7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Открытие А. Эвансом минойской цивилизации, исследование кальде­ры Санторина, океанологические ра­боты в Средиземноморье позволи­ли по-иному представить событие, более двух тысячелетий волнующее человечество, и в конце концов най­ти легендарную Атлантиду, страну с необычайно высокой культурой, ко­торую мы с полным правом можем назвать колыбелью европейской ци­вилизации.

Мысль о том, что легендарная Ат­лантида находилась в районе Эгей­ского моря, не нова. В 1928 г. извест­ный советский географ Л. С. Берг писал: «Я хотел бы обратить вни­мание на забытую статью нашего соотечественника академика Авраа­ма Сергеевича Норова (1795—1869), дающего, по моему мнению, единст­венно правильное разъяснение этой загадки, волнующей мыслящих лю­дей уже более двух тысяч лет. Статья академика Норова под заглавием «Исследования об Атлантиде» поме­щена в Ученых записках второго от­деления Академии наук, т. 1, 1854. Он докладывает, что Атлантиду надо искать в восточной части Средизем­ного моря, что остатком погрузив­шейся Атлантиды является остров Крит… Норов основывается между прочим на том, что принимаемое им местоположение исчезнувшего острова находится в области развития вулканических сил и указывает так­же на вулканические явления в обла­сти острова Санторин (Тира)». Сооб­ражения Норова о местоположении Атлантиды разделял минералог А. И. Карножицкий, опубликовавший в 1897 г. статью «Атлантида». Присое­диняется к ним и Л. С. Берг.

К сожалению, эти высказывания ос­тались за рубежом почти незаме­ченными, и многие до сих пор свя­зывают концепцию о положении Ат­лантиды в Эгейском море с именами греческих археолога С. Маринатоса и сейсмолога А. Галанопулоса.

В 1939 г. на страницах английского журнала «Антиквити» появилась статья С. Маринатоса с изложением гипотезы, согласно которой пер­вопричиной гибели минойской ци­вилизации было колоссальное извер­жение Санторина. Тогда же был раз­рушен и Крит. Обращалось также внимание на то, что описанная Пла­тоном цивилизация, в которой исполь­зовалась бронза, напоминала минойскую цивилизацию, разрушенную за 900 лет до эпохи Солона.

Не за 9 тыс. лет, как писал Платон, а за 900. А. Галанопулос обратил внимание на то, что цифры различаются ровно в 10 раз, и высказал предполо­жение, что Солон, не знавший еги­петского языка и разговаривавший с египетскими жрецами через пере­водчика, ошибся и принял египетские обозначения цифры 100 за 1000. Но в таком случае и другие цифры, при­веденные в описании Платона об Ат­лантиде, должны быть преувеличен­ными в 10 раз? Галанопулос прове­рил все измерения, приведенные Пла­тоном, и пришел к заключению, что размеры страны, каналы, рвы вокруг замков, число кораблей и все другие упоминаемые в предании предметы были преувеличены в 10 раз. Платон, хорошо зная географию, понимал, что такое большое царство не мог­ло поместиться в Средиземном море, поэтому, считает Галанопулос, он пе­реместил столбы Геракла от Пело­поннеса к Гибралтару, а остров Ат­лантиду в океан, расположенный за Иберийским полуостровом.

Помещая исчезнувшую страну Пла­тона в район Эгейского моря и свя­зывая ее гибель с извержением Санторина в период расцвета критской цивилизации, мы можем достаточно полно восстановить раз­меры легендарной Атлантиды, пред­ставить существовавший там рас­цвет культуры и искусства и описать ее трагическую гибель. Для этого в нашем распоряжении имеются сей­час четыре источника: 1) рассказ Пла­тона; 2) исторические сведения (древ­негреческие мифы, творения Гомера, сообщения египетских и греческих историков); 3) археологические рас­копки на Крите, Санторинском ар­хипелаге, других островах Эгейско­го моря и на обрамляющих его континентах; 4) результаты геологичес­ких исследований на Санторинском вулканическом архипелаге и дне Сре­диземного моря.

Обратим внимание на те факты, ко­торые одновременно освещаются в двух независимых источниках, отно­сящихся к различным историческим эпохам. Рассказ Платона об Атлан­тиде относится к IV в. до н. э. Ми­фологические сведения и истори­ческие сообщения о Минойской дер­жаве значительно древнее расска­за Платона. Археологические раскоп­ки и геологические исследования — это уже XX век, т. е. через две ты­сячи лет после того, как слово «Ат­лантида» было произнесено.

