7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Сибирский углозуб. Общая длина этого животного от кончика морды до конца хвоста не более 130 мм, голова у него широкая и сплющенная, хвост меньше половины общей длины, с боков он сжат. По бокам тела поперечные бороздки-складочки, с каждой стороны их бывает по 12—15, глаза маленькие, окраска кожи по всему туловищу темная, бурых, коричнево-серых или темно-оливковых тонов, с мелкими более светлыми пятнышками и крапинками, вдоль спины золотистая полосочка и больше никаких украшений, никаких нарядов. Даже в брачный период у самцов вдоль хвоста по его верху образуется всего лишь невысокий и неяркий гребешок. Внешне сибирский углозуб очень похож на обыкновенного тритона, и в прошлом он нередко назывался сибирским четырехпалым тритоном. Имелась в виду четырехпалость задних конечностей, как характерный отличительный признак от всех других видов тритонов, задние лапки которых пятипалые. Но встречались четырехпалые тритоны с тремя пальцами, а пятипалые с четырьмя, поэтому бывала путаница. Тщательная ревизия названия «четырехпалый» позволила отказаться от этого определения, было установлено, что мнимый четырехпалый тритон оказывается вообще не тритон, а углозуб.

Углозубы — наиболее примитивные хвостатые амфибии современной фауны, их известно около 30 видов, объединенных в отдельное семейство — углозубые. Как это понимать? Ряды небных зубов расположены у них в верхней челюсти так, что образуют острый угол (рис. 1), этот характерный признак и был принят учеными для определения и названия животных, обладающих «углозубостью». Внешне сибирский углозуб существо невзрачное, но жизнь его удивительна многими особенностями, а подчас и парадоксами. Познакомимся с ними. Ареал сибирских углозубов огромен: от Камчатки, Курильских островов и Сахалина на запад по всей Сибири. Они обнаружены в Архангельской области, Коми АССР, в Горьковской и Пермской областях и в Марийской АССР, однако население этих огромных пространств с углозубом знакомо очень плохо и, живя фактически нередко по соседству десятилетиями, даже и не знает о его существовании, а он все же по размерам заметен быть должен, не инфузория.

Схематическое расположение небных зубов у сибирского углозуба

Схематическое расположение небных зубов у сибирского углозуба

В террариуме Московского зоопарка многократно заводили сибирских углозубов, но ни сотрудники, ни тем более посетители их практически не видели. Приносил я их и в свой дом, выпускал в приготовленные помещения, жили они в них месяцами, а видеть их я тоже не мог, «невидимки», и это почти действительно так. В природе сибирские углозубы живут в таежных лесах, в зону тундр они пробираются только по пойменным лесным зарослям, а открытых лугов, полян, долин избегают. В широколиственных лесах углозубы тоже не поселяются, не любят они солнечных лучей.

В течение года в среднем 5—6 месяцев углозубы бодрствуют, остальное время пребывают в спячке. В теплый период года, период бодрствования, углозубы заканчивают свой «рабочий» день с восходом солнца и исчезают с поверхности земли, укрывшись до наступления вечерных сумерек в лесной подстилке, в древесной трухе, под камнями, корягами и в других убежищах. С наступлением темноты они вылезают из укрытий и до раннего утра следующего дня охотятся. При этом перемещения их от места дневок незначительны, десятки метров. Излюбленные места обитания углозубов — прибрежная полоса лесной реки, озера, сырого болота и других непересыхающих водоемов. В самой воде, они пребывают очень короткое время, главным образом весной в период размножения, большую же часть жизни проводят на суше. Окраска углозубов неяркая, не блестящая, и будучи малоподвижными, они плохо обнаруживаются в лесу, даже при свете. В условиях неволи эти амфибии суточную природную ритмичность не меняют. Днем они отдыхают в укрытиях, ночью активны. Если их лишить дневных убежищ, содержать под ярким солнечным или искусственным освещением, они отказываются от корма и очень быстро погибают.

Поражает морозоустойчивость этих животных. Сибирский углозуб — единственный вид из числа всех земноводных, распространенных на земном шаре, который встречается далеко за пределами Полярного круга. Самые северные точки его пребывания отмечены в верховье реки Оленек и северо-восточнее Верхоянска, что свидетельствует об исключительной стойкости организма и адаптации к суровым природным условиям. При температуре окружающей среды плюс 1—2° С и даже близкой к 0° С углозубы передвигаются, прячутся от света в укрытия, взятые в руки сопротивляются. Другие виды амфибий при таких условиях внешне заметных признаков жизни почти не проявляют.

