары люди не раз видели их в камнях-то.
И на самом деле в этих заброшенных каменоломнях были найдены (значительно позднее нашего разговора) целые скелеты и разрозненные кости удивительнейших животных. Но местные жители находили их задолго до начала научных исследований.
О деревне Ежово, так же как и о многих других участках бассейна реки Камы, заговорили ученые всего мира. В зоне правобережья реки Камы, в десяти километрах к югу от города Очёр, в заброшенной каменоломне деревни Ежово геологи действительно обнаружили в 1949 году скелеты каких-то странных животных. Спустя одиннадцать лет палеонтологи одного из институтов Академии наук СССР доставили сюда бульдозеры и вскрыли обширные площади. Так начались работы по раскопкам окаменелостей в этом районе.
Палеонтологическими исследованиями руководил Петр Константинович Чудинов — специалист по изучению ископаемых животных. Он же потом и описал найденные окаменелости.
Вообще в Предуралье, не только в бассейне Камы, но и на обширных участках Приполярного Урала, в зоне Тимана, в бассейне Волги и во многих других районах, начиная с первой половины XIX столетия, было найдено очень много остатков древних ископаемых животных. Мне самому пришлось после окончания университета принять участие в охоте за древними рептилиями, пресмыкающимися. Мне знаком азарт исследователя, наталкивающегося на интересное открытие. Помнится, что еще в 1935 году, во время геологической съемки, наша экспедиция обнаружила кости каких-то странных существ. Мы находили их во многих пунктах бассейна рек Мезени и Цильмы. Оказалось, что мы встретили и шаг за шагом просматривали самые северные в мире точки огромного поля смерти, выделенного ранее палеонтологом Иваном Антоновичем Ефремовым. Естественно, что собранные окаменелости мы и передали И. Ефремову. Он установил в наших находках остатки той наземной фауны, которая населяла Русскую равнину в далекие геологические времена.
В самом начале мезозойской эры на Русской равнине жили двуногие ящеры, одни из самых древних динозавров. Части скелетов этих, в то время еще небольших по размерам пресмыкающихся (не они ли в библии именуются гадами?), нам и удалось найти.
Вместе с остатками динозавров попадались разрозненные кости гигантских амфибий. Пожалуй, нигде и никогда в мире не было более крупных амфибий, чем те, которые населяли в то время зону современного Тимана и прилегающих к нему участков. Они достигали в длину до трех-пяти метров! Эти прыгающие, лягушеподобные существа были не только предками современных амфибий, но и родоначальниками многих рептилий.
Находки позволили Ефремову сравнивать слои, в которых найдены эти кости, с аналогичными слоями Индии, Южной Африки, Америки. Находки помогли дополнить одну из страничек истории эволюции древних, ныне вымерших, существ.
Особенно много древних ископаемых существ, как сначала казалось, примерно того же геологического возраста было найдено в Поволжье, у села Ишеево, в Каменном овраге. Этот пункт расположен по Волге несколько ниже устья Камы. Напомню, что недалеко от этих мест в Каму впадает Меша — та самая река, от которой некоторые суеверные уральцы отсчитывают на восток «царство внуков Ноевых», потомков единственного праведника, который вместе с детьми по великой милости божьей будто спасся от потопа..
Не кости ли несчастных жертв потопа находят геологи? Что же, посмотрим. Кстати, подробные описания животных, найденных у села Ишеево, содержатся в популярной книге академика Ю. А. Орлова.
Что же это за животные?
Вот, например, титанофонеус, что в переводе означает «титанический убийца» — одно из крокодилоподобных существ, принадлежащих к отряду дейноцефалов, страшноголовых ящеров. Действительно, титанофонеус имел бульдогообразную морду, с которой никак не гармонировали его косо и в сторону направленные глаза. Даже по черепу этого «титанического убийцы» было видно, что такое положение глаз помогало ему высматривать очередную жертву.
