1 рік тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Основоположник научной теории происхождения человека Ч. Дарвин считал, что переход от обезьяны к человеку был облегчен прежде всего наличием таких особенностей, как высокоразвитый головной мозг и диф­ференцированные передние и задние конечности. Прямохождение, высокое умственное развитие и общест­венный инстинкт сильно содействовали, по мнению Дарвина, изобретению орудий труда, появлению члено­раздельной речи и способов добывания огня. Все эти обстоятельства в процессе дальнейшего развития неиз­меримо возвысили человека над всем животным миром.

При изучении проблемы возникновения и дальней­шего формирования человека необходимо использовать данные естественных и общественных наук. Только та­кой комплексный подход позволил установить, как вы­делился человек из мира животных.

Этот единственно правильный диалектико-материалистический путь решения проблемы происхождения человека был найден основоположниками марк­сизма.

К. Маркс и Ф. Энгельс в своих трудах неоднократ­но указывали на огромную роль трудовой деятельности в формировании человеческого общества.

К. Маркс считал, что применение случайно найден­ных в природе предметов является зачаточной формой трудовых процессов первобытного человека. Об исполь­зовании человеком орудий труда К. Маркс пишет: «Та­ким путем предмет, данный самой природой, становит­ся органом его деятельности, органом, который он присоединяет к органам своего тела, удлиняя таким образом, вопреки библии, естественные размеры после­днего» (К. Маркс. Капитал, т. I, стр. 186). Орудия как бы увеличивают физическую си­лу человека и позволяют преодолевать препятствия, ко­торые нельзя одолеть невооруженными руками.

Человек овладел самой высокоразвитой формой тру­да, с помощью которого он производит новые орудия и средства труда. «Употребление и создание средств тру­да, хотя и свойственные в зародышевой форме некото­рым видам животных, составляют специфически ха­рактерную черту человеческого процесса труда, и поэ­тому Франклин определяет человека, как «a toolmaking animal», как животное, делающее орудия» (К. Маркс. Капитал, т. I, стр. 186—187).

По Зигельсу, труд — «первое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал са­мого человека» (Ф. Энгельс. Диалектика природы, стр 132).

Именно трудовая деятельность составляет резкую грань между человеком и высшими животными.

Ф. Энгельс считал, что предками человека явились высокоразвитые человекообразные обезьяны, у кото­рых появилась способность вначале использовать слу­чайно найденные в природе предметы (камни, палки и т. д.) как орудия нападения или защиты от живот­ных. Затем предки человека стали овладевать посте­пенно техникой обработки предметов и создавать пер­вобытные орудия труда: рубило, копье, нож и другие предметы из камня или костей животных.

Прямохождение, по Энгельсу, было решающим ша­гом на пути очеловечения обезьяны, так как при вы­прямленном положении тела руки освободились от функции опоры и других поступательных движений. Трудовая деятельность способствовала совершенствова­нию рук, особенно развитию пальцев.

Прямая походка и хорошо развитые руки стали условием прогрессивного развития трудовых процес­сов и коллективного применения орудий труда.

В процессе общественного труда возник звуковой язык, далее появилась членораздельная речь, как но­вое, крайне необходимое и полезное средство общения. Речь, таким образом, является продуктом общественного развития. Она могла возникнуть только при нали­чии высокоразвитого головного мозга, в лобной доле больших полушарий которого появился речевой центр.

Развитие всех человеческих качеств активно стиму­лировалось общественной жизнью.

Человек резко отличается от животных именно как социальное существо, способное изготовлять орудия и использовать их в процессах коллективного труда. Основой возникновения человеческого общества явил­ся инстинкт стадности животных. Основоположники марксизма считали, что человек издревле обладал наклонностью к жизни среди себе подобных и что об­щественный инстинкт был одним из важнейших факто­ров развития человека из обезьяны. Но с возникнове­нием людей появились и существенные качественные отличия их общественной жизни от стадного образа жизни обезьяноподобных предков человека.

Первобытные люди еще сравнительно мало отлича­лись от животных. Их трудовая деятельность находи­лась в самых зачаточных формах.

Однако производство материальных благ, возникно­вение производственных отношений, общественное раз­витие все больше отделяют человека от животного мира и делают его формирование все более отличным от эво­люции животных: люди начинают сами влиять на ход своей истории, и чем дальше, тем больше, писал Энгельс.

Вместе с тем возникновение человека означает и разрыв его с миром животных, поскольку человеческое общество представляет собой качественно совершенно новое явление.

Развившись по разным путям, стадо обезьян и об­щество людей резко различаются между собой. Энгельс сказал об этом следующее: «Животное, в лучшем слу­чае, доходит до собирания, человек же произ­водит; он добывает такие средства к жизни (в широ­чайшем смысле слова), которых природа без него не произвела бы. Это делает невозможным всякое перене­сение без соответственных оговорок законов жизни жи­вотных обществ на человеческое общество» (Ф. Энгельс. Диалектика природы, стр. 249).

Человек является качественно новым, социальным существом. В то же время человек есть часть живой природы. По словам Энгельса, он плотью, кровью и мозгом принадлежит природе и внутри нее находится, но в отличие от животных познает ее законы и умеет правильно их применять. На основании знания человек становится властелином природы, преобразует ее в сво­их интересах.