7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Жерлянки. Жерлянки относятся к семейству круглоязычных, в котором образуют отдельный род — жерлянки, объединяющий 5 видов, из которых 3 обитают в пределах СССР: краснобрюхая, желтобрюхая, дальневосточная. Характерные внешние особенности представителей рода — зрачок глаз более или менее треугольный, кожа бугристая, окраска нижней части тела (брюшка) очень яркая: красная, оранжевая, желтая с темными пятнами, образующими пестрый мраморный рисунок.

Все три вида жерлянок, распространенных в СССР, встречаются в лесах разного типа, где большую часть активного периода своей жизни проводят в водоемах и лишь с наступлением осени покидают их и зимуют на суше. По размерам они невелики: длина тела краснобрюхой жерлянки не превышает 60 мм, а у других двух видов 50 мм. Излюбленные места обитания жерлянок — неглубокие, обычно густо заросшие подводными и плавающими на поверхности растениями озерки, пруды, болота, канавы, ямы и другие сравнительно неглубокие и непроточные водоемы с глинистым заиленным дном.

Питаются жерлянки в основном водными беспозвоночными животными, добывая их в воде, на ее поверхности и на дне водоемов. В большом количестве истребляют личинок комаров и других двукрылых насекомых, в том числе распространителей таких опасных заболеваний, как малярия, японский энцефалит, энцефаломиэлит и другие, чем приносят несомненную пользу и заслуживают повсеместной охраны. Сколько в летнее время настоящих мучений и страданий причиняют кровососущие комары нам, людям, диким и домашним животным выразить «объемно» очень трудно, но всякий знает, что очень много, а в ряде лесных областей и районов, особенно в годы массового размножения, полчища комаров разных видов, так называемый гнус, представляют настоящее бедствие, и в борьбе с этими полчищами активно участвуют, помогают нам маленькие жерлянки. Свою добычу жерлянка схватывает челюстями, производя резкий бросок вперед или вбок всем туловищем. Удержанию добычи способствуют мелкие зубы, расположенные только в верхней челюсти. Язык активного участия в добывании пищи не принимает, он у жерлянок толстый и округлой формы, отсюда и название семейства — круглоязычные. Прикреплен он к тканям нижней челюсти прочно и выбрасываться наружу, как у жаб, квакш и лягушек, не может.

Область распространения краснобрюхой жерлянки по сравнению с желтобрюхой и дальневосточной значительно большая (Центральная и Восточная Европа), поэтому ей и будет уделено главное внимание в рассказе о наших друзьях по борьбе с вредными насекомыми, маленьких жерлянках. Сверху краснобрюхая жерлянка окрашена неярко, преобладают, темные цвета: бурый, черный, темно-серый. По этому фону расплывчатые пятна тоже темных тонов, иногда они бывают зеленого цвета. Такая неброская «одежка» хорошо маскирует жерлянку на поверхности водоема с плавающей растительностью, на мелководье и на дне. Брюшная сторона, наоборот,— яркость и пестрота. Кожа на горле, брюшке и лапках слегка зернистая, ярко-оранжевого или красного цвета со множеством черных с синеватым отливом пятен, образующих замысловатый узор, этакий камуфляжный рисунок, как на маскировочном военном халате летнего типа. Это маскировочное одеяние охраняет жерлянку от нападений хищников в то время, когда она лежит на поверхности водоема, а бывает это очень часто. При солнечном освещении контуры жерлянки как бы расплываются, яркие пятна брюшка имитируют солнечные блики, темные тени плавающих растений.

Жерлянки ведут дневной образ жизни, но с наступлением темноты они не угомоняются, а, наоборот, оглашают окрестности водоема, в котором живут, характерными для них удивительными звуками наподобие у…у…уу…уу…у. Эта особенность послужила основанием народной молве назвать жерлянку укало. Голоса большого количества жерлянок, раздающиеся одновременно, звучат как концерт духовых музыкальных инструментов на низких тонах. Немало сложено легенд о том, что монотонные меланхоличные звуки у…уу… принадлежат таинственным существам, духам.

На самом же деле жерлянки существа безобидные и безопасные, правда, при самозащите они выделяют из кожных железок ядовитый секрет фринолизин. Он более токсичен, чем выделения всех наших других бесхвостых амфибий, но для людей практически не опасен, соприкосновений с ним почти не бывает, а если и бывают, то позволительно спросить, зачем брать жерлянок в руки, зачем их ловить, пусть они живут и ловят комаров.

Почти всю свою жизнь краснобрюхие жерлянки, исключая период зимовок, проводят в воде, но на время размножения они избирают особый водоем, где и скапливаются. Такой водоем-нерестилище жерлянки считают пригодным для размножения, когда он достаточно просторен, неглубок и хорошо прогревается солнцем, с более или менее постоянным уровнем воды, в нем должно быть много растительности, к которой прикрепляется икра и среди которой первое время личинки после выхода из икринок набираются сил, кормятся, прячутся от врагов.

У бесхвостых амфибий спаривание происходит иначе, чем у хвостатых, это относится и к размножению жерлянок. Оно у них обычно начинается не сразу после зимней спячки, а спустя 2—3 недели, когда вода в водоеме-нерестилище прогреется до плюс 12—14° С. Это бывает примерно во второй половине апреля или в мае, конечно, точных сроков не бывает, поскольку прогревание воды зависит от климатических условий, ими же обусловливается и время выхода жерлянок из зимних убежищ. Ранней весной жерлянки появляются в конце марта начале апреля. На зимние «квартиры» они перебираются в октябре-ноябре.

Самки краснобрюхой жерлянки по длине несколько больше самцов, но окраска у них одинаковая, в отличие от самцов у них нет резонаторов и голосом они не обладают. В брачный период у самцов на первом и втором пальцах передних лапок и на внутренней части предплечья образуются хорошо заметные бугорочки-мозольки черного цвета, которые служат «кавалерам» для удержания самок во время спаривания — они обхватывают своих подруг лапками в поясничной области. Но фактически такое спаривание у жерлянок, как и у всех других видов бесхвостых амфибий, распространенных в пределах СССР, ложное. Ложное потому, что внутреннее оплодотворение отсутствует. При обхватывании самки самец лишь сдавливает ее тело, что способствует икрометанию.

Общее число икринок, которое может отложить одна самка краснобрюхой жерлянки, не превышает 200—300. Это количество икринок откладывается не одновременно, а с промежутками по времени и по нескольку штук или целыми порциями, по 60—80 икринок. Период икрометания может быть растянут у жерлянок с весны и до конца лета, но все же максимальное скопление их в водоемах-нерестилищах наблюдается в конце весны и начале лета. Об этом можно судить по непрерывным концертам увлеченных самцов, правда, исполняющих лишь одну «арию» …уу…у…у…

Икринки имеют округлую форму и диаметр 7—8 мм, а диаметр самого яйца, черной точки, находящейся внутри икринки, до 2 мм. Эта черная точка и есть та часть икринки, куда проникают сперматозоиды самца, выбрасываемые им во время спаривания в воду в тот момент, когда самка откладывает икринки. Студенистая оболочка икринки, обволакивающая черную точку, обладает клейкостью, и поэтому тотчас же после откладки икринки прочно приклеиваются к листикам и стеблям подводных растений по отдельности, между собой они ничем не связаны. После окончания периода икрометания жерлянки покидают водоемы-нерестилища и расползаются по окрестностям, поселяясь в других водоемах, но уже в меньшей концентрации. Незначительная часть жерлянок остается в нерестилищах.

В зависимости от температуры воды икринки развиваются в течение А—10 суток, личинки-головастики в момент выхода из яиц имеют длину до 5 мм. Их рост и развитие с превращением в подобных своим родителям продолжается около’ 90 дней, но водоем они после этого не покидают, а живут в нем до поздней осени. Когда заметно похолодает, молоденькие жерлянки впервые вылезают на сушу и устремляются в зимние укрытия. Для этого используются глубокие ямы с подстилкой, камеры под корнями деревьев, норы зверьков, рыхлые наносы почвы с примесью растительных остатков, забираются они и в подвалы и подполья строений, в старые погреба. Однако первая зимовка для молодых жерлянок — испытание суровое. Многолетними наблюдениями установлено, что за короткое время пребывания на суше после выхода из водоема и за время последующей зимней спячки погибает около 90% молодняка. Причины такой массовой гибели разные. Главная — это неудачно выбранные убежища для зимовки, в результате чего животные замерзают. Часть молодняка попадает на зубы хищников. Несмотря на то, что жерлянки способны при самозащите выделять ядовитую жидкость, она им полной гарантии от нападений не дает. Не охотно, но все же жерлянок поедают обыкновенные гадюки и ужи, озерные лягушки, ежи и хорьки, а из птиц цапли, сарычи, вороны, сорокопуты-жуланы и др.

В летнее время после размножения краснобрюхие жерлянки в поисках пищи нередко по ночам путешествуют по водоемам, совершая при этом пешие переходы длиной в несколько сотен метров: на дальние миграции они не способны. Поэтому, если по каким-либо причинам в той или иной области обитания местная популяция исчезает, ждать ее возобновления придется очень долго. Эта особенность накладывает на нас, людей, ответственность за охрану жерлянок и особенно мест их обитания.

Образ жизни желтобрюхой жерлянки (она живет в лесах Закарпатской Украины) и жерлянки дальневосточной и их внешний вид во многом подобны их краснобрюхим сородичам, но есть у них и некоторые особенности и прежде всего в окраске. У желтобрюхой жерлянки фон нижней стороны тела ярко-желтый с темными округлыми и овальными пятнами неправильной формы, у дальневосточной жерлянки окраска снизу подобна окраске жерлянки краснобрюхой — яркий красно-оранжевый или оранжевый фон, а по нему мелкие темные пятна. Сверху «дальневосточница» серого цвета с темно-зелеными пятнами. Эта жерлянка живет не только в стоячих водоемах, но встречается на юге Дальнего Востока в проточных ручьях, речушках, где копошится на дне в поисках корма, временами затаивается под камнями и корягами и другими донными предметами, но не упускает случая схватить червячка, личинку насекомого или другую мелкую живность.

Чесночница. Очень интересное существо, с которым днем повстречаться удается редко. Внешне обыкновенная чесночница — «копия» обыкновенной лягушки, но систематически по целому ряду морфологических признаков она относится к особому семейству чесночниц, оно объединяет около 50 видов, из которых в пределах нашей страны обитает 3: обыкновенная, сирийская чесночницы и кавказская крестовка. Сирийская чесночница к лесам отношения не имеет, она живет на открытых пространствах, встречаясь у нас в Восточном Закавказье. Обыкновенная чесночница и кавказская крестовка обитают в смешанных и широколиственных лесах, первая предпочитает равнинные, а вторая забирается в горы до 2300 м над ур. м.