Трехметровый хищник был неуклюж, но крепко сколочен. Шестьдесят из ста позвонков его скелета приходились на хвост. Вряд ли такой мощный хвост содействовал скорости передвижения. Для этой цели у «титанического убийцы» между пальцами на лапах были перепонки. Хвостом же он мог наносить противнику ошеломляющие удары.
Рядом с «титаническим убийцей» охотился другой представитель страшноголовых — динозавр, или «коварный ящер». Динозавра даже считали одно время старым самцом «титанического убийцы», так как его кости значительно крепче и тяжелее костей титанофонеуса. Особенно массивными были лоб и теменная кость черепа. Возможно, что этот страшноголовый ящер в битвах с врагами наносил удары головой.
Хорошую компанию этим хищникам составлял сиодон, принадлежащий также к отряду страшноголовых. Он был помельче титанофонеуса и динозавра. На темени его зияли две большие глазницы. Вероятно, большие глаза этого хищника были приспособлены к ночному зрению.
Хищники эти пожирали любую дичь. Но главными их жертвами были растительноядные пресмыкающиеся, амфибии и рыбы. Не брезговали они и себе подобными: борьба за жизнь шла жестокая. Современные родственники страшноголовых сохранили их кровавее традиции.
Мне пришлось однажды быть в крокодильем заповеднике на Кубе. Крокодилов там кормят… крокодилами же. Используется только шкура крокодилов, идущая для изготовления дамских сумочек и прочих модных изделий, а мясо съедают сами крокодилы. В желудке крокодила, пишет американский исследователь Гордон Гаскил, за несколько месяцев растворяются даже железные наконечники копий и больших размеров металлические крючки.
В Очерских раскопках у деревни Ежово вместе с остатками хищников был найден гигантский — даже для своей эпохи — эстеменозух, ящер до пяти метров в длину и до трех в высоту. Его голову украшали роговидные выросты, похожие на сказочный венец. Поэтому его и назвали эстеменозухом, что в переводе на русский означает «венценосный ящер». Этот страшноголовый питался растениями. Об этом свидетельствуют его зубы, приспособленные к пережевыванию растительной пищи. Конечно, в пищу хищникам шло не только мясо, но и кости и «венец» этого мирного ящера. Желудок древних рептилий переваривал все.
Рядом с эстеменозухом мирно жевал водоросли и хвою другой растительноядный ящер — сравнительно небольшой улемозавр. Нелегко ему жилось в мире хищников. В его тупой, коротенькой мордочке, во всем облике его скелета не было ничего напоминающего способности обороняться.
Так вот и жили эти животные странного, необычного для нас мира среди окружающей их столь же необычной растительности: гигантских древовидных папоротников и примитивных хвойных деревьев, точнее, предков наших современных хвойных.
Мир растений той эпохи хорошо изучен М. Д. За- лесским. Очень много отличного научного материала и наблюдений досталось ему от охотников за древними ископаемыми растениями Е. Пермяковой и Т. Мауэра, посвятивших всю свою жизнь исследованию и сбору окаменевших памятников эпохи страшноголовых ящеров. Мауэру принадлежит честь открытия одного из крупнейших захоронений растений этого периода жизни Земли. Сборы этих исследователей выставлены в великолепных экспозициях Пермского университета и Свердловского горного института.
Очень хочется представить себе такую картину прошлого. К мирно пасущимся среди растений улемозавру и эстеменозуху подкрадываются хищники: «титанический убийца», «коварный ящер» и сиодон. Миг, короткая схватка, торжествующий рев, напоминающий раскаты грома… И не стало растительноядных! Только кости погибшего существа были разбросаны по лесу… А ненасытные хищники отправляются выслеживать новую жертву. И в наши дни геологи обнаруживают следы кровавой тризны.
Но нет… Раскопки 1949–1960 годов у деревни Ежово убеждают нас в том, что такая картина не соответствует действительности. И хищники и растительноядные существа нашли свою смерть одновременно, но не здесь, не около современной деревни Ежово. Их кости принесло сюда водным потоком. Они погибли в воде.