Зимуют углозубы на суше, избирая в качестве убежищ на период зимовки стволы крупного валежника, длительное время пролежавшие на земле и превратившиеся в труху, частично охваченную остатками коры. Такая труха, укрытая сверху толстым слоем снега, служит хорошим изолятором от морозов. Но не всегда вовремя подвернется трухлявый ствол осенью, а морозец по утрам уже прихватывает поверхность водоемов, на траве и лесной подстилке поблескивает иней, пора прятаться, и углозубы забираются по старым норам разных животных, по трещинам в почве, по ходам, остающимся в земле после гниения корней растений и т. п., глубоко в землю. При этом они невольно и не­редко попадают на глубины вечной мерзлоты. Я помню, как в периодической печати неоднократно появлялись сенсационные сообщения о том, что в той или иной местности, где царит вечная мерзлота, при изыскательских работах геологи обнаружили «живые ископаемые», существа, которые пробыв в замерзшем состоянии многие годы, чуть не сотни тысяч лет, после оттаивания оживали. Конечно, это были поспешные сообщения, они опровергались специалистами, и шумиха утихала, а по осени углозубы, забираясь в почву, готовили новые сюрпризы изыскателям. Достоверно известны случаи нахождения и оживления углозубов после их пребывания в ледяных глыбах в течение целого века. Пища углозубов разнообразна: насекомые и их личинки, многоножки, черви, пауки, моллюски, в основном голые слизни, й другая животная мелочь.

Интересно размножение углозубов. Когда в лесах сойдет снег, эти животные, несколько оправившись после зимней спячки, со бираются в стоячих лесных водоемах, озерках, старых каменоломнях, заполненных водой, в глубоких провалах и ямах, старицах рек и т. п. При температуре воды плюс 5—6° С углозубы приступают к спариванию, но внутреннего оплодотворения у них нет, как и у подавляющего большинства видов хвостатых амфибий. Перед икрометанием самка, будучи под водой, избирает какой-либо древесный затонувший предмет, корень, пень, сучок или стебель живого подводного растения и цепляется за них лапками. После этого она начинает извиваться, по своему «кокетничает», что замечают самцы и приближаются к ней. «Кавалер» или несколько их то медленно, то стремительно двигаются около своей избранницы, периодически прикасаются к ней кончиком морды, и это, видимо, является определенным раздражителем, сигналом готовности вступить в «брак». В чем же он заключается? Самка откладывает икру в виде закрученных спиралью колбасок с заостренными концами. Эти колбаски парные, как две сосиски, в каждой из них находится в среднем по 45—50 икринок, имеющих свою слизистую оболочку. Икру самка прикрепляет к окружающим предметам — растениям, корягам, камням и т. п. с помощью слизистого, клейкого шнурочка, являющегося частью пленки, из которой «изготовлена» оболочка колбасок-мешочков, содержащих икринки. Самец оплодотворяет икру, выбрасывая комочки спермы и прикрепляя их к икре. При соприкосновении мешочков с икрой и комочков со спермой последние как бы растворяются вокруг, сперматозоиды расплываются и проникают в икринки.

В зависимости от температуры воды икра развивается в течение 18—30 дней, росточек личинок, вышедших из икринок, не более 10—12 мм. Развитие личинок также зависит от температурных условий. При прохладной погоде оно продолжается до 3 месяцев, при умеренной примерно 60—70 дней, а вот при сильной жаре, когда водоемы могут сильно прогреваться солнечными лучами, личинки могут погибнуть. Даже взрослые углозубы не переносят температуру выше плюс 25—26° С. После превращения личинки, обретя все особенности своих родителей, покидают водоемы и переселяются на сушу. Растут они медленно, половая зрелость наступает лишь на 3-й год жизни. Таковы основные биологические особенности углозуба. За рубежами нашей родины с этим сибиряком можно повстречаться в лесах Северной Монголии, Северо-Восточного Китая, Кореи и на японском острове Хоккайдо.

Тритоны. Тритоны относятся к семейству саламандровых и составляют в нем отдельный род — тритоны, объединяющий 9 видов, из которых в пределах СССР живет 5: обыкновенный, гребенчатый, карпатский, альпийский и малоазиатский. Их характерные особенности: задние лапки пятипалые, а передние четырехпалые, хвост веслообразный, вдоль спины тянется гребешок, оплодотворение внутреннее, звуков эти животные не издают. Первые 4 вида — обитатели лесов. Тритон малоазиатский встречается у нас только в горах Западного Кавказа, численность его невелика, образ жизни изучен слабо, но о нем следует сказать — изумительно красивый.