Обыкновенная чесночница. Длина тела обыкновенной чесночницы достигает 75—80 мм, но чаще встречаются более мелкие экземпляры, до 50—60 мм. Сверху это животное окрашено в желтовато-бурые, светло-серые, бежевые тона со множеством темных пятен и крапинок красного цвета. Глаза большие, выпуклые. Кожа на теле гладкая и с нижней стороны окрашена в светлые тона. Самая примечательная особенность обыкновенной чесночницы — выросты на задних лапках, своеобразные «малые саперные лопаточки». Чесночница — настоящий землекоп, в считанные секунды, находясь на мягком грунте, она может зарыться в него и исчезнуть с поверхности почвы прямо на глазах. Лопаточки хорошо заметны, на ощупь они твердые и расположены на задних лапках с их внутренней стороны, одним концом они намертво прикреплены к тканям лапки, а другой конец, роющий, свободен (рис. 2). Когда чесночница сидит, лопаточек не видно. При малейшей опасности она быстро начинает работать лапками, двигая их из стороны в сторону. При этом лопаточки срезают почву тонким слоем, рыхлят ее и раздвигают по краям ямки, и чесночница погружается все глубже и глубже, пока не исчезнет, а сверху остается лишь мало заметный бугорок рыхлой почвы. Погружаются чесночницы в почву при таком способе ее рыхления задом и по мере погружения принимают все более вертикальное положение, мордочкой вверх, но, достигнув дна, они выравнивают положение туловища горизонтально и отлеживаются в ямке в своем нормальном положении, т. е. лежа на брюшке и опираются о твердый субстрат всеми четырьмя лапками. В области своего распространения чесночницы встречаются неравномерно, что зависит от характера почвы. Твердоглинистых, каменистых, сплошных каменных, меловых и других плотных участков почвы они избегают, так как не могут зарываться, в них, а это им необходимо. Образ жизни у них роющий, ночной, поэтому днем чесночниц можно встретить лишь при случайных обстоятельствах. Глубина вертикальных ямок, отрытых чесночницами, достигает 20, 30 и более сантиметров. Но обычно, погрузившись на 8—10 см, они рытье прекращают: замаскировались, глубина достаточная. Нередко эти землекопы встречаются в норах мелких грызунов и насекомоядных животных: кротов, землероек, в которые забираются намеренно или попадают случайно, отрывая свой вертикальный ход для дневного укрытия.

Пяточный диск на задней лапке обыкновенной чесночницы

Пяточный диск на задней лапке обыкновенной чесночницы

С наступлением сумерек чесночницы покидают свои дневные убежища (отрытые ямки используются ими однократно) и выбираются на поверхность земли (рис. 3). Если погода жаркая, сушь на почве, они могут длительное время скрываться под землей несколько суток. Наибольшую активность Проявляют при высокой влажности почвы и возду­ха. Живут обыкновенные чесночницы не только в лесах, их можно встретить в полях, в кустарниковых зарослях, в степях и даже на бахчах, в огородах, пригородных парках. Питаются они разнообразными мелкими наземными беспозвоночными животными. Рацион у них обширный — жуки, земляные черви, муравьи, пауки, гусеницы бабочек и др., но в основном ползающие, а не летающие. Среди поедаемых животных немало таких, которые наносят вред лесному и сельскому хозяйству, за что чесночниц благодарить надо. Роющая, рыхлящая почву деятельность чесночниц также считается в определенной степени полезной.

Чесночница вылезает из норки

Чесночница вылезает из норки

Чесночницы теплолюбивы, в среднем в зимней спячке они пребывают в году около 7 месяцев, больше других наших бесхвостых амфибий дней на 30. На поверхности земли в начале октября их обнаружить удается редко даже ночью, а если осень без «бабьего» лета, чесночницы исчезают уже в сентябре. Зимуют они только на суше, укрываясь в глубоких норах зверьков, в естественных углублениях почвы или зарываются в мягкий грунт на большую глубину, недоступную промерзанию.

На задних лапках у чесночниц, между пальцами, хорошо развиты плавательные перепонки, но эти «весла» используются лишь по весне, когда чесночницы скапливаются в водоемах для продолжения рода.

Пребывание в водоемах-нерестилищах начинается с ранней весны при условии, если ее начало будет теплым, при холодной погоде размножение начинается несколько позднее: в апреле-начале мая с таким расчетом, чтобы в самом конце мая или в крайнем случае начале июня вновь переселиться на сушу, оставив при этом свое потомство на волю судьбы. А потомство у чесночниц немалое. Одна взрослая самка может за период размножения отложить до 2500 икринок. Они беспорядочно соединены между собой в виде длинного шнура, внешне похожего на колбаску, но только, конечно, очень небольшого диаметра. Эти колбаски, слипшиеся между собой икринки, откладываются на различные донные предметы и подводную растительность, прикрепляясь к ним клейкой поверхностью.

Само икрометание происходит под водой, там же самцы, удерживая самок передними лапками в поясничной области, оплодотворяют икру, издавая при этом характерные булькающие звуки, которые слышны на берегах водоемов. Эти звуки несколько подобны тем, которые раздаются от постукивания каким-либо твердым предметом по дуплистому стволу дерева или сухой доске. Слышится нечто подобное от быстрого произношения кок… кок… кок… или тук… тук… тук…

Развитие яиц продолжается в среднем 7—10 дней, а развитие и превращение личинок от 2,5 до 3,5 месяца. Поражает быстрый рост личинок и их величина. В конце превращения незадолго перед выходом на сушу длина личинок (головастиков) нередко достигает 150—175 мм, в то время как длина родителей не более 70—80 мм. Однако, утратив в самом конце превращения хвост, готовые к жизни на суше маленькие чесночницы имеют росточек всего лишь 30—40 мм. Половозрелость у обыкновенной чесночницы наступает на 3-м году жизни, а ее продолжительность в природе ограничивается, видимо, несколькими годами; наблюдениями в неволе установлено, что обыкновенные чесночницы доживают до 10—11 лет.

Естественных врагов у чесночницы в связи с ее необычным образом жизни, сочетающим в себе дневное пребывание под землей и активную деятельность в темное время суток, видимо, немного по сравнению с бесхвостыми амфибиями, ведущими дневной образ жизни и пребывающими на поверхности почвы или в водоемах в светлое время суток. Чесночницами могут поживиться змеи, хищные рыбы, водяные землеройки куторы, хищные зверьки и в меньшей степени пернатые, большинство которых по ночам не бодрствует. Однако это не должно нас успокаивать, и к чесночницам следует относиться бережно, поскольку они немногочисленны в наше время. Внешне эти «лягушки» очень оригинальны, я бы сказал, даже приятны. Никакой агрессивности по отношению к людям они никогда не проявляют. А если возьмешь в руки, пленница лишь слегка нервно подергивается всем тельцем, да слегка булькает …буль…буль… и не больше. Распространена у нас обыкновенная чесночница в европейской части страны.

Кавказская крестовка. Она тоже член семейства чесночниц, похожа на них, но заметно меньших размеров, предел ее длины 55 мм. Есть и характерные отличия: лопаточки на задних лапках отсутствуют, а вместо них бугорки, плавательные перепонки на лапках развиты слабо, имеется барабанная перепонка, которой нет у чесночниц. У самцов под кожей горла есть резонатор, издаваемые ими звуки громкие, похоже на дребезжание крышки кастрюли или чайника при сильном кипении их содержимого.

«Крестовкой» крестовка кавказская называется неслучайно, она действительно «носит» крест и живет только на Кавказе, а за пределами СССР была найдена в сопредельных с Западной Грузией районах Турции. Окраска крестовки очень оригинальна, особенно самцов в брачный период, а он бывает весной или в начале лета. Сверху «женихи» оливкового цвета с темно-зелеными пятнами неопределенной формы, нередко кроме темных пятен по спине разбросаны яркие пятна красного цвета. Брюшко обычно белое, но в период ухаживания за самками на нем появляются черные пятна. В это же время на груди, предплечьях, плечах и на двух внутренних пальцах передних лапок вырастают бугорочки-бородавочки, а на спине, по бокам тела, на нижней челюсти образуются роговые шипики, бугорочки и бороздочки. Самец становится шершавым и колючим — «костюм» прямо рыцарский. Но проходит брачный период — и наряд меняется, «кавалер» просто раздевается, сбрасывая свой брачный костюм. Его окраска сверху становится серо-зеленой, исчезают все украшения, но на спине, в ее нижней части, образуются два светлых пятна, выше которых появляется косо расположенный, четко видимый светло-зеленый или серо-зеленый крест в виде римской цифры «X». Как же происходит такое переодевание? Все виды земноводных животных периодически линяют, т. е. сбрасывают со всего тела тонкий, в виде полупрозрачной пленки, верхний слой кожи. Многие виды стаскивают эту «рубашечку» лапками, одновременно заправляют ее себе в рот и съедают, чтобы и следов от линьки не было. По наблюдениям в неволе наши жабы, квакши, саламандры линяют примерно один раз в два месяца. Линька зависит от внешних условий и состояния организма той или иной особи, зависит она и от возраста, поэтому строгой периодичности в линьке не наблюдается. Проследить ее в природе очень трудно.

На «рубашечке» самца кавказской крестовки, сбрасываемой им после брачного периода, можно заметить, что все его украшения в виде бугорочков, шипиков и валиков не что иное, как роговые образования на коже, а черные пятна на брюшке — так же роговые образования временного характера.

Кавказские крестовки — редкие животные, они охраняются в Кавказском, Лагодехском и других заповедниках: численность их в местах обитания невелика. Встречаются эти очень кроткие на вид лягушата в горных районах Краснодарского края, на северо-западе Азербайджана, в Западной Грузии и на юге Осетии, но сплошного ареала у них нет и обитают они изолированными друг от друга популяциями. В горах крестовки встречаются на высоте до 2300 м над ур. м., где придерживаются широколиствен­ных и смешанных лесов, поселяясь в них обычно по берегам стоячих и проточных водоемов. Как и все амфибии, кавказские крестовки питаются мелкими водяными и наземными беспозвоночными животными.

Икрометание у крестовок позднее—июнь-август. В период размножения одна самка откладывает в среднем 400 икринок, «упакованных» по 1 50—200—300 штук в мешочки. Эти слизистые икряные мешочки длиной 80 мм и толщиной 30 мм подвешиваются к подводным растениям, древесному топляку, камням и другим предметам. Развитие икринок продолжается долго, около 3 месяцев, поэтому личинки не успевают полностью развиться за один летний сезон: они перезимовывают на дне водоемов и заканчивают свое развитие на следующий год. Кавказская крестовка как сокращающийся в числе вид (в основном по причине хозяйственного освоения мест ее обитания и главным образом хозяйственного использования водоемов-нерестилищ) и эндемик Кавказа зарегистрирована в отечественной и международной Красных книгах. Если встретится вам эта редкость с крестиком на спинке, обойдите или даже уступите ей дорогу, ваше достоинство этим поступком не будет ущемлено, а природе польза.

Жабы. В отряде бесхвостых амфибий семейство жаб объединяет более 450 видов, обитающих на всех континентах земного шара, кроме Антарктиды. Наибольшее число видов распространено в тропических областях с обилием влаги и тепла. В пределах СССР это обширное семейство представлено всего лишь 4 видами: зеленой, монгольской, камышовой, обыкновенной, или серой, жабами.

Прежде, чем повести рассказ о сегодняшнем житие-бытие наших жаб, хотелось бы поведать читателю о прошлом этих животных. С древних времен жабы значительно больше, чем другие виды земноводных, вызывают у людей чувство неприязни, страха и отвращения. Это, конечно, предвзятость, но она привела к тому, что на протяжении многих веков люди преследуют жаб, что ничем не оправдано. Корни этой подчас патологической неприязни и боязни уходят в старину и «проросли» они не у нас на Руси, хотя и в ее пределах жаб тоже никогда не жаловали.

Крупнейший немецкий натуралист-энциклопедист К. Геснер во второй половине XVI в. опубликовал пять томов Historia animalium, по тем временам это было большим вкладом в зоологическую науку. При написании своего труда Геснер использовал более 250 разных литературных источников, что, несомненно, обогатило его произведение. Но вместе с этим приходится крайне поражаться тому, как могли в те времена ученые, признаваемые и в наше время, допускать в своих трудах грубое искажение действительности, небылицы и вымыслы, основанные только на безудержной фантазии. Вот, что написано в трудах Геснера о жабах: «Животное это совсем холодное и влажное, все пропитанное ядом, ужасное, отвратительное и вредное. Если это животное бить, то оно приходит в такой гнев, что если бы могло, то охотно наградило бы человека болезнью, или же отравило бы его своим вредным, ядовитым дыханием. Но вреден не только находящийся на них белый яд, а и все их тело, и если кто-нибудь коснется их тела, то место, которым он коснулся, гниет и может быть излечено лишь с очень большим трудом. Принятая внутрь жаба смертельна. Дыхание ее и вид также вредны, люди от него становятся очень бледными и некрасивыми». И далее: «Иногда случается, что люди нечаянно, вместе с водой или другими напитками, проглатывают яйца жаб или лягушек; из яиц этих потом выводятся в человеке лягушки и жабы и это совсем ужасно».