Так что же, библейские мудрецы были правы? Может быть, здесь мы действительно нашли подтверждение идеи всемирного потопа?
Нет. Геологам давно известна простая зависимость между расположением самых обычных галек на дне рек и направлением русла потока. Каждый, кто хочет, может сам увидеть эту зависимость на любой речке. Надо только присмотреться к положению плоских и эллипсовидных (овальных) галек на речной ряби.
Во многих странах в разные годы, в прошлом столетии и в наши дни, публиковались научные наблюдения об этом. Вот что пишет в наши дни польский ученый Р. Упруг, опубликовавший свои исследования в бюллетене Польской академии наук в 1956 году. Он говорит, что у плоской гальки расположение длинной оси всегда совпадает с направлением речного потока, а у эллипсовидной гальки по этому же направлению располагается короткая ось.
А дальше все просто. Надо быть только внимательным. В береговых обрывах-обнажениях нетрудно увидеть это.
В 1945 году доцент В. А. Апродов установил в Предуралье, в бассейне реки Чусовой, направление реки, которая протекала там в период жизни страшноголовых. Этой реки давно уже нет. Стерлись как будто бы абсолютно все ее признаки, потеряны все следы ее существования. Но Апродов, детально изучив положение галек, обнаруженных в пластах древнего пермского периода, наметил на плане, как протекала эта речка.
Оказалось, что многие захоронения страшноголовых ящеров и древних амфибий связаны с руслами таких же давно не существующих рек.
П. К. Чудинов, который вел раскопки у деревни Ежово, подсчитал, что скорость течения воды в зоне захоронения скелетов ящеров была всего лишь два — два с половиной километра в час. Здесь была в то время какая-то заводь.
Значит, не было никакой всемирной катастрофы. Не было никакого потопа. Древние реки принесли из Предуралья трупы животных, остатки растений и отложили их в заводях. На дне заводей трупы заносило илом, песком, гальками. В них и окаменели кости этих животных. А рыхлые осадки были сцементированы растворами углекислого кальция. Вот о чем рассказали кости страшноголовых.
Сказанное подтверждают другие данные. Русла рек, в которых сохранились остатки страшноголовых ящеров, перемежались с сетью озер той же эпохи. В озерных отложениях тип слоистости осадков совсем иной. Можно и сейчас в современных озерах видеть, как на дне их накапливаются горизонтально лежащие слои. В сезон паводков оседает относительно много мути; зимой или в засушливый период мути оседает немного. Так год за годом на дно озера выпадают и ложатся горизонтальными слоями мутьевые осадки. Они тонкоилисты, а после окаменения становятся тонколистоватыми.
Одно из таких древних озер прорезала современная Кама. В ее береговых обрывах недалеко от устья рек Белой и Ика можно видеть тонкополосчатые слои древнего озера. В местности, носящей название Тихие горы, исследователи обнаружили одно из богатейших кладбищ насекомых. Тонкая муть озер запечатлела рисунки нежнейшей ткани, оставив для нас уникальнейшие отпечатки предков современных тараканов, клопов и других насекомых. Только это были великаны — до десяти сантиметров в длину. Такое же царство насекомых было найдено геологом Я. Д. Зеккелем в местечке Ива-гора, недалеко от устья реки Кулой.
Но это еще не все. Уже во время обработки находок позвоночных, растений и насекомых стало ясно, что возраст всех этих представителей древней жизни очень большой. Здесь помогли и определения абсолютного возраста горных пород по продуктам радиоактивного распада, и сравнения между собой слоев (содержащих такие же остатки) на Русской равнине, в Южной Африке, в Индии и Северной Америке. Оказывается, страшноголовые и сопутствующие им растения и насекомые жили в пермском периоде палеозойской эры, за двести миллионов лет до появления человека. А по библии, потоп, причина массовой гибели людей и животных, будто бы состоялся около семи тысяч лет назад!
