6 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Есть вопросы: если задать их кому-нибудь, то человек даже рассердится — таким простым покажется этот вопрос и ясным, что и спрашивать не о чем. Так и теперь, читатель, когда я задаю свой вопрос — чем отличается животное от растения, то я ожидаю встретить сердитый ответ: есть о чем еще разговаривать! Мало ли чем отличается: видом сво­им и формой, движением, чувствами, тем, наконец, что у со­баки четыре ноги, а у березы ни одной и т. д.

Посмотрим, так ли это, действительно ли мною задан пустячный вопрос, которым и заниматься-то не следует? Или, быть может, над ним стоит подумать и заодно узнать что-нибудь новое и интересное.

В самом деле, когда мы говорим о животном, то мы пред­ставляем себе собаку или какое-нибудь другое четвероно­гое существо, которое, конечно, никак не спутаешь с дере­вом. Но вот перед нами на картинке существо величиною с рюмку, окрашенное в самые яркие цвета (рис. 1). Существо это можно найти на морском дне, и часто целые колонии их усеивают подводное царство вблизи берегов.

Актинии и трубчатые черви на морском дне

Актинии и трубчатые черви на морском дне

Посмотрите внимательно. Можно подумать, что это цве­ток какого-либо растения. Если вы дотронетесь до одного из «лепестков» этого медленно качающегося цветка, то по­лучите очень чувствительный ожог, похожий на ожог кра­пивы, и еще больше утвердитесь в своей мысли, что перед вами какое-либо жгучее растение.

Но что это? От вашего слишком порывистого прикосно­вения лепесток цветка вдруг дрогнул, стал сокращаться и втягиваться внутрь цветка. Вслед за ним и все остальные многочисленные лепестки втянулись внутрь, и перед вами вместо пышного цветка оказывается какой-то округлый слизистый комок.

Если взять такой «цветок» и поместить в морской аква­риум, т. е. в стеклянный сосуд, наполненный морской во­дой, вместе с обитающими в нем растениями и животными и понаблюдать за ними подольше, то можно увидеть много интересного. Вот мимо актинии, или морской анемоны, как еще иначе называют это странное су­щество, быстро проплывает неосторожная рыбешка или какое-нибудь другое малое существо, обитающее в мор­ской воде, и случайно дотрагивается до одного из лепест­ков. Рыбка вдруг останавливается без движения и замирает; в то же время все ближайшие лепестки, похожие на настоя­щие щупальцы, как мы теперь и станем называть эти от­ростки многорукого хищника, склоняются к жертве и увле­кают ее внутрь «цветка», который на самом деле оказы­вается предательским мешком, очень успешно перевари­вающим свою жертву.

Эти красивые и нежные, как цветы, актинии в действи­тельности являются животными, питающимися мелкой живностью, а их лепестки — щупальца — вооружены спе­циальными стрекательными клетками, каждая из которых состоит из маленького мешочка, наполненного ядовитой жидкостью, оканчивающегося тонким нитевидным острием. Эти нитевидные образования в период покоя лежат внутри своих мешочков, но при малейшем прикосновении стрека­тельные клетки выбрасывают наружу свои смоченные ядовитой жидкостью нитевидные острия, которые вонза­ются в тело жертвы и парализуют ее, а рука человека в та­ких случаях ощущает как бы ожог.

Понаблюдайте еще и вы заметите, что наш цветок мед­ленно передвигается по камням, устилающим дно аквариума, подобно тому, как двигается, «скользит» улитка. Но акти­ния передвигается только тогда, когда она оказывается случайно прикрепленной не к камню, а к спинке какой-либо раковины моллюска. Обычно эти раковины являются скромным жилищем рака-отшельника, беззащитного мор­ского обитателя, не имеющего никакого природного воору­жения для борьбы с многочисленными врагами и защиты от них. Этот небольшой рачок обычно поселяется в пустой спиральной раковине, покинутой моллюском, и уже не расстается со своим жилищем и возит его на себе до тех пор, пока его домик не станет ему тесен; тогда рак-отшельник переселяется в другую, более крупную раковину.

Медленно передвигаясь по дну моря или аквариума в по­исках пищи, рак-отшельник возит на себе свой домик и при­крепившуюся к нему красавицу-актинию. Эти два существа оказываются полезными друг другу: актиния полу­чает средство передвижения и, следовательно, обеспечена большим разнообразием и количеством добычи, и в то же время защищает рака-отшельника, маскируя его жилище от многочисленных врагов яркой красотой своего пышного цветка.

