7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Точно так же, как обыкновенный аквариум с рыбками мо­жет заменить барометр и предсказывать погоду, круглоликий подсолнух, как часы, показывает время. Ведь он без устали следит за солнцем, поворачивая свою головку так, чтобы сол­нечные лучи падали перпендикулярно ее поверхности.

Весьма оригинальным и точным часовым механизмом об­ладают многие представители растительного и животного царства. Известно, например, что морские крабы перед при­ближением отлива, как и перед бурей, зарываются в песок, внутренне ощущая суточную периодичность и тем самым ус­танавливая режим своей деятельности.

Не менее совершенно устроен часовой механизм у некото­рых водорослей, которые перед заходом солнца начинают люминесцировать, освещая море трепетно мерцающим светом, и у жуков-светлячков, вспыхивающих по ночам словно электри­ческие лампочки.

Герой одного фантастического романа Герберта Уэллса мог резко убыстрить все жизненные процессы в организме. После этого даже протянутая к стакану рука производила впечатление едва заметного передвижения.

Если бы он мог резко замедлить все жизненные процессы в организме, то его глазам открылись бы другие, но не менее удивительные зрелища. Все растения бы ожили и задвигались. Он увидел бы «вздохи» — колыхания плантаций сахарной свек­лы и «аплодисменты» раскрывающих и закрывающих свои ле­пестки тюльпанов. Деревья с замысловатыми вращениями сво­их листьев предстали бы перед ним в танце тысячеруких бо­гинь. Весь природный пейзаж стал бы совершенно не похож на тот, в котором живем мы. Герой такого романа как бы по­пал в мир новой, невиданной флоры и фауны.

Биологические часы точны и надежны. Их точность не на­рушается даже тогда, когда меняется привычный ритм суточ­ной периодичности внешних явлений. Ярким примером прояв­ления этого служит поведение обезьяны шимпанзе. В Цент­ральной Африке, на родине шимпанзе, смена дня и ночи имеет простую ритмичную структуру, отличную от структуры наших широт: от 6 часов вечера до 6 часов утра — ночь, от 6 часов утра до 6 часов вечера — день. И в такой смене дня и ночи обезьяна меняет сон на бодрствование. Замечательно то, что такая периодичность сна и бодрствования сохраняется у шим­панзе и тогда, когда ему приходится переселяться в европей­ский зоопарк.

Биологические ритмические процессы, кратные суткам, происходят, очевидно, в организме большинства животных. Благодаря им осуществляется согласованный рост различных органов организма, необходимая последовательность в этапах развития животного, временный контроль и регуляция бесчис­ленных и сложных физиологических функций.

По ручным, стенным и уличным часам можно без труда уз­нать, который час. Ну, а как люди производят отсчет времени в более крупных масштабах? Как считают сутки, годы? Для этого мы используем бумагу, на которой, как наши древние предки, делаем отметки, или используем специально сделан­ные календари, у которых, как лепестки у цветка, день ото дня отрываем листки. Счет календарного времени мы до сих пор ведем «вручную»!

Оказывается, и у животных есть свой календарь, но он у них «автоматический». Их организмы способны отмечать сме­ну времен года, предупреждая наступление сезонов физиоло­гическими изменениями. Глубокой осенью, перед тем как об­разоваться снежному покрову, некоторые животные впадают в спячку или меняют цвет своей шкуры. Однако природа часто капризна. Не всегда бывают, например, зимы снежными, и тогда зайцу-беляку приходится несладко в белой зимней одежде. Так точность биологического календаря иногда обер­тывается и против его владельца. Если бы биологический ка­лендарь был не строгим, он не соответствовал бы своему на­значению, отсчитывая время больших масштабов.

Владение этой функцией для многих организмов жизнен­но необходимо. Так, некоторым насекомым приходится сбра­сывать наружную оболочку и строить новую. У бабочек, мух и многих других развитие идет с последовательной сменой форм, совершенно не похожих одна на другую. Каждый из этих этапов развития должен проходить совершенно опреде­ленное время, точно, без опоздания и опережения.