В мифе о путешествии Тесея расска­зывается, что в столице Критского ца­ря Миноса был огромный дворец — Лабиринт с бесконечным числом ком­нат и переходов, в котором незнако­мец легко мог заблудиться. Лишь благодаря тому, что его возлюблен­ная дала Тесею клубок ниток, он смог выбраться из него. Мало кто верил в реальность существования Лабирин­та. Но вот Эванс раскапывает на Кри­те дворец, который размерами, чис­лом комнат, переходами удивительно напоминает мифический Лабиринт.

Наше внимание должно привлечь упоминание о сражении Тесея с ог­ромным быком Минотавром. Раскоп­ки Эванса и его последователей на Крите показали, что в Минойском царстве бык играл важную роль в религиозных обрядах и светских празднествах. В сражении с быком юноши демонстрировали свое муже­ство и силу. И не случайно Тесею, прибывшему на Крит, чтобы доказать свое мужество, необходимо было сразиться с быком. Победа мужест­венного грека в единоборстве с гроз­ным буйволом нашла отражение в мифе о путешествии Тесея на Крит.

Остановимся на происхождении трезубца Посейдона. Польский уче­ный Л. Зайдлер, подробно исследо­вавший этот вопрос, отмечает, что этот атрибут властителя морей брата Зевса сопутствует всем его изобра­жениям и скульптурам: трудно по­нять, писал он, почему Посейдон по­стоянно держит эти большие вилы. Л. Зайдлер высказывает мысль, что этот трезубец — трехглавая верши­на острова, возвышающегося над во­дой. Трезубец был виден издалека и был прекрасным ориентиром для су­дов в океане. Он-то и стал символом Атлантиды. Зайдлер обратил внима­ние на то, что знак трезубца на мно­гих языках означает гору.

Мнение Зайдлера о том, что изда­ли рельеф острова Атлантиды напо­минал торчащий из моря трезубец, очень интересно. Ведь Атлантида располагалась в пределах вулкани­ческой кальдеры. От Платона мы зна­ем, что окружали остров высокие го­ры с крутыми обрывами, обращенны­ми к морю. Издали контуры этой вулканической постройки выглядели в виде трех торчащих над водой вер­шин — трезубца.

Упоминания о высокой культуре Крита и его царе Миносе имеются не только в мифах, но и в трудах еги­петских, греческих и римских исто­риков, в частности у Геродота и Фу­кидида. Они пишут о Миносе как о мудром правителе, который воздвиг города и создал первые писаные за­коны.

Писаные законы! Значит, в Минойском государстве уже существовала письменность. Да, раскопки на Кри­те, в Микенах и в особенности в Пилосе подтверждают сведения истори­ков древности. Минойцы владели письменностью, и, что самое порази­тельное, это была первая в мире сло­говая письменность, пришедшая на смену иероглифам. Но ведь об этом же говорит Платон: «Каждый из де­сяти царей господствовал в своем уделе… взаимные же их отношения и общение власти определялись пред­писаниями Посейдона, как их пере­давал закон и подписи, начертанные еще предками на орихальковом стол­бе». Значит, диалог Платона и запи­си историков древности свидетель­ствуют об одной и той же стране, где существовал мудрый правитель, впервые создавший законы и напи­савший их на столбе для всеобщего ознакомления.

Связь сказания Платона и результа­тов недавних археологических откры­тий налицо. Из описания Платона следует, что Атлантида существовала в период расцвета бронзового века. К этому же времени относится и ци­вилизация, открытая Эвансом. Описа­ние Платоном созданных атлантами дворцов, например храма Клито и По­сейдона, их отделки до деталей на­поминает нам откопанные недавно руины Кносского дворца, Микен, Тиринфа и других городов критской ци­вилизации середины второго тысяче­летия, на что обращали внимание мно­гие авторы. Это легкие и изящные дворцы с колоннами из разноцветно­го (белого, черного, красного) камня, стены, раскрашенные в разные цвета, расцвеченные золотом, статуи богов, жертвенники.