А вот обитающий в тропических морях небольшой краб поступает иначе и еще интереснее использует актинию: в каждой своей клешне он носит по одной актинии, предва­рительно сняв их со скалы, камня или спинки того же рака-отшельника. Актинии держатся на клешнях краба во всем великолепии своих распустившихся «цветков», а краб в слу­чае малейшей опасности моментально выдвигает вперед для своей защиты то одну, то другую клешню. Но, кроме того, он еще отнимает у актинии и часть ее добычи. Тем не менее актиния все же имеет определенную выгоду, потому что, передвигаясь на клешнях краба, она, как и в случае со­дружества с раком-отшельни­ком, имеет больше возможностей добывать разнообразную пищу в количествах, достаточных для пропитания их обоих.

Такие примеры взаимопомо­щи, взаимополезных или взаи­мозависимых отношений, в науке называют «симбиозом» (от гре­ческих слов, означающих «вме­сте» и «жизнь»).

Тут уж, наконец, не остается никакого сомнения: наш «цветок» — эта пышная красивая морская анемона, которая так украшает своим цветником мор­ское дно, оказывается животным и даже хищным животным. Жи­вотным признают это существо и ученые, которым приходилось его изучать. Актинии обладают еще одним любопытным свой­ством: они очень долговечны, известны случаи, когда в мор­ских аквариумах актинии жили свыше 60 лет (У нас по берегам Черного моря водятся небольшие актинии — величиною с рюмку, и их ожоги мало чувствительны для человека, но в морях жарких стран актинии гораздо больших размеров, и их ожоги весьма чувствительны и неприятны).

Но оказывается, что таких существ в подводном царстве не мало. Море исключительно богато самыми разнообразными формами живых существ. Некоторые морские обитатели поражают нас внешним видом, как, например, та же актиния, другие удивляют своим внутренним строением, третьи своим образом жизни или способом питания, хотя сразу и не разобрать, что это такое — животное или растение.

Вот стебельчатые морские лилии (рис. 3). Подобно актиниям, они широко раскрывают свои мешки — «цветы», окруженные змеевидными стеблями-щупальцами. Но горе тому обитателю морей, который вздумает найти в этом цветке приют!

Вот родственница морских лилий — голотурия, или морской огурец (рис. 4). Действительно, это животное напоминает своей формой огурец; только густой пучок движущихся щупальцев на одном из концов этого огурца указывает на то, что это должно быть животное. Но голотурия не остается, как стебельчатые морские ли­лии, связанной с твердой почвой морского дна; она или дер­жится в углублениях морских скал, или свободно плавает в морских волнах. Для этого голотурия вбирает в себя воду и выталкивает ее с силой через один из концов. Отталки­ваясь таким образом, она продвигается вперед.

Очень интересен способ питания этих мелких морских огурцов. Довольно длинные щупальца, расположенные кольцом вокруг ротового отверстия, покрыты слизью и все время находятся в движении; к ним прилипают и довольно быстро накапливаются мелкие морские организмы и ча­стички пищи. Когда накопится достаточное количество пищи, щупальца голотурии последовательно, одно за другим, втягиваются во всю свою длину внутрь ротового отверстия и медленно вытаскиваются обратно, причем расположенные по бокам ротового отверстия, по одному с каждой стороны, особые вилообразные щупальца дочиста снимают прилипший корм.

Не менее интересны и некоторые крупные формы голо­турий, или, как их иначе называют, трепанги. Они обитают преимущественно в илистом дне и покрыты толстой кожей буровато-грязного или желтого цвета. Диаметр наи­более крупных трепангов достигает 7,5 сантиметра, а длина редко превышает 30—35 сантиметров. Некоторые виды трепангов имеют любопытную особенность: если их потре­вожить, они тут же выбрасывают из ротового отверстия множество клубящихся белых липких нитей, в которых враг неминуемо запутывается. За это удивительное сред­ство защиты их стали называть «бумагопрядилыциками».

Некоторые виды голотурий или трепангов употребляют в пищу. В Китае и Японии существует мнение, что мясо1 голотурий возбуждает и тонизирует нервную систему че­ловека. На Дальнем Востоке трепанг составляет важную отрасль морского промысла.

На рисунке 4 показаны необычного вида живые суще­ства. Все это типичные обитатели моря, и все они, несмотря на свой безобидный вид, страшные хищники. Это беспозво­ночные морские животные, которых относят к типу игло­кожих.

Еще древние греки дали этим странным существам на­звание иглокожих из-за множества различно устроенных игл, покрывающих их тело, как, например, у морского ежа или у многих других. Все они имеют известковый скелет, но очень различны по своей величине — от нескольких миллиметров до метра и более. Некоторые из них ведут си­дячий образ жизни, как, например, стебельчатые лилии, о которых мы уже говорили выше, другие медленно передви­гаются по дну, третьи плавают. Все они очень медленно растут и развиваются и очень долго живут. Эти иглоко­жие хищники настолько необычны и интересны, что нельзя о них не рассказать.

