7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Многие читатели, вероятно, будут разочарованы, узнав, что в Атлан­тическом океане сказочной страны Атлантиды не было. Об этом определенно свидетельствуют геология и геофизика. Но та же геология в содружестве с археологическими открытиями предложила иное решение проблемы, мучавшей любо­знательных людей более 2 тыс. лет.

Сказание Платона — в основном правда. Но Атлантида была в Эгей­ском море, и не за 9 тыс. лет до эпо­хи Солона, а за 900, и по размерам раз в 10—20 меньше, чем в описани­ях Платона.

Только эти коррективы должны внести мы в диалоги Платона. Осталь­ное подтвердилось археологическими находками и геологическими иссле­дованиями в наше время. Сам остров Атлантида оказался раз в 10—20 меньше, чем писал о нем Платон. Остров меньше, но само Критское го­сударство, в пределах которого про­цветала эгейская культура, было мно­го больше, чем мог предполагать древнегреческий философ. И искус­ство эгейское, открывшееся нам в рас­копках, оказалось прекраснее, совер­шеннее, тоньше, чем могли мы меч­тать, прочитав диалоги Платона. То, что мы узнали за последние 70 лет о народе, жившем 5—3,5 тыс. лет назад на островах Эгейского моря, поража­ет воображение. Прекрасные дворцы, украшенные статуями с расписанными стенами, где жили цари и их прибли­женные; большие города с мощены­ми улицами, многоэтажными домами; огромный флот морских судов, отваж­но плавающих по всему Средиземно­морью; замечательные изделия из глины, золота, меди, олова; государст­во, где уже существовали законы, ограничивающие поведение его граж­дан; слоговая письменность. Связан­ный со всем миром народ, населив­ший острова Эгейского моря, как бы впитывал в себя все достижения Ойку­мены и, собрав их воедино, смог соз­дать цивилизацию, ставшую родоначальницей классического искусства Греции.

Археологические раскопки в Среди­земноморье, а также в Северной Европе и в Месопотамии, позволяют нам до некоторой степени предста­вить себе размеры Минойской держа­вы в период наиболее яркого расцве­та ее культуры — в так называемый позднеминойский период, предшест­вовавший катастрофе.

Собственно минойская морская держава располагалась на Крите и Кикладских островах. Крит, как наи­более крупный остров, был ядром морской державы и на его северном берегу, обращенном в сторону Кикла­дских островов, располагалась столи­ца — К носе.

Минойцы имели владения также и на материковой Греции и в Малой Азии. Расположенная в восточной час­ти Пелопоннеса Арголида с ее глав­ными городами Тиринфом и Микена­ми принадлежала минойцам. Вполне возможно, что они владели и Аттикой (Афинами). На Малоазиатском по­бережье им принадлежала Троя и ряд других городов. Таким образом, ми­нойцы длительное время (об этом сви­детельствуют нам раскопки) контро­лировали практически весь бассейн восточного Средиземноморья. Более отдаленные территории побережья — Палестина, Италия, по-видимому, лишь частично и ненадолго попада­ли под непосредственное подчинение минойцев. Поражение минойцев в Сицилии, о котором мь\ знаем от Ге­родота и из древнегреческих мифов, свидетельствует о том, что народы, населявшие западное Средиземно­морье, не подчинялись Критской дер­жаве. На побережье Африки и в Западном Средиземноморье минойцы или имели небольшие поселения, или приезжали с торговыми целями. Та­ким образом, размеры минойской де­ржавы были, по нашим понятиям, от­носительно невелики — область Вос­точного Средиземноморья, но торго­вые связи минойцев выходили далеко за пределы их владений.

Основным источником олова в стра­нах Средиземноморья в древние ве­ка были Касситеритовые острова (в Англии). Янтарь везли с побережья Северного моря. Находки на Крите в слоях позднеминойского периода изделий из олова и янтаря свиде­тельствуют, что минойцы вели торгов­лю с народами, населявшими Север­ную Европу, а возможно, на своих су­дах ходили через Гибралтарский про­лив к Британским островам. Находка на юге Англии оловянных слитков в форме ласточкиного хвоста, принятой на Крите, подтверждает это. Критяне участвовали в разработке рудников на Пиренейском полуострове. Изображе­ние тигров и обезьян на фресках минойских дворцов свидетельствует о торговых связях критян с Западной Африкой. Критские изделия находят в Месопотамии и даже в Индии. О тесных торговых и межгосударствен­ных связях между Критом и Египтом имеется много свидетельств. Изобра­жение на критских вазах летучих рыб свидетельствует о том, что критские мореплаватели добирались до эквато­риальной зоны Атлантики.