Но имеются и более конкретные совпадения. Это описание Платоном игр атлантов с быком и изображение этих игр на одной из стен Кносского дворца. Платон пишет: «Но, приступая к суду, сперва давали они друг другу вот какое заверение. В виду пасущих­ся на свободе буйволов, они в числе десяти, оставшись одни в капище По­сейдона и помолившись богу, чтобы им захватить приятную для них жерт­ву без железа, с одними дубинами и петлями, выходили на ловлю и пой­манного буйвола приводили к столбу и закапывали».

А фреска из Кносского дворца пе­редает ту же ритуальную игру. Рису­нок критянина откопан спустя два­дцать три столетия после смерти Пла­тона. На фреске изображен могучий бык, который мчится нагнув для на­падения голову. С ним сражаются не­вооруженные атлеты. Один, схватив быка за рога, висит на нем, другой проделывает акробатическое упраж­нение на спине быка, третий стоит наготове, чтобы в удобный момент принять участие в игре.

В «Критии» прямо говорится о том, что буйволы (быки) приносились в жертву богам. Раскопки на Крите дают нам огромное количество дока­зательств тому, что у древних критян бык играл важную роль в культовых обрядах. Об этом мы можем уверен­но судить по многочисленным наход­кам изображений быков.

В «Критии» Платона говорится о широком развитии земледелия на Ат­лантическом острове. Раскопки на Крите открыли огромные кладовые, где в сосудах хранилось зерно. Инте­ресен в этой связи сосуд, найденный во дворце в Агии-Триаде (1500 г. до н. э.). На нем изображена процессия крестьян, собирающих оливы.

У Платона упоминается об арсена­лах, наполненных триремами и снаря­жением для них, об огромном флоте атлантов в 1200 кораблей, а раскопки на островах и берегах Средиземного моря дают нам неоспоримые доказа­тельства морского могущества Минойского государства, установившего торговые связи не только с Египтом, Вавилонией, но и со странами Север­ного моря, откуда поступали на Крит янтарь и олово.

Описание Платоном рельефа Ат­лантиды удивительно напоминает строение вулканической кальдеры, обычно представляющей собой коль­цо вулканических гор, отделяющих остров от моря. Внутренняя же часть кальдеры — это лагуна, иногда с не­большим вулканическим конусом в центре или же с несколькими вложен­ными друг в друга вулканическими конусами, как, например, конус Нео-Каймени, возникший в центре кальде­ры Санторина в 1927 г. Таковы каль­деры Асо с центральным конусом Накадаке в Японии или депрессия Тосвада в той же стране. Но обратим­ся к Платону. Он пишет: «Во-первых, вся эта местность была говорят очень высока и крута со стороны моря, вся же равнина около города, обнимаю­щая город и сама, в свою очередь, объятая кругом горами, опускавши­мися вплоть до моря, была гладка и плоска». Сходство этого описания с кальдерой поразительно! Ведь рас­положение горного хребта в виде кольца, да еще окруженного мо­рем, — явление необычайно редкое и характерное главным образом для вулканических кальдер.

Далее Платон пишет, что Атлантида в целом имела продолговатую фор­му. Такая конфигурация в общем не характерна для кальдер, обычно имеющих округлую форму. Но имен­но кальдера Санторина, в отличие от большинства других кальдер, как мы уже писали, имеет форму прямо­угольника, причем отношение сторон 2:3 полностью совпадает с отноше­нием сторон Атлантиды Платона. Ес­ли же уменьшить размеры Платонов­ской Атлантиды в 10 раз, как считает А. Галанопулос, то его Атлантида ока­зывается всего лишь в 2 раза больше Санторинского вулканического архи­пелага.

Обратимся к описанию Платоном внутренней части Атлантиды — горо­да, расположенного в центре этого острова, окруженного горами. «С мо­ря, по направлению к середине, лежа­ла по всему острову равнина, говорят прекраснейшая из всех равнин и до­статочно плодородная. При равнине же опять-таки по направлению к сере­дине острова, на расстоянии стадий пятидесяти была гора, небольшая в окружности. Посейдон… крепким ограждением отсек кругом холм, по­строив одно за другим большие и меньшие кольца поочередно из мор­ских вод и из земли, а именно — два из земли и три из воды, на рав­ном повсюду расстоянии один от дру­гого, словно выкроил их из середины острова, так что холм этот сделался недоступен для людей…»

Концентрическое расположение вулканических конусов — явление достаточно распространенное. Тако­ва, например, упоминавшаяся каль­дера Тосвада в Японии и др. Каждый внутренний конус обычно моложе внешнего. Если такие конусы форми­руются на вулканическом дне и ока­зываются частично залитыми водой, то они выглядят именно так, как опи­сывает Платон, — концентрические острова-кольца. Показательно, что если следовать описанию Платона, эти кольца не дело рук человека, а «тво­рение бога», т. е. они уже существо­вали, когда люди поселились на ост­рове.