Тритон малоазиатский. В длину он достигает 140 мм, в брачный период зубчатый гребень вдоль спины у самца возвышается до 20 мм. Начинается он с середины головы и тянется с постепенным возвышением его отдельных зубцов почти до основания хвоста, потом резко снижается и далее по хвосту тянется равномерно зазубренным, наподобие пилы. С нижней стороны хвост также имеет пилообразный гребень. Особенно хорош «костюм». Верхняя сторона тела тритона бронзового цвета с зеленоватым отливом и множеством темных пятнышек. По бокам тела — яркая серебристая полоса, отороченная по краям черными более тонкими полосочками, идущими параллельно. От основания хвоста и по всей его длине с обеих сторон темные неправильной формы пятна с синеватым отливом, а иногда с голубым оттенком образуют замысловатый рисунок. Брюшко оранжево-красное. Не тритон, а прямо подводный «петух». Самка окрашена намного скромнее и не бывает у нее никаких «свадебных украшений». Малоазиатские тритоны большую часть своей жизни проводят в водоемах, на дне которых и зимуют.

Обыкновенный тритон. Внешне, как и все другие виды тритонов, обитающих в наших лесах, он похож на небольшую ящерицу. Общая длина редко превышает 100—110 мм, чаще всего встречаются особи до 90 мм, из которых примерно половину занимает уплощенный хвост. Голая кожа на ощупь гладкая, будто резиновая, но бывает она и слегка шероховатой, зернистой. У тритона есть мелкие острые зубы как в верхней, так и в нижней челюстях, но он против человека, даже будучи пойманным, никогда их не использует. Зубы ему нужны для схватывания и удержания добычи: гусениц, червей, многоножек, рачков, личинок комаров, стрекоз, жуков и других насекомых. Особенно много истребляют обыкновенные тритоны личинок комаров в период своего размножения, когда они не выходят на сушу и питаются живностью водоемов. Период этот продолжается до 3 и более месяцев, и несметные полчища комаров, в том числе переносчиков инфекционных заболеваний, гибнет на зубах у тритонов еще в личиночной стадии. Верхняя сторона тела обыкновенного тритона окрашена в оливково-бурый цвет, горлышко и брюшко желтые со множеством мелких темных крапинок и пятен, на верхней стороне головки две темные продольные полосочки. В брачный период окраска самцов становится более яркой, от затылочной части головы до конца хвоста вырастает красивый, разноцветный, волнообразный гребешок. У самки во время размножения особых изменений в окраске и формах тела не происходит, она становится лишь немного ярче.

Обитают обыкновенные тритоны в смешанных и лиственных лесах на значительной части территории СССР, а также в лесостепи, где избегают открытых пространств, придерживаются кустарниковых зарослей, рощиц и других участков с. древесно-кустарниковой растительностью. Нередко встречаются в городских и сельских парках и садах. Ареал распространения в СССР — это европейская часть и Западная Сибирь.

Весной после зимней спячки, которая продолжается 5—6 месяцев, тритоны появляются на поверхности почвы в апреле — мае, иногда и раньше, но при условии теплой весны, когда температура воздуха плюс 8—10° С, а вода успевает прогреться до плюс 6—8° С. Этого тепла достаточно, чтобы тритоны спустились в водоемы для свершения своих брачных таинств. Водные «колыбели» тритонов — это мелкие озера, пруды, канавы и ямы, наполненные водой, непересыхающие старицы рек, тихие речные заводи, протоки и т. п. В течение примерно недели после спуска в воду тритоны отдыхают, осваиваются, насыщаются после длительной зимней голодовки, а потом у них «завязываются» брачные игры, притом парные. Самец и самка плавают рядом, то приближаясь друг к другу вплотную, то удаляясь на небольшие расстояния. Во время сближения «кавалер» как бы вибрирует хвостом, быстро ударяя им по телу самки. Это повторяется неоднократно, и в итоге такого брачного соприкосновения самец откладывает сперму в виде отдельных комкообразных студенистых пакетиков, прикрепляя их к подводным растениям, затонувшим корягам, камням или к донному грунту. Самка находит эти «комочки жизни» и захватывает их мягкими, припухшими к этому времени краями клоачного отверстия, в результате чего сперматозоиды проникают в ее яйцеводы и оплодотворяют яйца (икринки).

После этого самка приступает к самому главному — мечет икру. За период размножения одна самка может отложить несколько сотен икринок, но в среднем их общее количество бывает около 150—200. Причем каждая икринка откладывается и прикрепляется отдельно, она как бы приклеивается к листочкам подводных растений своей слизистой оболочкой. Прежде чем освободиться от икринки, самка отыскивает для нее подходящий листик растения, такой длины, чтобы его можно было загнуть крючком и, таким образом, укрыть икринку от посторонних глаз. А их в воде, этих посторонних глаз, глаз охотников до икры, великое множество — рыбы, водоплавающие птицы, личинки стрекоз, хищные жуки, водяные клопы гладыши и др. Загибает листик самка задними лапками, причем с учетом направления течения воды, чтобы сила ее потока не развернула зеленые колыбельки-конвертики, а, наоборот, способствовала их сохранению до момента выхода личинок. Они «созревают» на 14—20-й день и выбираются из икринок, имея длину 5—6 мм. Однако у этих крох различимы голова с глазами, хвост, перистые наружные жабры, а спереди заметны бугорочки — зачатки передних лап. Процесс превращения личинки во взрослую форму в средней полосе РСФСР продолжается 2—2,5 месяца. К этому времени личинки утрачивают все свои особенности, становятся подобными взрослым и выбираются из воды на сушу, имея уже длину до 40 мм.

