7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

За два тысячелетия высказано много причин гибели загадочной страны. Современные представле­ния о геологических процессах, происходящих сейчас или случив­шихся в недалеком геологическом прошлом, позволяют резко сузить число природных явлений, которые способны вызвать катастрофу, сколь­ко-нибудь близкую описаниям Пла­тона.

Казалось бы, одной из самых ес­тественных причин гибели Атлан­тиды было поднятие уровня океана или же опускание суши. Известно огромное число примеров, когда на дне озер, морей и океанов нахо­дят развалины строений и целых городов, которые тысячу лет назад располагались на суше или даже вдали от моря.

Поднятия и опускания океани­ческого дна захватывают обшир­ные пространства, поражающие вооб­ражение. Так, значительная часть Нидерландов постоянно погружается. Чтобы морская вода не проникла в обжитые районы и не залила пастбища, нивы и города, голландцам постоянно приходится наращивать дамбы, защищающие их страну от вторжения вод Северного моря.

Сколь ни заманчиво объяснение гибели Атлантиды общим опуска­нием острова тем, что страна спо­койно погрузилась в море, оно не может быть принято, так как эта при­чина гибели не соответствует опи­саниям, сделанным Платоном в «Критии». Платон указывал на катастро­фический характер гибели Атлан­тиды. Но допустим, что катастро­фичность этого события — плод фан­тазии Платона. Однако и в этом случае рассматриваемая причина по­гружения крупного острова не состоя­тельна. Поднятия и опускания на земной поверхности, обусловленные геологическими причинами, происхо­дят повсеместно. Однако эти про­цессы идут настолько медленно, что не могут вызвать явление хоть сколь­ко-нибудь напоминающее то, что мы знаем об Атлантиде. Максимальные скорости поднятий и опусканий зем­ной коры измеряются миллимет­рами в год и как крайний предел — сантиметром в год. Для того чтобы равнинная страна погрузилась хотя бы на несколько метров, необходи­мо время, измеряемое тысячелетия­ми. Если же вспомнить, что, по опи­санию Платона, Атлантида изоби­ловала горными хребтами, то оче­видно, что от этой причины придется отказаться.

Процессы геологических подня­тий и опусканий проходят необы­чайно медленно. Этот факт смущал многих атлантологов, и некоторые из них в поисках причин, резко уско­ряющих опускание суши, обратились к так называемым эвстатическим колебаниям уровня Мирового океа­на. Что же это такое?

Как известно, в недалеком геоло­гическом прошлом наша планета пережила несколько эпох оледене­ния. За время оледенения огромное количество воды было превращено в материковый лед, покрывавший тысячеметровым панцирем значи­тельные пространства на севере Европы, Азии и Америки. В ледяном щите скопилось столько влаги, что уровень воды в Мировом океане понизился более чем на 100 м. Когда же лед начал таять, то уровень Ми­рового океана вновь стал расти и в конечном счете поднялся на те же 100—150 м. Сто метров! Это не ка­кие-то там миллиметры в год. Под­нятия уровня океана на стометровую высоту достаточно, чтобы закрыть водами многие страны. Однако сколь ни заманчива такая причина для объяснения гибели Атлантиды, она также нереальна.

Потепление в конце последней лед­никовой эпохи, закончившейся при­мерно 10 тыс. лет назад, не имело катастрофического характера. Изу­чение радиоуглеродным методом органических остатков, обнаружен­ных в поздне- и послеледниковых от­ложениях, и палеоботанические ма­териалы свидетельствуют, что повы­шение уровня океана в конце лед­никовой эпохи было постепенным. На первых этапах таяния льда уровень в океане повышался на 12—7 мм в год, а затем (примерно 6 тыс. лет назад) всего лишь на 2—1 мм в год.

Итак, утонуть благодаря «обыч­ным», т. е. постоянно и повсеместно происходящим, геологическим процессам Атлантида не могла. В таком случае причину гибели легендарно­го материка следует искать в явле­ниях случайных, катастрофических. Такого рода события могут быть подразделены на три группы: а) яв­ления атмосферного характера, б) космические события, в) геологи­ческие катастрофы.

