5 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Формально последний этап в исследовании янтаря начинается с 1945 г., однако в первые послевоенные годы наука и производ­ство были заняты более важными проблемами, поэтому новые работы по изучению состава и свойств янтаря стали появляться в конце 50-х годов. В промежутке между 1945 и 1958 гг. известны единичные работы, посвященные описанию новых находок ян­тареподобных ископаемых смол в меловых отложениях Севера ФРГ [Hiltermann, 1949], включений в янтарь [Kirchner, 1950], а также установлению ботанической принадлежности янтаря [Пидопличко, Кондратюк, 1953]. В работе Кирхнера содержится весьма странное утверждение о том, что в янтаре якобы имеются включения морской фауны, главным образом кораллов. К таким ошибочным взглядам автор пришел, не распознав морфологиче­ских различий между включениями коры или пустотами в янтаре, с одной стороны, и мягкими частями кораллов, с другой.

Развитие в СССР переработки янтаря в промышленных мас­штабах повлекло за собой исследования, направленные на усо­вершенствование технологических процессов. Это отражено в ряде работ, выполненных Центральной научно-исследовательской ла­бораторией Калининградского янтарного комбината, а также опубликованных сотрудниками Всероссийского научно-исследо­вательского химического института промышленности местного подчинения [Рождественский, Серганова, 1958 а, б; Троицкий и др., 1958]. В этих работах сообщаются результаты проверки и разработки методов химической ошкуровки янтаря, переработки его методом литья под давлением, а также исследования методов растворения янтаря для получения лаков. Многие параметры, полученные авторами (особенно растворимость), плохо совпадают с данными предыдущих исследователей, по-видимому, вследствие различий в методах изучения.

По целевому назначению к перечисленным работам примыкает исследование Г. К. Сергановой с соавторами по изучению окисле­ния янтаря [Серганова и др., 1962]. Процесс изучался как в мас­сивных, так и измельченных образцах в различных условиях: при длительном хранении, при действии кислорода воздуха при нагревании, под действием ультрафиолетового и инфракрасного облучения, а также с использованием ряда окислителей, таких как озон, перекись водорода, раствор перекиси марганца. Полу­ченные результаты позволили выявить наиболее рациональные режимы окисления янтаря. При этом было высказано предпо­ложение, что окисление янтаря сопровождается присоединением кислорода по связям С—Н и С—С с образованием гидроперекисей и перекисей.

Конец 50-х годов и главным образом 60-е годы знаменательны возрастающим интересом к янтарю. В этот период появляется серия работ по исследованию янтаря современными физическими методами. К их числу относится работа В. Д. Безверхого и К. Т. Ткаченко [1958], в которой еще раз получены доказательства рентгеноаморфности янтаря. Интересная работа М. Поповича с сотрудниками [Popovici и др., 1960] посвящена изучению све­чения в УФ-лучах некоторых ископаемых смол (румэнита, сук­цинита), копалов и ряда искусственных продуктов. Исследование серии образцов привело авторов к выводу о том, что существует «…ясное различие между балтийским и румынским янтарями, как в отношении цвета флюоресценции, так и в отношении интен­сивности люминесценции» (перевод наш. — С.С.) Далее следует вывод, «…что между спектрами флюоресценции балтийских и румынских янтарей нет заметной разницы», что не согласуется с приведенным выше положением. Противоречивость выводов и недостаточно строгое оформление результатов (отсутствие спектральных кривых, плохо составленные таблицы) заставляют относиться к данной работе с осторожностью.

Принципиально новым в области познания янтаря было при­влечение ИК-спектрометрии для изучения конституции сукци­нита и установления его спектральных отличий от геданита [Сав­кевич, Шакс, 1964 а, б]. Проделанная работа позволила обна­ружить определенные структурные элементы в этих ископаемых смолах и выявить в их спектрах характерные особенности, ко­торые могут быть использованы для спектральной диагностики сукцинита и геданита. Попутно была сделана попытка опреде­лить по ИК-спектрам те изменения, которые происходят с янт­рем при его окислении в природных условиях [Савкевич, Шакс, 1964 в]. Было отмечено, что в сильно окисленном материале происходит небольшое, но заслуживающее внимания уменьшение интенсивности полос непредельных связей, сопровождающееся изменением характера поглощения С = 0-связей в области 1700-1740 см-1.

Почти одновременно коллективом американских авторов [Beck и др., 1964, 1965] была проделана работа по выявлению специфических спектральных признаков для балтийского янтаря с целью использования их для определения происхождения янтаря в различных археологических объектах. Недостаточно строгое определение смыслового содержания понятия «балтий­ский янтарь» как синонима термина «сукцинит» привело авторов к ошибочным выводам.

