7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Подсемейство песочников — самая представительная труппа мелких куликов, обитающих в основном в тундро­вой зоне Северного полушария. У песочников сравнитель­но небольшой тонкий клюв и невысокие ноги с четырьмя пальцами. Только у одного представителя — песчанки — заднего пальца нет, ноги трехпалые.

В кладке у всех видов, как правило, 4 яйца пятни­стой окраски. Распределение гнездовых забот между ро­дителями у разных видов подсемейства очень различно. Питаются преимущественно беспозвоночными.

Кулик-воробей (Calidris minutaтабл. 18), как и близкий ему вид — белохвостый песочник,— самый ма­ленький из куликов (2030 г). Область распростране­ния—большая часть тундровой зоны Евразии. Гнездит­ся по всей западносибирской тундре, кроме ее крайнего юга. Интересно, что распространение кулика-воробья очень зависит от характера весны: чем позднее освобож­дается от снега тундра, тем южнее проходит граница гнездования.

Песочники

Песочники

Внешность у кулика-воробья очень скромная. Он сверху рыжевато-серый, с многочисленными рыжими пестринами, снизу грязновато-белый. На груди размытая полоска из рыже-бурых пестрин. Ноги черные. Самцы и самки окрашены совершенно одинаково. Кулика-воробья можно спутать с белохвостым песочником, более серым по общему тону оперения и имеющим желтовато-серые ноги. Осенью окраска у обоих видов белесо-серая. В это время года различить их с расстояния практически невозможно, единственный достоверный признак — цвет ног.

Места обитания куликов-воробьев — тундры различ­ных типов, чаще — влажные, как в поймах рек, так и на водоразделах. Часто гнездятся в невысоких кустиках карликовой березки или багульника, но густых и высоких кустарников избегают. Кулик-воробей — один из самых многочисленных видов птиц северных тундр.

Вскоре после весеннего прилета приступают к гне­здованию. Токование — полеты с незамысловатой трель-кой — выражено слабо. У кулика-воробья распределение гнездовых забот очень своеобразно (подобное наблюда­ется еще у белохвостого песочника). Когда построено гнездо и в него отложено 4 яйца, заботы о нем берет на себя самец. Самка же либо улетает к другому сам­цу, либо остается с прежним и откладывает в новое гне­здо еще 4 яйца, которые насиживает уже сама. Таким образом, на пару куликов-воробьев приходится не одно, а два гнезда. Впоследствии самец и самка водят свои выводки.

Голосовой репертуар кроме токовой трели содержит негромкие звуки тревоги — «тик-тик-тик» и трельки, то­же негромкие,— «тириририк».

Кулик-воробей очень симпатичная и удивительно до­верчивая птичка. К куличку, сидящему на гнезде, мож­но подойти вплотную. Спугнутый с гнезда, он обычно не улетает, а бегает рядом, топчется на месте, забавно подпрыгивает и использует другие приемы отведения от гнезда, при этом негромко попискивает. Если сесть рядом с гнездом и не делать резких движений, куличок, побегав вокруг, садится на гнездо и продолжает наси­живание как ни в чем не бывало.

В послегнездовое время кулики-воробьи, часто с дру­гими мелкими куликами, стайками кочуют по морским побережьям и крупным рекам, а в конце лета в большом числе появляются на берегах водоемов во внутренних областях страны, откуда улетают дальше на юг очень рано. Какая-то часть птиц на первом году жизни вооб­ще не гнездится и даже не летит на свой родной север, проводя все лето в далеких от тундры краях, вплоть до Африки и Новой Зеландии.

Белохвостый песочник (Calidris temminckiiтабл. 18) очень похож на кулика-воробья, от которого весной и в начале лета его можно отличить по более се­рой окраске, желтовато-серым ногам. У белохвостого пе­сочника граница темного оперения верха груди с белым (низ груди и брюшко) резкая, поперечная, а у кулика-воробья размытая, с постепенным переходом. Осенью различаются только по цвету ног, остальные отличия несущественны. Вес 2030 г.

По образу жизни белохвостый песочник также по­хож на кулика-воробья. И ареалы их сходны, но кули­ка-воробья можно назвать более северным видом. На Тюменском Севере белохвостый песочник гнез­дится от южной лесотундры до арктического побе­режья. В отличие от кулика-воробья, он выбирает для гнездования более сухие участки — задерненные склоны оврагов, речные берега, поросшие невысокой травкой и редкими кустарниками, а также слабо увлажненные тундры. Их гнезда находили даже в пойменном лесу среди редкой травы. Белохвостые песочники очень охот­но гнездятся во всех тундровых поселках. Как ни стран­но, они здесь более обычны, чем кулики-воробьи, значи­тельно более доверчивые.