Необычайная сила атмосферных явлений почти не поддается описа­нию. Тайфуны (ураганы, циклоны), свирепствующие в тропических зо­нах Северного и Южного полушарий, по масштабу причиненных ими разру­шений и числу погибших людей прочно занимают первое место среди всех стихийных бедствий. Несколько лет назад (13 ноября 1970 г.) неве­роятный по силе тайфун обрушился на прибрежные районы Восточного Пакистана. Поднятая ветром волна высотой до 8 м прошла над густо­населенными островами. Сметая все на своем пути, она ударила по побережью и вместе с ураган­ным ветром принесла катастро­фические разрушения. Несколь­ко часов эти острова и часть матери­кового побережья находились под водой. Последствия тайфуна огром­ны: сорваны мосты, разрушены шос­сейные и железнодорожные магист­рали, полностью уничтожены целые поселки. По сообщениям газет, от тайфуна пострадало в общей слож­ности более 10 млн. человек. Число погибших превысило полмиллиона, а по некоторым сведениям и более миллиона человек. Случилось одно из самых сильных стихийных бедст­вий за всю историю человечества.

Помимо тайфуна, нет ни одного геофизического явления, способного породить потоп одновременно с по­мощью ливня и гигантских волн. Большинство наводнений, в том числе все наиболее крупные, обычно свя­заны с тайфунами и ураганами. Биб­лейский «всемирный» потоп — это одно из наводнений, вызванных тай­фуном. Как теперь установлено, по­топ в Библии — это пересказ шумеро-вавилонского мифа о Гильгаме­ше, где описывается гигантский тай­фун, разразившийся на берегу Пер­сидского залива. Шумеро-вавилонский миф низводит потоп до вполне правдоподобных размеров — дождь идет только семь дней, вода не покрывает вершин гор, остановка судна на горах Ницир в то время, когда потоп достиг своего максиму­ма, дает представление о высоте поднятия воды. Высота гор Ницир — около 400 м.

Если опустошительные наводнения, вызванные тайфунами, так часты, а упоминания о потопах мы находим в мифах и легендах всех народов, живших у моря, то не может ли тай­фун быть причиной гибели Атлан­тиды?

Разрушительная сила и огромные размеры территории, пораженной пронесшимся над ней тайфуном, до­статочны, чтобы уничтожить страну размером с описанную Платоном Атлантиду. Но тайфун — явление не­продолжительное. Из истории тропи­ческих стран мы знаем, что люди, пережившие самые сильные урага­ны, обычно не покидают своих мест, а после обрушившегося на них несча­стья отстраиваются заново. Если бы тайфун и поразил Атлантиду Пла­тона, он бы ее разрушил, но не унич­тожил. На месте прежней процветающей страны сохранились бы следы ее былой высокой культуры. Тем более никакой ураганный ветер не может навечно погрузить под уро­вень океана даже небольшой остров.

Большое внимание атлантологов привлекают космические причины ги­бели Атлантиды. Известный поль­ский атлантолог Л. Зайдлер, спе­циалист в области астрономии, выдви­гает космические причины на пер­вый план. Он разбирает несколько различных вариантов космических катастроф, а именно встречу Земли с астероидом, падение на нашу пла­нету кометы и т. п.

Гибель крупного района в резуль­тате падения метеорита вещь реаль­ная. Следует подчеркнуть, что до последних лет роль таких катаст­роф в историческом прошлом нашей планеты приуменьшалась, так как по­верхность Земли была еще недоста­точно обследована, и большинство известных метеоритных кратеров не было обнаружено. Переоценка пред­ставлений о масштабе подобных ме­теоритных катастроф произошла в последние годы в связи с успехами в изучении Луны. Данные, получен­ные космическими аппаратами, сви­детельствуют о метеоритном, удар­ном происхождении лунного релье­фа. Непосредственные наблюдения лунной поверхности через телеви­зионную камеру «Лунохода-1» пока­зали, что она испещрена кратерами диаметром от нескольких сантимет­ров до десятка метров.

