4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Существующие в настоящее время практические приемы ис­пользования звука в рыболовстве возникли в результате много­векового опыта рыбаков. В основу этих приемов были положены определенные особенности поведения некоторых промысловых рыб, проявляющиеся в определенных условиях во время питания, размножения, обороны и движения. Передаваемые из поколения в поколение практические приемы акустического привлечения и отпугивания отдельных видов рыб содержат обычно главное для их использования — подробное описание их техники и примене­ния и не вскрывают своего биологического содержания.

Поэтому ниже мы не только опишем технику существующих акустических приемов привлечения и отпугивания рыб, но и постараемся вскрыть их биологическое содержание.

Выше было показано, что всякое внезапное излучение звука вызывает у рыб ориентировочную реакцию, сопровождающуюся увеличением двигательной активности. Эта особенность поло­жена в основу приема ночного обнаружения стай рыб, приме­няемых рыбаками в южных морях с сильноразвитым свечением воды. Проводя разведку стай рыб темными ночами, рыбаки соз­дают сильные подводные звуки, ударяя молотом по палубе судов или веслами по лодке. В случае близости стай рыб звуки резко усиливают их двигательную активность, что возбуждает сильное свечение воды, обрисовывая очертания стай (Moulton a. Backus, 1955).

Питание рыб — один из основных биологических процессов, с которым связаны специфические реакции экологически различ­ных видов. Практиками-рыбаками давно подмечено, что пред­шествующие и сопровождающие акт питания процессы (опти­ческие, акустические и химические) способны при их имитации вызывать соответствующие акты и связанные с ними поведен­ческие реакции рыб. В результате имитации акустических раз­дражителей, связанных с пищевыми реакциями, были разрабо­таны некоторые приемы привлечения отдельных видов рыб. Впервые убедительные доказательства этому были получены Бюснелем (Busnel, 1959) в работе, посвященной анализу акусти­ческого приема привлечения некоторых хищных рыб, обитающих в реках Нигерии и Сенегала в Африке.

Привлечение рыб осуществляется при помощи специальных приспособлений называемых «котио-котио» в Сенегале и «хе-­хоя» в Нигерии; они несколько отличаются по конструкции. Эти приспособления состоят из металлических пластинок эллипсо­видной формы, «котио-котио» длиной 13 см и шириной 5 сма «хе-хоя» — длиной 18 см и шириной 3 см.Края пластинок спле­таются веревкой, и к одному из концов прикрепляются перья крупных птиц. Крепление пластинок к шесту, являющегося ру­кояткой, осуществляется подвижными соединениями, спереди и сзади при помощи веревок, а в середине при помощи гвоздя (рис. 66, У). Прием привлечения осуществляется с пироги. Рыбак, держа в руках шест, периодическими ударами по воде оплетен­ными пластинками вызывает появление своеобразных звуков. Таким приемом в реках Сенегала привлекают собаку-рыбу (Hydrocioriи капитан-рыбу (Latus niloticus), а в реках Ниге­рии — Heterobranchus dorsalisС целью расшифровки биологического содержания приемов имитации в этих устройствах Бюсселем был предпринят специальный акустический анализ. Звуки, издаваемые этим’И устройствами, записывались и анали­зировались. На осциллограммах (рис. 67, 1, 2, 3) и спектрограм­мах (рис. 67, 4, 5, 6)показаны звуки, издаваемые в воде «котио-котио». Сопоставляя структуру звуков, создаваемых «котио-котио» и «хе-хоя», со звуками, издаваемыми пищевыми объек­тами собаки-рыбы икапитан-рыбы, Бюснель нашел, что они яв­ляются своеобразной копией звуков, которые издают при пита­нии травоядные рыбы сем. Labridae. Тот факт, что на звуки «котио-котио» и «хе-хоя» привлекаются и сами рыбы сем. Labri­dae окончательно убеждает в том, что основой имитации з этих устройствах являются межвидовые акустические сигналы, возни­кающие при питании рыб.

Акустические приспособления для привлечения некоторых рыб

Акустические приспособления для привлечения некоторых рыб

По интенсивности звуки, издаваемые «котио-котио» и «хе-хоя» значительно интенсивнее звуков рыб сем. Labridae; они хорошо прослушиваются при помощи аппаратуры на расстоя­нии около 100 мХотя точная дистанция привлечения хищных рыб неизвестна, однако, учитывая исключительную мутность рек Сенегала и Нигерии, можно допустить, что она осуществляется на расстоянии, не меньшем, чем глубина рек, — 5—7 м.