Жизнь на суше с первых часов таит много неожиданностей и опасностей. Приходится скрываться под камнями, корягами, в прибрежном мху, в лесной подстилке и в других убежищах, там же и находить корм. А враги не только подкарауливают, но и рыскают кругом. Кто они? Это лесные змеи, ужи и обыкновенные гадюки, цапли, аисты, вороны, водяные землеройки куторы, мелкие четвероногие хищники и многие другие. Справиться с новоявленными тритончиками никакого труда не составляет, да и взрослые беззащитны.

Пусть не смущает читателя слово «враги», понятие это относительное. Я говорил уже, что охране подлежит все живые существа, за исключением отдельных видов, которые по тем или иным причинам при определенных обстоятельствах и на ограниченных территориях признаются специалистами вредными или опасными как для окружающей среды, так и для людей. В таких случаях производится организованная борьба, в которой при необходимости может участвовать и население, но только организованно, под руководством опытных специалистов, а не стихийно.

Вместе с этим у каждого вида животного есть свои конкуренты, соперники и враги, но это не означает, что мы их должны рассматривать и как своих врагов. Например, в числе врагов травяной и прыткой лягушек числится обыкновенная гадюка, иначе ее по отношению к лягушкам и не назовешь. Но сама гадюка для нас не враг, ибо она питается не только полезными лягушками, а в значительно больших количествах поедает мелких мышевидных грызунов, признанных учеными вредителями лесного и сельского хозяйства, кроме того, яд гадюки широко используется для приготовления лекарственных препаратов. Или у наших явных врагов, мышей и полевок, есть свои враги, которые их уничтожают,— хищные птицы, ласка, лисица и др. Вот эти примеры и раскрывают нам относительность понятия «враги», и с ними оказывается не всегда нужно бороться.

Я вспоминаю, как однажды в подмосковном лесу, на берегу озера мне удалось изловить крупного обыкновенного ужа для пополнения коллекции змей зоопарка. Я посадил его в пустую канну, металлический сосуд в виде укороченного бидона для транспортировки рыб и земноводных, и ходил с этим трофеем по лесу еще часа два, а потом уехал в Москву. В зоопарке, открыв крышку канны, я перевернул ее вверх дном и вытряс из нее ужа в приготовленный для него террариум. Но, что это? Вместе с ужом на дне террариума ползали 3 обыкновенных тритона. Недолго думая, я выбрал их оттуда, осмотрел, все целехоньки и невредимы. Объяснение было простое. Уж охотился в озерке и незадолго до моего появления ему удалось изловить и проглотить живыми 3, а может и больше, тритонов. Во всяком случае из числа проглоченных 3 оказались живыми, их-то уж и отрыгнул, находясь в канне и пытаясь вырваться на свободу через ее вентиляционное отверстие. Такой прием «сбрасывания» пищи при опасности для змей явление обычное. Быстро удрать или активно сопротивляться с пустым желудком куда легче, чем с наполненным. Но все же в наше время главные враги тритонов, да и многих других диких животных, не хищники. От них животные в природе поголовно не погибают, наоборот, хищники являются необходимыми, естественными регуляторами численности тех ви­дов, которые составляют их пищу, они несут службу выбраковки больных, старых, нежизнеспособных. Хищники порождены самой природой, а она никогда не ошибалась и не ошибается в своих действиях. А вот бесхозяйственность и недальновидность в своих действиях это уже свойственно не природе, а нам, людям, эти явления подчас гораздо страшнее, чем деятельность всех хищников, населяющих леса, вместе взятых. Губят они и земноводных — хвостатых и бесхвостых.

Закончим знакомство с обыкновенным тритоном. По окончании периода размножения обыкновенные тритоны выходят из водоемов на сушу и расползаются по лесу, придерживаясь влажных и тенистых участков. Днем они обычно скрываются в старой листве, под кучами хвороста, под валежником, под корой пней и стволов упавших и гниющих деревьев, забираются они и в норы зверьков, в древесную труху и прикорневые дупла. В светлое время суток на поверхности почвы появляются только после обильных дождей, что связано с появлением дождевых червей, голых слизней и других мелких животных, составляющих рацион питания тритонов.