Доказательства ударных явлений, повторявшихся неоднократно, при­сутствуют в самих брекчиях, содер­жащих шарики стекла, образовавшие­ся от удара и забрызганные расплавленным стеклом от последующего удара. Лунную поверхность мы мо­жем рассматривать как мишень, постоянно подвергавшуюся метео­ритной бомбардировке от самых ма­леньких камней до астероидов. Ана­логичные лунным кратеры обнару­жены и на других планетах Солнеч­ной системы — Марсе, Венере, Мер­курии. Данные космогонии указывают, что на всех планетах, где существуют метеоритные кратеры, плотность па­дения метеоритов должна быть при­мерно одинаковой.

Если Луна буквально повсеместно покрыта следами гигантских ударов, то почему на Земле следы метеорит­ных кратеров встречаются редко? На этот вопрос можно дать вполне определенный ответ. На Луне нет атмосферы и воды, благодаря этому не происходят химическое разруше­ние пород и перенос их в виде осад­ков по ее поверхности. Возникший в течение всей ее истории «косми­ческий» рельеф оказался законсер­вированным и сохранился до наших дней.

На Земле благодаря атмосфере и гидросфере любая неровность быст­ро (в геологическом отношении, ко­нечно) ликвидируется, если внутрен­ние подземные силы не поддержива­ют ее рост. Горы разрушаются под действием разности температур, ветра, химического разложения, дея­тельности бактерий, механического воздействия воды и передвигае­мыми ею частицами.

Некоторое представление о резуль­татах космических катастроф дает обследование наиболее крупных ме­теоритных кратеров, сохранившихся до наших дней. Самый крупный из известных на Земле метеоритных кратеров — Попигайская котловина. Она расположена на севере Сибир­ской платформы, в бассейне реки Хатанги, в долине ее правого прито­ка реки Попигай. Размеры внутрен­него кратера составляют 75 км, а диа­метр внешнего кратера достигает 100 км. Космическая катастрофа произошла 30 млн. лет назад. Выбро­шенные во время взрыва глыбы кристаллических пород фундамен­та платформы разлетелись на рас­стояние до 40 км от края кратера. Космический взрыв вызвал расплав­ление горных пород, в результате чего образовалась лава с высоким содержанием кремнезема.

В Северной Америке, в районе полуострова Флорида, на побережье Атлантического океана произошло падение, по-видимому, одного из наиболее крупных астероидов. В шта­тах Северная и Южная Каролина бы­ла проведена аэрофотосъемка, об­наружившая ряд круглых и яйцеоб­разных воронок. Крупных кратеров — около 140 тыс., в том числе около 100 диаметром более полутора ки­лометров. Невозможно установить число мелких. Предполагают, что их более полумиллиона. Площадь, подвергшаяся камнепаду, достигла 200 тыс. км2. Кратеры расположены дугой, в центре которой находится приморский город Чарлстон. Одна­ко большая часть обломков астерои­да обрушилась в Атлантический оке­ан. Согласно мнению одних ученых кратеры образовались в результате падения метеоритов, скорее комет­ного происхождения, врезавшихся в Землю под небольшим углом к горизонту в юго-восточном направлении. Некоторые из метеоритов бы­ли двойные (тандем — метеориты), и их падение имело взрывной харак­тер. Согласно другим предположе­ниям в результате перегрева взор­вался в атмосфере крупный астероид и разбросал осколки в радиусе бо­лее 1000 км. Диаметр его — около 10 км, а масса — 1000—2000 млрд. т.

Немецкий астроном Мук считал, что падение этого метеорита и было при­чиной гибели Атлантиды. Он даже вычислил точное время падения космического пришельца (5 июня 8499 г. до н. э. по Григорианскому календарю в 13 часов по Гринвичу).