Ну а каково отношение к жабам в наше время? Летом прошлого года я прожил в одном из охотничьих хозяйств Новгородской области около двух недель. По вечерам ходил в соседнюю деревню за молоком. Однажды пришел, а хозяйка говорит: «Нет молока, удой упал, коровница повадилась». Оказалось, что коровница — это обыкновенная жаба, о которой в народе сложено множество легенд и поверий, в том числе и такое, что жабы любят парным молоком полакомиться. Пытался я разубедить в этом хозяйку, а она доказывала, что сама видела коровницу под коровьим выменем, когда Буренка лежала в сарае на соломенной подстилке. Вот этому поверить было можно, но только не за молоком подползала жаба к коровьему вымени. Дело в том, что наши обыкновенные серые жабы нередко поселяются поблизости от жилья человека, облюбовывают для этого развалины строений, заброшенные погреба, сараи, скотные дворы и закутки. А, как известно, где скот, там и навоз, а где навоз — изобилие разных насекомых, среди которых немало кровососов, для которых слабо покрытый шерстью живот коров и их голое вымя очень удобные места для посадки «на обед». Лежит корова вечером или ранним утром, жвачку жует, кончиком хвоста обмахивается, но ползают по ней мухи, комары, залетают в сараи и хлева слепни, разные жуки, червячки и гусеницы копошатся в остатках свежескошенной травы. Все это видит жаба, и когда нет поблизости людей, выбирается она из своего укрытия и поближе к корове, но не за молоком, а за мелкой живностью, которой та питается и которая скапливается вокруг коровьего «источника молока». А удой у коров в летнее время может снижаться до 15—20% не по вине жаб, а по вине слепней, мух и прочих «кровопийц», которые причиняют животному много беспокойства и настоящие мучения. И вот как раз жабы, лягушки и другие земноводные животные, питающиеся этими и другими насекомыми и их личинками, сокращают их численность и тем самым в определенной степени способствуют хорошему надою молока у коров, коз, овец и других домашних животных.

С большим трудом удалось мне убедить в этом хозяйку, что снабжала меня молоком, но в деревне она была не одна. Как же реабилитировать жаб в округе? Коровницу удалось изловить, ею оказалась крупная серая жаба, ее, видимо, и видела хозяйка дома. В местной школе совместно с ее заведующей мы провели беседу с жителями деревни на интригующую тему: «О жабах». Народу собралось много. Я рассказал собравшимся о биологии земноводных животных, о необходимости бережного отношения к ним, особое внимание уделил жабам. Свой рассказ дополнил показом сопровождавшей меня коровницы. Ползая по столу, она охотно схватывала гусениц, жуков и голых слизней, которых я подбрасывал ей. Потом я поставил на стол блюдечко, наполненное молоком, и посадил рядом жабу, ноль внимания, помазал молоком кончик ее мордочки, никакой реакции. И вообще, сказал я слушателям, жабы не пьют даже воды. Они довольствуются той влагой, которая попадает к ним в организм вместе с пищей, но главным образом потерю воды пополняют путем купания в лужах, озерцах, канавах, болотах, в утренней росе и во время дождей. Не случайно жабы ведут ночной образ жизни. В дневное время влажность воздуха значительно меньше, чем в ночные часы, выше температура воздуха, а значит днем и испарений с поверхности голого тела жаб больше. А влагу в организме нужно беречь, иначе высохнешь, вот и приспособились жабы днем прятаться, отдыхать, беречь запасы воды в организме, а ночью бодрствовать, корм добывать и пополнять свой организм водой, воспринимая ее не только путем прямого контакта, но и путем восприятия через кожу той влаги, которой насыщен воздух. Наша беседа закончилась, как обычно, вопросами. И мне невольно вспомнилось описание жаб, сделанное немецким зоологом К. Геснером. Но с тех пор прошло более 400 лет, а представление о жабе мало чем изменилось. Меня спрашивали: бросается ли жаба в глаза человеку, я ответил, что это абсурд, а меня уверяли, что во время покоса травы на лугу такой случай в соседней деревне был. Мне говорили, что жабы кусаются, а я отвечал, что им это делать нечем, у них вообще зубов нет. Один из слушателей рассказал, как ему пришлось бежать по лесу, спасаясь от преследования жабы, которая гналась за ним. Я спросил его, а с какой он скоростью бегает? Подумав, собеседник ответил, может быть и в шутку, что бегает он, как лошадь, а я ему не в шутку поведал о том, что жабы бегать вообще не способны, а если говорить о скорости передвижения по суше, то на ее «спидометре» больше 100 метров в час не будет. Дошло, конечно, дело и до бородавок. Заражают ими жабы — доказывали мне. Я рассказал, что бородавки это опухолевидные образования в виде бугорочков, лепешечек и сосочков в результате разрастания кожи и ее рогового слоя. Поверхность тела жаб, особенно ее верхней стороны, покрыта множеством бугорков и сосочков очень подобных по форме и размерам обыкновенным бородавкам, появляющимся у людей на руках. Это, видимо, и послужило когда-то в прошлом основанием к обвинению жаб в заражении людей. Возникновение таких вымыслов повторяется и в наше время. Практически это происходит так. Известно, что в детском и юношеском возрасте многие увлекаются живой природой. Проявляется это по-разному, но нередко выражается и в собирательстве. Притащит ребенок домой жабенка, где-то добытого во время экскурсии в лес. Покажет родителям, бабушке похвастается находкой и особенно рад, когда его находку рассматривают соседи по дому или гости. Кто доброе слово скажет, а кто и отойдет с возгласом: «Фу, какая гадость». Проходит день, неделя, месяц… Жабе, уже устроен террариум, она растет, ребенок с удовольствием наблюдает за ней. И вдруг однажды по утру юный биолог замечает на коже своих рук этакие бугорочки размером с головку обыкновенной спички. Пытается выдавить, не получается, мажет втайне от родителей йодом, а через некоторое время уже с тревогой обнаруживает, что количество бугорочков увеличивается. Доверительный разговор с бабушкой, внимательный осмотр рук и категорическое заключение: «Это все от твоей жабы!» Авторитет бабушки в семье непоколебим, а вечером к ее мнению присоединяются оба родителя. Приговор: «Я тебе говорила, что схватишь бородавки». Это мать. Отец немногословен: «Чтобы ее завтра в квартире не было. Понял?!». И пошла молва по дому, по соседям, по улице, по городу… А жаба ни при чем, просто совпадение. Источник возникновения бородавок — вирус, а бугорочки-бородавки на теле жаб не что иное, как подкожные железки, выделяющие слизь и ядовитый секрет, предохраняющий те по жаб от нападения различных паразитов. Кроме того, слизь, выделяемая железками, смазывает поверхность кожи, защищает ее от различных грибковых заболеваний, она способствует также кожному дыханию. Но никакой связи между выделениями кожных железок и возникновением бородавок не существует.

Ядовитые выделения жаб защищают их от хищников, они действуют как бы обжигающе, и нередки случаи, когда, например, хищные зверьки, схватив жабу, немедленно выбрасывают ее и убегают. Для людей эти выделения неопасны, но, попав на слизистые оболочки или в ранки на коже, они могут вызвать неприятные, болезненные ощущения, но ни какие-либо кожные заболевания. А чтобы не испытывать даже этих неприятных и болезненных ощущений, рекомендация простая — не ловите в природе жаб, не берите их в руки, нет в этом необходимости, ну а специалист, который общается с жабами по характеру своей работы, знает, как с ними обращаться.

Серые жабы, поселившись в населенном пункте, в удобном для них месте, а это определяется изобилием кормов, не покидают занятые ими территории в течение многих лет. У моего близкого знакомого на дачном участке в 20 км от столицы большая серая жаба жила в течение 10 лет. Зимовала она в подполье жилого дома, а в теплое время года днем пряталась под террасой. С наступлением сумерек выползала и всю ночь бродила по участку, очищая его от вредителей.

Обыкновенная, или серая жаба, несмотря на ее преследования человеком, все же сохранилась во многих областях Северо-Западной Африки, Европы, на юге Северной Азии, на восток до Кореи и Японии, а на юге до Восточного Китая. Конечно, на этих огромных пространствах жабы встречаются не везде и численность их зависит от многих причин, в разные годы она не бывает одинаковой.

В наше время, особенно в областях и районах с большой плотностью населения и интенсивным развитием народного хозяйства, что связано с быстрым освоением земельных площадей, серая жаба стала встречаться гораздо реже, чем 20—30 лет тому назад. На сокращение ее численности, на исчезновение в ряде районов, где раньше жабы были обычны, повлияли такие факторы, как осушение, загрязнение водоемов-нерестилищ или, наоборот, их очистка и благоустройство с целью хозяйственного или рекре­ационного использования. Для размножения и развития личинок такие водоемы жабам не пригодны. Отрицательное влияние на них оказывает и химическая обработка лесных и сельскохозяйственных угодий, прямое преследование людьми и естественные причины — засухи, внезапные осенние похолодания с заморозками, холодные малоснежные зимы.

У серой жабы Дожа на верхней части тела крупнобугорчатая, а на нижней шершавая, мелкозернистая. Зрачок глаз горизонтальный, радужная оболочка блестящая, красно-золотистого или желтого цвета. Пальцы задних лапок соединены между собой перепонкой не полностью, сзади глаз на голове выделяются большие околоушные железы размером с семя обыкновенной фасоли. Обычно сверху серая жаба окрашена в серый цвет, но нередко и в серо-оливковый, черно-бурый, грязно-белый с темными расплывчатыми пятнами: снизу она грязно-белая, светло-серая с мелкими темными крапинками или пятнами. Вообще описать «одежку» серой жабы очень трудно. В разных удаленных друг от друга областях эти животные и «одеваются» по-разному. Кроме того, окраска тела у жаб, как и у других амфибий, не строго постоянна и зависит от условий окружающей среды на данный момент, период. Один и тот же экземпляр жабы при разной температуре воды или воздуха, цвета окружающей среды (почвы, лесной подстилки), времени суток, освещенности может меняться в окраске и даже в рисунке своего одеяния. Географическая изменчивость серой жабы столь велика, что вид обыкновенная, или серая, жаба ученые подразделили на 8 подвидов. Подвид в зоологической систематике — это географическая форма, иными словами, у типичного животного сохраняются все его главные, основные видовые особенности, характеристики, но вместе с этим появляются и некоторые отклонения от нормы. Например, серые жабы, распространенные от Забайкалья на восток до Сахалина, крупнее своих западных сородичей, бугорки на спине у них с острыми шипиками. Серые жабы, обитающие на Кавказе, бывают совсем не серые, а темно-оранжевые, кирпичные, вишнево-бурые, они нередко достигают в длину 120—125 мм, в то время, как жабы, населяющие европейскую часть СССР, длиннее 80 мм не бывают. Известны экземпляры, добытые на Кавказе, длина которых достигала 200 мм, но такие гиганты встречаются среди жаб очень редко. Серые жабы обитают во всех наших лесах — лиственных, смешанных, хвойных, равнинных, горных, пойменных и т. п. Населяют сады и парки, проникают в лесостепную зону, где предпочитают селиться по балкам с обилием кустарниковой растительности и достаточной влажностью почвы. В горных лесах они наблюдаются на высоте до 3000 м над ур. м.