Осенью, в золотисто-багряный ее период, тритоны собираются небольшими группами, по 3—7 и более особей, зарываются в кучи листьев, залезают в норы зверьков, промоины и трещины в почве. В населенных пунктах или на заброшенных ранее жилых участках зимующих тритонов находили в погребах, подвалах и подпольях большими группами, насчитывающими десятки и сотни животных. Такие большие скопления возможны и в естественных убежищах. Зимовки наблюдались не только на суше, но и на дне непромерзающих водоемов. Места своих зимовок обыкновенный тритон покидает, когда температура воздуха достигает отметки плюс 8—9° С, в воду смело идет при ее прогреве всего лишь до 5—7° С. Встреча с обыкновенными тритонами на поверхности почвы возможна весной и осенью даже тогда, когда по утрам уже бывают заморозки. Но при содержании в неволе обыкновенные тритоны предпочитают температуру окружающего воздуха или воды плюс 16—18° С.

Интересно, что у северных границ своего распространения, это примерно 62—63° с. ш., особенно, когда лето не радует теплом, личинки обыкновенного тритона не успевают закончить свое превращение. Они продолжают расти до глубокой осени и зимуют в водоемах, а на следующий год по весне продолжают свое развитие и заканчивают его в зависимости от климатических условий: тепло, пораньше, а холодное лето— попозднее. Половой зрелости достигают к двухлетнему возрасту, естественная про­должительность жизни ограничивается несколькими годами.

Гребенчатый тритон. Этот тритон значительно крупнее своего собрата, тритона обыкновенного. Предел его длины 180 мм, масса при этом около 10—14 г. Кожа на теле крупнозернистая, сверху черного или темно-коричневого цвета, по бокам множество пятен неправильной формы, которые иногда сливаются между собой, а брюшко ярко-оранжевое с большими черными пятнами. Эффектно выглядит этот тритон. В брачный период гребень у самца зубчатый и тянется он вдоль спины от основания головы до корня хвоста, а по бокам хвоста проходит светло-голубая полосочка. У самок гребня не бывает, а по размерам они с самцами примерно одинаковые.

Распространение этого тритона почти совпадает с распространением обыкновенного тритона. Он также населяет лесные массивы, кустарниковые заросли, сады и парки, встречается в поймах рек, в горы поднимается до высоты 2200 м над ур. моря. После зимовки гребенчатые тритоны сразу собираются в водоемах, где они пребывают примерно до середины июля. Вторую половину лета и теплое время осени живут на суше. С наступлением осенних холодов плюс 4—5° С и ночных заморозков уходят на зимовки, собираясь небольшими группами в трухе лежащих на земле стволов деревьев, в гниющих пнях, в корневых ходах, в старых норах зверьков, в лесной подстилке, ямах, провалах почвы или в подвалах и погребах заброшенных, а иногда и жилых строений и хозяйственных сооружений.

Питаются эти тритоны голыми слизнями, насекомыми и их личинками, поедают дождевых червей, будучи в воде в массе уничтожают личинок комаров, стрекоз, водяных клопов, мелких рачков и моллюсков. Весь процесс размножения, развития икринок и превращения личинок аналогичный с размножением и развитием обыкновенного тритона, с той лишь разницей, что самка гребенчатого тритона не делает для икринок конвертиков, а прикрепляет икринки поодиночке или звеньями по 2—3 икринки к листьям и стеблям растений и другим подводным предметам. Личинка по выходе из яиц развивается около трех месяцев, на сушу гребенчатые тритончики вылезают значительно большими, чем их собратья обыкновенные, длиной до 60 мм и больше. Встретить гребенчатого тритона в природе удается значительно реже, чем обыкновенного, объясняется это их меньшей численностью, большей редкостью.

Карпатский тритон. Само название этого тритона раскрывает его географическую принадлежность. Да, он распространен в Карпатах и прилежащих к ним горных областях. В нашей стране встречается только в Западной Украине, где живет в лиственных и хвойных густых и затененных лесах. Но бывает, встречается и на открытых, но только влажных участках, на полонинах. В горы поднимается до 2000 м над ур. м. Длина этого тритона не более 80 мм, по формам тела и его окраске подобен обыкновенному тритону. Численность в природе очень низкая, взят под государственную охрану (занесен в Красную книгу СССР).

Альпийский тритон. Этот тритон соседствует с карпатским и у нас повстречаться с ним можно только в лесах Западной Украины. В длину он не превышает 90 мм. Самцы по яркости и оригинальности своего одеяния могут соперничать с малоазиатским тритоном. Их гладкая кожа на верхней части тела темно-коричневатая с синим и фиолетовым отливом, по бокам яркие синие пятна расплывчатой формы, спинной гребешок пятнистый, хвост серо-голубого цвета с синими пятнами, а горло и брюшко горят, они ярко-оранжевые. В отличие от самок других видов тритонов альпийская «красавица» носит поверху накидочку с очень оригинальным мраморным узором. В горы эти тритоны поднимаются невысоко, до 1500 м над ур. м.