На самом верху рисунка 4 изображены две изящные бесстебельчатые морские лилии — антедоны. Они также относятся к иглокожим животным, хотя очень похожи на растения. Но в отличие от стебельчатых морских лилий, показанных на рисунке 2, антедоны только в на­чале своего развития ведут сидячий образ жизни, а потом отрываются от дна и свободно плавают, легко двигая сво­ими листовидными лучами — щупальцами, подгоняя мел­кую морскую живность к ротовому отверстию, которое расположено снизу и окружено венчиком более мелких, постоянно движущихся щупальцев. Иногда встречаются очень красивые, ярко окрашенные в красный, желтый или бурый цвет антедоны, действительно напоминающие по внешнему виду изящные цветки лилии.

Актинии, прикрепленные к раковине рака-отшельника

Актинии, прикрепленные к раковине рака-отшельника

А вот на песке раскинула свои длинные изгибающиеся щупальца — лучи, отходящие от темного диска, морская офиура, близкий родич морской звезды. Она легко передви­гается по морскому дну, и если проголодавшийся краб или какой-либо другой хищник случайно съест один или два, или все ее лучи-щупальца, она довольно быстро отрастит их снова.

А вот и морская звезда. Все пять ее лучей, украшенные ровными бороздками, очень красивы по своим очертаниям. Однако это изящное и такое безобидное по своему внешнему виду существо на самом деле является не только страшным хищником, но и опасным вредителем устричных и мидиевых промыслов. У морской звезды нет ни предательских щупальцев, ни зубов, ни клешней, однако у нее есть свой особенный и далеко не так просто устроенный ловчий аппарат. Посмотрите внимательно: по середине нижней стороны каждого из пяти ее лучей идут бороздки, окаймленные с двух сторон множеством малень­ких ножек, которые оканчиваются присосками. Эти ножки морской звезды тесно связаны со сложной системой кана­лов, расположенных в самом ее теле, напоминающем как бы своеобразный диск, и заполненных водой, которая то нагнетается в каналы, и, следовательно, проходит и через ножки, то выходит из них, вследствие чего ножки попере­менно то вытягиваются, то сокращаются, обеспечивая ее передвижение или присасывание.

Стебельчатая морская лилия

Стебельчатая морская лилия

Ползая по морскому дну, морские звезды пожирают всех подходящих им животных, схватывая добычу своими нож­ками и высасывая мягкие части тела своей жертвы. Если же морская звезда не в силах проглотить добычу, пре­восходящую ее по размерам, она выбрасывает наружу через ротовое отверстие свой желудок и обволакивает им добычу.

Вот на пути морской звезды — этого прожорливого хищника — оказалась двустворчатая раковина моллюска. Звезда накрывает ее своим телом и начинает упорную и иногда длительную осаду пойманной жертвы, производя непрерывные напряженные движения своих многочислен­ных ножек — присосок, растягивающих створки раковины в разные стороны. Несмотря на то что мускул — замыкатель створок моллюска — значительно сильнее морской звезды, жертва, наконец, оказывается настолько утомленной и ослабленной, что постепенно мускул-замыкатель начинает ослабевать, а створки раковинки раскрываются. Как только это произойдет, хищник мгновенно выбрасывает наружу свой желудок и вводит его в образовавшееся отверстие, парализует своим ядом моллюска во избежание смыкания створок раковинки, и морская звезда принимается пожи­рать свою добычу, как это хорошо видно на рисунке 4. Этот способ питания и делает морскую звезду опасным вреди­телем устричных и мидиевых банок.

Иглокожие...

Иглокожие…

О силе яда, выделяемого морской звездой, можно судить по следующему факту: у нас в Белом море водится 12—14-лучевая морская звезда, также большая любительница двустворчатых раковин моллюска; рыбаки опасаются уко­лов ее ядовитых игл; яд этой звезды в течение 15 минут уби­вает кошку.

Применяя тот же способ — выбрасывание желудка, морская звезда успешно расправляется и с морским ежом, который тоже изображен на рисунке 4. Несмотря на то что морской еж вооружен пятью острыми подвижными зубами и панцырем, усеянным множеством крючковатых, оканчи­вающихся тремя зубчиками каждая, ядовитых игл, мор­ская звезда ухитряется ввести ему в глотку свой желудок, убить ядом и съесть.

В морях тропических стран, недалеко от берегов, со дна моря поднимаются до самой поверхности воды коралловые рифы.