067

Близок к описанному выше широко распространенный в СССР прием привлечения сома на «квок». Впервые этот прием описан Сабанеевым в 1911 г. «Квок» — акустическое приспособ­ление, напоминающее изогнутую палку с чашеобразным углуб­лением с одного конца и рукояткой, с другой (рис. 66, 2). Изго­тавливается «квок» ив мягкого дерева — яблоки, вяза. Длина «квока» 40 смдиаметр палки около 6 смОвальное углубление в виде чашечки имеет длину около 3,5—5,5 см, ширину 1,5— 2 смглубину около 1 смПрием привлечения сома на «квок» осуществляется с лодки. Один из рыбаков держит в правой руке «квок» с намотанным на его ручку шнуром, который заканчива­ется крючком с наживкой, бьет периодически по поверхности воды чашеобразным «квоком». Звуки сильно возбуждают сома, который часто выскакивает на поверхность около лодки. Наибо­лее четко привлекаются на «квок» сомы в вечернее или ночное время летом, с июня по август. По вопросу того, что имитирует «квок», среди рыбаков существуют противоположные мнения.

Большинство рыбаков вслед за Сабанеевым, основываясь на сходстве кваканья лягушек и звуках «квока», считают, что в нем имитируется звук кваканья лягушек. Другие считают, что «квок» имитирует звук, издаваемый сомом во время нереста. Третьи утверждают, что «квок» имитирует звук захвата сомом пищи. С целью выяснения биологического содержания имита­ции «квока» нами были предприняты специальные акустические наблюдения. В бассейне Московского зоопарка и живорыбного садка были проведены записи звуков питания сома и кваканья лягушек; весной 1963 г. в устье Дона были предприняты наблю­дения за звучанием «квока». Сопоставление полученных нами данных по звукам «квока» и звукам жизнедеятельности сома и лягушек показало, что звуки «квока» грубо имитируют звуки захвата сомом пищи. Звуки же «кваканья» лягушек, которые очень похожи на звуки «квока» в воздухе на слух, в воде сильно между собой различаются. Звуки «квока» также сильно отли­чаются и от барабанных звуков сомов во время нереста. К тому же следует отметить, что реакция привлечения сомов на «квок» происходит, главным образом, летом, а нерест сомов — весной.

В связи .с этим мы считаем, что «квок» основан на имита­ции звуков захвата сомом пищи и оказывает свое действие как внутривидовой сигнал о наличии пищи.

Звуки питания, очевидно, имеют привлекающее значение и в приеме лова рыб «на мормышку». Подледный лов мелких хищ­ных рыб на «мормышку» хорошо известен рыбакам-любителям (Матвеев, 1963). Считалось, что этот прием основан только на имитации движения рачка-бокоплава — мормыша.

«Мормышка» бывает разных конструкций. Чаще всего — это свинцовый или оловянный грузик, к которому прикреплен крю­чок. «Мормышка» прикрепляется к леске и опускается на ней в лунку под лед.

Прием привлечения и лова рыб на «мормышку» состоит в частых резких подергиваниях лески, которая приводит в коле­бание «мормышку». Существует прием лова на «мормышку» с наживкой и без наживки. Следует отметить, что в условиях под­ледного лова с низкой освещенностью воды подо льдом рыбы в основном могут ориентироваться при помощи боковой линии и слуха. Чтобы проверить акустические особенности «мормыш­ки», мы провели в условиях подледного лова на оз. Сенеж акус­тические наблюдения. Было обнаружено, что возникающие от колеблющейся «мормышки» звуки на слух имеют большое сход­ство со звуками, которые издают мелкие окуни и ерши при зах­вате пищи. Вряд ли, конечно, акустические свойства «мормыш­ки» имеют основное привлекающее действие, однако вспомога­тельное значение они оказывают. В связи с этим необходимо отметить некоторые факты, подтверждающие эту мысль. Во-пер­вых, многие рыбаки-любители для увеличения уловистости при­меняют пустотелые, интенсивно звучащие «мормышки»; во-вто­рых, интенсивный поклев рыб на «мормышку» начинается обычно не сразу, а спустя определенное время, в течение кото­рого, вероятно, происходит привлечение рыб на звуки.

Звуки, связанные с питанием, имитируются и в других прие­мах привлечения рыб.

Вестенберг (Westenberg, 1953) сообщает, что рыбаки Индо­незии применяют специальные акустические приспособления — трещотки, грубо имитирующие звуки питания некоторых рыб. Таким образом рыбаки привлекают акул в определенные участ­ки берега, где и ловят их.

Шеманский (1963) указывает, что некоторые лососевые при­влекаются специальными жужжащими акустическими приспо­соблениями, имитирующими звуки воздушных насекомых, кото­рыми питаются эти рыбы.

