4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Движение рыб неразрывно связано с их поведением. В за­висимости от особенностей поведенческих актов изменяется и характер движения рыб. Движение при броске хищника на жертву отличается по своему проявлению от движения самца, ухаживающего за самкой; движение кормящейся стаи — от пре­следуемой хищниками и т. д. Движение может поэтому иметь и внутривидовое, и межвидовое сигнальное значение.

Движение рыб создает в воде следующие физические явле­ния: потоки частиц воды, поля давления и звуки. Сигнальное значение потоков и полей давления показано Дикграфом (Dijkg­raaf, 1932, 1963) и Гарисом и Бергельджиком (Harris а. Веr­glijk, 1962). Менее изучено сигнальное значение звуков рыб, возникающих при движении. Между тем физические свойства звуков и потоков воды значительно различаются между собой. Скорость и дальность распространения звуков в воде превы­шает таковые особенности потоков. Эти свойства звуков движе­ния на больших расстояниях и с большой скоростью могут ин­формировать рыб о происходящих событиях. Звуки движения рыб наиболее четко выражены при резких его изменениях.

В связи с этим следует отметить характерные звуки — плес­ки рыб, ведущих охоту на местах нагула, и плески, идущих на сближение крупных рыб противоположных полов на нерестили­щах в мутной воде (щука). Подобные явления неоднократно наблюдались на местах нагула и нереста рыб проф. Б. П. Ман­тейфелем (Рыбинское водохранилище) и нами (оз. Сенеж).

Сигнальное значение этих звуков пока не выяснено, однако несомненно, что большое значение здесь имеют поля давления и потоки. Более обоснованы звуки движения, возникающие при трепыхании сражающихся рыб или рыб, схваченных хищником (Nelson, Gruber, 1963).

В литературе неоднократно отмечалось быстрое приплыва­ние акул разных видов к месту в море, где находилась подра­ненная или схваченная трепещущая рыба (Хасс, 1959), хотя преобладающее значение в этой реакции принадлежит обоня­нию (Tester, 1963, Hobson, 1963). Однако в некоторых случаях привлечение к месту расположения их жертвы обосновать хи­мически невозможно: часто акулы привлекаются с больших рас­стояний исключительно быстро и что самое главное — двигаясь по течению.

Нельсон и Грабер в связи с этим провели акустические опы­ты в море, в районе рифов, у берегов Флориды. Опыты прово­дились с лодки, излучатель (динамик) опускался на глубину12 мДальность видимости в воде достигала 25 мПредвари­тельно были записаны звуки, возникающие от трепещущего схваченного или сражающегося с хищниками морского окуня —Mycteroperca bonaciПри анализе этих звуков выяснилось, что они состоят из трех компонентов: низкочастотной пульсации (через 2—3 сек.), основные частоты которой лежат ниже 100 гц,низкочастотного гудения и «высокочастотных» звуков, макси­мальные частоты которых достигают 500 гц (рис. 45). Излучая эти звуки и отдельные их компоненты, исследователи стимули­ровали привлечение к динамику акул разных видов на пульси­рующие низкочастотные звуки. Акулы привлекались обычно спустя несколько минут после начала излучения звуков с рас­стояния, превышающего 25 мПриблизившись на расстояние 12 м к динамику, акулы начинали кругами плавать вокруг него. Количество их достигало 18 экз. Визуально можно было обна­ружить следующие виды: Carcharinus leucasSphyrna sp., Ne­gaprion brevirostrisGaleocerdo cuvieri и некоторые др. Следует отметить, что попытки привлечения акул в этом же районе моря на небиологические звуки не давали положительных результа­тов (Hobson, 1963).

Звучание бьющегося морского окуня

Звучание бьющегося морского окуня

Проведенные опыты убедительно указали на сигнальное межвидовое значение механических звуков движения, возникаю­щих при трепыхании рыбы, оповещающих хищных рыб о нали­чии пищи.