Интересные данные приводятся в другой американской работе, посвященной определению ботанического происхождения иско­паемых смол, путем сравнения их инфракрасных спектров по­глощения со спектрами живиц современных хвойных. Конфигу­рации спектров двух ископаемых смол совпали со спектрами живиц современных растений. Одновременно авторы приводят ряд спект­ров живицы дерева Hymenea courlaril из разных географических пунктов (Мексика, Гватемала, Гайана, Бразилия, Эквадор и Ве­несуэла), обладающих весьма значительными различиями (По-видимому, эти различия Обусловлены сочетанием ряда факторов, о которых уже в свое время упоминал П. Даамс [Dahnis, 1908, IX]). По­следнее обстоятельство заставляет с осторожностью относиться к выводам авторов о том, что Hymenea courbaril была производи­телем «мексиканского янтаря», a Shorea sp. — «янтаря» из Су­матры. Тем не менее избранное направление исследований — ин­фракрасная спектрометрия ископаемых смол — после системати­ческого изучения большого количества фактического материала и в комплексе с другими методами исследования обещает дать интересные результаты.

Заслуживают определенного внимания сведения минералоги­ческого характера, содержащиеся в палеоботанической работе. К. Шуберта [Schubert, 1961]. Микроскопическое исследование растительных остатков и следов, жизнедеятельности некоторых видов насекомых в сукцините позволило автору прийти к за­ключению, что беккерит представляет собой не что иное, как сукцинит, сильна загрязненный экскрементами древоточцев.

В последнее время появились также работы, в которых де­лается попытка подойти к решению вопроса о конституции ян­таря. К их числу следует отнести статью Ж. Шоффэна [Chauffin, 1962] «Замечания к конституции ископаемых смол» и К. Шуберта «Химико-физические процессы внутри балтийского янтаря» [Schubert, 1964], а также работу Г. К. Сергановой и С. Р. Рафи­кова [4965] «Исследование строения и свойств балтийского янтаря». Ж. Шоффэн на примере местных ископаемых смол тре­тичного возраста приходит к тем же выводам, что и К. Плонайт [Plonait, 1926], относительно невозможности использования для диагностических целей таких показателей, как эфирное число, число омыления и кислотное число. Он отмечает изменчивость этих показателей как в серии разных образцов, так и внутри одного и того же образца. Следующие затем попытки определить на основании этих признаков происхождение бус из ряда захо­ронений не приводят к желаемому результату. По существу заглавие этой работы не отражает ее содержания, что впрочем характерно и для следующей статьи. В статье К. Шуберта дается объяснение генезиса тех включений в янтаре, которые А. Кирх­нер в свое время [Kirchner, 1950] принял за инклюзы кораллов. К. Шуберт показал, что эти ложные инклюзы представляют собой пустоты со стенками, покрытыми окисленной коркой. Основное внимание в работе уделяется описанию этих окисленных поверх­ностей внутри янтаря и сравнению их морфологии с морфологией внешней окисленной корки.

Выгодно отличается от рассмотренных выше работ исследо­вание Г. К. Сергановой и С. Р. Рафикова. Используя комплекс современных физико-химических методов, применяемых при изу­чении свойств полимеров, эти авторы получили эксперименталь­ное подтверждение представлений о том, что янтарь — это поли­мер с трехмерной каркасной структурой. Вывод чрезвычайно интересный и важный. Свои исследования эти авторы предпри­няли с целью получения информации, которая позволила бы найти новые аспекты использования янтаря и более рациональные пути его химической переработки. При этом были получены инте­ресные данные об относительном содержании отдельных функцио­нальных групп в янтаре и о содержании свободных радикалов в материале, подвергнутом специальной обработке. Тем самым было получено объяснение тонким физико-химическим процес­сам, имеющим место во время прессования янтаря. Вместе с тем, по-прежнему, остались нерасшифрованы детали строения, оказы­вающие влияние на целый ряд физических и химических свойств янтаря.

Развитие общих литолого-геохимических исследований, на­правленных на расшифровку процессов, происходивших во время формирования осадочных пород, позволило вплотную подойти к вопросу о воздействии условий фоссилизации на некоторые особенности состава и свойств ископаемых смол и главным об­разом балтийского янтаря [Савкевич, 1966а, б]. На основании комплексного изучения физических свойств и некоторых особен­ностей химизма балтийского янтаря (в основном сукцинита), а также состава вмещающих его пород С. С. Савкевич доказы­вает взаимное воздействие вмещающих пород и захороненной в них смолы и рассматривает совокупность факторов, способ­ствующих образованию сукцинита. Как одно из существенных доказательств такого взаимодействия приводится факт свое­образного обмена веществ между породой и захороненной в ней смолой. Вследствие этого в породе появляются соли янтарной кислоты, а в янтаре — выделение сульфидов. С достаточной степенью достоверности установлено решающее значение для образования сукцинита весьма продолжительного окисления смолы при достаточном доступе кислорода в почве «янтарного леса» после отмирания растения и последующего воздействия щелочных растворов иловых вод на переотложенные окислен­ные смолы, сопровождающегося процессами автоокисления, внутри- и межмолекулярной перестройки вещества. Те же мыслит можно найти в более поздней работе В. И. Катинаса [1966а]. Минералогические сведения, не всегда точные, приведены также в ряде общих работ по янтарю [Рожко, 1964; Трофимов, 1965; Катинас, 1966а]. Как правило, неточности относятся к описанию физических свойств янтаря, заимствованному из старых работ.

