6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

По соседству с человеком поселилось много разных птиц. Одни нашли на зданиях удобные места для устройства гнезд, других соблазнило обилие легкодоступного корма. Некоторые виды, воспользовавшись бессознательно созданными для них человеком благоприятными условиями, размножились в колоссальном, иногда прямо-таки катастрофическом количестве. Типичным примером последних является домовый воробей, связавший свою жизнь с людьми по-видимому со времен, когда только начали выращивать хлеб, и являющийся наверно первой птицей, навсегда обосновавшейся в человеческих селениях.

Во многих местах он стал вредителем, поскольку семена сельскохозяйственных культур составляют там до 80 % в его годовом рационе, а кроме того, весной он обкусывает набухшие почки плодовых деревьев и кустарников, ощипывает всходы салата. Хотя в гнездовой период он и выкармливает птенцов насекомыми, их личинками, и гусеницами, это не покрывает приносимый им вред. В больших городах воробьи, проникая внутрь крытых рынков или выставочных залов, загрязняют не только продукты питания, но и предметы обстановки и оборудование. Специалисты ныне ломают голову над тем, как справиться с этим стихийным бедствием. Вопрос этот не нов. Порывшись в архивах, мы найдем в хрониках XVIII века, записи о том, что уже в ту пору во многих европейских странах каждому хлеборобу вменялось в обязанность уничтожение воробьев. Домовый воробей, кроме всего, птица довольно задиристая, несмотря на свои малые размеры, часто вступающая в драку с другими видами и охотно занимающая искусственные гнездовья, предназначенные для синиц или скворцов.

Сегодня домовый воробей чувствует себя как дома в центрах больших городов, на оживленных улицах и площадях, где другая птица не в состоянии выжить. Он прекрасно чувствует себя в новых условиях, с завидной легкостью приспосабливается к жизни в обстановке, быстро меняющейся под влиянием хозяйственной деятельности человека. В населенных пунктах и селениях он подбирает рассыпанные зерна, отбросы всевозможных продуктов животного и растительного происхождения. Он научился даже определенным «взаимоотношениям» с человеком, умеет правильно оценить обстановку и мгновенно решить, на какое расстояние он может приблизиться к своему «кормильцу» и одновременно извечному врагу. Даже после длительного сожительства с человеком воробей не утратил своей редкой осторожности, сочетаемой с его великой дерзостью, проявляемой им при каждом удобном случае.

Черный дрозд сегодня также является частым соседом человека, хотя и перебрался в человеческие поселения гораздо позже воробья. Еще в 1855 году орнитологи описывали его как пугливую лесную птицу, ведущую весьма скрытный образ жизни. Затем он стал охотно селиться в парках и садах, а относительно недавно проник сначала в предместья, а затем и в городские центры, где имелись парковые насаждения. В последнее время гнезда черных дроздов стали появляться даже на маленьких двориках, поросших скромными кустиками или деревцами. Сожительство с человеком существенно изменило миграционные привычки этих птиц. Первоначально большая их часть отлетала в юго-западном направлении и зимовала в странах Средиземноморья. Только некоторые самцы оставались на зиму в местах гнездовий. Ныне не только старые самцы, но многие самки и молодые из городских популяций оседлы, тогда как сохранившие верность первоначальным местам обитания лесные популяции ежегодно отправляются на зиму в теплые края.

Сегодня черные дрозды в человеческих поселениях гнездятся не только в кронах деревьев или кустарников, но и на зданиях домов, на оконных карнизах, на балконах, на потолочных балках, в сараях, в открытых почтовых ящиках и тому подобных местах. Постоянная близость людей их не пугает; насиживающие самочки иногда даже позволяют погладить себя по голове. Зимой черные дрозды часто посещают кормушки, не брезгуя и остатками от обеда людей. Неестественный, но легко перевариваемый корм настолько пришелся им по вкусу, что весной дроздихи иногда даже скармливают подобранные на кормушке пищевые отходы своим птенцам.

Множество гнезд черных дроздов гибнет в городских условиях от бесхозных кошек. Однако, птицы, заботящиеся о продлении своего рода, тут же приступают к строительству нового гнезда. Установлено, что в городах плодовитость их выше, чем в лесу (в среднем больше птенцов в гнезде и большее число выводков в году), что обусловлено, по-видимому, обилием пищи и более благоприятными температурными условиями. Поголовье городских популяций дроздов быстро растет; все чаще среди них появляются совсем белые особи или частичные альбиносы.