Биология карпатского и альпийского тритонов от биологии предыдущих видов существенно не отличается, поэтому нет необходимости подробно описывать их житие-бытие. Следует только еще раз напомнить читателям о том, что животные эти никакой опасности при встрече с ними не представляют. В природе они верно несут свою службу по охране карпатских лесов от вредителей и за это их нужно беречь и относиться к ним с должным вниманием, как к своим друзьям. Мало осталось в карпатских лесах этих замечательных хвостатых амфибий. К сожалению, в этом году наступила очередь попасть в Красную книгу СССР вслед за карпатским и альпийскому тритону.

Саламандры. Семейство саламандровых объединяет 42 вида хвостатых амфибий, распространенных в Европе, Азии, Северной Африке и Северной Америке. В нашей фауне 7 видов, из них 5 видов рода тритонов, о которых было сказано выше. Остается 2 вида — кавказская и пятнистая саламандры. Хотя они и в одном семействе, но имеют свои характерные признаки и отличия, на основании которых ученые отнесли их к разным родам. Кавказская саламандра относится к роду длиннохвостых саламандр, а пятнистая — к роду просто саламандр, т. е. обыкновенных, они и внешне имеют большие расхождения.

Кавказская саламандра встречается у нас только в Западной Грузии, где обитает в горных лесах на высоте от 500 до 3000 м над ур. м. Придерживается берегов затененных лесных речек и ручьев. День проводит в укрытии, а с наступлением темноты покидает свои дневные убежища и охотится как на суше, так и на мелководье, добывая червей, мокриц, многоножек, рачков бокоплавов и насекомых. Все ее трофеи по размерам невелики, потому что и сама-то она, хотя и достигает длины 140—150 мм, но выглядит, как плеточка — тонкий длинный хвост больше половины длины туловища, небольшие «худенькие» лапки, изящная головка с большими выпуклыми глазками, да и туловище невелико. Замрет на камне, и будто это изваяние мастера по скульптурным миниатюрам, притом мастера высокой квалификации. Облик саламандры очень оригинален. Она по сравнению с другими хвостатыми амфибиями необыкновенно стройная и нежная. По суше бегает очень быстро, изгибая туловище, как ящерица. Нередко ее можно встретить на мелководье с поднятой над поверхностью воды головкой. В момент опасности, когда в плен попадает ее хвост, она его обрывает, как некоторые ящерицы, но с течением времени хвост восстанавливается. Сверху тельце этой редкой саламандры окрашено в коричнево-черный цвет, по этому фону разбросаны яркие овальные пятнышки желтого цвета, брюшко коричневое. С эстетической точки зрения особенно эффектны особи без пятен, чисто черного цвета с блеском, правда, встречаются такие крайне редко.

В середине лета в тихих заводях горных речек и ручьев самка откладывает до 100 икринок, прикрепляя их кучками к донным предметам — камням, стеблям и листьям растений, сучкам и корягам. Биология этой саламандры изучена слабо, но она уже на страницах Красной книги СССР и не только как узко-ареальный вид, но и как вид редкий. Есть основание полагать, что в сокращении численности кавказской саламандры повинны «любители природы», путешествующие по Кавказу и считающие возможным захватывать с собой любые живые сувениры. Я умышленно слова любители природы заключил в кавычки, поскольку лица, ведущие себя в природе по принципу: все мое и все дозволено, не могут считаться природолюбами, это ее явные враги. Поймать маленькую беззащитную саламандру дело нехитрое, а вот при утрате этого или любого вида дикой фауны человечество восстановить его не будет способно никогда.

Пятнистая саламандра. Область распространения в СССР — горы и предгорья Карпат в Западной Украине. Раньше эту саламандру называли огненная, и основания к этому были и есть, потому что «огненность», как признак, осталась и при этом она характерна для вида. Общая длина пятнистой саламандры до 280 мм, из которых несколько меньше половины приходится на округлый хвост. Окрашена саламандра в черный цвет, на этом темном и притом блестящем фоне по всему телу, кроме брюшка, разбросаны яркие пятна неправильной формы, желтого или оранжевого цвета, иногда попадаются экземпляры и с пятнами красного цвета. На черном фоне они смотрятся будто раскаленный уголь, это и послужило основанием назвать животное огненным. Подобное образное сравнение не единично. Например, обыкновенных наших лисиц с особо яркой шерстью называют огневками. Брюшко у огненной саламандры чаще матово-черное и ярких пятен не имеет, их заменяют пятна тоже неправильной формы, но неярких зеленовато-желтых или сероватых тонов.

