5 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Изучение стайного поведения рыб имеет большое практиче­ское значение и представляет определенный биологический ин­терес (Мантейфель и Радаков, 1960; Breder, 1959). С точки зре­ния внутренней структуры под стаей понимается «временное объединение рыб, имеющее многообразные приспособительные значения и часто весьма лабильное по величине, форме и дру­гим внешним признакам, характеризующееся обычно согласован­ностью действий составляющих ее особей и большой маневрен­ностью» (Радаков, 1961).

Многие исследователи, занимавшиеся стайным поведением (Никольский, 1963; Мантейфель и Радаков, 1960; Breder, 1959; Marrow, 1948, и др.), сосредоточивали свое внимание на анализе приспособительного значения стай рыб как целого в различных связях со средой или на изучении отдельных механизмов.

Изучению внутренней структуры, т. е. отношению составляю­щих стаю особей было уделено недостаточное внимание. В неко­торых работах допускалась аналогизация стаи рыб со стаями птиц или млекопитающих.

Приступая к изучению акустической сигнализации у стайных рыб, по аналогии с подобным явлением у стай птиц и млекопи­тающих, мы предполагали обнаружить сложную систему акусти­ческих сигналов внутри стаи рыб. Фактическое положение оказа­лось совершенно иным. У большинства стайных рыб — верховки, данио рерио, молоди сайды, кефали, плотвы, атерины и дру­гих никаких акустических сигналов первого порядка обнару­жить не удалось. Не были обнаружены акустические сигналы и внутри стай анчоусов и сардины (Moulton, 1960; Тимофеев, 1964).

У всех этих стайных рыб обнаруживались только непроиз­вольные «механические» звуки, сопутствующие питанию и дви­жению (сигналы второго порядка).

Однако у других стайных рыб — черноморских стайных зеле­нушек, ласточек, ласкирей, ставрид, меченосцев, гуппи и некото­рых других были обнаружены сигналы первого порядка, свя­занные с нерестом и соперничеством. Естественно, что у них так­же были и сигналы второго порядка. Полученные факты несом­ненно свидетельствуют о различных типах структуры стай у рыб.

Обращаясь к литературным данным (Радаков, 1961; Breder, 1959; Смирнов, 1959) по биологии этих рыб, мы обнаружили сле­дующие особенности некоторых представителей этих двух групп рыб.

Первая группа стайных рыб — верховка, атерина, анчоусы, сардина, сайда и некоторые другие — основные периоды жизни (нагул, нерест, миграции) проводят в стаях. Рыбы, составляю­щие эти стаи, обычно имеют одинаковые размеры, а вся стая в целом характеризуется как единое целое. Отсутствие внутри стай этих рыб сигналов соперничества и нереста указывает на относительное равноправие составляющих ее особей.

Марроу (Marrow, 1948), Бредер (Breder, 1959) и другие авторы указывают, что сигнализация внутри стай этих рыб осу­ществляется при помощи зрения, являющегося у них основным чувством при ориентации в пространстве.

Однако из сказанного выше не следует, что стайные рыбы этой группы не способны звучать. Характерны в связи с этим по­лученные нами данные по акустической сигнализации некоторых рыб в онтогенезе. Молодь почти всех видов проходит стадию стаи первой группы. В это время акустическая сигнализация у них отсутствует. С определенного возраста стадия стаи первой груп­пы у многих рыб завершается. Отношения между рыбами усложняются и одновременно с этим у них появляются акустические сигналы. Молодь трески и пикши, например, ведущая типично стайный образ жизни, не звучит. К моменту созревания стаи у этих рыб исчезают. Рыбы разбиваются на небольшие группы, захватывающие в водоеме определенные зоны. С этого момен­та они начинают активно звучать.

Вторая группа стайных рыб — зеленушки, ласточки, ласкири, меченосцы, гуппи и некоторые другие (Смирнов, 1959; Ohm, 1959) имеют непостоянные стаи, которые то образуются, то рас­падаются.

Они живут обычно на небольшой территории водоема. Черно­морские зеленушки, ласкири, ласточки ведут так называемый территориальный образ жизни. Обычно они держатся около своих родных мест, расположенных в прибрежной зоне, около подводных скал, обросших водорослями и раковинами. В этих местах у них происходит нерест.

Внутри стай рыбы этих видов держатся разрозненно, на не­котором расстоянии одна от другой. Мы неоднократно наблюда­ли у них антагонистические отношения, проявляющиеся при пита­нии. Стаи гуппи и меченосцев состоят из особей различной силы. Обычно среди стайных группировок этих рыб имеется своеобраз­ный вожак — самец, полностью властвующий в своей группе (Ohm, 1959).

Акустические сигналы соперничества и нереста внутри стай этих рыб указывают на относительное соподчинение составляю­щих ее рыб.

Появившиеся в последнее время литературные данные (Jac­ques, 1963) подтверждают существование среди стайных рыб двух основных групп стай, различающихся своей внутренней структурой: первая группа с однородной структурой стаи и вто­рая группа, по терминологии автора, — с «иерархической» струк­турой стаи.

Таким образом, применяя в исследованиях акустический кри­терий: наличие или отсутствие сигналов внутри стай рыб, оказа­лось возможным обнаружить неоднородность их внутренней структуры и выделить две группы. В связи с проведенным выше делением стай рыб на две группы интересным является их сопо­ставление со стаями млекопитающих и птиц. В большинстве слу­чаев внутренняя структура стай млекопитающих и птиц является «иерархической» (Tinbergen, 1953). У некоторых животных во главе стаи имеется вожак. Структура стаи млекопитающих и птиц, состоящая из особей с относительным соподчинением, явля­ется одной из причин хорошо развитой среди них системы акусти­ческой сигнализации.

Сопоставляя стаи птиц и млекопитающих с таковыми рыб, следует, что структура стай рыб второй группы довольно схожа со структурой млекопитающих и птиц.

Стаи рыб первой группы по своей внутренней структуре почти не имеют аналогичных образований ни у птиц (за исключением воробьиных стай), ни у млекопитающих и поэтому с биологиче­ской стороны представляют особый интерес.

Обнаруженные различия внутренней структуры стай рыб не­обходимо учитывать при исследовании стайного поведения рыб.