Наметились и другие выводы. Североамериканские находки оказались относительно более древними, южноафриканские — молодыми. Предуральские захоронения стали тем промежуточным звеном, которое соединило в единую стройную эволюционную группу считавшиеся разрозненными остатки представителей прошлой жизни. А те находки, о которых я упоминал по своим исследованиям в Притиманье, оказались наиболее молодыми. Их относят уже к триасовому периоду — первому периоду последующей мезозойской эры. На реке Цильме я видел, как костеносные пласты триаса покрываются осадками еще более молодой — юрской системы, которая отстоит от нас на сто тридцать — сто пятьдесят миллионов лет.
Так шаг за шагом устанавливаются научные факты. Они неопровержимо свидетельствуют о том, что старые библейские сказки о всемирном потопе, о допотопных животных не соответствуют истине.
По всем этим и многим другим фактам восстанавливается и древняя география пермского периода. Два материка: Северный — Лавразия и Южный — Гондвана разделялись широтным, экваториальным морем Тетис. Известны теперь и зоны оледенения на материках и зоны пустынь. Не осталось лишь места на этой карте для зон всемирного потопа.
Но, может быть, в библейских сказаниях есть все же какое-то рациональное зерно, какая-то доля правды? Может быть, всемирный потоп все-таки был, пусть даже до появления человека? Отстаивал же французский палеонтолог Жорж Кювье идею многократных всемирных катастроф, которые уничтожили все живое! И надо сказать, его теория была с радостью принята церковью.
Попробуем рассмотреть подробнее «глубины прошлого», чтобы понять, как происходила смена форм растительной и животной жизни. Постараемся прочесть в других каменных документах великую летопись жизни на Земле. Вернемся еще раз к эпохе палеозоя.
Эта летопись, как сказал В. Маяковский,
…от времен,
когда прабабки носорожьи,
ящерьи прапрадеды
и крокодильи,
ни на что воображаемое не похожие,
льдами-броненосцами катили…
Палеозойская эра, в конце которой жили страшноголовые, началась пятьсот семьдесят миллионов лет назад и длилась почти триста пятьдесят миллионов лет (напомню, что человечество существует чуть более миллиона лет). В течение этого огромного интервала времени происходили многие события в эволюции жизни на Земле, оставившие свои любопытные документы.
На реке Северной Двине, около города Котласа, есть интереснейшее обнажение — обрыв. В нем видны большие, примерно до двух метров в диаметре, стяжения песчаника. В этих стяжениях в конце прошлого и в начале нашего столетия крупный палеонтолог профессор Амалицкий обнаружил ископаемые окаменелости костей звероподобных пресмыкающихся — так называемых парейазавров и иностранцевгий. Вместе со страшноголовыми они населяли значительные пространства континента в течение пермского периода, последнего из периодов палеозойской эры.
Жизнь того времени была богата и разнообразна, она бурно развивалась и в море и на суше, рождая удивительные организмы.
Моря пермского периода были переполнены разнообразными моллюсками, так называемыми гониатитами. Очень много их найдено в Предуралье. Много было и других форм морских организмов.
Любопытна и пока еще загадочна грань мезозойской и палеозойской эр. Оказывается, многие животные палеозоя погибли в конце пермского периода. Это была великая катастрофа, одна из величайших катастроф в истории жизни Земли. Чем были вызваны эти катастрофические события, трудно сказать. Ученые и до сих пор бьются над разрешением этой загадки. Некоторые говорят, что животные вымерли в результате резких климатических изменений. В конце пермского периода происходило усиленное горообразование, возникали громадные горные массивы — такие, как Урал, Урало-Тянь-Шаньский горный массив и многие другие. В связи с этим климат стал более континентальным, холодным, и многие животные не успели приспособиться к этим изменениям.
Другие говорят, что всеобщая гибель наземных живых организмов была вызвана колоссальной эпидемией новых вирусных заболеваний. А совсем недавно родилась гипотеза о резком увеличении атомной радиации. Миллионы жизней были унесены лучевой болезнью, но больше всего радиация повлияла па потомство, лишив его жизнеспособности… Трудно сказать, какая гипотеза в конечном итоге окажется справедливой. Но ни одна из них не подтверждает библейской легенды о потопе, ни одна не говорит о какой бы то ни было возможности сверхъестественного вмешательства в земные дела.