В течение года около 5—5,5 месяца жабы пребывают в спячке, зимуют они в заброшенных норах зверей, провалах и трещинах почвы, в подпольях жилых и хозяйственных строений, подвалах, погребах, заброшенных и пересохших колодцах и других убежищах. Некоторые из них спасают жаб во время зимних холодов, но с наступлением весны превращаются в губительные ловушки. Обнаружив такую ловушку, наш долг помочь жабам высвободиться из плена. С наступлением осенних холодов жабы ищут убежища, но когда похолодание наступает неожиданно быстро и на выбор зимней колыбели нет времени, животные скрываются поспешно. При этом, обнаружив какое-либо отверстие в почве, они принимают его за вход в нору, удобную яму и влекомые инстинктом спасения от холода стремительно проникают в него. А вход-то оказывается предательским, он просто обрывается круто, и жаба проваливается в глубокий колодец, погреб, промоину с отвесными стенками. Нередко в такие ловушки попадает несколько жаб, а вместе с ними и другие бесхвостые и хвостатые амфибии. В этих убежищах перезимовать можно благополучно, но весной после пробуждения выбраться из них животные не могут и рано или поздно погибают. Если вы обнаружите такое явление, не поленитесь, не побрезгуйте протянуть жабам и их товарищам по несчастью руку, высвободите их из ловушки и отпустите на свободу, они отблагодарят своей деятельностью по истреблению вредителей леса и сельского хозяйства.

Пробуждение серых жаб и выход их на поверхность земли в европейской части страны происходит примерно в апреле — начале мая, когда водоемы полностью очистятся от ледяных крыш. Покинув свои зимние убежища, жабы скапливаются в стоячих водоемах, реже в слабопроточных. Брачный период продолжается у них недолго, всего лишь 8—10 дней. За это время самка откладывает до 7000 икринок. Они не разделены, а кладка представляет из себя длинные икряные шнуры длиной по 3—5 м и толщиной до 5—6 мм. Такой шнур самка выпускает по частям, находясь под водой, самец его периодически по мере выхода оплодотворяет, и оба животных наматывают шнуры на подводную растительность, разные донные предметы и образования, плавая и петляя вокруг них.

В период полового возбуждения самец издает звуки несколько подобные слабому лаю собаки. «Петь» он начинает за несколько дней до спаривания, продолжает свои вокальные выступления и будучи «наездником»: весь брачный период он очень крепко удерживает свою избранницу передними лапками в области «подмышек». Страсти самцов в период спаривания бывают столь горячи, что упустив самку, самец моментально ухватывает другую, а если ее нет, он может ухватить другого самца, лягушку, рыбу и даже неодушевленный предмет. Но обычно, как только икряной шнур у самки заканчивается и наружу больше не поступает, самец покидает свою подругу и пара расходится: дальнейшая их жизнь проходит на суше в одиночестве, какие-либо семейные взаимоотношения отсутствуют. Личинки (головастики) развиваются в икринках около недели, а их превращение продолжается около 2 месяцев. К этому времени головастики становятся подобными своим родителям, но по величине они значительно меньше, длиной не более 30—35 мм. С первых же минут выхода на сушу у малышей начинается борьба за существование: надо добывать корм, спасаться от врагов, укрываться от непогоды и вовремя уйти на зимовку. Половозрелость у серых жаб наступает на 3—4-м году жизни, у самцов она характеризуется образованием перед вступлением в «брак» мозолей на трех пальцах передних лап, всего пальцев на передних лапах у всех бесхвостых амфибий по четыре. Эти мозоли-бугорки очень плотные, они помогают самцу удерживать самку.

Во время жизни на суше жабы с восходом солнца с поверхности почвы исчезают, заползая в самые разнообразные укрытия: прикорневые дупла, старые норы зверьков, под лесные моховые «ковры», валежник и пни, хворост и кучи старых листьев, трещины в почве и пещерки. В этих укромных местечках проводят время в одиночестве и в дремоте, редко, когда в одном месте днюет несколько особей.

Если средь белого дня грянет гром, облака и тучи закроют солнце и прольется теплый дождь, жабы могут совершать и дневные прогулки, но обычно они появляются на поверхности с наступлением сумерек. Главная забота в темное время суток — посытнее подкормиться. На аппетит жабы не жалуются, одна жаба за сутки может съесть 20—50 и более мелких животных размером с крупную муху, а проглотить за один прием с десяток дождевых червей для взрослой жабы труда не составляет. Ползают жабы медленно, но при необходимости могут совершать и короткие прыжки, правда не высокие. На маршруте своих ночных похождений, притом беспорядочном, они останавливаются, поджидая добычу, но никогда ее не выслеживают и не преследуют (рис. 4). Разной мелкоты в лесу достаточно, и за ночь жаба успевает насытиться. Никаких встреч со своими сородичами, никаких игр, споров, контактов у этих животных во внебрачный период не возникает.

Момент охоты жабы

Момент охоты жабы

Примерно так же ведут себя жабы и при содержании в неволе. Но вот что удавалось подметить. В летнее время они иногда по утру не прячутся, а остаются на свету и после выхода из-за горизонта небесного светила. Устроятся где-либо в таком местечке, куда попадают солнечные лучи, замрут, глаза прикроют веками и часами греются, но только до палящих лучей. Солнце в зенит, а жабы в тень и укрытие. Заберутся в мох, в листву или под кору древесную и не шевелятся, но если их потревожить рукой, они забавно отталкивают ее, бодаются, как молоденькие бычки, поддают вашу руку снизу вверх своей головой. Это и все, что может жаба противопоставить своему противнику из физических элементов сопротивления и защиты. Но если ее трогать долго, то из околоушных железок начнет выделяться ядовитый секрет в виде капелек жидкости чисто белого цвета, очень похожих на молочные капли.

Наблюдал я и некоторое противоборство у серых жаб. Иногда они в поисках корма буквально сталкивались лбами, а червячок или жук оказывались между ними. В таком положении дележка простая: кто быстрее выбросит свой липкий язык, тот и проглотит добычу. Но иногда при таких встречах соперники производили и агрессивные действия. Сблизившись, они толкали друг друга лбами, а потом быстро расходились, что-либо похожего на драки наблюдать не приходилось, их, видимо, в природе не бывает.

Серые жабы быстро и хорошо приручаются в неволе и охотно берут из рук своего хозяина корм. В литературе о жабах обычно говорится, что они схватывают свою добычу с помощью липкого языка, а если она большая, длинная, вроде дождевого червя, жабы, схватив ее, запихивают в пасть движениями передних лапок. Все это верно, но я многократно наблюдал, как жабы схватывают добычу просто челюстями, молниеносно открывая и закрывая пасть, и при этом языка не выбрасывают. Чаще гак им способом они берут ту добычу, которая копошится где-то на мелководье, в дождевой луже, у бережка, а в террариуме на дне водоемчика или в поенке.

В заключение о серой жабе. В ее защиту очень своеобразно выразился в прошлом столетии всемирно известный ученый натуралист А. Брем в своем знаменитом сочинении «Жизнь животных». Он написал: «… кто в слепом озлоблении или из непростительного озорства убивает столь полезное животное, тот свидетельствует этим о своем достойном сожаления невежестве и дикости». С этим можно только согласиться.

Камышовая жаба. Эта жаба распространена спорадично в Западной Белоруссии, Прибалтике и Западной Украине. Встречается в сосновых борах, парках, садах и на открытых пространствах. Ее длина до 80 мм, для окраски верхней части тела характерна светлая полосочка вдоль середины спины. Образ жизни этой жабы подобен таковому ее сородичей: серой и зеленой жабам. Камышовая жаба зарегистрирована в Красной книге СССР, в которой сказано, что основная причина сокращения численности — мелиорация и интенсивное использование земель под сельское хозяйство с прямым вытеснением камышовых жаб и других животных из мест их обитания. Чтобы сохранить этих полезных животных, необходимо создать заповедные участки и широко пропагандировать необходимость охраны вида на всей территории обитания. Вне СССР камышовая жаба распространена в Западной Европе, но и там ее популяции встречаются изолированно: они сокращаются по тем же причинам, что и в нашей стране.

Монгольская жаба. Эта жаба встречается у нас в южной части Прибайкалья, Забайкалья и Дальнего Востока. По размерам она примерно одинакова с жабой камышовой и несмотря на то, что далеки они друг от друга территориально, «костюмчики» носят почти одинаковые и по цвету и по рисунку. У монгольской жабы вдоль спины (как и у камышовой) тянется светлая полосочка, а общий фон сверху у обеих жаб серо-оливковый или серо-зеленый с темными пятнами, брюшко светло-серое, иногда с желтизной, с темными крапинками, а у монгольской по бочкам бывает и красноватый оттенок. Кожа сверху с россыпью мелких бугорочков, а снизу шершавая. Обитает монгольская жаба в редких, светлых лиственных и сосновых лесах, но встречается и на открытых пространствах в полупустынях и степях, чаще среди кустарниковой растительности. За пределами нашей страны с монгольской жабой можно повстречаться в МНР, Корее, Северном Китае и Северо-Восточном Пакистане. В горы эта жаба забирается высоко, до 4000 м над ур. м. Биология ее по сравнению с биологией других видов жаб изучена недостаточно, но совершенно очевидно одно — монгольская жаба подлежит всемерной охране как полезный вид, истребляющий в местах своего обитания вредных беспозвоночных животных и в их числе наносящих ущерб лесным богатствам родины.

Зеленая жаба. Часть наряда этой жабы зеленоватых тонов, и по этому признаку жабу назвали зеленой еще в 1768 г. при ее первом описании как самостоятельного вида. Жаба серая была описана учеными несколько раньше, в 1758 г. Кожа у зеленой жабы на верхней части тела бугорчатая, окрашенная в серо-оливковые тона с крупными темно-зелеными или оливковыми пятнами неправильной формы, образующими мраморный рисунок. Но это не украшение — жаба как бы в маскировочном халате и заметить ее на земле, особенно в лесу, где почвенная подстилка пестрит красками, трудно. В отличие от серой жабы зеленая широко распространена у нас не только в лесах, но и в степях, полу­пустынях, она проникает, даже в жаркие пустыни, где придерживается берегов рек, арыков, каналов, стоячих водоемов, многократно обнаруживалась и в удалении от них. Область распространения зеленой жабы в СССР простирается от западных государственных границ на восток до Алтая, на север до 60° с. ш. и на юг до государственной границы.

Из числа всех наших амфиб.йй зеленая жаба самая «сухо-устойчивая», кожа у нее более ороговевшая, и на ощупь сухая. При потере воды, равной 50 % массы тела, жаба не погибает, тогда как другие бесхвостые амфибии, в частности лягушки, гибнут при потере 15—20 % воды.

В песчаных пустынях Туркмении в мае мне приходилось обнаруживать зеленых жаб в норах грызунов, отрытых в барханах, поросших редкой растительностью, на глубине более метра. На поверхности барханов была «страшнейшая» сушь, днем песок раскалялся до 45—50°, а в камерах, где отсиживались жабы, температура была ниже на 15—20°, жить в них жабам было можно, поскольку влажность воздуха и грунта на глубине значительно превышала поверхностную. Наблюдениями наших ученых в среднеазиатских пустынях установлено, что в ряде районов летом, когда выгорает вся растительность и исчезают насекомые и другие мелкие животные, составляющие пищу зеленых жаб, последние впадают в летнюю спячку. Эта спячка продолжается до глубокой осени и может без перерыва переходить в спячку зимнюю.

В итоге зеленые жабы, живущие в пустынях, в течение года бывают активны всего лишь 4—4,5 месяца, что отмечено и для некоторых других пустынных животных, например среднеазиатской сухопутной черепахи.