Таким образом, минойское госу­дарство, занимая острова и отдельные участки побережья в Восточном Среди­земноморье, поддерживало контакты и оказывало свое влияние практичес­ки на всю Европу, а также на Северную и Западную Африку и на Ближ­ний Восток. Тесные торговые связи с другими высокоразвитыми государст­вами — Вавилонией и Египтом — спо­собствовали быстрому культурному развитию островной страны, искусство которой сумело догнать, а во многих отношениях перегнать эти два более ранних центра цивилизации. Успешно­му развитию искусств и ремесел спо­собствовало удачное географическое положение Эгейской державы. Распо­ложенная на островах, она не подвер­галась нападению кочевых племен — этого главного бича очагов цивилиза­ции в Междуречье и в долине Нила. И лишь геологическая катастрофа ос­тановила пульс этой страны.

Итак, минойское государство — III—II тысячелетия до нашей эры за­нимало весь бассейн Эгейского моря. Наиболее крупные поселения и, по-видимому, столица Минойского царст­ва располагались на Крите. Но остров Крит это же не Атлантида Платона. Из его описаний мы узнаем Атланти­ду лишь в небольшом архипелаге островов, являющихся остатками Сан­торинской кальдеры. Какую же роль играло поселение на Санторине в Ми­нойском царстве и почему разруше­ние этого сравнительно небольшого острова было воспринято в Древнем Египте как гибель всего государства? Ответ на этот вопрос можно найти, если обратить внимание на географи­ческое положение Санторинского архипелага. Он находится в центре Эгейского моря на полпути между Критом, Малой Азией, Кикладскими островами и Грецией» Минойское го­сударство было страной мореходов. Исключительно удобное географичес­кое положение Санторинского архипелага делало его центром Эгейско­го мира. Здесь пересекались морские пути минойской державы, здесь было удобно осуществлять обмен товара­ми, привезенными из различных коло­ний Минойского государства, наконец, именно здесь лучше всего держать военный флот на случай нападения врагов на ту или иную удаленную провинцию.

На Санторине во времена Минойс­кого царства, несомненно, были вы­сокие горы. Следовательно, остров был виден с моря на расстоянии мно­гих десятков, а может быть, и сотен километров и мог служить отличным ориентиром для мореплавателей. Вспомним, что согласно описаниям Платона Санторинский вулканический массив был удивительно удачно прис­пособлен для того, чтобы создать там неприступную военную крепость. Да­же пресной водой остров себя обе­спечивал.

Естественно, что остров, занимаю­щий такое удобное положение в Минойском царстве, стал крупнейшим торговым и военным центром. Это бы­ла своего рода витрина Минойской державы.

Торговец, привезший товары из да­лекой Фракии, из Аттики или Мессе­нии, часто не добирался до Крита. В городе Атлантиде менял он свои товары, и именно этот остров ассоции­ровался в его представлениях как столица великого Минойского го­сударства.

Критские цари, военачальники и бо­гатые купцы соорудили на острове дворцы, прорыли каналы, воздвигли стены, создав вторую морскую сто­лицу Минойского царства, — центр военного могущества и торговли Крит­ской державы.

Силы природы нанесли коварный удар по первому в Европе высоко­развитому государству. Вулканичес­кая катастрофа разразилась в самом его центре. Остров, державший в сво­их руках связи со всем Эгейским ми­ром, был уничтожен. Землетрясения, цунами и пеплопад обрушились на острова Эгейского моря и главным образом на Крит. Минойское государ­ство не смогло оправиться после гео­логической катастрофы. Начался пе­риод его упадка. Но в сознании оче­видцев, в легендах, возникших позже, гибель могущественного государства связывалась в первую очередь с ги­белью Атлантиды — небольшого острова в центре Эгейского моря, раз­рушенного извержением. Остров Ат­лантида был относительно небольшим, а вследствие вулканической катастро­фы погибла огромная держава. Это несоответствие древние рассказчики старались каким-то образом устра­нить и, может быть, поэтому в 10— 20 раз увеличили реальные размеры Атлантиды.