4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

На Земле существует много разных климатов. Поэтому изуче­ние климата определенной территории земного шара имеет боль­шое значение. Различные классификации приводят климаты на­шей планеты в определенную систему и определяют границы рас­пространения отдельных типов климата. Однако ни одна из ныне принятых классификаций (Берга, Кеппена, Алисова и др.) не мо­жет быть достаточно эффективно использована в сельском хозяй­стве. Это прежде всего объясняется тем, что многие важные по­казатели климата не связаны или мало связаны с объектами и процессами сельскохозяйственного производства. Так, многие клас­сификации в качестве основных учитывают такие показатели, как годовой ход температуры воздуха (и, в частности, зимние темпера­туры), годовую сумму осадков и пр. Однако для яровых культур, использующих лишь летний вегетационный период, эти показа­тели не имеют существенного значения.

В обоснование этого приведем следующий пример. По класси­фикации Кеппена, широко принятой в различных странах мира, территории Северного Кавказа, Прибалтики и восточной части Ук­раины объединены в один тип климата, для которого характерны равномерное увлажнение и определенный (за год) термический режим. Однако в сельскохозяйственном отношении указанные районы различаются между собой не только в наборе культур, но и в приемах земледелия. Так, на Северном Кавказе могут произ­растать южные культуры с длинным периодом вегетации и боль­шой теплолюбивостью. Основные агротехнические приемы здесь направлены на сохранение влаги в почве. В восточной части Ук­раины произрастают более скороспелые культуры. Здесь необходимы более интенсивные агротехнические приемы по накоплению и сохранению влаги в почве.

В Прибалтийских республиках набор культур резко отлича­ется от указанных выше районов, основные приемы земледелия здесь направлены на борьбу с переувлажнением и улучшением термического режима приземного слоя воздуха и корнеобитаемого слоя почвы.

Следовательно, нельзя общеклиматические сведения без соот­ветствующей обработки использовать для решения агроклиматиче­ских прикладных задач. Поэтому разными учеными разрабатыва­лись различные принципы и схемы, предназначенные для сельско­хозяйственной оценки климата.

В 1905—1909 гг. русский ботаник Р. Э. Регель предпринял пер­вую, наиболее серьезную попытку разработать такую схему для бо­таники и сельского хозяйства.

Для характеристики климата применительно к сельскому хо­зяйству он предложил 31 показатель. Из-за громоздкости эта схема не нашла применения. Крупный недостаток ее заключался также в том, что в ней учитывались климатические, а не агрокли­матические условия произрастания растений. Кроме того, в схеме не рассматривался вопрос о потребности растений в условиях климата.

В 1921 г. американский ботаник В. Е. Ливингстон опубликовал свои исследования по оценке климата США для сельскохозяйст­венных растений. Считая вегетационный период большинства рас­тений совпадающим с безморозным периодом, что для Америки правильно, он дал климатическую характеристику в основном этого периода. Ливингстон сделал шаг вперед по сравнению с Регелем, однако и в его методе нет комплексного агроклиматического под­хода к оценке климата.

Известный советский климатолог Е. Е. Федоров в 1921 г. раз­работал новый, комплексный метод оценки климата, который, по его мнению, мог найти широкое применение для сельскохозяйствен­ных целей. Его принципиальная схема заключалась в том, что характеристика климата давалась комплексно — сочетанием метео­рологических элементов. Однако оценке климата по сочетаниям элементов свойствен некоторый субъективизм. На практике метод Федорова оказался весьма громоздким и поэтому трудно приме­нимым.

Итальянский агрометеоролог Джироламо Ацци в 1926 г. пред­ложил свою схему сельскохозяйственной оценки климата, в основу которой были положены фенологические даты роста и развития культур. Предварительно им были изучены требования растений к климату. Оценка климатических ресурсов дана им для условий Италии по главнейшим межфазным периодам развития культур с учетом повторяемости климатических характеристик за эти пе­риоды. Недостатком метода является отказ от использования сред­них климатических величин.

В 1927 г. вышла работа Р. Гейгера «Климат приземного слоя воздуха», в которой, в частности, предлагалось изменить методику наблюдений за метеорологическими элементами для того, чтобы ликвидировать разрыв между данными климатологии и возмож­ностью их использования в прикладных задачах сельскохозяйст­венного производства. Для этого, по его мнению, необходимо про­водить метеорологические наблюдения на высоте растений.