Особый интерес представляют интенсивные звуки, возникаю­щие при движении и бросках групп или стай рыб. Детальную работу по сигнальному значению звуков движения стайных рыб провел Моультон (Moulton, 1960). Автор работал с атлантически­ми рыбами, обитающими в районе Бермудских островов. Уста­новив в результате записей звуков стайAnchoviella shorostoma (Engraulidae), Caranx latus и Caranx ruber (Carangidae) видо­специфичность их звуков движения (см. табл. 1), он провел опыты с взаимным воспроизведением рыбам этих звуков. Автор показал опытным путем, что звуки, возникающие при рассыпании стай (см. рис. 9), имеют внутривидовое значение сигнала опас­ности.

При воспроизведении звуков рассыпания стай Anchoviella choerostomaзаписанных при нападении на нее стаи хищных рыб Caranx latusв стае Anchoviella choerostomaнаблюдалась тен­денция к разделению стаи пополам, в противоположные сто­роны от излучателя, помещаемого во время опыта в середину стаи.

Звуки движения могут иметь и межвидовое сигнальное зна­чение опасности. Воспроизводя посредством излучателя в стаю Anchoviella choerostomaсостоящую из 500 особей, предвари­тельно записанные звуки бросков хищных рыб Caranx latusавтор получал четкие реакции: усиление движения и характер­ные маневры стаи AnchoviellaОпыт проводился в большом бассейне. Приблизительно 1/4 всех рыб при воспроизведении звуков опускалась вниз, под излучатель, и плыла в противопо­ложный конец бассейна. Такая же реакция наблюдалась и при испуге этих рыб взмахом руки.

Звуки движения стаи мирных рыб могут иметь межвидовое значение сигналов оповещения о наличии пищи для хищных рыб. В некоторых опытах звуки движения стаи Anchoviellaвос­производились сидящим в аквариуме хищным рыбам Caranx latusАвтор наблюдал, что воспроизведение подобных звуков возбуждает хищников, вызывая у них рыскающие поисковые движения ненаправленного типа. Иногда возбужденные рыбы подплывали к самому излучателю, хватая его мембрану.

Нами проводились также опыты по изучению сигнального значения звуков движения стаек и групп рыб. Испуганные взма­хом руки группы и стайки рыбок обычно рассыпаются, создавая характерные звуки, напоминающие шорохи и трески (см. рис. 8). Наблюдения за ответными поведенческими реакциями при вос­произведении этих звуков проводились на стайках гуппи, реч­ных окуней, орф, верховок и зеленушек-оцеллят в аквариумах. За несколько минут до начала опыта в стайку рыбок опускался излучатель. После того как рыбы привыкали к нему, проводи­лись наблюдения. При воспроизведении звуков рассыпания стай данных рыб в подопытных стаях наблюдалось в началь­ный момент действия звука следующее поведение: ближайшие к излучателю рыбки шарахались внутрь стаи, передавая реак­цию испуга другим рыбкам.

Иногда возбуждение охватывает всех рыбок стаи, иногда достигает только половины глубины стаи. Скорость распростра­нения волны возбуждения по стае распространяется медленно— 10—20 м/сек. Поэтому информация внутри стаи передается не акустическими, а оптическими или гидродинамическими сигна­лами. По данным Бридера (Breder, 1959), такой тип сигнализа­ции внутри стай рыб наблюдается на любой раздражитель. Следует отметить, что реакция стай исследованных рыб и на другие звуки близка к описанной, что, очевидно, связано с явлением генерализации ответных поведенческих реакций на близ­кие звуки.

Движения стай рыб имитируются в некоторых случаях для привлечения хищных рыб. Тарасов (1960) описывает способ лова тихоокеанской пеламиды, применяемый на некоторых про­мысловых судах. За борт судна бросают сардину и через раз­брызгиватель пропускают воду, создавая на поверхности брыз­ги. Звук брызг имитирует звуки выбрасывающейся из воды сардины, преследуемой хищниками. Подобная имитация при­влекает к месту разбрызгивания пеламид, которые затем облав­ливаются сетями.

Таким образом, звуки движения стай рыб могут иметь меж­и внутривидовое значение сигналов, оповещающих об опаснос­ти и о наличии пищи. Акустическая сигнализация может осу­ществлять связь между стаями рыб и не имеет, по-видимому, существенного значения в передаче информации внутри стаи.