Метеоритная катастрофа больше подходит для объяснения причин гибели Атлантиды, чем эвстатические поднятия уровня океана или тайфу­ны — мгновенный взрыв гигантской силы, способный не только уничто­жить все живое в радиусе десятков и даже сотен километров, но и вы­звать расплавление горных пород в эпицентре. И все же такая причина гибели Атлантиды, хотя в принципе и возможна, но маловероятна. И де­ло не только в том, что падение крупных метеоритов — явление не­обычайно редкое (за исторический период жизни человечества мы не знаем достоверных случаев такого падения), метеоритная версия не может решить проблему Атланти­ды — погрузить ее бесследно на дно морское. Сколько ни велик был упав­ший на Землю метеорит, он не мог образовать на месте своего паде­ния океанической впадины. Гигант­ские воронки, возникшие в резуль­тате взрыва, вызванного падением космического пришельца, всегда почти полностью заполнены раздробленной, а иногда и расплавленной по­родой. Даже в таком метеоритном кратере, как Попигайская котловина в Сибири, поверхность кратера лишь на несколько десятков (макси­мум сотен) метров ниже простран­ства, находящегося за пределами взрыва. Таким образом, если распо­ложенную в Атлантическом океане или в каком-либо другом морском бассейне легендарную Атлантиду настиг гигантский метеорит, то она была бы уничтожена полностью, но отнюдь не погрузилась бы на океа­ническое дно. Такой крупный метео­ритный кратер, измеряемый десят­ками километров и еще «совсем свежий», был бы обнаружен, в осо­бенности в последнее десятилетие, когда весь земной шар покрыт фо­тосъемкой с самолетов и спутников. Возможна ли гибель Атлантиды в результате встречи Земли с ко­метой? Для ответа на этот вопрос нас должно заинтересовать собы­тие, случившееся летом 1908 г. в си­бирской тайге, — падение Тунгус­ского метеорита. Сумма всех дан­ных позволяет утверждать, что было падение небольшой кометы. Она во­шла в земную атмосферу утром, двигаясь с востока, т. е. навстречу Земле. На высоте 5—10 км над Зем­лей произошел взрыв колоссальной силы, соответствующий взрыву не менее чем 3 млн. т тротила, т. е. в 100 раз более сильный, чем атом­ный взрыв в Нагасаки и Хиросиме. Скорость, с которой влетала Тун­гусская комета в атмосферу Земли, согласно расчетам, была от 30 до 40 км/сек. К моменту взрыва она снизилась до 16—20 км/сек, а мас­са взорвавшегося тела составила несколько десятков тысяч тонн (ос­тальное испарилось до взрыва). Рас­четы показали, что температура на фронте головной, ударной волны достигала 100 тыс. градусов, т. е. в десятки раз превышала температу­ру поверхности Солнца.

После взрыва образовалась широ­кая зона поваленных деревьев, форма которой (в виде бабочки) совпадает с рассчитанной теорети­чески зоной разрушения от балли­стической волны. Горелый лес и слабые ожоги, полученные немно­гими очевидцами, находившимися на расстоянии сотен километров от эпицентра, дают некоторое представ­ление о термическом эффекте взры­ва. На месте катастрофы найдены мельчайшие шарики размером в де­сятки микрон, представляющие за­стывшие капельки расплавленного металла или силиката, входивших в состав твердых включений ядра кометы. Следов повышенной радио­активности в районе падения не обнаружено.

Могло ли подобное космическое событие вызвать гибель Атлантиды? Судя по силе взрыва и по размерам площади, пораженной в 1908 г., не­сомненно, могло. Однако комета мог­ла лишь разрушить и сжечь леген­дарную страну, но не уничтожить ее бесследно, и тем более не утопить ее в море. В случае взрыва, анало­гичного Тунгусскому, не возникло бы даже кратера. Если бы такая ката­строфа произошла, то сохранились бы развалины разрушенного госу­дарства атлантов, как сохранились обгорелые бревна от леса, повален­ного в 1908 г. взрывом. Космиче­ские причины, сколь они ни кажутся заманчивыми на первый взгляд, при внимательном анализе не под­ходят.

