4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Акустические особенности поведения рыб: отношение их к орудиям лова, взаимоотношения хищника и жертвы, под­держание контакта в стае, акустическая сигнализация и некото­рые вопросы бионики могут быть поняты и решены только при знании свойств слуха рыб.

Слух — один из важнейших дистантных рецепторов, при по­мощи которою рыбы ориентируются в окружающей их абиоти­ческой и биотической средах.

В литературе имеется большое количество работ, посвящен­ных исследованию слуха рыб. В связи с этим несколько лет на­зад нами (Малюкина и Протасов, 1960) была составлена свод­ка-обзор, систематизировавшая данные по слуху рыб.

В последние годы в связи с разработкой акустической сигна­лизации слух рыб стал предметом интенсивного изучения (Биан­ки, 1961; Подлипалин, 1962; Протасов, 1965; Tavolga a.Wodin­sky, 1963; Dijkgraaf, 1963; Kritzler a. Wood, 1961; Harris a. Beg­lijk, 1962; Wohlfahrt, Fath, Bamberg, 1963; Wodinsky a. Tavolga, 1963).

Изложенные ниже результаты работ по слуху рыб построены на основе написанной ранее сводки, расширенной за счет полу­ченных в последнее время новых данных.

Вопрос о способности рыб слышать звуки возник в 1820 г., когда Вебер (Weber, 1820), изучая анатомию слухового аппара­та человека, сопоставил его со строением внутреннего уха рыб. Хотя Вебер и обнаружил, что в слуховом аппарате рыб отсут­ствуют средний и наружный отделы, он считал, что восприятие звука может осуществляться посредством связанного со слухо­вым аппаратом плавательного пузыря — своеобразного аналога среднего уха. Однако Цион (Суоn, 1878), Крейдль (Kreidl, 1895), Ли (Lee, 1898) считали, что, так как наружный и средний отде­лы слухового аппарата у рыб отсутствуют, это является вполне убедительным доводом, что слуха у рыб нет.

В противовес их мнению Паркер (Parker, 1904) в опытах на Fundulus heieroclitus показал, что рыбы обладают слухом. Эти данные были подтверждены опытами Ценека (Zenneck, 1903), который, наблюдая за поведением плотвы, голавлей и уклеи в естественных условиях обитания, отметил четкие реакции этих рыб на звуки, создаваемые под водой. Наличие слуха у золотой рыбки, оспариваемое Крейдлем, было убедительно показано опытами Байгелоу (Bigelow, 1904). Мейер (Maier, 1909) наблю­дал реакции на звук у карликового сомика — Ameiurusnebu­losus и у обыкновенного сома — Silurus giants.

Экспериментируя на Mustelus cams и Cynossion regalisПар­кер (Parker, 1909, 1910) показал, что слух у этих рыб имеется. Хаемпель (Haempel, 1911), исследуя влияние подводных зву­ков на рыб, приходит к выводу, что карповые и лососевые вос­принимают звуки. Он отмечает, что молодые рыбы сильнее реа­гируют на звуки, нежели взрослые особи.

Однако некоторые исследователи, наблюдая за поведением рыб, не отмечали у них какой-либо реакции на звук и прихо­дили к выводу, что слух у рыб отсутствует (Кornеr, 1905, 1916;Brtining, 1906; Marage, 1906; Bernouli, 1910).

Впоследствии Фриш (Frisch, 1936), обсуждая вопрос о вос­приятии звука рыбами, справедливо указывал, что для изуче­ния слуха рыб метод наблюдения недостаточен, так как отсут­ствие реакции на звук не означает отсутствия слуха, а может объясняться тем, что данный звук не имеет для рыбы биологи­ческого значения.

Гораздо более плодотворным в изучении слуха рыб оказался метод условных рефлексов («дрессировок», по терминологии большинства иностранных авторов), когда звуку придается пи­щевое или оборонительное значение. Используя этот метод, уда­лось убедительно доказать наличие слуха у рыб. Так, способность воспринимать звуки была показана у Pimephales Мак-Дональ­дом (McDonald, 1921), Umbra sp.— Вестерфильдом (Wester­field, 1921), у Ameriurus nebulosus — Фришем (Frisch, 1923); у карася Carassius auratus — Маннингом (Manning, 1924), у оку­ня, ерша, линя, карася, рябчика, трески и темного горбыля — Фроловым (1941), у маслюка, В. gattorugina, у зеленушки — Сrе­nilabrus melopsморской камбалы, Anguilla anguilla, узеленуш­ки — Labrus berqulta — Буллом (Bull, 1952), у гольяна, язя, карася, шиповки, карликового сомика — Штеттером (Stetter, 1929), у Gymnotogaster aggregatus — Мурхаузом (Moorhause, 1933) и т. д.

Кроме доказательства слуховой способности рыб методом условных рефлексов, были получены все основные результаты о локализации органа слуха, о границах, остроте слуха и т. д.

Для изучения особенностей слуха рыб большое значение имел электрофизиологический метод исследования.