За последние десятилетия урбанизация все более заметна и среди певчих дроздов, хотя большинство их продолжает жить в лесах. Становясь частым обитателем парков и садов и устраивая гнезда иногда в непосредственной близости от человеческого жилья, певчий дрозд остается пока перелетной птицей, возвращающейся, правда, домой уже ранней весной.

Деревенская ласточка, бывшая некогда жительницей скал, строившей гнезда под карнизами или у входов в пещеры, от этих первоначальных мест обитания практически полностью отказалась. В Европе сейчас лучше ее там не искать. Ласточки поселились не только в непосредственной близости или снаружи человеческого жилья, но и буквально «въехали в наш дом». Их гнезда можно встретить в хлеву, в корридорах и на верандах, в ванных и даже в жилых комнатах. Присутствие людей их нисколько не смущает; главное — было бы окно приоткрытым, чтобы можно было через него беспрепятственно летать. Тут ласточки чувствуют себя в полной безопасности, в особенности по ночам, так как в жилые комнаты вряд ли заберется четвероногий хищник или залетит сова. Современные городские постройки мало или почти непригодны для гнездования деревенских ласточек. Число их за последнее время в районах новой застройки заметно уменьшилось. Однако, в сельской местности эти грациозные красивые птицы легко находят места, пригодные для устройства гнезд, и достаток насекомых, составляющих основу их питания.

С человеческими поселениями связала свою судьбу и другая ласточка — городская. Она селится колониями, устраивая гнезда вплотную друг к другу на стенах, карнизах, под балконами и крышами крупных каменных зданий. В последнее время городские ласточки стали избегать больших городов и оживленных улиц, где еще недавно водились во множестве. По всей вероятности, их выгнали отсюда ядовитые выхлопные газы и другие вредные вещества в атмосфере крупных городов, убивающие их пищу — мелких насекомых.

В постройках человека живет и черный стриж. Будучи обитателем скал, в населенных пунктах он охотно гнездится под крышами многоэтажных домов, силосных и водонапорных башен, элеваторов, церковных колоколен. Однако более тесного контакта с человеком избегает.

Обыкновенный скворец, оживляющий весной своим пением парки, сады и дворики, где люди предусмотрительно вывешивают деревянные скворечники, хорошо известен. Не обнаружив на месте своего домика или найдя его занятым, скворец удовлетворяется, скажем, трещиной в стене. Первоначально он был лишь лесной птицей, гнездившейся в дуплах деревьев. Воспользовавшись госте­приимством людей, предложивших ему искусственные гнездовья, развешанные в садах и на огородах, переселился к человеческому жилью, не порвав, однако, полностью с исконными местами обитания. Скворцов и сейчас можно встретить в разреженных лесах, богатых дуплистыми деревьями.

Два других вида — горихвостка-чернушка и обыкновенная горихвостка, улетающие на зиму в теплые края — также из года в год увеличивают численность в антропогенном ландшафте. Первую в Европе можно часто видеть охотящейся на деревенских дворах и гнездящейся в пригородах, где она довольствуется нишей в стене на месте выпавшего кирпича и весьма охотно занимает полуоткрытые искусственные гнездовья. Естественным укрытиям среди скал высокогорий большинство предпочло селения людей, лежащие на равнине. Обыкновенная горихвостка также не отказывается от преимуществ, связанных с близостью человека, и охотно заходит в парки и старые сады.

Весьма популярен многочисленный в наших парках и садах зяблик, подлетающий в городских скверах вплотную к людям и берущий из рук корм, особенно зимой, когда все труднее становится добывать пропитание. Весеннее пение самца-зяблика радует слух. Причиной вселения этого вида в города является, по-видимому, его высокая численность в исконном лесном биотопе. Завоевывая жизненное пространство, зяблики в последние годы интенсивно продвигаются на север, где достигли Полярного круга, а также на восток.

Заслуживает внимания также история расселения канареечного вьюрка по Европе. Эта мелкая пичуга сейчас обычный обитатель парков и садов, предпочтительно вблизи человеческого жилья или придорожных аллей. А ведь еще в XVII веке в Центральной Европе канареечного вьюрка вовсе не знали. Родина его Средиземноморье, откуда примерно с 1800 года он начал неожиданно рас­пространяться в северном направлении. Перевалив через Альпы, вид продолжал неудержимо расширять ареал: с 1922 года загнездился в Голландии; в 1942 году впервые появился в Южной Швеции, а в Дании известен только с 1949 года. Будучи перелетным, канареечный вьюрок на зиму регулярно возвращался на родной юг, но весной всякий раз предпринимал новое наступление на север. На территориях, освоенных им, он начинает ныне проникать в горы, поднимаясь до 1350 м над уровнем моря.