Может быть, потоп был в более поздние эпохи? Что ж, обратимся к ним. Поднимемся выше по земным слоям — к меловому периоду мезозойской эры.
Если пройти или проехать от западных предгорий Среднего Урала к городу Свердловску и далее на восток, то можно не заметить Уральских гор. Здесь мы попадем в зону огромного широкого равнинного пространства, наискось пересекающего Урал. Любопытно, что около Свердловска найдены были в этом широком пространстве окаменевшие планктонные организмы мелового моря, в котором жила птерия тенюикостата — удивительный моллюск с красивой раковиной. Раковина птерии невелика по размеру, два-три сантиметра в диаметре, ребристая. Она похожа на некоторые современные раковины, часто используемые вместо пепельниц.
Так что же, значит, здесь были проливы мелового моря, того моря, которое соединяло Русский океан с другим огромным водным пространством?
Интереснейшая работа проведена профессором Н. Н. Ростовцевым, занимающимся изучением Западно-Сибирской низменности в целях выявления там огромных нефтяных богатств. Коллектив геологов, работающий под руководством Ростовцева, выделил на всем пространстве Западно-Сибирской низменности слои с одинаковым комплексом окаменелостей. Одной из окаменелостей, которая позволяет выделить повсеместно определенный слой, является именно птерия тенюикостата. Ее встречают в районе Омска и Тюмени; ее видят в окрестностях Ивделя, на равнине Кустанайской и Челябинской областей. Очень часто ее сопровождают другие окаменелости.
Вот, например, около поселка Актай, в бассейне реки Актай, открыто целое кладбище морских ежей. Здесь же найдены крупные двухстворчатки. Некоторые из них достигают в длину 30 сантиметров. Они жили в зоне мелководья этого огромного морского бассейна. Вместе с птерией тенюикостата погребен и комплекс древних устриц и водорослей. Даже трудно перечислить все находки ископаемых раковин, которые встречаются в слоях того океана, который располагался на месте современной Западно-Сибирской низменности. Да, это был Западно-Сибирский океан. На севере он сливался с Северным Ледовитым океаном, а в районе Тагила через Тагильский пролив соединялся с океаном Русской равнины.
А на юге через широкий Тургайский пролив этот океан выходил к Средиземноморскому океану. Урал же в то время был группой вытянутых островов среди безбрежного океанического пространства.
В зоне мелководья, в прибрежных частях и накапливались те осадки, которые вообще характерны для таких морей.
Есть удивительный минерал глауконит. Из него вырабатывают так называемый неопермутит, очищающий воду, которая поступает в городскую водопроводную сеть. Так вот, глауконит в больших количествах можно встретить по левобережью Енисея, в бассейне реки Оби, в верховьях реки Иртыш. Эта глауконитовая зона представляет зону мелководных прибрежных участков океана. А в бассейне реки Аят на восточном склоне Южного Урала, в лагуне, в это же время накапливались железные руды. Геологи подсчитали большие запасы железных руд — осадков мелового моря.
Интересную работу по выявлению древней географии Западно-Сибирского океана произвели доцент О. Щеглова-Бородина и ассистент А. Чернявская. В трудах Свердловского горного института они рассказали о том, что птерия тенюикостата позволяет выделить на больших пространствах зону так называемого Сантонского моря, которое было частью огромного мелового бассейна.
С грохотом разбивались морские валы о береговые утесы древнего Урала, навечно оставляя здесь свои следы. Профессор П. Кротов, в прошлом столетии изучавший береговую зону Мелового моря, отметил множество изборожденных морем скал. Над равнинной местностью Западно-Сибирской низменности они возвышаются на четыреста-пятьсот метров. Это и был уровень древнего Сантонского моря. И Марков камень, и вершины Палаточной горы и Красного камня, и вершины горы Указар сохранили на себе отпечатки морских волн Сантонского океана.