Рыболов-любитель Левин сконструировал «акустическую удочку», воспроизводящую в воду грубую имитацию звуков воз­душных насекомых, являющихся птицей многих ценных рыб (голавль, форель), генератором «жужжащих звуков» является зуммер, питающийся от батареи карманного фонаря. Послед­ний приводит в колебание туго натянутую леску, которая и пе­редает эти звуки в воду. По утверждению автора, «акустическая удочка» обладает повышенной уловистостью по сравнению с обычными, применяемыми для рыб-энтомофагов.

Приемы, основанные на имитации звуков питания, с акусти­ческой стороны изучены в настоящее время наиболее тщательно. Возможность использования звуков питания рыб в про­мышленном рыболовстве отмечают различные исследователи. Некоторые из них предлагают оригинальные установки, состоя­щие из излучателей и звуковоспроизводящих систем.

Дзюнити (1960) предлагает установку, состоящую из четырех одинаковых излучателей и магнитофона. Излучатели определен­ным образом размещаются в пространстве около ставника. Один из них помещается непосредственно около ставника, а остальные как бы продолжают его направляющее крыло. Вначале излу­чается звук через наиболее удаленный от ставника излучатель, затем последующий и так далее.

Воспроизводя в определенной последовательности через них записанные ранее звуки питания рыб, как утверждает автор, удается собирать и направлять косяки рыб в ставник. Такой спо­соб позволяет собирать рыбу с большой площади.

Относительно имитации звуков других поведенческих реак­ций в существующих приемах привлечения и отпугивания рыб можно судить из описания этих приемов.

Тарасов (1960) описывает оригинальный акустический прием, применяемый на дальневосточных бассейнах для привлечения тунцов. Прием состоит в том, что на судне запускают дождеваль­ный прибор и направляют его струи за борт в полосу движения стай тунцов. Падающие капли искусственного дождя создают звуковую и вибрационную имитацию выбрасывающихся из воды мелких рыбок, преследуемых хищниками. Привлеченные этими звуками и вибрацией тунцы стремительно бросаются к месту падения капель дождя, где и ловятся на крючья тунцеловных удочек. Подобный прием используется и для привлечения круп­ной пеламиды. Описанный прием основан на имитации звуков движения рыб.

Интересен акустический прием привлечения горбылевых рыб (Selena aquila L.), применяемый рыбаками Италии и Албании на Средиземном море. По сообщению проф. Борисова, он осу­ществляется с лодки. В воду опускается весло, по которому рит­мически, при помощи» палочки, производится пять — семь ударов с небольшими паузами после каждой серии ударов. Возникаю­щие в воде звуки привлекают разрозненно держащихся горбы-левых рыб с расстояния более 25 м к лодке, где они и ловятся крючками с наживкой. Применяя такой способ, рыбаки ловят исключительно осторожных и трудноловимых другими способами сциеновых рыб.

Сопоставляя приведенное выше описание приема привлече­ния сциеновых рыб с издаваемыми ими звуками (см. выше), следует, что используемые в нем звуки по временной характе­ристике аналогичны нерестовым звукам (см. рис. 57). Какова при этом частотно-амплитудная характеристика издаваемых звуков — неизвестно.

Однако, учитывая грубую имитацию в акустических прие­мах привлечения рыб на звуки питания и движения, можно по­лагать, что она может быть такой же и в случае имитации не­рестовых звуков. Следует отметить в связи с этим одно из на­ших экспериментальных наблюдений в аквариуме с горбылями, в котором очень грубая имитация звуков нереста (ритмическое постукивание по стеклянной палочке, спущенной в аквариум), вызывала у горбылей приближение к источнику звука. Можно предположить поэтому, что описанный выше прием привлечения сциеновых рыб основан на имитации нерестовых звуков. Ори­гинальный акустический способ привлечения окуней зимой су­ществует на заливах Балтийского моря, в Калининградской об­ласти. Прием лова состоит в следующем.

В предварительно пробитые лунки опускаются жаберные сети. Затем в центр сетей через лунку опускается край доски, по верхнему концу которой производятся постукивания палкой. Возбужденные ритмические звуки передаются в воду, привлекая окуней к сетям. Что привлекает окуней в зону этих звуков — неясно. По характеру привлекающие удары ближе всего к нерес­товым звукам окуней. Однако описанное привлечение окуней производится зимой, когда рыбы находятся в состоянии, дале­ком от половой зрелости. Поэтому сказать что-либо определен­ное о биологическом содержании этого приема в настоящее время нельзя.

Выше были описаны акустические приемы привлечения рыб. В практике рыболовства существуют и приемы отпугивания, ос­нованные на оборонительных реакциях рыб.