***

Изложенный выше материал является наглядной иллю­страцией того, что янтарь на протяжении последних четырех столетий привлекал к себе пристальное внимание ученых. Однако интерес к янтарю проявлялся не всегда одинаково. В те­чение второй половины XVI в., а также в XVII и XVIIIвв. он обусловлен не только спецификой использования янтаря (особенно в лечебных целях), но также рядом чисто экономиче­ских факторов. Внимание к янтарю в этот период в определенной степени отражает также преемственность между научными инте­ресами античности и эпохи Возрождения.

Заметный спад интереса к янтарю в первой половине XIX в. связан с изменением экономической ситуации. В результате ликвидации янтарной регалии государство перестало быть за­интересованным в изучении янтаря и никак этому не содейство­вало, хотя научный интерес к янтарю сохраняется.

Повышение интереса к янтарю и зарождение минералогии ископаемых смол как таковой относится ко второй половине XIX в. В этот период происходит заметная интенсификация добычи янтаря. В 1867 г. по стоимости продукции добыча ян­таря занимала седьмое место в горнодобывающей промышленно­сти Прусского королевства [Runge, 1868]. Интересы развития промышленности требовали проведения соответствующих иссле­дований в этой области. Обилие материала для исследований и относительно свободный доступ к нему обусловили то, что боль­шинство работ этого периода, посвященных янтарю, принадлежат перу немецких исследователей. Интерес к янтарю в мировой на­уке в этот период усиливался также в связи с началом прове­дения широких археологических раскопок в Европе, в частности, в странах Средиземноморья. Для определения происхождения янтаря, находимого в раскопках, нужно было выявить его ди­агностические признаки, что невозможно было без знания свойств янтареподобных ископаемых смол, находимых в разных местах. Этот фактор как стимулятор изучения янтаря сохранил значе­ние и до наших дней.

Появление новых физических методов изучения вещества всегда влекло за собой их приложение к янтарю. Это особенно отчетливо заметно в исследованиях конца XIX начала XX в. Вместе с тем первая половина XX в. в целом характеризуется значительным отставанием в области изучения янтаря по сравне­нию со второй половиной XIX в. Причина этого заключается в том, что янтарь в это время находит небольшое промышленное применение и значение его в экономике, несомненно, падает. Поэтому изучение янтаря отодвигается на задний план более насущными задачами, изучением других, главным образом не­органических минералов, часто имеющих к тому же стратеги­ческое значение. На фоне успехов в изучении конституции не­органических минералов особенно заметно отставание в изуче­нии конституции янтаря.

Не меньшее значение в ослаблении интенсивности изучения янтаря имело то обстоятельство, что наука этого времени не вы­работала еще достаточно эффективных методов для анализа таких сложных соединений. В XX в. минералогия в целом шагнула далеко вперед в установлении конституции минералов благо­даря развитию новых физических методов. Особое значение имела разработка рентгеновских методов, позволяющих раскрыть строе­ние кристаллической решетки неорганических минералов. Од­нако эти методы не могли быть использованы для изучения кон­ституции ископаемых смол в силу специфики строения этих ве­ществ. Связанная с этим невозможность проникнуть в особенности строения янтаря значительно ослабила научный интерес к нему. Таким образом, недостаточное развитие определенных областей физики и химии задержало минералогическое изучение янтаря.

Ко второй половине XX в. появляются и развиваются новые методы изучения органических соединений, в частности физико-химические методы исследования полимеров. Это дает возмож­ность по-новому подойти к исследованию янтаря и многих других органических минералов полимерного строения и определяет возрождение научного интереса к янтарю в 60-е годы как в СССР, так и за рубежом. Однако до сих пор наблюдается некоторое отставание в изучении конституции ископаемых смол, поэтому еще не всегда ясна взаимосвязь отдельных свойств этих минера­лов с особенностями их строения, структуры и генезиса. Эти вопросы нуждаются в дальнейших исследованиях и уточнениях.