Но многочисленные изучения осадков этого океана свидетельствуют о том, что все это было необычайно давно. Об этом рассказывает минерал глауконит, содержащий в своем составе химический элемент калий и его изотоп К40, по распаду которого легко подсчитать время образования осадков этого периода.
Это было, свидетельствует К40, сто миллионов лет тому назад.
Вывод о возрасте Сантонского моря весьма важен для нас. Дело в том, что море на Урале было задолго до того времени, когда появился человек. Ведь человечеству всего около одного-двух миллионов лет. Оно в пятьдесят-сто раз «моложе» этого океана. Значит, воды, которые здесь то бушевали, то мирно плескались, никакого отношения к библейскому «потопу» не имели. Да и океан был далеко не «всемирным».
Нет, история мезозойской эры, восстановленная современной наукой, тоже не подтверждает истинности библейского предания.
Богословы любят ссылаться на бессилие науки, которая будто бы не может вскрыть тайны природы. Но разве может идти речь о бессилии, если наука точно установила, какие животные обитали на Земле более двухсот миллионов лет назад, сумела воссоздать их облик по немногочисленным костным остаткам или даже по отпечаткам на камне? Многие, наверное, слышали или читали о том, что криминалисты сейчас пытаются разгадать тайну смерти царевича Димитрия и оправдать Бориса Годунова. В — руках следователей есть некоторые документы, письменные свидетельства. Да и умер Димитрий менее четырехсот лет назад. Конечно, далеко еще не все разгадано. Гибель обитателей палеозоя произошла в миллионы раз раньше.
Шекспир спрашивал:
Как сохранить дыханье розы алой,
Когда осада тяжкая времен
Незыблемые сокрушает скалы
И рушит бронзу статуй и колонн?
Да, миллионы и сотни миллионов лет разрушили остатки древних организмов, прежде всего их мягкие ткани, и тем не менее многое уже разгадано, хотя в руках геологов и палеонтологов есть только немногочисленные каменные документы. И нет никаких сомнений в том, что с помощью новейших методов исследования тайна вымирания древних животных будет разгадана в ближайшие десятилетия.
Но и сейчас ученые узнали очень многое о еще более древних эпохах жизни на Земле.
Для удобства изучения вся палеозойская эра разбивается на несколько периодов. Мы уже знакомились с пермским. Более древними были каменноугольный, затем девонский, ему предшествовали силурийский и ордовикский. И самым древним периодом палеозойской эры был кембрийский. Изучая их, мы опускаемся все ниже и ниже в глубь истории жизни.
В каменноугольном периоде палеозойской эры жизнь развивалась весьма пышно. Очень много сведений об этом времени мы получаем путем изучения каменноугольных месторождений. В то время в прибрежно-морских зонах, вблизи озерных или озерно-речных бассейнов накапливалось значительное количество деревьев или растительной, торфяной массы. С течением времени они были занесены песком, илом, погребены под более молодыми осадками и стали перегнивать там без доступа воздуха. Иногда на них действовал подземный жар, иногда давление, возникавшее при горообразовании, и там, где эти факторы — давление, высокая температура и время — воздействовали все вместе, комплексно, там из древесно-растительной массы возникал ископаемый уголь различной степени углефикации — от бурого до антрацита. При высшей степени углефикации образуются коксующиеся угли и антрацит, содержащие большое количество углерода. Если же угольная масса достигает еще более высокой степени углефикации, она превращается в графит.
Эти каменноугольные отложения являются своеобразными музеями, где сохраняются отпечатки древних растений, а иногда целые окаменевшие стволы деревьев. По ним и удалось восстановить растительный мир того далекого времени. Тогда были широко распространены споровые растения, похожие на современные папоротники, хвощи. Но в то время они достигали гигантских размеров — до двадцати пяти — тридцати метров в высоту. А в девонском периоде мы находим их зачаточные формы, так называемые псилофитовые растения, у которых были еще слабая корневая система и плохо дифференцированные стебли и листья.