Обратимся к геологическим про­цессам катастрофического характе­ра. Здесь внимание должны привлечь три явления, служащие постоянным источником человеческих бедствий: землетрясения, извержения вулка­нов и цунами — морские волны, вы­званные подводными землетрясе­ниями и извержениями.

За историческую эпоху в различ­ных районах планеты сотни раз про­исходили разрушительные землетря­сения, в результате которых обра­зовались гигантские трещины, воз­никли крупные обвалы горных масс, разрушились города, погибли ты­сячи людей. Наиболее полно изу­чены катаклизмы последних двух столетий.

Одно из самых сильных землетря­сений нашего века — Чилийское — произошло 29 мая 1960 г. Оно пол­ностью разрушило город Консепсь­он. Были превращены в развалины Вальдивия, Пуэрто-Монт и другие города. Подземные толчки, обвалы горных масс и оползни затронули площадь свыше 200 тыс. км2, превра­тив в руины территорию, которая по площади превышает Великобрита­нию. За несколько секунд прибреж­ная полоса площадью 10 тыс. км2опустилась после землетрясения ни­же уровня океана и оказалась пе­рекрытой двухметровым слоем во­ды. Трудно представить себе раз­меры этого гигантского геологическо­го явления, случившегося всего 15 лет назад и точно зафиксированного сравнением топографических карт до и после катастрофы. Подземные толчки вызвали колоссальное цуна­ми. На Чилийское побережье нака­тилось несколько гигантских волн. Первый прилив моря был небольшим. Поднявшись на 4—5 м выше обычно­го уровня, море оставалось непод­вижным около 5 минут. Затем оно начало отступать. Отлив был стре­мительным и сопровождался страш­ным шумом. Вторая волна нахлы­нула спустя минут двадцать. Она с грохотом мчалась к берегу с огром­ной скоростью — 50—200 км/час, вздымаясь вверх до 8 м. Словно гигантская рука, сминающая длин­ный лист бумаги, волна с ревом снес­ла один за другим все дома. Море стояло высоко в течение 10—15 мин, а затем отступило. Третью волну увидели издалека час спустя. Она была выше второй, достигая 10—11 м. Скорость ее движения около 100 км/час. Обрушившись на обломки домов, нагроможденные второй вол­ной, море вновь замерло на чет­верть часа, затем вновь стало отсту­пать.

Землетрясение, в особенности на берегу океана, значительно ближе по характеру проявления к описа­ниям Платона, чем космические катастрофы. Существенно также и то, что даже самые сильные сейсми­ческие катастрофы происходят в тысячу раз чаще, чем падения круп­ных метеоритов. Для наших даль­нейших рассуждений важно, что силь­ные землетрясения происходят на земном шаре не повсеместно, а лишь в относительно узких сейсми­чески активных зонах, опоясавших планету. Следовательно, если мы бу­дем связывать гибель Атлантиды с землетрясением, то вынуждены помещать последнюю в пределы одной из сейсмоопасных зон.

Пояса, где возникают землетря­сения, могут быть подразделены на две группы. К первой из них отно­сятся области, где за историческое время известны и по геологическим данным возможны в будущем раз­рушительные и катастрофические землетрясения. Ко второй группе относятся сейсмические пояса, в пределах которых хотя и происходят ощутимые землетрясения, но разру­шительной силы, а тем более ка­тастрофического характера, они ни разу не достигли.

Самый протяженный пояс разруши­тельных землетрясений располага­ется по периферии Тихого океана. В его пределах чаще всего возника­ют катастрофические землетрясе­ния, об одном из которых (Чилий­ском) мы рассказали. Особенностью этой глобальной сейсмически актив­ной зоны является также то, что к ней приурочено подавляющее боль­шинство наиболее сильных цунами, поскольку очень часто эпицентры сильнейших землетрясений распо­ложены под дном океана.

Но этот грандиозный сейсмиче­ский пояс на многие тысячи кило­метров удален от тех районов, где предполагается местонахождение Атлантиды. Поэтому связывать про­исходящие в нем интенсивные гео­логические процессы с гибелью Ат­лантиды нет оснований.