У белохвостого песочника очень характерное токова­ние. Самец, быстро-быстро трепеща поднятыми крыльями, зависает в воздухе на одном месте или летает невысоко над землей, издавая бесконечную негромкую серебристую трель. Часто, не прекращая токования, присаживается на кочки, кусты и другие возвышающиеся предметы.

Гнездовые заботы между самцами и самками поде­лены так же, как у кулика-воробья, то есть каждая пти­ца насиживает в одиночку одно гнездо и водит свой вы­водок. У гнезда более осторожны, чем кулики-воробьи. Они могут подпустить вплотную, но чаще покидают гнездо заранее и сразу улетают прочь, долго не возвращаются. К концу насиживания становятся менее осторожными, активно отводят от гнезда.

Чернозобик (Calidris alpinaтабл. 19). Его луч­ше было бы назвать «чернопузиком», потому что соб­ственно на зобе у него черных перьев нет. Большое чер­ное пятно, сразу позволяющее отличить чернозобика от других куликов, расположено на брюшке и нижней части груди. При осенней линьке черные перья сменяются бе­лыми, так что к отлету у многих чернозобиков брюшко становится белым. В это время чернозобика легко спу­тать с другими песочниками — краснозобиком и песчан­кой, но у краснозобика белое надхвостье, а у чернозо­бика темное; песчанка же осенью вообще белесая, а чер­нозобик скорее серый. Размером чернозобик немного меньше скворца (вес 4060 г), самцы и самки окраше­ны сходно.

Песочники

Песочники

Область распространения — тундры Евразии. Кроме того, гнездится в Прибалтике и на европейском севере Атлантики. Населяет всю тундровую зону Западной Си­бири, кроме ее крайнего юга. Наиболее обычен в сред­них тундрах.

Обитает преимущественно во влажных тундрах с озе­рами, но гнезда устраивает как на моховых болотах с пушицей или осокой, так и на сухих буграх. В зависимо­сти от увлажненности грунта подстилка гнезда может быть толщиной более четырех сантиметров, но может и почти отсутствовать.

Гнездовой период начинается с того, что самцы, за­няв территории, начинают активно токовать. Слетев с какой-нибудь кочки, самец описывает стремительный по­лукруг, а то и несколько кругов над своей территорией, издавая при этом громкую и продолжительную вибриру­ющую трель: «вирь-вирь-вирь-вйрьрьрьрьрьрьрь». Трель начинается не очень громко, затем звук нарастает и к концу снова становится тише. Часта токуют, зависнув в воздухе, почти на месте. Позднее, при беспокойстве у гнезда, подобные, но более короткие и тихие трели изда­ют и самцы, и самки. Иногда самки токуют подобно самцам и участвуют в охране территории от других чер­нозобиков.

Самец и самка образуют прочную пару, кладку на­сиживают поочередно. На гнезде ведут себя очень по-разному даже одни и те же птицы. Чаще всего при при­ближении человека они заранее покидают гнездо и встре­чают нарушителя покоя своей тревожной трелью, уже стоя на кочке где-либо поодаль, или же молча улетают прочь. Иногда, обычно в конце насиживания, подпуска­ют вплотную и садятся на гнездо буквально на глазах. Бывает, отводят от гнезда, сгорбившись и перебегая.

Птенцов водят вначале самец и самка, но уже через несколько дней самки оставляют выводки и приступают к кочевкам, собираясь в стайки. Самцы покидают уже оперившихся птенцов или присоединяются к кочующим стайкам вместе с детьми.

Известно, что чернозобики приступают к гнездова­нию только на втором году жизни. Большинство перво­годков свою первую весну встречают либо на местах зимовок на юге Европы, Азии, в Африке и даже в Аме­рике, либо в более северных широтах, на озерах сред­ней полосы. Лишь очень немногие молодые, кочуя стай­ками, долетают до мест гнездования своих более зрелых соплеменников. Чернозобики очень часто возвращаются на место своего прошлогоднего гнездования.

Краснозобик (Calidris ferrugineaтабл. 19) по размерам немного превышает чернозобика, весит 50— 95 г. Весной и в первой половине лета весь ярко-рыжий, чем хорошо выделяется среди других мелких куликов. Осенью от чернозобика отличается белым надхвостьем и более длинным, слегка изогнутым книзу клювом. Ры­жие перья к этому времени частично или полностью сме­няются белыми.