В месторождениях каменного угля встречаются и другие окаменелости, в том числе окаменелые остатки позвоночных. Они чрезвычайно разнообразны, но, пожалуй, наибольшую ценность для науки имеют переходные формы от амфибий и рыб к рептилиям.
Есть на севере европейской части СССР город Инта. Там в угольном слое были найдены остатки животных, похожих и на огромных лягушек и на ящериц или крокодилов. Эти странные существа связывают воедино земноводных с пресмыкающимися, и. названы они интазухами в честь города Инты.
А переходная форма от рыбы к амфибии найдена не в каменноугольных, а в более древних — девонских слоях. Это были кистеперые рыбы. И самое удивительное то, что одна из них дожила до нашего времени почти без изменении. Это так называемый целакант — рыба, обладающая переходными чертами от рыбы к амфибии. Ее нашли несколько лет назад возле океанского побережья Южной Африки.
Целаканты обладают любопытными свойствами: они могут жить и в водной среде и на суше, у них есть и жабры и зачаточные легкие. Благодаря этому рыбы, подобные целакантам, в девонском периоде могли переносить засушливые эпохи, переползая из одного водоема в другой. При этих «кочевых» условиях образа жизни плавники-ласты преобразовывались в ноги, в передние и задние конечности, с помощью которых можно было уже не ползать, а ходить по суше. Конечно, это не следует понимать примитивно, что вот, мол, целакант пошел по суше и, пока шел, его ласты превратились в ноги. Нет, изменения возникали в результате постепенного приспособления к новым условиям, в результате длительного процесса естественного отбора, открытого Чарлзом Дарвином. Сохранились наиболее приспособленные формы, чьи зачаточные органы совершенствовались и давали возможность выжить в новых, очень жестоких условиях. Эволюция достигалась ценой гибели миллионов организмов. Только те целаканты, у которых больше вытянулись ласты, превращаясь в ноги, и быстро развивались легкие, выживали. Остальные вымирали.
Одним из крупнейших достижений в эволюционном развитии живых существ стало формирование органов электролокации у рыб девонского периода. Электролокационные сигналы излучались особым органом мозга, расположенным в области мозжечка; приемным устройством служили боковые линии рыбы.
Опыты над современными рыбами показывают, что органы электролокации помогают им ориентироваться в водах мутных речек. Рыба, очутившись в слабом искусственном электрическом поле, старается вырваться из него, ориентируя положение своего тела головой к аноду. Это приспособление давало живым электролокаторам огромные преимущества в борьбе за жизнь.
Особенно интересны среди представителей девонских организмов рыбы, носящие панцирь, — панцирные рыбы. Очевидно, в морях, озерах и реках у них было немало врагов, от которых приходилось защищать свою жизнь; панцирь, как латы и щит средневекового рыцаря, предохранял своего владельца от острых зубов и мощных челюстей нападающих.
В девонских морских слоях мы встречаем много ископаемых моллюсков, кораллов и других представителей животного царства. Из них сохранились, конечно, только те, которые имели раковины. И, несмотря на то, что до нас дошло сравнительно небольшое количество окаменелых организмов, мы все-таки очень ясно представляем, насколько велико было разнообразие этих форм. Девонское и каменноугольное моря кишели различными типами организмов, и водная среда была битком набита многочисленными представителями живого.
Большой интерес в смысле эволюционного развития представляют древние слои кембрийского, ордовикского и силурийского периодов палеозойской эры. В начале кембрийского периода появилось большое количество разнообразных организмов, но среди них главенствовали лишь немногие.
Под Ленинградом, в местечке Саблино, студенты университета и горного института проводят свою летнюю практику. В береговых обрывах речек Саблинки и Тосны они изучают обнажения известняковых морских отложений, накопившихся здесь пятьсот семьдесят миллионов лет назад. В этих кембрийских осадках находят большое количество трилобитов — членистоногих, похожих на современных мокриц, только длиною в пять-семь сантиметров. Такие мокрицеподобные существа зарывались в ил и после смерти окаменевали вместе с ним. Из кембрийских известняков в свое время в Петербурге делали плиты тротуаров. И сейчас еще там, где сохранились старые тротуары, иногда можно видеть остатки трилобитов кембрийского периода.