Внимание должна привлечь дру­гая высокосейсмичная зона, пе­ресекающая Евразиатский материк в субширотном направлении. Она на­чинается у побережья Атлантиче­ского океана (Португалия, Испания), захватывает все Средиземно­морье и Южную Европу, продолжа­ется через высокогорные районы Центральной Азии вплоть до Тихо­го океана. От Памира в сторону Мон­голии и Байкальской горной страны отходит еще одна высокосейсмич­ная зона, в пределах которой за историческое время произошли де­сятки катастрофических землетря­сений.

Области умеренной сейсмичности обычно располагаются по краям вы­сокосейсмичных зон, а также обра­зуют ряд самостоятельных полос. Таковы полосы слабых землетрясе­ний, протягивающиеся вдоль Урала или Скандинавского полуострова. В эту же группу попадает и сейсми­ческий пояс подводного срединно-океанического -хребта, проходящего по оси Атлантического океана.

Подчеркнем, что хотя в пределах подводного Атлантического вала и происходят подземные толчки, но это землетрясения не катастрофи­ческого характера. Следовательно, известная на этом валу умеренная сейсмическая активность не является подтверждением, как считают мно­гие атлантологи, гибели там Атлан­тиды. В противоположность Атлан­тическому океану сейсмичность Средиземноморья очень высокая.

Сейсмическая активность проявля­ется в частоте землетрясений, а глав­ное, в их силе. Силу землетрясения обычно измеряют в баллах. У нас в Советском Союзе принята двенад­цатибалльная шкала. Так, Ашхабад­ское землетрясение 1948 г. — самая тяжелая сейсмическая катастрофа в нашей стране — была силой 9 бал­лов. Но сила землетрясения на поверхности Земли не говорит точно о величине энергии, которая выде­лялась под землей. Чтобы сравнивать землетрясения по энергии, поль­зуются понятием магнитуды, пред­ставляющей логарифм отношения амплитуды колебания сейсмографа к амплитуде стандартного землетря­сения. Если магнитуда двух земле­трясений отличается на единицу, это означает, что амплитуды колебаний одного из них больше другого в 10 раз. Сопоставляя землетрясения по магнитуде, мы, по существу, срав­ниваем их энергии.

С момента появления современной инструментальной сейсмологии к сильнейшим землетрясениям мира следует отнести следующие удары: 31 января 1906 г, на побережье Северного Эквадора и подводное землетрясение 2 марта 1933 г. к востоку от северной части Японии. Ни одна из этих грандиозных спазм Земли не упоминается в популярной литературе о землетрясениях, по­скольку обе они произошли вдали от крупных населенных пунктов и не вызвали разрушений и гибели лю­дей. Магнитуда этих землетрясений достигла 8,9. Ашхабадское земле­трясение имело магнитуду 7,0. Сле­довательно, оно было почти в 100 раз слабее самого сильного земле­трясения.

Землетрясение 1960 г. на Чилий­ском побережье имело магнитуду 8,5. Таким образом, оно лишь в 4—5 раз уступало по силе максималь­ному из зарегистрированных на Зем­ле пароксизмов. А может ли произой­ти землетрясение значительно боль­шей силы, чем нам известны? Ведь геологические процессы продолжаются на Земле многие миллионы лет, а количественные данные, полу­ченные инструментальной сейсмоло­гией, ограничиваются всего лишь шестью-семью десятками лет.

Геофизика и геология отвечают сейчас вполне определенно, что землетрясения более сильные, чем с магнитудой 9, на Земле произой­ти не могут. И вот почему. Каждое землетрясение представляет собой толчок или серию толчков, возни­кающих вследствие смещения гор­ных масс по разлому. Сила земле­трясения и его энергия (магнитуда) определяются размером очага зем­летрясения, т. е. той площадью, на которой произошло смещение горных пород. Расчеты показали, что даже у слабых землетрясений, едва ощути­мых человеком, площадь «ожившего» разлома измеряется в длину и по вертикали несколькими метрами. При землетрясениях средней силы, вызывающих образование трещин в каменных зданиях, размеры очага уже километры. Самые же сильные катастрофические землетрясения имеют очаг, достигающий по протя­женности 500—1000 км и уходящий на глубину до 50 км.