Гнездовой ареал — северные тундры Сибири к восто­ку от Енисея. На Ямале и Гыдане гнездится, видимо, не каждый год.

В брачный период голос краснозобика — звонкая трель и своеобразный «ноющий» свист. О том, как рас­пределяются гнездовые заботы в паре, единого мнения среди орнитологов нет. Непреложной остается только та «святая истина», что яйца откладывает самка. А потом, видимо, бывает по-разному. Известны факты, когда у гнезда или у выводка беспокоились и самец, и самка. В других случаях насиживала кладку и водила птенцов только одна птица. В роли одиночного воспитателя на­ходили как самцов, так и самок. Напрашивается пред­положение, что пара может иметь как одно, так и два гнезда. Но это пока лишь предположение.

В остальном краснозобики по образу жизни похожи на чернозобиков. Зимуют они в Африке, на Мадагаска­ре, в Австралии и Южной Азии.

Песчанка (Calidris albaтабл. 18) по размерам сходна с чернозобиком, чуть поменьше, более коротко­ногая и короткоклювая. По окраске больше походит на кулика-воробья, с которым ее можно спутать, несмотря на разницу в размерах. У песчанки грудь покрыта ры­жими перьями с темными пестринами. Этот темный уча­сток оперения имеет четкую границу с белым цветом низа груди и брюшка. У кулика-воробья этот переход постепенный и вообще грудь более светлая. Осенью пес­чанки очень светлые, так что издали выглядят почти белыми, с более серым верхом тела. Самое существен­ное отличие песчанки от других песочников — трех­палые ноги. Правда, это трудно разглядеть с расстоя­ния.

Распространение кругополярное, гнездится преиму­щественно на островах высокой Арктики и лишь кое-где в северных материковых тундрах. На Ямале встречали негнездящихся песчанок в период пролета, и летом — линяющих. Но эти встречи не так уж редки, возможно, что на крайнем севере Ямала и Гыдана песчанки гнез­дятся, хотя бы в некоторые годы.

Кроме описанных видов песочников, более или ме­нее регулярно встречающихся и гнездящихся на Ямале, Гыдане и Тазовском полуострове, следут упомянуть еще о трех. Однажды у Мыса Каменного мы обнаружили крупного серого дутыша (Calidris melanotosтабл. 20) и даже нашли его гнездо. Это был единственный заре­гистрированный случай нахождения дутыша западнее Таймыра. Возможны новые находки.

Песочники

Песочники

На пролете в северных тундрах изредка встречаются еще два вида крупных песочников, гнездящихся в высо­ких широтах Арктики,— морской (Calvdris maritima,табл. 20), очень темный, как весной, так и осенью, с оранжево-желтыми ногами, и исландский (Calidris canutusтабл. 20)—рыжий, как краснозобик, но более крупный, коротконогий и короткоклювый.

Турухтан (Philomachus pugnaxтабл. 21)—уди­вительный представитель не только куликового, но и все­го птичьего племени. По систематической принадлежно­сти он относится к подсемейству песочников, но мало похож на них и внешне, и по особенностям образа жиз­ни.

Турухтан

Турухтан

Турухтаны распространены на большом пространст­ве тундры, лесотундры и таежной зоны нашего конти­нента, в том числе и во всей Западной Сибири, кроме самых северных, арктических тундр.

Уникальность турухтана в том, что к весне у самцов отрастают удлиненные перья на голове и шее — ворот­ники, которые настолько по-разному окрашены, что най­ти весной двух самцов, похожих друг на друга, очень трудно. Воротники могут быть от густо-черного до чи­сто-белого цвета, охристые, темно-рыжие, почти крас­ные, любых переходных цветов, а также пегие во всевоз­можных сочетаниях.

Турухтан — кулик средних размеров. Вес самцов 180250, самок 90130 г. Как видим, самцы вдвое тя­желее самок. Разница в размерах хорошо видна и на глаз, в осеннее время самцы и самки имеют одинаковую расцветку: рыжевато-серую с охристыми и бурыми пестринами по всему телу, кроме грязно-белого брюшка. Особеннокрупны продольные пестрины на спине и верх­ней стороне крыльев. Ноги у большинства турухтанов, как самцов, так и самок, оранжевые, но у молодых птиц до двух лет они желтые или зеленовато-серые. Окраска самок и самцов в осеннем пере подвержена значитель­ным вариациям, хотя и не столь ярко выраженным, как у весенних самцов.