Что же сделал сам человек? Об этом Платон говорит вполне опреде­ленно: «Начиная от моря, вплоть до крайнего внешнего кольца, прокопали они канал… и таким образом откры­ли доступ к этому кольцу из моря как будто в гавань, а устье расшири­ли настолько, что в него могли вхо­дить самые большие корабли. да и земляные валы, которые разделяли кольца моря, разняли они по направ­лению мостов настолько, чтобы пе­реплывать из одного в другое, и эти проходы покрыли сверху так, чтобы плавание совершалось внизу, ибо прокопы земляных колец имели до­статочную высоту поверх моря…» Из описания видно, что атланты не со­здали эти концентрические острова, а лишь приспособили их к своим нуж­дам, прорубив проходы, заполнив межкратерные пространства водой (если ее там не было), воздвигли мосты и построили большие стены и башни.

Нетрудно видеть, что рельеф Ат­лантиды, по описанию Платона, напо­минает строение кальдеры Санторина, какой она была, судя по геологиче­ским данным, до минойского извер­жения. Упоминание Платоном о том, что один из источников на Атлантиде был с теплой водой, подтверждает мнение, что Атлантида была распо­ложена на вулканическом острове.

Мифы Древней Греции и результа­ты геологических исследований сов­падают в отношении характера ка­тастрофы, случившейся в Эгейском море. Оба источника свидетельст­вуют, что это было вулканическое из­вержение, сопровождаемое взрывом и пеплопадом (от гор отрывались це­лые скалы, грохот наполнял воздух… моря кипели, и дым и смрад заво­локли все густой пеленой).

Сопоставление археологических и геологических данных интересно по­тому, что оба эти источника, являю­щиеся, несомненно, важнейшими, включались в спор об Атлантиде в наши дни. Геологические и археоло­гические раскопки свидетельствуют, что в Восточном Средиземноморье за 1400 лет до н. э. произошло раз­рушительное извержение вулкана Санторин, засыпавшее пеплом остро­ва в Эгейском море, послужившее одной из причин гибели эгейской ци­вилизации. Открытие А. Эванса на несколько лет опередило геологиче­ские исследования. Подробно о раз­мерах Санторинской катастрофы как геологического явления мы узнали лишь в самое последнее десятилетие. Эванс и его последователи вели свои раскопки в первые три десятилетия нашего века. И тем интереснее зву­чат их слова о том, что Кносский дво­рец и другие постройки эгейского Крита погибли в результате какой-то внезапной катастрофы. Катастрофа произошла одновременно и была все­общей: Кносс, Фест, Агиа-Триада, Гурния, Мохлос, Маллия, Палекастро, Псира и другие селения Крита лежа­ли в развалинах, были покрыты сло­ем пепла. Эванс и его последователи, отмечая катастрофический характер гибели минойского государства, не знали об извержении Санторина. Они связывали разрушения и пепел с втор­жением греков-ахейцев.

Более поздние геологические ис­следования подтвердили версию ар­хеологов о катастрофе, приведшей к гибели эгейской цивилизации. Эта катастрофа была вызвана вулкани­ческим извержением и сопровождав­шими его иными природными про­цессами (пеплопадом, землетрясе­ниями, цунами), а не нашествием ахейцев. Греки, по-видимому, приш­ли позже, когда критяне, ослаблен­ные природной катастрофой, не мог­ли уже сопротивляться и были по­рабощены.

Археологические и геологические данные свидетельствуют, что: а) од­на из величайших цивилизаций в мире погибла в результате вулкани­ческой катастрофы, б) это произош­ло 3500 лет назад.

Легенда об Атлантиде приобрета­ет реальность, если мы перенесем ее из Атлантического океана в восточ­ное Средиземноморье, из десятого тысячелетия во второе тысячелетие до нашей эры. Основываясь на рас­копках А. Эванса и его последова­телей, мы можем значительно пол­нее, чем из описаний Платона, пре­дставить себе эту легендарную стра­ну и восстановить обстановку в мо­мент ее гибели.