У максимального из зарегистри­рованных землетрясений очаг ра­вен 1000X100 км. Эта цифра уже близка к предельной длине разло­мов, известных на земной поверх­ности. Дальнейшее увеличение глубины очага также невозможно, поскольку на глубинах более 100 км земное вещество находится уже в пластичном состоянии, близком к плавлению. Следовательно, такие землетрясения, как Чилийское, мы можем считать близкими к максимально возможным. Их изучение позволяет оценить вероятные по­следствия максимально возмож­ного сейсмического катаклизма.

Сколь ни страшны разрушения от таких землетрясений, они все же ограничены площадью определенно­го размера. Поскольку катастрофи­ческое землетрясение возникает вдоль протяженного разлома, зона наибольших разрушений вытяги­вается относительно узкой поло­сой, составляющей максимум 20— 50 км в ширину и до 300—500 км в длину. За пределами этой зоны под­земный удар уже не имеет ката­строфической силы.

Вследствие ограниченной по ши­рине зоны разрушения целая стра­на, в том числе платоновская Атлан­тида, не была бы разрушена цели­ком одним толчком, сколько бы сильным он ни был. Землетрясение могло разрушить лишь часть страны, и, следовательно, после земле­трясения от Атлантиды должно бы­ло бы что-нибудь остаться.

Во время катастрофических зем­летрясений происходит опускание (или подъем) значительных площа­дей, измеряемых десятками тысяч квадратных километров. Если под­вергнутая землетрясениям зона расположена вблизи моря, то такое явление может привести к опуска­нию под уровень моря обширной территории, как это, например, имело место во время Байкальского землетрясения 1861 г., когда в дель­те р. Селенги ушла под воду так называемая Цыганская степь пло­щадью более 200 км2, или уже при­водившийся случай на Чилийском побережье Тихого океана.

Такое явление как будто бы на­поминает обстановку, рассказан­ную Платоном, — Атлантида ушла под воду. Однако в результате землетрясения утонуть Атлантида не могла. Дело в том, что одно ка­тастрофическое землетрясение опустит прилежащую к эпицентраль­ной линии зону лишь на несколько метров, не более. Следовательно, развалины Атлантиды на прибреж­ном дне смог бы обнаружить не только аквалангист, но и любой ку­пающийся. Землетрясение способ­но разрушить часть государства ат­лантов, превратить в руины его сто­лицу, но оно не могло бесследно погрузить Атлантиду в пучины океана.

Могло ли быть причиной гибели Атлантиды гигантское цунами? Как известно, цунами является одним из побочных явлений при подземном ударе или вулканическом взрыве, случившимся близ моря.

Цунами, возникающего от подвод­ных землетрясений, практически нет в Северном Ледовитом и Атланти­ческом океанах. Нет потому, что под дном этих океанов не происходят цунамигенные землетрясения. По­скольку у нас нет оснований поме­щать платоновскую Атлантиду на один из островов Тихого океана, мы делаем вывод о том, что цунами, возникшее от удаленного землетря­сения, не могло быть причиной ги­бели Атлантиды.

Остановимся на возможности воз­никновения волн цунами в Среди­земном море. Греческий сейсмолог А. Галанопулос посвятил этому во­просу специальную статью. Собран­ные им сведения о ранее происшедших цунами в Средиземноморье показали, что побережье этого мор­ского бассейна подвержено дейст­вию цунами, возникающим от двух причин: а) подводных землетря­сений; б) извержений вулканов под водой и вблизи воды. Выяснилось, что цунами от землетрясений более слабые по высоте волн и катастрофических разрушений на берегу не вызывают. На цунами, образующих­ся от вулканических взрывов, мы оста­новимся далее специально. Здесь же заметим, что одно цунами не могло разрушить Атлантиду. Цунами может служить дополнительной причиной катастрофы, но не един­ственной.