Еще быстрее шло расселение в Европе другого «пришельца» — кольчатой горлицы, живущей оседло по соседству с человеком. Она — выходец из Индии, западного и южного Китая. В XVI веке была завезена в Малую Азию, где разводилась в условиях полуневоли при дворе турецкого султана, покровительствовавшего ей. Находясь под охраной, вскоре расселилась по городам империи. Сохранилось сообщение о том, что в 1547 году турецкий султан послал парочку горлиц в дар французскому королю Генриху II по случаю его коронации. Позднее, в XVIII веке, кольчатая горлица начала распространяться через Малую Азию на запад и одновременно на восток, достигнув Японии. Вскоре она появилась в Болгарии, заселила Балканский полуостров, объявилась в Бухаресте, Будапеште, Братиславе, Праге, Ганновере, Мюнхене, а в 1951 году проникла на север до Ростока. Особи, окольцованные в Чехии, через несколько месяцев были отловлены в Западной Европе ( в Бельгии и ФРГ).

В 1952 году эта птица впервые появилась в Англии, в 1954 году была отмечена в Норвегии, а позднее и в Шотландии. В 1964 году появилась в самой северной точке своего современного ареала — в Исландии. Там она также живет рядом с человеком, в городах и селах, быстро приспосабливается к новой обстановке, в частности к долгим и суровым зимам, с невероятной скоростью размножается. До сих пор никто не в состоянии объяснить, что же заставило эту горлицу из теплой Индии или Юго-Восточной Европы двинуться столь поспешно на запад и север. В течение считанных лет она буквально наводнила Европу, ища исключительно близости человека. Будущее покажет, продолжит ли горлица свою экспансию и удастся ли ей проникнуть в Америку.

Вороновые птицы также обычные обитатели в городах Европы. Из них в первую очередь следует назвать галку, гнездящуюся чаще всего на высоких колокольнях, водонапорных башнях и других каменных зданиях. Не редка она и в местах с дуплистыми деревьями и в скалах. Охотно селится в старых парках, по соседству с колониями грачей, также нередко живущих в городах. Довольствуясь маленькими парками или запущенными садами с несколькими высокими старыми деревьями, грачи не смущаются отсутствием здесь кормов, за которыми они вынуждены летать далеко за город, на поля и луга. Не понятно, однако, что влечет их, на гнездовье в шумные города.

Из более мелких птиц, которые держатся вблизи человеческого жилья, можно назвать синиц, в первую очередь большую синицу и лазоревку. Обе часто селятся не только в искусственных гнездовьях, развешиваемых в парках и садах, но и в трещинах стен, в полостях металлических столбов в заборах и даже в почтовых ящиках. Зимой большая синица является обязательным посетителем кормушек. В деревнях и пригородах случается видеть также белых и горных трясогузок и других певчих птиц, строящих гнезда в домах и парках. Посещают населенные пункты и некоторые виды дятловых: в парках и садах нередки большие пестрые дятлы, зеленые и седые дятлы. Хорошо знаком весенний крик вертишейки, часто занимающей искусственные гнездовья, поскольку, в отличие от дятлов, она не в состоянии выдолбить слабым клювом дупло.

Бывают в городах и некоторые хищные птицы. Мелкий сокол пустельга нередко выводит потомство на высоких колокольнях и башнях замков, не смущаясь тем, что под ним простирается шумный город. Однако, большинство особей все же предпочитает другие местообитания.

Поближе к человеческому жилью перебрались и некоторые совы. Например, обыкновенная сипуха охотно селится на чердаках, в амбарах и сараях, даже в заселенных голубятнях. Гнезда ее можно встретить на башнях и колокольнях. Птицам, видимо, нисколько не мешают бой курантов и колокольный перезвон.

С каждым годом все новые и новые виды поселяются вблизи человека там, где находят подходящие кормовые и защитные условия. Так, в Западной Европе сейчас населенным пунктам все более свойственны черная ворона, дрозд-деряба, вяхирь и камышница. Птицы радую нас не только грациозностью и пением. Они приносят ощутимую пользу, уничтожая вредителей садов, огородов и полей.