Зеленые жабы длиннее 140 мм не бывают, чаще встречаются особи до 80—90 мм. По сравнению с серой жабой зеленая более подвижна, поворотлива, может совершать короткие прыжки, быстро ползать и неплохо умеет лазать, преодолевая препятствия в виде нагромождения камней, наносов песка, земли и т. п. В природе эту жабу обнаруживали на высоте более 3000 м над ур. м. Внешне зеленая жаба более эффектна, чем серая. По бокам головы хорошо заметны валики. Это железы, называемые паратидами, это они выделяют ядовитый секрет белого цвета, когда жаба обороняется или сердится. В окраске зеленой жабы есть даже элементы декоративности, это мелкие бородавочки розово-красного или оранжево-красного цвета, рассыпанные бисером по верхней части тела. Брюшко у жаб белое или светло-серое с темными пятнышками, но вообще у жаб из разных частей ареала окраска очень изменчива. Зрачок глаз черный, блестящий, радужная оболочка золотистая, и я бы сказал, что взгляд этого животного выразительный и притом добрый.

У самцов зеленых жаб удивительно мелодичный голос, их «пение» приятно слушать, и я уверен, что весной и летом, когда у зеленых жаб протекает пора размножения, и самцы часто исполняют свои любовные «арии», многие люди слушают их и удивляются этим звонким трелям, но не догадываются, кто их исполнитель. Мне приходилось присутствовать в компаниях несведущих людей, и когда вечером раздавались трели зеленых жаб, слышались восклицания: «Соловей! Ой, как поет!» А «соловей» в это время сидел на мелководье озерка, кожа на его горле раздувалась, как шар, и округа наполнялась звонкой продолжительной трелью, наподобие звона будильника. За одну эту неповторимую мелодию — песню весны — можно полюбить зеленых жаб, не говоря уже о других их «заслугах» по охране живой природы. Из всех наших амфибий голос зеленой жабы, пожалуй, самый оригинальный и приятный, разве что только квакшам уступит. Здесь уместно заметить, что с голосом бывают только бесхвостые амфибии, а хвостатые (тритоны, саламандры и др.) весь век свой молчат, они немые.

Мелодичные трели самцы зеленых жаб издают не для собственного удовольствия и тем более не для радости слушателей, проживающих по соседству. Поют они в брачный период, скапливаясь в это время в водоемах. И дел у них во время концертов хватает, потомство нужно производить и немалое по количеству. Взрослая самка зеленой жабы может отложить до 13 тысяч икринок, заключенных в студенистые шнуры длиной 5—7 м. Все эти икряные шнуры «кавалер» должен обработать и оплодотворить — поневоле «запоешь». Тринадцать тысяч икринок это, конечно, явление редкое, обычно за сезон размножения самка мечет 3—6 тысяч икринок, но и это немало. Икряные шнуры размещаются жабами на дне водоемов или беспорядочно среди подводной растительности, они опоясывают стебли и листья и висят до выхода из икринок головастиков. Головастики развиваются в среднем 4—5 дней, а их превращение продолжается около 2 месяцев. На сушу жабята переселяются в конце лета или начале осени: они невелики по размерам, длина их не более 25—30 мм. Растут они медленно и половой зрелости достигают только на четвертом году жизни.

В хвойных лесах таежного типа зеленые жабы не живут, они встречаются у нас в лесах смешанных и широколиственных. Активны с наступлением сумерек, всю ночь до утренней зари проводят в поисках корма, питаются разнообразными насекомыми, их личинками, червями, голыми слизнями, многоножками, пауками, охотно поедают колючих и лохматых гусениц бабочек вредителей леса. При холодной погоде летом, когда ночная температура воздуха падает до плюс 8—10° С, жабы на охоту не выходят и отсиживаются в своих убежищах по нескольку суток и даже недель, пока не наступит тепло. В теплую пасмурную погоду они нередко появляются на поверхности земли и в дневное время. Приходилось наблюдать их и в ясную погоду, как бы принимающих солнечные ванны. Но это не норма поведения. На зимние «квартиры» зеленые жабы перемещаются, когда столбик термометра показывает плюс 6—8° С. Зимуют они в старых заброшенных норах зверьков, глубоко зарываются в рыхлую почву, залезают в ямы, трещины в почве, под толстый слой листвы и в другие убежища, не скапливаясь в них большими группами.

За рубежами нашей родины зеленые жабы распространены в Южной и Центральной Европе, Северной Африке, Передней, Средней и Центральной Азии на восток до западных областей Монголии и Китая. В ряде стран Западной Европы садовники и огородники давно подметили пользу, приносимую жабами в сельском хозяйстве, и охотно содержат их и охраняют на своих участках.

Квакши. Семейство квакш очень обширное, в нем насчитывается больше 400 видов интересных своими особенностями животных, распространенных в Европе, Северной Африке, Юго-Западной и Юго-Восточной Азии, Австралии и на прилегающих к ней островах, а также в Южной и Северной Америке. Но в пределах СССР обитает всего лишь 2 вида — обыкновенная квакша (европейская часть СССР, южные области) и дальневосточная квакша.

Среди квакш есть виды, достигающие длины 120 мм, но есть и карлики, взрослая парочка которых может свободно разместиться в чайной ложечке. Наши квакши невелики и немалы: обыкновенная до 50 мм длины, дальневосточная чуть меньше. Обе наши квакши в своем семействе относятся к роду, тоже называемому квакши, его научное латинское название Hyla, от слова hylaw — лаю. Конечно, квакши не лают, как собаки, но их голоса в определенной степени подобны собачьему тявканью. И все же это сравнение на совсем удачное. Обыкновенные квакши действительно очень голосистые, они издают характерные звуки, резко отличные от голосов других наших бесхвостых амфибий. Кричат самцы, у которых при этом горлышко раздувается пузырем размером с грецкий орех. Крики эти строго не связаны с периодом размножения, все теплое время года и днем и ночью в местах обитания квакш раздаются их рулады. Они подобны серии звуков, образующихся при ритмичном и быстром постукивании каким-либо твердым предметом по краю обыкновенной тарелки или блюдечка, и напоминают несколько утиное кряканье, похожи на отдаленный звон бубенчиков (рис. 5). Нашим голосом их можно воспроизвести, быстро произнося крак… крак… к рак, или «щелкая» языком. Интересно, что и в природе и в неволе с квакшами таким образом можно образовать вокальный дуэт, трио, квартет и даже целый хор. Они охотно откликаются на голос человека, если он умеет имитировать их «пение».

Самец квакши с резонаторами. Диски на лапках квакши

Самец квакши с резонаторами. Диски на лапках квакши

Нередко квакш называют древесницами. Это название вполне оправданно. Если наши жабы, жерлянки, чесночницы и другие бесхвостые амфибии, обитающие в лесах, населяют их подвальные, полуподвальные этажи и выше «фундамента» лесной растительности, т. е. поверхности земли, не поднимаются, то квакши смотрят на этих амфибий свысока, со всех этажей леса и даже с его зеленых «крыш». Обыкновенные квакши живут в широколиственных и смешанных лесах, в зарослях высоких кустарников, реже встречаются на полянах, лугах, в высоком травостое с обилием листвы. На земле они бывают только по ночам, когда охотятся: весной около месяца проводят в водоемах, что обусловливается размножением. Обычно от утренней до вечерней зари квакш под ногами не увидишь, они скрываются в густой листве.

Одна из характерных особенностей всех древесниц и в том числе наших квакш — их способность виртуозно лазать и прыгать. На концах пальцев передних и задних лапок у них хорошо заметны «лепешечки», с помощью которых животные могут передвигаться по совершенно гладким поверхностям, вертикально расположенным по отношению к земле (рис. 6). В условиях неволи они даже ухитряются висеть на потолках террариумов и боковых стеклянных стенках по нескольку часов на одном месте без всяких движений, будто их прикрепили чем-либо намертво. В природе эти маленькие верхолазы быстро забираются в кроны листьев по стволам и сучкам, прикрепляются к листьям, чаще с нижней их стороны,— это своего рода маскировка, и заметить их очень трудно. Лепешечки (диски) на пальцах квакш богаты железками, выделяющими клейкую слизь, они снабжены также особыми мышцами, регулирующими наружную плоскость дисков и их плотность, чем обеспечивается плотное прикрепление к той поверхности, которую древеснице необходимо преодолеть или, наоборот, задержаться на ней для отдыха или выслеживания добычи. Диски действуют наподобие резиновых присосок-крючочков, используемых нами в ванных комнатах: на поверхности дисков выделяется клейкая жидкость (рис. 7). Прочному прикреплению к коре стволов деревьев, листьям, любому гладкому, вплоть до полированного, предмету способствует и кожа нижней части тела древесницы (рис. 8). Она мягкая, эластичная, всегда влажная, клейкая, со множеством мельчайших сосочков. Для того чтобы оторвать прилипшую квакшу, требуются некоторые усилия.

Квакша на столе. Квакша на листе

Квакша на столе. Квакша на листе

Кроме способностей отлично лазать, квакши обладают «олимпийским», рекордом среди наших бесхвостых амфибий и по прыжкам. У них хорошо развиты задние лапки, они способны к точному координированию своих движений и прицельным прыжкам со снайперской точностью. Например, сидит квакша на листке растения в террариуме, наблюдая за окрестностями, и вдруг на расстоянии 40—50 см на стеклянной стенке террариума появляется муха или таракан, данные владельцем террариума своим питомцам для питания. Насекомые быстро ползают, ну вот на какие-то доли секунды замирают и в этот момент, быстро прицелившись, квакша сильно отталкивается задними лапками и совершает прыжок на избранную добычу. Траектория полета этого живого «снарядика» прямая, и вот уже мухи или таракана нет, а квакша, «пристеклившись», посматривает, куда ей теперь перескочить, где выбрать новый наблюдательный пункт.

В природе, хотя и живут квакши в верхних этажах леса, но кормиться ходят в наземные «столовые». Почти 95 % «блюд» их меню состоит из мелких наземных беспозвоночных животных и только 5 % из тех, кто живет в кронах деревьев и кустарников. Объясняется это тем, что в дневное жаркое время суток квакшам приходится, спасаясь от жары, отсиживаться в тенистых местах, сберегая запасы влаги как внутри организма, так и на поверхности тела. В это время и на земле суховато, а по зорям выпадает роса, в которой квакши охотно купаются, пополняя запасы влаги. Конечно, и днем, если где-то поблизости от места отдыха прожужжит муха или проползет гусеница, квакша не проморгает. Прыжок, бросок языком — и добыча уже в желудке. Устремившись на добычу, квакша выбрасывает в момент приближения к ней свой длинный липкий язык, которым ударяет по добыче и ловко захватывает ее пастью при сокращении мускулистого языка, когда он возвращается на свое место. Подвижность языка объясняется тем, что он ко дну роговой полости прикреплен не корнем, а кончиком. При таком способе крепления язык способен как бы хлестать по жертве и быстро возвращаться <; ней в свое исходное положение. А дальше многочисленные мелкие зубки верхней челюсти (на нижней их нет) удержат добычу, и она будет проглочена. Если добыча очень велика, но схвачена, в дело вступают и обе передние лапки, которыми квакша ловко заправляет в рот те части добычи, которые при смыкании челюстей остались наружу. Подсчитано, что около 20% насекомых, которых поедает квакша, хорошо летают. Это мухи, комары, мелкие бабочки, с ними квакша расправляется не только в момент их ползания по листьям, веточкам, травинкам и т. п., но и способна изловить их и над землей, в полете. При этом квакша сама совершает прыжок в воздух и, схватив добычу, приземляется на все свои восемнадцать лепешечек-дисков, теперь уже служащих ей подушечками-амортизаторами. Анализ питания квакш показал, что они поедают мелких жуков, в том числе листоедов, а также блошек, мух, комаров, гусениц, попадают им на язык муравьи, мелкие бабочки, стрекозы и т. п. А ротик у квакш «до ушей», и при содержании в неволе приходилось наблюдать, как они легко расправляются с большими тараканами-прусаками, легко проглатывают гусениц бабочек длиной по 5—6 см. В период активности они прожорливы, как и все земноводные, и тем самым особенно ценны в борьбе с вредителями лесного и сельского хозяйства.