Живут пятнистые саламандры (будем их называть только так, прежние названия «обыкновенная», «огненная» устарели) в хвойных, смешанных и широколиственных лесах, особенно много их в буковых, на высоте от 150 до 2000 м над ур. м., придерживаясь влажных и затененных участков обычно по берегам рек и ручьев, густо заросших древесной растительностью. На открытых лесных участках — полянах, ярко освещаемых солнцем, безлесных долинах рек, на полонинах — саламандры встречаются очень редко. Образ жизни этих животных тесно связан с лесом, где на почве толстый слой лесной подстилки, состоящей из опавших листьев, отмершей травы, древесной трухи, где бурелом и древесная ветошь, поросшая папоротниками, лишайниками и мхами. В лесной подстилке, где множество разнообразных норок, ходов, пещерок, и проводят саламандры все светлое время суток. Забираются они также под старые пни, стволы валежника, камни, в заброшенные зверьками норы и другие лесные убежища. Активная жизнь начинается с наступлением сумерек и продолжается до утренней зари, но в пасмурную, дождливую погоду саламандры нередко покидают свои убежища, так как в такую пору сравнительно легко добыть на поверхности почвы земляных червей, голых слизней, мокриц, кивсяков и многоножек, которые в сырую погоду также бывают активны. Питаются саламандры и различными насекомыми, их личинками, охотно поедают гусениц бабочек, в том числе опасных вредителей леса.

Пятнистая саламандра существо не прыткое, передвигается она медленно, ползает, опираясь на короткие лапки, слегка при этом приподнимаясь на них, при движении несколько изгибается всем телом, хвост обычно волочит по земле. Приемы охоты пассивные: саламандра медленно ползет и высматривает добычу, а нередко просто выжидает ее появление и при приближении резким движением головы или коротким броском вперед всего корпуса схватывает ее зубами, а потом стремится быстрее проглотить, не раскусывая и не пережевывая, к этому зубы у саламандры не приспособлены.

В домашних условиях пятнистых саламандр мне приходилось’ содержать многократно и выживали они в акватеррариумах по многу лет. В зимнее время, когда трудно добывать естественные корма, мне удавалось подкармливать своих пятнистых питомцев «ленточками» сырого говяжьего мяса, пошевеливая их пинцетом перед мордочками животных. Напомню, что недвигающуюся добычу саламандры, как и другие земноводные, не замечают. Как и в природе, саламандры появлялись на «авансцене» моего акватеррариума с наступлением сумерек, причем комнатное электрическое освещение они в расчет не принимали, а если электрические лампы горели даже всю ночь, то это не означало для саламандр «дня», они все равно были активны до настоящего света. Несомненно, что их биологические суточные ритмы обусловливаются не только световыми факторами, но и пищевыми, поскольку в светлое время суток и тем более в жаркие летние дни разнообразные мелкие беспозвоночные животные, составляющие рацион питания пятнистых саламандр, тоже находятся в укрытии и появляются к вечеру, а вслед за ними и пятнистые охотники. Так в процессе образования лесного биоценоза Карпат и определился исторически его внутренний «трудовой распорядок», который не меняется веками. Соблюдается он и в условиях неволи. Вылезают саламандры из своих дневных укрытий всегда осторожно. Вначале появляется головка — и саламандра замерла, осмотрелась, потом она медленно выползает и начинает передвигаться по площади своего жилища, заглядывая во все уголки. Роющих действий не производит, ее конечности для этого не приспособлены. Если нужно куда-либо проникнуть, подлезть, в таких случаях саламандра движениями своей головы пробивает дорогу, поднимает кору, таранит мох, подлезает под камни, коряги и т. п. Если кавказскую саламандру образно вполне можно назвать грациозной, изящной, стройной, то про пятнистую этого не скажешь. Ее телосложение, наоборот, коренастое, плотное, в общем-то она невелика, но выглядит массивной, что-то в ней явно «боксерское».

Для амфибий вообще характерно несложное поведение и примитивный образ жизни: большинство из них малоподвижны, не образуют постоянных пар, не строят гнезд, у них отсутствуют семейные взаимоотношения, в популяциях эти отношения крайне упрощенные, взрослые особи ведут одинокий образ жизни, скопления наблюдаются только в период размножения и зимовок. Животные эти молчаливы и их голоса в основном слышатся в период размножения. Вместе с этим у них вырабатываются условные рефлексы и, в частности, эта особенность хорошо прослеживается при содержании в неволе пятнистых саламандр.

Добытые в природе (при этом они почти не сопротивляются) и помещенные в террариум, первое время саламандры проявляют пугливость, прячутся, целую неделю могут отказываться от корма. Но «голод не тетка», и животные начинают поедать корма, как правило, по ночам. В последующем, если корма им не давать в кормушках, их можно приучить брать корм из рук или с пинцета. При кормлении в строго определенное время с одновременным условным сигналом, например постукиванием каким-либо предметом о стенку террариума, у них можно выработать условный рефлекс на звук. Они даже реагируют на появление около террариума своего хозяина и при длительном содержании при­ручаются, подползают к рукам, берут из них мучных червячков, гусениц и другие лакомства, но насытившись, уползают, не проявляя при этом никаких эмоций.