Подводный коралловый риф

Подводный коралловый риф

По внешнему виду, по пышному ветвлению они на­поминают красивые ветвистые деревья, а мелкие звездочки, усеивающие во множестве их ветки, похожи на распустив­шиеся цветы. Но при ближайшем рассмотрении каждый из этих «цветков» оказывается студенистым мешочком, снабженным венчиком движущихся щупальцев. Он всем своим видом напоминает знакомую уже нам актинию.

Итак, наше «дерево» оказывается многотысячной коло­нией маленьких морских организмов — «полипов», бли­жайших родичей актинии. Отложение извести в теле ко­ралла и ороговение отдельных его частей имеет своим след­ствием образование скелета, который, если принять во внимание миллиарды отдельных живых существ, постепенно растет, образуя на дне морей значительные отложе­ния, создавая таким образом твердую, как камень, защиту, о которую в бурю разбиваются корабли.

Ветвистые кораллы

Ветвистые кораллы

А маленькие мягкотелые коралловые полипы, отстроившие такой коралловый риф, при малейшей тревоге, будучи связаны между собою живой связью, проходящей внутри известкового скелета, прячутся в чашечках, покры­вающих риф, которые так похожи на цветы. Таким обра­зом, эта колония животных, подобно растению, прикреп­лена ко дну моря; и ни по одиночке, ни все вместе полипы неспособны переменить место своего обитания, но зато вновь нарастающие члены колонии надстраивают ветви коралла все вширь и ввысь, и в результате получаются ветви полипов длиной до 7,5 метра и шириной до 4,5 метра.

Ветвь красного благородного коралла...

Ветвь красного благородного коралла…

Иногда внешний вид коралловых рифов бывает совсем другой. Заросли кораллов образуют как бы поля, покрытые то мелкой, то крупной травой, то кустарниками, то как бы живыми цветами, и их легко принять за уголок раститель­ного царства. Травянисто-зеленые поляны органных кораллов образуют на морском берегу обманчивую поверх­ность, очень похожую на зеленый дерн; однако если вы вздумаете нарушить покой этого зеленого поля ударом весла, то оно мгновенно превращается как бы в улицу, выложенную красными камнями. Это происходит потому, что маленькие животные, непрерывно занятые постройкой своих жилищ, при нарушении их покоя немедленно скры­ваются в своих ячейках — чашечках.

Разнообразные виды кораллов образуют целые подвод­ные леса, между ветвей которых порхают стаи ярко раскрашенных причудливой формы рыб. Сходство таких ко­раллов с растениями так велико, что еще лет 200 тому назад их не хотели признавать за животных.

Кораллы, напоминающие клумбу цветов

Кораллы, напоминающие клумбу цветов

Чтобы разыскать животное с формою растения, незачем, пожалуй, ходить так далеко. Пойдите как-нибудь летом или ранней осенью на пруд в деревне или за городом. Там вы увидите плавающие на воде крупные листья прекрасной водяной лилии, или кувшинки. Приподнимите лист этого растения и осмотрите его внимательно с нижней стороны, под водою же, или же, еще лучше, поместите этот лист или листья других более мелких растений, таких, как ряска, водокрас (иначе — лягушечник) и т. д., в банку с водой. Тогда вы сможете наблюдать на нижней стороне листьев нежные белые или зеленоватые бокальчики величиной с булавоч­ную головку, которые то вытягиваются в длину и широко раскидывают свои тонкие и жгучие щупальца, то сжима­ются в бесформенный комок, если их потревожить.

Кусок коралла, напоминающий головной мозг человека

Кусок коралла, напоминающий головной мозг человека

Это пресноводная родственница морских анемон, кото­рая подобно своим более крупным морским собратьям жи­вет хищнически, улавливая обитающую в воде мелкую живность. Это животное было названо гидрой. Гидрой называют в сказках змею, у которой отрастает каждый раз новая голова на месте отрубленной. Действительно, существующая гидра не похожа на ту, о которой говорится в сказках, за исключением одного: ее тоже можно разре­зать на несколько кусочков и из каждого вырастет по новой гидре.

Я раскрыл перед читателем только краешек тех тайн, которые скрываются и на дне просторных морей и океанов, и под листом пресноводной кувшинки, и которых еще не мало существует скрыто от глаз большинства людей во всех уголках природы. Даже из приведенных примеров, а чи­сло их может быть при желании увеличено во много раз, видно, что на основании одной только формы и внешнего вида еще нельзя отличить животное от растения.

Гидра...

Гидра…

Прекрасно, возразят мне читатели, тогда мы сможем распознать животное по его движению. Посмотрим же, дей­ствительно ли способность к движению является отличи­тельным свойством животных.