Осенью турухтанов следует отличать от щеголей по более короткому клюву, темному надхвостью и наличию рыжих тонов в оперении, от фифи — также по более ры­жей окраске и более крупным размерам, от крупных пе­сочников (чернозобика и краснозобика) — по размерам и длинным ногам.

Окраска самцов повторяется каждую весну, потому что запрограммирована генетически.

Весной турухтаны, пожалуй, самые заметные кули­ки. Еще на пролете они привлекают внимание своими пе­стрыми сборищами — токами, когда самцы топорщат перья, машут крыльями, кланяются, приседают, подпры­гивают, изображают что-то вроде драки. Причем все это представление происходит совершенно беззвучно, слыш­но только хлопанье крыльев участников турнира. Когда турухтаны прилетают на места гнездования, токование еще более разгорается. Из года в год существуют по­стоянные токовища. Обычно это выделяющиеся на ров­ной тундре бугры или ничем не приметные луговины, поляны или окраины болот. Токовище к лету становится совершенно вытоптанным, будто там бегали не кулики, а крупные копытные животные. Кроме постоянных токо­вищ бывают и временные, всего на одну весну или того меньше, уже не говоря о разовых, где приземляется на отдых и кормежку пролетная турухтанья стая.

Не все самцы имеют на току равные права. Есть один или несколько самцов, почти неотлучно присутству­ющих на токовище. Их называют токовиками или — сов­сем по-детективному — «резидентами». Они более круп­ные, чаще всего имеют темную или темно-рыжую рас­цветку воротника. На центральной площадке токовища размещаются крохотные, особенно утоптанные «пятач­ки», каждый из которых принадлежит определенному «резиденту». По периферии тока держатся самцы более низких рангов. Часть этих участников тока непостоянна, они могут перелетать с одного тока на другой, чего «ре­зиденты» себе не позволяют.

Временами ток затихает, самцы спят, стоя на одной ноге, или лежат, подобрав ноги под себя. Но стоит про­лететь мимо птице, хотя бы весьма приблизительно на­поминающей чем-то турухтана, как ток сразу оживает, тут же снова начинаются подпрыгивания, размахивания крыльями, петушиные противостояния нос к носу. Кста­ти, во многих северных районах местное население назы­вает турухтанов не иначе как петушками. Есть за что.

Самки, которые присутствуют на току далеко не всег­да, вызывают своим появлением бурное оживление. Они настолько малы и невзрачны, что кажутся представите­лями какого-то другого вида. Побродив с безучастным видом среди хорохорящихся самцов, самка улетает, за ней непременно увязывается один или несколько участ­ников турнира. Там, вдалеке от тока, они будут выяс­нять отношения уже более серьезно, чем на току, где настоящих драк практически никогда не бывает.

Гнезда самки устраивают в окрестной тундре или на окраине какого-либо водоема на удалении до одного — трех километров от тока. Больше всего они любят осо­ковые болота, поросшие пушицей моховины, и подобные им места. Гнездо всегда под прикрытием травы, обиль­но выстилается сухим растительным материалом — тра­вой или листьями. В кладке, за редкими исключениями, 4 яйца, которые насиживает только самка.

Постепенно активность токов снижается, на них при­летает все меньше и меньше самцов, да и те всего лишь на нем «присутствуют». К началу — середине июля то­ковища пустеют. Самцы улетают линять на прибреж­ные болота и лайденные луга, а часть их сразу откоче­вывает к югу.

Самки сидят на гнездах около трех недель. У гнезда они ведут себя по-разному. Даже одна и та же самка то подпускает вплотную и вылетает из-под ног, после чего принимается старательно изображать подранка, а то заранее сходит с гнезда и незаметно удаляется. К кон­цу насиживания, а особенно после вылупления птенцов, турухтанки становятся очень беспокойными. Теперь они вылетают навстречу опасности, бегают неподалеку, ста­раясь привлечь внимание, или летают вокруг, приглу­шенно крякая. Так же изредка крякают при испуге сам­цы. Других звуков от турухтанов не услышишь.

Выводки держатся в травянистых поймах и у бере­гов мелководных озер. Задолго до подъема молодых на крыло самки улетают от них насовсем. Подросшие птен­цы искусно прячутся, при малейшей опасности затаи­ваясь в траве, так что увидеть их удается редко. В кон­це лета они, научившись летать, присоединяются к стаям перелинявших взрослых турухтанов. Места зимовок ту­рухтанов находятся в Африке и Южной Азии.