Процесс размножения у пятнистых саламандр протекает сложно, спаривание растянуто от момента появления их на поверхности почвы после зимнего сна до наступления осенних холодов, когда саламандры уходят на очередную зимовку. Часть животных спаривается ранней весной, некоторая часть летом, отмечены случаи и позднего, осеннего спаривания. Оплодотворение происходит двояко. Оно может быть на суше, самец и самка сближаются, тесно переплетаются с расчетом соприкосновения клоачными отверстиями. Спермотофор самца (комочек сперматозоидов), окруженный слизистой оболочкой, попадает в спермотеку (полость для хранения сперматозоидов), расположенную у самки в передней части клоаки. Там живчики могут сохраняться длительное время и оплодотворять яйца по мере их созревания внутри организма самки. Происходит оплодотворение и в воде. Находясь в этой среде, животные не соприкасаются, самец откладывает свой комочек на дно водоема, на подводные предметы, а самка находит его и захватывает точно так же, как самки тритонов. Результат брачных встреч будет известен только на следующий год, потому что оплодотворенные яйца развиваются в материнской утробе 300 дней! Когда они созреют и придет пора находящихся в них личинок выпускать на свободу, самки начинают волноваться. Они чувствуют эту необходимость за несколько суток до родов и направляются с суши к берегам горных ручьев и речушек обязательно с чистой водой. Здесь они выбирают участки, где нет порогов, сильного течения и водоворотов, где тишь и гладь. Тут-то они и спускаются в воду для свершения своего таинства. Какова плодовитость? Ничего определенного. Одинаковые по возрасту и размерам самки, половозрелость у них наступает на 3—4-м году жизни, при одинаковых условиях существования могут рожать от 2 до 70 личинок, притом не одновременно, а группами по 8—15 личинок в течение целой декады. На свет личинки появляются в тонкой прозрачной «рубашонке», которая моментально разрывается, и будущие саламандрята расплываются, куда глаза глядят, мать никакой дальнейшей заботы о них не проявляет.

В условиях неволи и, в частности, в террариуме Московского зоопарка рождение личинок происходило и по-иному. Самки откладывали в водоемчики икринки (яйца), в которых личинки еще не были готовы к самостоятельной жизни. В течение 5—6 суток такие икринки лежали на дне, но жизнь в них теплилась и развитие продолжалось. В итоге появлялись вполне нормальные личинки — длина 30—35 мм и масса около ‘/з г. У такой личинки округлая головка, сжатое с боков туловище, длинный, плоский хвостик, есть уже все четыре лапки, хорошо заметны глаза и наружные жабры-перышки. Бывает ли такое явление в природе, неизвестно, проследить его пока не удавалось, теоретически оно возможно.

Жару пятнистые саламандры переносят плохо, весной они вылезают из зимних убежищ рано, когда воздух прогреется только до плюс 8—10° С. Наилучшие условия при содержании в неволе — это обычная комнатная температура, но при высокой влажности воздуха. При этом развитие личинок, их метаморфоз, продолжается около полутора месяцев, а если в доме прохладно и температура держится на отметке не более плюс 16° С, срок превращения увеличивается до двух месяцев. Наблюдать за превращением личинок очень интересно, они интенсивно растут, потом у них постепенно меняется Окраска, исчезают плавниковые складочки на хвосте, укорачиваются жабры, при выходе на сушу на теле появляются желтые пятна.

Питаются личинки в природе (так же их следует кормить и в неволе) личинками комаров, мелкими ракообразными, небольшими насекомыми, а на ранних стадиях развития поедают низшие водоросли, в массе которых всегда скапливаются и низшие микроскопические животные организмы. При выходе из водоемов сформировавшиеся личинки имеют росточек до 60 мм, подвижны и выглядят очень забавно. Нам известны случаи, когда в любительских террариумах или в лабораторных условиях пятнистые сала­мандры жили по 10—15 и более лет. При создании надлежащих условий, а они несложны, пятнистые саламандры в зимней спячке не нуждаются. Но в естественных условиях обитания они вынуждены делать длительную паузу. Зимняя спячка продолжается в среднем 6 месяцев. В качестве убежищ избираются самые разнообразные убежища, куда не пробирается холодный ветер, а главное, мороз. Зимующих саламандр находили под толстым слоем опавших листьев, в кучах древесной трухи, в углублениях почвы с растительной подстилкой, в нежилых норах зверей и в других укрытиях, где они нередко собираются по 20—30 и более особей, иногда зимуют и одиночками. Кожные железы саламандр выделяют ядовитый секрет, но несмотря на это, этих животных поедают хищные рыбы, змеи, некоторые птицы и звери.