Известны работы Маира, в которых он утверждал, что для ре­шения вопроса о размещении культур и интродукции их в новые районы достаточно найти территории с климатической аналогией, что позволит с успехом возделывать идентичный набор культур и использовать одни и те же приемы земледелия. Практика сельскохозяйственного производства опровергает утверждения Маира. Так, во Всесоюзном институте растениевод­ства испытывалась мировая коллекция сельскохозяйственных расте­ний, произрастающих на земном шаре. В результате оказалось, что некоторые культуры горной Эфиопии (например, ячмень и го­рох) превосходно растут в Ленинградской области. Ячмень из Йемена можно культивировать в умеренной зоне вплоть до полярного круга. Картофель, растение южного происхождения из горных районов Перу и Колумбии, хорошо растет и развивается в нашем умеренном климате. Эти примеры еще раз показывают, что на основе общеклиматических представлений нельзя решать проблемы сельскохозяйственной оценки климатов.

В СССР с 20-х годов интенсивно разрабатываются принципы сельскохозяйственной оценки климатов. Начало им положено рабо­тами Г. Т. Селянинова и П. И. Колоскова. Исследования в этом плане далее были продолжены И. А. Гольцберг, Ф. Ф. Давитая, С. А. Сапожниковой, Д. И. Шашко, Ю. И. Чирковым и другими.

При построении схемы сельскохозяйственной оценки климатов советские исследователи исходят из диалектического принципа единства растений и среды, выражающегося в потребности расте­ний в определенных условиях существования и бесспорном поло­жении о том, что отдельные климатические факторы неравно­ценны по своему значению для сельскохозяйственных растений.

Климатические условия той или иной местности определяются большим числом климатических элементов (температурой и влаж­ностью воздуха, облачностью, давлением, осадками, ветром и т. д). Те из факторов, которые оказывают существенное влияние на объекты и процессы сельскохозяйственного производства (тем­пература, влага в почве, осадки, свет), в совокупности формируют агроклиматические условия данного района. Прочие факторы (давление; оптические явления и т. д.), не оказывающие сущест­венного влияния на объекты и процессы сельскохозяйственного производства, не относятся к величинам, формирующим агроклима­тические условия. Таким образом, между климатическими и агро­климатическими условиями существует определенная разница.

Совокупность агроклиматических факторов, создающих усло­вия для получения определенных величин урожаев сельскохозяйственных культур, составляет агроклиматические ресурсы данной территории.

Исходя из такого принципиального подхода, схема сельскохо­зяйственной характеристики климата на современном этапе иссле­дований слагается из оценки:

1) термических и световых ресурсов вегетационного периода и его подпериодов;

2) условий влагообеспеченности вегетационного периода и его подпериодов;

3) условий перезимовки растений;

4) явлений, неблагоприятных для сельского хозяйства.

Методику процесса исследования климата для сельскохозяй­ственного производства можно представить несколькими взаимо­связанными этапами.

Этап I. Устанавливают зависимости роста, развития, урожай­ности и качества сельскохозяйственной продукции от климати­ческих факторов, т. е. определяют агроклиматические показа­тели.

Этап II. Параллельно тщательно изучают агроклиматические ресурсы территории.

Этап III. Определяют степень соответствия агроклиматических ресурсов требованиям сельскохозяйственных объектов.

Этап IV. Изучают микроклимат и определяют его влияние на общие агроклиматические ресурсы.

Этап V. Проводят подробное агроклиматическое районирова­ние территории.

Этап VI. Определяют рентабельность возделывания отдельных культур и их комбинаций на исследуемой территории. Эта заклю­чительная часть исследования может правильно решаться при со­вместной работе агроклиматологов и работников планово-эконо­мических сельскохозяйственных учреждений.

Необходимо отметить, что при сельскохозяйственной оценке климата, помимо средних многолетних величин, широко приме­няют и другие показатели. Например, наряду со средними суточ­ными температурами используют дневные и ночные температуры, суточные амплитуды температур, температуру самого холодного и теплого месяцев, суммы температур, вероятность и обеспеченность любых значений температуры при известной ее средней вели­чине и т. д.

Изложенная методика сельскохозяйственной оценки климата позволяет полнее выявить разницу между общеклиматическими и агроклиматическими исследованиями.

В общеклиматических исследованиях при оценке климата дан­ной территории прежде всего исходят из генезиса климата или из заданных градаций определенных метеоэлементов (температуры, осадков и т. д.). По этим признакам выделяют типы, районы, про­винции и другие таксономические единицы климатов.

В агроклиматических исследованиях сельскохозяйственную оценку климата дают на основе лишь агроклиматических условий, оказывающих существенное влияние на жизнь растений и жи­вотных.

Таким образом, сельскохозяйственная оценка климата заклю­чается в комплексном тщательном изучении агроклиматических условий данной территории и сопоставлении ее агроклиматических ресурсов с требованиями к климату сельскохозяйственных расте­ний и животных.