10 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

От озера Ауаса мы отправляемся в провинцию Сидамо, на юг страны, по направлению к границе с Кенией.

Вначале наш путь шел по дну грабена, к озеру Абая, лежащему значительно ниже Эфиопского нагорья (285 м над ур. м.). Дорога начинает подыматься, и озеро оста­ется ниже. Нам хорошо видна его сверкающая на солнце гладь. Рядом с дорогой раскинулась роща из абиссинского молочая (Euphorbia abyssinica). Необычайное и неизгла­димое впечатление производит этот лес. Трудно предста­вить более неприветливый и совершенно безжизненный склон, поросший молочаем. Он не похож ни на какой дру­гой лес. Молочаи с ветвями, усаженными острыми колюч­ками, увенчанные большими желтыми цветками и реду­цированными листьями, скорее напоминают кактусы, хотя с ними не имеют прямого родства. Корреспонденты и ли­тераторы, пишущие об Эфиопии, ничтоже сумняшеся, на­зывают их кактусами. Словно осколок древней, ныне ис­чезнувшей геологической эпохи, — так предстал перед нами этот лес. Он относится к особой экологической группе растений-суккулентов, произрастающих в наибо­лее засушливых местах, там, где другие деревья не мо­гут расти. Молочаи встречаются в полупустынных райо­нах Тропической Африки. Они обладают легкой древе­синой. Млечники пронизывают кору дерева. При таком защитном вооружении, казалось бы, у молочаев не должно быть врагов. Но тем не менее молочай не столь широко распространен. В его млечном соке наряду со смолами накапливается гутта — источник получения гуттаперчи, ради которой в погоне за сырьем человек безжалостно стал уничтожать деревья. Сейчас абиссинский молочай редок в виде чистых насаждений, чаще его можно встретить в качестве защитных деревьев по обочинам дорог и вокруг построек.

После продолжительной поездки по горным склонам и глубоким каньонам с труднопроходимыми зарослями вторичного тропического леса к вечеру мы достигли Ауасы — районного центра провинции Сидамо.

Приезд в глухую провинцию советских путешествен­ников — большое событие. Встретили нас здесь привет­ливо, вручили «Охранную грамоту», полученную из Ми­нистерства сельского и лесного хозяйства. После обычных расспросов нас угостили местными папитками, которые называются здесь тэлла, тедж и араки. Они широко рас­пространены среди пародов Эфиопии. Их употребляют амхара, тигре, сидамо, галла и др.

Тэлла — иначе пиво. Для его изготовления прежде всего проращивают в ведре зерна ячменя (5—6 дней), затем их высушивают и дробят. Это исходный материал, куда добавляют немного сухих листьев крушины (Rham­nus prinoides), плотно закрывают и ставят в теплое место. После пяти дней все это переносится в большой кувшин, туда же добавляются пшеничная или кукурузная мука, поджаренное тесто и вместе с водой все это размешива­ется. Наступает брожение, и спустя 7—8 дней напиток готов.

Тедж — более приятный напиток. Вначале делается раствор меда с водой в соотношении 1:6. На третий день удаляется воск и прибавляется некоторое количество на­стоя стеблей крушины. Спустя 5 дней раствор фильтруют и дают стоять 16—17 дней.

Араки — наиболее крепкий напиток. Берется 15 кг тэффа, 8 кг ячменя и 6 кг крушины. Ячмень проращивают для получения солода, сушат, дробят, смешивают с раз­мельченной крушиной и оставляют бродить в течение 5 дней. Из тэффа пекут хлеб и опускают туда же. Все это размешивается и начинает бродить. После двух дней гли­няный горшок с настоем ставится на огонь, и из перебро­дившей жидкости перегонкой получают напиток.

Ранним утром, с восходом солнца, раздается разного­лосье птиц и кудахтанье кур, словно мы в какой-то за­брошенной деревушке, где чистый воздух и утренняя прохлада бодрят и создают хорошее настроение. Перед нами раскинулся районный центр. Под сенью деревьев скрываются маленькие, крытые соломой хижины, среди них виднеются рубленые небольшие постройки. Ярко сияет позолоченный крест соборной церкви, вскоре раз­дается и колокольный звон. Как-то не верится, что мы в далекой Эфиопии: все напоминает заброшенное село среди лесов Заонежья. Сюда еще не проникли ни электри­ческий свет, ни радио. Здесь время словно остановилось среди зеленого безбрежного тропического леса с тысяче­летними великанами можжевельника и подокарпуса. Эти древнейшие представители растительного мира появи­лись сотни миллионов лет назад на месте Эфиопского на­горья, найдя исключительно благоприятные условия для своего роста. Сто, двести лет назад можно было встретить целые рощи этих высоких и стройных деревьев. Они со­ставляли однородные лесные ассоциации. К сожалению, только в малодоступных районах да в заповедниках со­хранились эти величественные темнохвойные леса. Все меньше становится нетронутых лесных массивов.