У трилобитов было великолепное зрение. Эти существа, жившие более полумиллиарда лет назад, обладали фасеточными глазами, позволявшими видеть сразу всю полусферу. Эволюционное достижение трилобитов положено в основу строения глаз почти всех позднейших представителей этого класса.
Трилобиты были настоящими хозяевами морей кембрийского, ордовикского и силурийского периодов. Лишь после упорной борьбы они уступили свое господство другим, в частности брахиоподам, представлявшим собою переходную форму, имеющую сходство и с моллюсками и с червями, одетыми в раковины. Так вот, брахиоподы в конечном итоге победили в борьбе за существование, они стали главенствовать среди обитателей дна девонских морей.
В то время развивалась еще одна любопытная группа жителей моря, ныне совершенно вымершая. Их называют граптолитами. Когда смотришь на остатки граптолитов, то они кажутся какими-то странными завитками, начерченными карандашом на плитке сланца. Иногда эти завитки довольно прихотливы. Например, там же, под Ленинградом, в сланцах ордовикского периода можно видеть граптолита диктионема. Он похож скорее на куст растения, но на самом деле это животное со сложным устройством. Долгое время не знали, куда отнести эти странные существа. И только недавно установили, что они являются переходной формой от беспозвоночных к позвоночным, что именно от них в конце силурийского периода произошли различные представители этого царства, ныне господствующего на Земле. Первые из них, может быть, еще не имели скелета, но у них уже была спинная струна — хорда, она-то в конечном итоге и стала отличать позвоночных от беспозвоночных.
Вот о чем говорят нам остатки древних животных. Не внезапное начало жизни, как в библии, где говорится, что бог сотворил сразу все живые существа в их современном виде, а постепенное развитие в ходе жестокого отбора и суровой борьбы за существование. Случайное, незаметное на первый взгляд изменение какого-либо органа могло дать огромное преимущество в этой борьбе или, напротив, стать причиной гибели целого класса растений или животных. Так погибли трилобиты, потеряв способность применяться к новым условиям, так выжили и дали богатейшее наследие потомки граптолитов.
Но где же, в каких слоях, в какое время мы найдем древнейшие формы жизни, ее начало? Можем ли мы, наконец, разгадать тайну жизни, тайну ее возникновения? Ведь на ней и в наши дни еще спекулируют сторонники религии — от профессиональных богословов до малограмотных людей, свято убежденных в том, что «все от бога».
Самые древние остатки жизни найдены в районе Мадагаскара. Там среди осадочных пород встречаются графиты, иногда угленосные породы, произошедшие за счет накопления органической массы. Возраст мадагаскарских отложений огромен — два миллиарда шестьсот миллионов лет. Такие же угленосные накопления мы знаем в докембрийских образованиях, имеющих возраст два миллиарда, полтора миллиарда и один миллиард лет.
А вот в районе поселка Шунга в Карелии углисто- подобные образования слагают так называемый минерал шунгит, еще более плотный; чем антрацит. Этот минерал накапливался из водорослеподобной массы на дне какого-то озера. Такие водорослеподобные массы докембрия мы встречаем во многих пунктах земного шара. Но в большинстве случаев эти докембрийские образования чрезвычайно сильно изменены и проследить сейчас, хотя бы приблизительно, эволюцию организмов докембрия мы не в состоянии.
Не можем мы пока осветить строгими фактами и вопрос о зарождении жизни на Земле. Наука наших дней предлагает сейчас только более или менее обоснованные гипотезы. Например, что жизнь зародилась не на Земле, а в космосе.
Но вопрос этот остается дискуссионным. До сих пор многие ученые отвергают представление о занесении жизни из космоса. Да, пожалуй, такое предположение и не решает самого вопроса о происхождении жизни, а только отодвигает его еще дальше в глубь миллиардов лет, переносит его с Земли в космос.