Наряд у обыкновенной квакши скромный, сверху она обычно светло-зеленого цвета, брюшко белое или желтоватое. Эти два участка тела разделяются черной полоской с белой каемочкой на ее верхней стороне. Вообще в семействе квакш много «модниц». Одна из квакш Австралии называется золотистой. Сверху она окрашена в изумрудный цвет, на котором ярко выделяются блестящие золотистые пятна. Королевская квакша, обитающая на западе Северной Америки, нередко встречается в одеянии розовато-красных расцветок. Пегая квакша из Южной Америки сверху красновато-бурая с белым рисунком, подобным изображению головы антилопы с рогами. Окраска обыкновенной квакши не всегда обыкновенная, она очень изменчива и зависит от влажности, температуры окружающей среды и цвета того участка, где животное пребывает. В теплую ясную погоду при нормальной влажности воздуха обыкновенная квакша в светло-зеленом наряде, а если похолодает, захмурится небо, она быстро темнеет, становясь темно-серой или бурой. Находясь в зимней спячке, она сильно темнеет, а среди разноцветной листвы или разнотравья во время его бурного цветения можно повстречать квакш в «легких нарядах» сиреневого, молочного, бежевого, салатного и других светлых тонов и их оттенков. Редко попадаются наши квакши в пятнистых, пестрых нарядах. Для них самый подходящий по условиям жизни цвет одеяния зеленый: он отлично маскирует животных на зеленом фоне листвы, среди которой они проводят большую часть жизни.

На зимовку квакши отправляются в сентябре-октябре, большинство их укрывается в лесной подстилке, заброшенных зверьками норах, провалах почвы, под корнями деревьев, где есть глубокие входы, а некоторые ухитряются перезимовать в глубоких дуплах старых деревьев, где много древесной и наносной трухи и ветоши, которая в холодное время надежно «укутывает» зябких квакш от морозов.

При нормальной теплой весне в апреле квакш уже можно обнаружить в водоемах. Они предпочитают стоячие водоемы или медленно текущие с берегами, густо поросшими прибрежной травянистой растительностью, кустарниками, деревьями, а на мелководье тростником, камышом, рогозом. Когда начинается брачный период, особенно часто и громко звенят колокольчики возбужденных женихов, самочки тоже пытаются им отвечать, но кроме тихого бульканья ничего произнести не могут. Им и так все ясно: наступила пора приступить к икрометанию. Перед первым встретившимся самцом самочка покорно сдается, он обхватывает ее передними лапками под «мышки» и крепко удерживает. Взрослая самка способна отложить до 1000 икринок, но не за один присест. Икрометание продолжается от нескольких часов до 2—3 суток. Откладывается икра отдельными комочками более или менее шарообразной формы, в каждом комочке содержится несколько сотен икринок, бывают и маленькие, до сотни. Брачная пара квакш не проявляет заботы о своем потомстве даже в период икрометания. Икра после ее оплодотворения самцом произвольно опускается на дно водоема и никто ее там не поправляет, не укладывает и не закрепляет. Личинки выходят из яиц (икринок) на 9—10-й день, процесс их превращения продолжается около 3 месяцев. Половая зрелость наступает у обыкновенных квакш на 3—4-м году их жизни.

В размножении обыкновенных квакш есть интересная особенность: они могут спариваться на суше и откладывать свою икру в такие укромные места, как дупла деревьев, «карманы» крупных листьев, сильно увлажненные участки почвы, поросшие мхом, хорошо сохраняющим влагу, и т. п. Студенистая оболочка икринок, обволакивающая черные точки (яйца), в отличие от оболочек икры других видов амфибий может длительное время переносить сухость окружающей среды. При недостатке влаги она как бы сгущается, покрывается пленкой, препятствующей испарению воды, содержащейся в оболочке,— тем самым предотвращается гибель зародышей в яйцах.

Известны случаи, когда в условиях неволи эти забавные, красивые и очень привлекательные своим внешним видом, а также образом жизни лягушата выживали по два десятка лет, это больше, чем в среднем живут наши верные друзья собаки. В естественных условиях срок жизни квакш, несомненно, меньше. В террариуме они живут на всем готовом, «стихийных» бедствий при хорошем уходе не бывает, а в природе мороз и сушь могут прихватить, под дождь из ядохимикатов можно попасть, отравленных насекомых нахвататься и т. п. Есть и естественные враги: змеи, хищные зверьки, разные птицы, а в период личиночного развития немало гибнет головастиков от хищных водяных жуков, личинок стрекоз, хищных рыб и других обитателей водоемов.

За последние годы численность квакш во многих лесах заметно поубавилась, и есть крайняя необходимость сберечь этих животных, не допустить, чтобы они попали на страницы Красной книги по нашей прямой вине. Сокращение численности квакш зависит не только от нашей хозяйственной деятельности, но и в определенной степени от проявленного к ним интереса, притом интереса с добрыми намерениями. Обыкновенная квакша, пожалуй, единственный вид из числа наших «голых гадов», которые пользуются со стороны людей благосклонностью. Но беда в том, что добро оборачивается подчас бедой. Квакшу издавна считают предсказательницей погоды и полагают, что она «сигналит» о ее перемене своим громким и продолжительным криком. Это особенно проявляется перед летним ненастьем, когда окраска тела квакши меняется. Некоторая истина в этом есть. При резком падении освещенности, когда небосклон хмурится и его застилают грозовые тучи, когда похолодает от сильного ветра, квакши действительно темнеют. Вместо светло-зеленой их окраска становится темно-зеленой, темно-серой или бурой. Кричат они несколько чаще и громче перед грозой, но это не правило. И все же издавна эти особенности в поведении квакш были замечены сельскими тружениками. В далекие времена у земледельцев на вооружении были еще мотыга и соха. Ловили они квакш, содержали их в банках и склянках, как живые барометры.

Дальневосточная квакша. Это узкоареальный вид, она населяет широколиственные леса юга Дальнего Востока, южную часть Сахалина, а на запад проникает до Прибайкалья. Биология этого вида, образ жизни в природе и в условиях неволи изучены слабо, и если у кого-либо из читателей имеются интересные наблюдения над этими животными, их фотоснимки, зарисовки, автор будет весьма признателен за сообщения.

Настоящие лягушки. Это семейство объединяет около 400 видов настоящих лягушек, распространенных по свету белому, исключая его наиболее «белые» области — Арктику и Антарктику, а также самые южные области Южной Америки и Австралию. Интересно происхождение слова «лягушка». В старину на Руси длинные ноги называли «ляги», а, как известно, у лягушек задние лапки очень длинные, что и послужило основанием для названия животного.

Разнообразны эти лягушки. Будучи в Африке, я держал в руках самую крупную из них, которая называется лягушка голиаф. Трудновато было справляться с ней, длина тела более 250 мм, ноги задние еще длиннее, притом они очень сильные, мускулистые, а масса голиафа около 3 кг — «чушка», а не лягушка. Деликатесом считается она у местных жителей тех мест, где пока еще сохранились эти гигантские бесхвостые амфибии. Но в семействе немало видов, росточком своим не поражающих наше воображение. Такие виды, как прибрежная лягушка из Юго-Восточной Азии, нильская из Африки, крикливая американская и некоторые другие достигают длины не более 40—50 мм.

В СССР распространено 9 видов настоящих лягушек: озерная, прудовая, чернопятнистая, остромордая, малоазиатская, сибирская, прыткая, травяная и дальневосточная. Первые 3 вида условно называются зелеными лягушками, поскольку в окраске их тела с верхней и боковых сторон преобладают зеленые цвета разных оттенков и сочетаний: внешне эти лягушки очень похожи. Остальные 6 видов собирательно называются лягушками бурыми. Верхняя часть их тела и бока окрашены в бурые и коричневые цвета, зеленые тона отсутствуют. Окраска этих двух групп определяется условиями их жизни: зеленые лягушки большую часть времени проводят в прибрежной полосе водоемов, где изобилует зеленая растительность, хорошо их маскирующая; лягушки бурые — сухопутчики, и их окраска хорошо маскирует животных на фоне земли, лесной подстилки, среди опавшей листвы и т. п.

В лесных стоячих и проточных водоемах обычно встречаются озерная и прудовая лягушки (рис. 9). Остромордая, малоазиатская, сибирская, прыткая, дальневосточная и травяная обитают в лесах разных типов, травяная встречается даже в темнохвойной тайге. Эта же лягушка и лягушка малоазиатская поднимаются в горы до 3000 м над ур. м. Вне лесов живет только черно-пятнистая лягушка и ей мы уделять внимания не будем, тем более что распространена она только на юге Дальнего Востока и численность ее невелика.

Самец озерной лягушки с резонаторами

Самец озерной лягушки с резонаторами

Читатель может заинтересоваться, почему лягушки, о которых идёт речь, называются настоящими. Разве бывают поддельные, может спросить он? Описывая выше жерлянок, чесночниц, квакш, кавказскую крестовку, я неоднократно называл их лягушатами, лягушечками и т. п., но слова эти заключал, в кавычки, чтобы дать понять читателю — лягушки, да не совсем. Дело в том, что все бесхвостые амфибии внешне несколько похожи: хвоста нет, четыре лапки, задние длинные с перепонками, туловище овальное, кожа голая, глаза хорошо заметны, все отлично плавают и по земле ходить и прыгать умеют, много у них общего и в образе жизни, в поведении, размножении и т. п. Но вместе с этим есть и существенные морфологические различия, которые для неспециалистов не заметны и подчас не могут быть понятны, поскольку ряд признаков относится не к наружному, а внутреннему строению животных. В житейской практике так сложилось, что все бесхвостые амфибии обычно называются лягушками, в том числе даже жабы, хотя они и для малоопытного наблюдателя выглядят внешне, не говоря уже об их анатомических особенностях, не совсем лягушками. Веками разбираясь в многообразии животных, ученые создали «ветвь» зоологии — систематику, которая обрела роль самостоятельной науки, она как бы «сортирует» и группирует животных и в том числе, конечно, амфибий, классифицирует их, присваивает им родовые и видовые названия. Таким путем образовалось и семейство настоящих лягушек, когда был создан прототип лягушки как животного, когда был описан ее «первообраз» с основными типичными особенностями. Всем хорошо известна обыкновенная, так называемая травяная лягушка бурого цвета, которая встречается нам в саду, огороде, в лесу при сборе грибов и ягод и во многих других местах даже в пределах больших населенных пунктов. Эту лягушку впервые описал знаменитый шведский ученый XVIII сто-летия Карл Линней, выдающийся классификатор, один из основателей системы описания животных, в 1758 г. В том же году этим ученым был определен и род (группа видов подобных лягушек) под названием Rana. Слово это латинское и в переводе на русский означает лягушка. Характерными особенностями рода были признаны и определены: верхняя челюсть с зубами, язык сзади свободный и с вырезкой (рис. 10). Плавательные перепонки на задних конечностях хорошо развиты. Грудина костная. Зрачок горизонтальный. Таковы особенности рода, который входит в семейство настоящих лягушек и объединяет около половины видов этого семейства, обладающих указанными признаками.