На обратном пути из Ауасы мы сделали попытку свер­нуть с дороги и углубиться в широколиственный лес. Но вскоре стена дремучего, хотя и вторичного леса прегра­дила пам путь. Джунгли — это вторичный лес с многочис­ленными труднопроходимыми лианами. Среди зарослей обычны колючая ежевика, обильно усаженная шипами, пасленовые, диоскорейные и другие вьющиеся кустар­ники. Лианы первыми появляются по опушкам и там, где образуются окна в тропическом лесу. На обратном пути в Аддис-Абебу наше внимание привлек участок поля, за­нятый под виноградники. На Эфиопском нагорье это была первая встреча с культурой винограда. Агротехник не­большой опытной станции показал нам обширное поле, за­нятое виноградными чубуками, где происходит их укоре­нение, после чего они переносятся на постоянное место на хорошо подготовленный участок. В далекие времена культура винограда процветала в Эфиопии. Возделыва­лись многие столовые и винодельческие сорта. Но во вто­рой половине прошлого века по повелению императора Менелика II все виноградники были выкорчеваны и даль­нейшее возделывание этой культуры запрещено.

Агротехник рассказал, что посадочный материал он срезал с кустов, сохранившихся со времени италь­янской оккупации. Вслед за завоевателями шли католи­ческие монахи, которые не только насаждали среди разно­племенного населения католицизм, но и закладывали виноградные плантации. По словам агротехника, виноград здесь прекрасно растет и дает хороший урожай. Он счи­тает, что наряду с плантациями культурных сортов кофе должны возделываться и плантации винограда и чая. В порядке эксперимента он успешно вырастил на красно­земах чайные кусты. Мы оставили адреса грузинских чае­водов, которые могли бы поделиться опытом в возделыва­нии чая.

На обратном пути останавливаемся перекусить в дере­венской харчевне. Нам подают кусочки жареного мяса в остром соусе и эфиопский хлеб — инджеру. Это тонко раскатанная лепешка наподобие наших блинов. Кусочки мяса захватывают прямо инджерой из горячей чугунной миски. Инджера готовится из муки тэффа, ее широко употребляют в стране. Все едят с аппетитом из общей чаши. На случай заболеваний народная медицина давно нашла превосходпое антисептическое средство — отвар из соцветий и ягод коссо (Hagenia abyssinica), широко рас­пространенного в лесах Эфиопии.

По дороге обгоняем стада овец и мелкого рогатого скота. По обочине цепочкой идут мулы и ослики, нагру­женные соломой тэффа. Они целиком скрыты под высо­кими копнами, п только тонкие, быстро переступающие ноги выдают этих выносливых животных.

Невольно возникает вопрос, за счет каких же расти­тельных ресурсов живут многочисленные стада. Поголовье скота в Эфиопии занимает одно из первых мест в Африке. Хорошо известно, что Эфиопия — страна не только древ­него земледелия, но также и животноводства. То и другое играет большую роль в жизни народа. Основными расти­тельными ресурсами животноводства являются естествен­ные пастбища. Они занимают огромные территории во всех провинциях страны, от полупустынных районов юго-востока до саванн, акациевого редколесья и степей нагор­ного плато. Кормовыми растениями преимущественно яв­ляются злаки.

Некоторое представление о видовом составе пастбищ­ных злаков удалось составить по материалам, собранным во время поездок в район озер (Ауаса, Звай) Эфиопского грабена. Это район вторичной низкотравной саванны с за­рослями колючих кустарников и невысокого редколесья, главным образом акациевого. Здесь повсюду можно встре­тить стада рогатого скота и овец, поскольку просто обстоит дело с водопоем скота в отличие от полупустынных и высокогорных областей. Наиболее распространенными злаками являются Aristida adscensionisCenchrus barbatusChloris leptostachiaCoelachyrum poiflorumCynodon dacty­IonDigitaria horizontalsDactyloctenium aegyptiumEleu­sine floccifoliaEragrostis cylindrifloraPennisetum ciliareSporobolus marginatusSpyramidalesSpellucidusTra­gus racemosnsИз указанных злаков чаще всего встреча­ется Chloris leptostachiaВ других районах (2000— 2800 м над ур. м.) встречаются виды TemedaAndropogonPaspalumLoudetiaHeteropogonSetariaHyparrheniaBrachiariaRhynchelytrumPanicum и др.

На пастбищах отсутствуют дернинные травы, лишь торчат пучки жестких злаков, повсюду колючие кустар­ники и невысокие акации. Все это создает весьма своеоб­разный ландшафт. Наиболее богатыми пастбищами счи­таются высокотравные саванны с преобладанием видов TemedaHyparrheniaPaspalum и др. Сюда в период дож­дей часто перегоняют скот из более засушливых районов.