Общеизвестен широко распространенный акустический прием отпугивания рыб при помощи «ботала». «Ботало» представляет собой деревянный шест, на одном конце которого укреплена металлическая банка с полостью, обращенной вниз. Прием «бота­ния» рыб осуществляется обычно на мелководье, где устанавли­вают жаберную сеть. Два или три рыбака, вооруженные «бота­лами», двигаются фронтом по мелководью к сети, ударяя ими по воде от поверхности до дна. Возникающие при этом резкие уда­ры возбуждают в воде низкие ударные звуки и поднимают ило­вые завесы. Испуганные рыбы бросаются от фронта источников звука ,и иловых завес к сети и объячеиваются в ней.

Ботанье применяют иногда при взрывных работах, отгоняя рыб с определенных участков водоема. Вместо «ботала» три этом иногда применяется связка гремящие цепей.

Такой же акустический прием распугивания рыб описан Моультоном и Бакусом (Maulton a. Backus, 1955). Место лова окружают жаберными сетями. Внутри облавливаемого простран­ства плавает лодка, с которой производятся удары по воде спе­циальным приспособлением, близким по конструкции к «боталу». Рыба пугается возникающих в воде звуковых волн, разбегается в разные стороны и попадает в жаберные сети.

Аналогичный прием применяют часто и в тягловых неводах и тралах, оснащая канаты невода и крылья трала металличе­скими шумящими предметами, отпугивающими рыб в центр орудий лова.

Оборонительная реакция кефали на низкие ударные звуки составляет основу приема ее лова «на рогожку». Прием лова кефали «на рогожку» основан на пугающем действии звуковых и световых сигналов. Лов кефали на рогожку, применяемый на Черном море, происходит в лунные безоблачные ночи. На поверх­ность моря расстилаются снабженные поплавкам и рогожевые маты. Рыбаки на лодках полукольцом окружают стаю кефали, оставляя ей выход в сторону рогожевых мат. Затем начивается гон рыбы. Возбуждаемые при ударе весел по воде низкие удар­ные звуки пугают кефаль. Быстро уходя от источников этих зву­ков, кефаль попадает на границу света и тени и, стремясь пере­прыгнуть через кажущееся препятствие, попадает на маты.

В отношении биологического содержания описанных приемов отпугивания сказать что-либо определенное в настоящее время нельзя. Можно предполагать, что оборонительная реакция у от­пугиваемых рыб слагается под действием нескольких причин; во-первых, под влиянием сильных звуков низкой частоты, дей­ствующих и как сильные раздражители и как звуки, частично напоминающие таковые при нападении хищных крупных рыб; во-вторых, под влиянием зрительных раздражителей.

Еще менее объясним с биологической стороны акустический прием привлечения речных налимов (Lota lota L.) на рыболов­ную снасть, именуемую «шорта». Эта рыболовная снасть состоит из свинцового диска, по окружности которого впаяны крючки с отогнутыми перпендикулярно к плоскости диска «жалами» (кончиками крючков). Диаметр диска 8—10 см,количество крюч­ков — 10—12. К центру диска прикрепляется медная проволока длиной 25 см и диаметром 3 ммНа эту проволоку нанизыва­ются кусочки жести и медные пластинки, а иногда бубенчики. Опуская такую снасть на дно и производя подергивание, рыбаки возбуждают в воде звонкие звуки от удара одного о другой жес­тяных крючков и бубенчиков. Налим активно привлекается на этот звук и хватает крючок. Такой прием лова, по описанию Мельянцева (1946), осуществляется только зимой в местах, где налим отложил и охраняет икру. Существует и другой прием лова налима на звук. В качестве источника звука некоторые рыбаки используют две привязанные к леске колеблющиеся и бьющиеся одна о другую блесны, одна из которых оснащена тройным крючком. Матвеев (1963) пишет, что налим хватает звенящие предметы, считая их врагами своей икры.

Однако это предположение требует проверки. Неясен также и акустический прием удерживания рыб в определенном про­странстве воды, при помощи звуков специального звонка, поме­щаемого иногда в ворота кошелькового невода при облове пе­лагических рыб (Тарасов, 1956).

Описанные приемы привлечения и отпугивания суммирова­ны в табл. 8.

В последнее время акустическим приемам привлечения рыб начинают уделять все больше ,и больше внимания. Барановым (1958) высказана мысль об оснащении крыльев трала шумящими приспособлениями с целью отпугивания рыб в куток.

Шеманским (1963) разработаны конструкции более уло­вистых акустических блесен.

Подводя итог проведенного выше описания акустических приемов привлечения и отпугивания рыб, нашедших практи­ческое применение в рыболовстве, необходимо отметить, что большинство их основано на имитации звуков рыб, сопровож­дающих определенные поведенческие реакции и имеющих сиг­нальное значение. Этот путь разработки акустических приемов привлечения и отпугивания рыб более плодотворен, чем эмпи­рические попытки отыскивания эффективных звуков небиологи­ческой природы.