Три последовательные стадии движения языка зеленой лягушки при ловле добычи

Три последовательные стадии движения языка зеленой лягушки при ловле добычи

Нашу обыкновенную квакшу можно назвать «древесной лягушкой» и так называют ее нередко, но зоологически, а еще точнее систематически, это будет неграмотно. Квакша не настоящая лягушка, она похожа на нее только внешне с первого взгляда, признаки же настоящих лягушек ей не свойственны и поэтому числится она в другом семействе бесхвостых амфибий, семействе квакш, где отнесена к особому роду Hyla. Особенности этого рода: концы пальцев расширены в диски, предгрудина и грудина хрящевые. Есть и другие отличия, поэтому назвать квакшу настоящей лягушкой будет неправильным. А как же ее называть правильно? Да так и называть — квакша — к этому просто надо привыкнуть, и когда зоологические знания населения достигнут необходимого уровня, когда мы хорошо будем знать окружающих нас животных, путать их никто не будет. . Не называем же мы в быту овцу козой, а козу овцой, взглянув на них, мы сразу находим их типичные, «настоящие» признаки и не ошибаемся.

Настоящие лягушки в пределах СССР распространены на большей части территории. В массе они отсутствуют за Полярным кругом, но остромордая и травяная лягушки встречаются на Кольском полуострове, а сибирская в среднем течении реки Яны. Нет настоящих лягушек в жарких пустынях Средней Азии, однако озерная лягушка ухитряется существовать в поймах Сырдарьи и Амударьи, вокруг озера Балхаш и даже поселяется в самых южных районах страны по берегам реки Мургаб и в окрестностях города Кушки. Несомненно, что численность настоящих лягушек как на всей территории их распространения, так и в лесах нашей страны, по сравнению с другими видами амфибий значительно большая, и они являются главными стражами наших лесных богатств от нашествий вредителей, а когда полчищам вредителей все же удается ворваться в пределы обитания лягушек, они незамедлительно вступают в борьбу и ведут ее беспощадно.

К сожалению, учет численности настоящих лягушек в природе — дело очень сложное и практически этим учетом в больших масштабах никто пока не занимается, а жизнь этого требует, поскольку все виды настоящих лягушек находятся под прессом нашей хозяйственной деятельности, а в силу бытующих предрассудков они нередко истребляются: увидел и в руках уже палка или камень, а цель малоподвижная, нечуткая — убить лягушку труда не составляет. Что касается учета численности лягушек, ее регулирования, охраны этих животных и их разумного использования, ясно, что назрела необходимость обязать работников государственной лесной охраны, рыбоохраны и госохотоинспекции «не проходить мимо» амфибий леса, а сначала самим изучить их и относиться к ним так, как требует Закон об охране и использовании животного мира СССР, т. е. рассматривать их как неотъемлемую часть лесных биогеоценозов — растительных сообществ с населяющими их животными от мала до велика.

Озерная лягушка. Научное видовое название этой лягушки на латинском языке ridibunda, что в переводе на русский означает хохотунья. Название это существует с 1771 г., когда озерная лягушка была описана знаменитым натуралистом и путешественником П. Палласом, определившим ее по голосу как хохотунью. Эта лягушка действительно голосистая, «распевает» она на разные голоса. Здесь и «уоррр…уоррр»,, и «кру…кру…», и «кекс..кекс», «брекекекс…брекекеко», и т. п. Но на хохот это все же не похоже, вернее лягушка не хохотунья, а крикунья, однако изменить название любого животного дело не простое, да и нет в этом особой необходимости.

У самцов озерной лягушки (самки не кричат) во время пения на углах рта появляются большие пузыри темно-серого или дымчато-серого цвета. Это резонаторы, усиливающие звук, они раздуваются у крупных самцов до размера чуть меньше мяча для игры в настольный теннис. А что значит крупный самец? Озерные «кавалеры» меньше своих подруг, они достигают в длину 140—150 мм, а самки 160—1,70 мм, но не повсеместно встречаются такие рослые лягушки, это свойственно только центральным областям их ареала в пределах СССР. На юге страны они больше 90 мм не бывают.

Всю свою жизнь, в том числе и период зимней спячки, озерные лягушки проводят в водоемах, но пищу их в основном составляют наземные животные, за которыми они охотятся и днем и по ночам в прибрежной полосе. В воде лягушки отдыхают, пополняют запасы влаги, спасаются от врагов и совершают все таинства, связанные с продолжением рода. «Меню» озерных лягушек очень разнообразно: жуки, осы, мухи, комары, кузнечики, сверчки и другие насекомые. При этом примечательно, что среди поеда­емых насекомых значительное количество летающих — стрекозы, ручейники, бабочки и др. А добыча летающих кормов дело не простое, для жаб, например, просто неодолимое, а вот озерные лягушки справляются с летунами, потому что они отличные прыгуны. Бросаясь на добычу, озерная лягушка подпрыгивает над землей до метра и на лету ловко схватывает добычу липким длинным языком (рис. 11).

Прыжок за добычей

Прыжок за добычей

В отличие от большинства других наших бесхвостых амфибий лягушки «хохотуньи» охотятся и на мелких позвоночных животных, поедают даже своих собственных головастиков и молодь. У них в желудках находили мелких землероек и мышей, птенцов, ужат, квакш, остромордых лягушек, мелких ящериц и рыбешек разных видов, но все же в основном они кормятся насекомыми. При нападении на такую сравнительно с насекомыми крупную добычу, как мышь, землеройка, ящерица, хохотунья держит язык за зубами и схватывает жертву челюстями, сильно сдавливая их и моментально проглатывая захваченное. Пасть у нее большая и пищевод свободно растягивается, добыча будто проваливается в желудок-мешок. Ну, а сколько же может съесть взрослая крупная озерная лягушка кормов за один «присест»? При своей собственной массе в 200—220 г она, будучи голодной, поглощает пищи до 50—75 г одновременно, затрачивая на это 10—15 минут, а через 2—3 часа способна повторить обед. Такие наблюдения проводились при содержании лягушек в неволе.

В природе они и сами нередко становятся съедобными. Щуки, сомы, судаки, налимы и другие рыбы охотятся на лягушек, ловят и поедают их цапли, аисты, чайки, коршуны, болотные луни, змееяды, вороны и другие пернатые; шакалы, барсуки, выдры, лисицы, ежи, куторы и другие звери. Так что жизнь у озерных лягушек далеко не безмятежная. В еще больших, можно сказать огромных количествах гибнут лягушки озерные в период своего развития и формирования (превращения). В нашей литературе имеются такие данные: в ильменях дельты Волги при благоприятных для размножения климатических условиях на 1 м3 воды приходится в среднем до 9000 головастиков. За сезон размножения средняя биомасса головастиков в водоемах дельты равня­ется 400 г на 1 м3 воды. Сами головастики питаются водорослями, а их охотно поедают хищные рыбы, в том числе имеющие хозяйственное значение, дикие утки, крупные виды куликов, зимородки, чайки, цапли и другие птицы. В итоге озерные лягушки имеют определенное значение как составная часть кормовой базы промысловых рыб и некоторых видов охотничье-промысловых птиц и зверей, в рацион которых входят головастики и взрослые лягушки. Что касается поедаемости озерными лягушками мальков рыб и конкуренции головастиков с мальками рыб из-за пищи, то ранее за эти «провинности» озерных лягушек пытались объявить вредными животными. Но изучение этих вопросов в последние десятилетия не подтвердило это мнение, и лягушки «реабилитированы».

Наибольшая активность у взрослых озерных лягушек наблюдается весной. Хотя и велики по массе и размерам тела хохотуньи, но холода они боятся и к икрометанию приступают лишь тогда, когда вода в водоемах прогреется до 16—18° С. При таких условиях в водоемах-нерестилищах и наблюдается большое скопление лягушек. С утра до вечера и с вечера до утра самцы задают концерты, практикуются и сольные выступления, слышатся всплески воды, а на поверхности водоемов образуется рябь от плавающих и ныряющих лягушек. Здесь же на водной глади происходят свидания, знакомства и заключение брачных союзов, правда, они кратковременные, от силы на 30—40 дней.

Образовавшаяся пара плавает в тесном соприкосновении, самец обхватывает свою избранницу так, что пальцы его передних лапок сходятся у нее на груди. Оплодотворение наружное, икра откладывается в виде бесформенных комков, состоящих из множества слипшихся между собой икринок. Они большие, их наружный диаметр до 8 мм, а черная точка внутри (само яйцо), в котором развивается зародыш, имеет значительно меньший диаметр, до 2 мм, толстая слизистая оболочка вокруг надежно его защищает. Общее число икринок, откладываемых в воду, зависит от возраста и размеров самки, в среднем оно составляет 5—6 тыс. Эта масса может быть выметана одним большим комком или несколькими порциями. Отложенная икра плавает в водоеме произвольно или прибивается где-либо к островку, к стеблям растений, может и на дно опускаться, было бы там тепло. Развитие личинок с момента оплодотворения яиц и до выхода их на свободу продолжается 10 дней, а дальше личинки-головастики продолжают свое развитие и постепенное превращение 60—90 дней. Разница эта объясняется условиями окружающей среды, температурой воды, воздуха, освещенностью местности и т. п. Например, в горах, где прохладнее, чем в низинах, процесс превращения растягивается еще на более длительные сроки, головастики зимуют в водоемах и только по весне следующего года обретают «форму» своих родителей. Весь период своего развития и превращения головастики питаются в основном водорослями, мельчайшими растительными организмами, которые мы хорошо замечаем, когда летом в водоемах вода «цветет» или когда вдруг внезапно у нас дома на стенках стеклянной вазы с цветами появляются зеленые пятна и она с внутренней стороны обрастает этаким нежным пушком зеленого цвета. Новоявленный лягушонок, закончив свое превращение, по росту невелик, длина его тела всего лишь 20—25 мм, масса несколько граммов.

Отыграют лягушки свадьбы, поднакопят за лето жирку и с наступлением первых осенних похолоданий их активная жизнь постепенно замирает. В лесной зоне нашей страны при температуре воздуха плюс 4—6° С и воды 6—8° С озерные лягушки затаиваются среди донной растительности водоемов, залезают под камни и коряги, лежащие на дне, скапливаются в нишах и пещерках под береговыми карнизами. В этих местах и находятся они в течение всей зимы. Весеннее появление озерных лягушек на поверхности водоемов и по их берегам определяется состоянием погоды. Теплая весна — и они тут как тут в конце апреля, мае. Наблюдениями в Московской области установлено, что зимний сон у озерных лягушек продолжается до 7—7,5 месяца, на Украине, в окрестностях Киева, Житомира, Харькова до 6 месяцев, а в Средней Азии и на Кавказе лягушки «страдают» бессонницей и спят всего лишь 3—4 месяца.

Половозрелости хохотуньи достигают на 3-м году жизни, а вообще она продолжается у них в естественных условиях обитания лет до 8. Маловато, но помочь в этом мы ничем не можем, нужна другая помощь — оберегать лягушек за весь период их короткой жизни, оберегать повседневно, разумно использовать их в хозяйственных целях.

Травяная лягушка. Видовое латинское название «temporaria» от слова «tempora» — виски, подразумеваются хорошо заметные, темные височные пятна. Эта лягушка по длине более 100 мм не бывает. Морда у нее округлая, тупая. Сверху окрашена в светло-оливковый, желтый, коричневый, серый, бурый цвета со множеством оттенков и разных сочетаний, однако не образующих какого-либо определенного узора и рисунка. По спине разбросаны темные пятна или крапины, бока тела могут быть мраморными. Окраска нижней части тела может быть светло-желтой, грязно-белой или даже светло-охристой с пятнами или без пятен. На затылке головы обычно характерный рисунок в виде «Л», направленный острием вершины вперед.

Травяную лягушку в обиходе нередко называют квакушкой, но это ошибочно, не квакает она, как ее собратья зеленые лягушки, а только тихо урчит. Попадаются травяные лягушки изредка в удивительных по цвету одеяниях: розоватых крапинами, светло-серых, лиловых с темными пятнами, а однажды в Московский зоопарк была доставлена взрослая «прозрачная» лягушка. Кожа на ее теле была слабо пигментирована и было похоже, что она совсем отсутствует, и животное заключено в прозрачную пленку. Отклонение от обычной окраски свойственно самцам в брачный период, кроме того, лягушки обоих полов в разные времена года изменяются в окраске в зависимости от погодных условий.

Травяная лягушка — типичный лесной житель, но встречается она и в лесостепной зоне, где придерживается зарослей кустарниковой растительности. Встречается в горных лесах на высоте до 3000 м над ур. м. Обычно днем при ясной теплой погоде травяные лягушки — в укрытиях, под лесным «одеялом», в норках, ямках, под валежником, камнями и хворостом. Они остерегаются солнечного света и тепла, сухости воздуха и на поверхности почвы появляются к вечеру, когда спадает жара, повышается влажность. Но если погода пасмурная, теплая, с моросящими дождями, травяные лягушки путешествуют по лесу и в дневное время. Обычно они активны от вечерней до утренней зари. Хотя и живут травяные лягушки в «первых этажах» леса, в травянистых и кустарниковых зарослях, и питаются в основном наземными видами беспозвоночных животных, в году получается так, что до 7 месяцев они находятся в водоемах, где размножаются и зимуют. Для зимовки выбирают непромерзающие водоемы, чаще с хорошо проточной водой и обилием подводной растительности. На покой уходят одиночками, скапливаются небольшими группами по 20—30 особей, но находили скопления, в которых лягушки насчитывались многими сотнями. Возможно, что такие скопления образуются не как первоначальные, осенние, а уже в период спячки, под ледяной крышей, под которой сосед­ствующие группы зимующих лягушек просто соединяются. Притом, вероятнее всего, соединяются не намеренно, а случайно, во время своих подводных миграций по дну водоемов или под влиянием быстрого придонного течения. Случаются большие скопления лягушек в благоприятных местах при кислородной недостаточности (заморах). Вообще же, опустившись на дно водоема для зимовки, травяная лягушка мало подвижна. Она принимает очень интересную позу: распластавшись на дне, плотно прижимает к бокам тела задние лапки, а передние приподнимает и как бы закрывает ими свои глаза (рис. 12). «Ладошки» лапок при этом поворачиваются наружу и получается довольно странный жест — «пока», «спокойной ночи». Так вот и замирает лягушка до весны, если беда не случится. А беда бывает. В «спальню» лягушек врываются щуки, окуни, сомы, судаки и другие хищные рыбы. Добыча им дается легко, в донный ил травяные лягушки не зарываются. Зимой при хорошем освещении их можно наблюдать через лед реки, озера (при условии прозрачности воды) лежащими на дне водоема или где-либо среди распластавшейся по дну растительности.

Поза травяной лягушки во время зимней спячки

Поза травяной лягушки во время зимней спячки

В среднем на зимовке травяная лягушка находится 160 дней, но срок этот не постоянный, он прямо зависит от климатических условий. По наблюдениям сотрудников Московского зоопарка в Московской, Калужской и Рязанской областях продолжительность спячки травяных лягушек при нормальней зиме продолжается 6 месяцев, однако в последнее десятилетие март в этих областях бывает очень холодным, с ночной температурой до минус 20° С, и тогда спячка задерживается до конца апреля, срок ее возрастает до 200—210 дней. При всем желании лягушки просто не могут вырваться из водоемов, пока их поверхность не очистится ото льда. По литературным данным, в северных областях нашей страны спячка у травяных лягушек продолжается в холодные зимы до 8, а в южных районах до 4 месяцев.

После выхода из зимних убежищ, едва «обсохнув», лягушки вновь устремляются в водоемы, притом совсем в другие. На все эти «сборы» и «переезды» уходит примерно дней 5—7, но время даром не пропадает. Лягушки еще по дороге в нерестовые водоемы начинают образовывать пары, и самцы следуют за самками вплотную, а то и подъезжают на них верхом. Спустившись в воду, самки тотчас мечут икру, самцы ее оплодотворяют, и парочки после примерно недельного «медового месяца» распадаются, животные вылезают на берега и кто куда. Уходят они от водоемов на значительные расстояния сотни метров и несколько километров. Для жительства выбирают влажные участки леса или кустарниковые заросли с обилием травянистой растительности.

Кладка икры у травяной лягушки имеет вид бесформенного комка слипшихся между собой икринок с точками (яички в середине каждой икринки) черного цвета. В одном комочке бывает 600—800 и более икринок, но по весне икру в водоемах можно обнаружить целыми слоями, этакими нагромождениями на поверхности воды, чаще у берегов, на мелководье, где вода хорошо прогревается (рис. 13). Без признаков жизни икра лежит на плаву примерно 8—10 дней, в конце этого периода она начинает шевелиться — это покидают икринки созревшие зародыши, и водоемы заполняют многие, многие тысячи личинок-головастиков. Их развитие до возраста лягушат протекает в течение 2—3 ме­сяцев, на юге быстрее, на севере медленнее. Все ли икринки дают «приплод?» Далеко нет. Смертность зародышей и головастиков в общей сложности составляет 80—90%, т. е. из 100 икринок выводится не более 10—20 лягушат, а из них до полово-зрелости выживают считанные единицы. Половозрелость у травяных лягушек наступает на втором, третьем году жизни. В чем же причины такой большой гибели лягушек? Икру и головастиков поедают дикие утки, кулики, сороки, чайки и даже такие безобидные птицы, как дрозды и скворцы. На головастиков, лягушат и взрослых лягушек охотятся змеи (гадюка обыкновенная, уж обыкновенный и др.), аисты, сарычи, сычи, вороны, насекомоядные и хищные зверьки (водяные землеройки, ежи, кроты).

Кладки икры бесхвостых земноводных

Кладки икры бесхвостых земноводных

Лягушки, которым удается выдержать все тяготы судьбы, достичь половозрелости, успевают произвести свое потомство всего лишь 2—3 раза, поскольку продолжительность их жизни ограничена 5—6 годами. Если бы не было врагов, стихийных бедствий, неблагоприятных условий существования, болезней и т. п., травяные лягушки старели бы только годам к двадцати, это доказано при содержании их в условиях неволи.

Наблюдая за травяными лягушками в лесу, мы прежде всего заметим их почти полное отсутствие на поверхности почвы в дневное время. В затишках, в тайниках отсиживаются они до заката солнца. Светило за горизонт — и лягушки начинают вылезать из-под камней, гнилых пней и валежин, хвороста и листвы, из норок, ямок и мха. Главное на дневках, чтобы достаточно было влаги, чтобы не усохнуть. А когда вылезут из укрытий, бродят до утра по своему охотничьему району, площадь его невелика, всего каких-нибудь 6—8 соток. К восходу солнца успевают насытиться, если не попадут на зубы врагов. А защищаться нечем, если только удастся прыгнуть в сторону, да успеть юркнуть в норку или под камень. Не обеспечила природа лягушек никакими средствами и орудиями защиты. А для ловли добычи наградила их только длинным липким языком.

Травяные лягушки в основном питаются разными жуками, мухами, комарами, голыми слизнями (грибники называют их улитками и не любят за то, что они шляпки грибов объедают), кузнечиками, сверчками, гусеницами бабочек и другими ползающими и летающими у поверхности почвы мелкими животными из числа беспозвоночных. При анализе содержимого желудков травяных лягушек было установлено, что в их меню насчитывается до 100 видов мелких животных.

Осенью травяные лягушки встречаются в лесах до первых ночных заморозков, но при таких условиях они уже полны забот и хлопот, чтобы вовремя найти подходящий водоем для зимнего «антракта» в своей жизнедеятельности. Теперь им не до охоты, запасы в виде «жировых» отложений за лето накоплены. С суши лесной пробираются лягушки к берегам рек, речушек, озер, к торфяным болотам и глубоким канавам. При этом двигаются они по ручейкам, канавкам, колеям, заполненным водой, по болотцам, поймам рек и речушек, в общем по сырым дорогам. За час они могут переместиться на 150—200 м, но путь у них не долгий. Обычно они еще с весны далеко от зимовальных водоемов не уходят, а поселяются от них на расстоянии нескольких сотен метров, в редких случаях дальше. Осенью, добравшись до берега избранного водоема, лягушки сходу идут в воду, погружаются до дна. Интересно, что право на зимовку в том или ином водоеме не определяется ни полом, ни возрастом — самцы, самки и молодняк зимуют вместе.

Остромордая лягушка. Очень похожа на травяную лягушку остромордая, у которой морда действительно значительно более суживается к концу, чем у травяной. В окраске верхней части тела существенных различий у этих видов нет, только в брачный период остромордые «ухажеры» после зимней спячки так преображаются, так наряжаются, что их можно принять за совсем другой вид лягушки, какой-то новый для той или иной местности. Из зимних убежищ они вылезают темными и вдруг через несколько дней после пребывания на свежем воздухе, немного прогревшись под лучами весеннего солнца, они начинают светлеть и уже на свое первое свидание являются в серебристо-голубых или серебристо-лиловых «плащах». В это же время на задних лапках у них разрастаются плавательные перепоночки, а на первых пальцах передних лапок образуются брачные мозоли-бугорки для захвата и удержания своих избранниц, которые наряда своего не меняют, однако «кавалеров» это не смущает. Собравшись в водоемах, они фланируют по мелководью или в прибрежной полосе и привлекают самок не только красивым нарядом, но и вокальными способностями. Кричат они не так громко, как самцы зеленых лягушек, и песнь у них иная: издаваемые звуки очень похожи на булькание пузырей воздуха, вырывающихся из пустой бутылки, погруженной в воду. Иногда эти звуки подобны отдаленному лаю собак.

Процесс размножения у остромордых лягушек протекает так же, как у лягушек травяных, и описывать его подробно нет необходимости. А вообще о жизни остромордой лягушки приходится рассказывать потому, что ареал ее распространения в СССР совпадает с ареалом травяной на больших пространствах, и оба эти вида живут нередко по соседству. В отличие от травяных остромордые лягушки зимуют на суше в самых разнообразных лесных убежищах, не доступных морозам: в ямах, норах, под листвой, хворостом и корнями пней. Отдельные особи и небольшие их группы зимуют в ручьях и речушках, выбирая участки с быстрым течением, наличием «пульсирующих» родников, т. е. такие участки, которые мороз прихватить не может. В спячке остромордые лягушки пребывают несколько дольше, чем травяные.

Наибольшая длина взрослой остромордой лягушки 80 мм. С ней нередко можно встретиться в осиновых, дубовых, буковых и смешанных лесах, в зарослях ольхи, кустарников с обилием травянистой растительности, реже встречается она в хвойных лесах. Обычно кормиться начинают эти лягушки с наступлением сумерек, а к восходу солнца большинство их уходят в укрытия, но и днем часть их бодрствует, и поэтому они нередко оказываются в поле нашего зрения. При таких встречах остромордые никакого беспокойства не проявляют, делают свои дела, ну, а тому, кому доведется встретиться с лягушками, можно порекомендовать свои дела делать, а в лягушачьи не вмешиваться, ибо их «дела» полезны для леса, а значит и для нас, людей. И дело не только в делах, а разве не приятно человеку, любящему свою Родину, а значит и ее природу, ее обитателей из мира животных, просто увидеть хотя бы самую обыкновенную лягушку или услышать по весне трель самца зеленой жабы ирр… иррр…