3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

В книге “Мозг в электромагнитных полях” (М.: Наука, 1982) я писал: “Магнетизм еще не раз удивит человечест­во”. Имелась в виду перспективность этой области знания, основанная на появлении новых методов регистрации сверхслабых электромагнитных полей, на возникновении оригинальных идей о механизме их биологического дейст­вия и на приоритетности изучения деятельности мозга.

Широкий спектр практических задач и теоретических проблем, стоящих перед исследователями, я старался изложить в этой брошюре так, чтобы было понятно и не­посвященному Конечно, пришлось рассказать и о неко­торых событиях в моей жизни.

Академик АМН СССР ректор Томского медицинского института И. В. Торопцев рассказывал, что пришел в магнитобиологию от радиобиологии. В контрольных экспери­ментах, где действие ионизирующего излучения исключа­лось, а сопутствующее неионизирующее излучение про­должало действовать, вдруг обнаружили биологический эффект Потом из Томского медицинского института по­сыпались диссертации, книги, статьи, пока ВАК не органи­зовал охоту на ведьм Медики притихли. Но биологи во главе с директором Института биологии и биофизики при Томском государственном университете Г» Ф. Плехано­вым продолжали штурмовать вершины электромагнитной биологии, уделяя основное внимание экологической сто­роне проблемы

Мне приятно слышать, что некоторых исследователей в магнитобиологию привели написанные мной научно-попу­лярные книги. Значит, не зря я отвлекался от научных ис­следований, чтобы рассказать о своих заботах читателям. Обидно, что, несмотря на огромное число публикаций по электромагнитной биологии, ее достижения не стали еще всеобщим достоянием. Люди, не имеющие личного опыта работы с ЭМП, считают возможным заявить: “Весь спектр радиоволн не вызывает у человека никаких ощущений” или “Изучение лечебного действия МПМ, в частности так называемых магнитофоров или магнитозластов, не дает оснований рекомендовать их для лечебного применения. В эксперименте не выявлена их биологическая актив­ность”

Можно встретить и такие высказывания: “Следует за­метить, что реакции живых организмов даже на такие сильные поля (0,4 Тл) пока не находят удовлетворитель­ного физического объяснения. Приходится констатировать, что утверждения о влиянии магнитных бурь на биологиче­ские объекты не соответствуют действительности и свиде­тельствуют лишь о некомпетенции или предвзятости их авторов”

Критики полагают, что информация о магнитных бурях (или их отсутствии), содержащаяся в естественном геомаг­нитном поле, в условиях города в суммарном поле, иска­женном индустриальными магнитными помехами, практи­чески незаметна. Они считают, что она не может быть воспринята живым организмом, даже если он и был бы способен воспринимать ее в принципе. Как будто во вре­мя грома совсем не слышен голос соседа. У этих звуков разные характеристики, а это критики не учитывают. Скеп­тические замечания (чаще всего необоснованные) касают­ся или всех проблем электромагнитной биологии или только некоторых ее частей. Возможное объяснение воз­никающего скепсиса связано со сложностью ЭМП как воз­действующего фактора и с нашим незнанием деталей функционирования биологических систем.

Мы постарались показать, что в истории изучения био­логического действия ЭМП перемежаются периоды возрастания и спада интереса к этой области знаний. Пробуж­дение сегодня широкого внимания к проблемам биологи­ческого действия электромагнитных полей можно объяс­нить прежде всего практическими гигиеническими запро­сами Они возникли в эпоху научно-технической революции в связи с внедрением усиленных и ослабленных ис­кусственных магнитных полей (в сравнении с естественны­ми МП) на различных производствах в земных условиях, а также в космических полетах. Кроме того, интерес прак­тиков и теоретиков к магнитобиологии увеличило успеш­ное применение МП в клинических условиях, в ветерина­рии, растениеводстве и микробиологической промышлен­ности.

Пристальное внимание физиологов и зоологов привле­кает экологическое направление. Оно связано с исследо­ванием ориентации биологических систем в геомагнитном поле и с изучением влияния колебаний интенсивности и вектора естественных МП на здоровый и больной орга­низм, а также на популяцию в целом. Перспективы ис­пользования проникающего действия магнитных полей в качестве инструмента исследования фундаментальных свойств биологических систем вселяют надежду на выяс­нение новых проявлений жизненных процессов. Пробле­ма воздействия ЭМП перестала быть чисто научной, ибо она задевает интересы всего населения, планеты в целом.

В газетах США в 80-х годах появились такого рода со­общения. 54-летний Раймонд Краббенхофт из Сабины, штат Миннесота, пережил 3 инфаркта и 2 паралича. Хотя его родители проживали соответственно 89 и 82 года, он удалил несколько катаракт, стерилен и должен глотать дюжину пилюль ежедневно. Он утверждает, что его про­блемы возникли после двухлетнего пребывания во время второй мировой войны в армии в качестве обслуживаю­щего радар. Тогда он там облучался микроволнами, и его коричневые волосы стали красными. Он утверждает, что “его поджарили”. Краббенхофт понимает, что он не может избавиться от заболеваний, но хочет предупредить других. На Конференции жертв радара в Сан-Франциско он и его приятели-жертвы, включая и организационного президента Иосифа Таунга, встретились с докторами и юристами, чтобы выработать стратегию поведения. Один радарный специалист из Лос-Анджелеса считает, что “США превратились в гигантскую микроволновую печку”.

Такая гипербола означает, что микроволны вездесущи. Впервые они широко были использованы в радарах во время второй мировой войны. Сейчас их применяют в те­лефонах, телевизорах, для открывания дверей гаража, охраны от воров, в физиотерапевтических приборах и, ко­нечно, в микроволновых печках. Один из исследователей, доктор М. Зарет уже более 10 лет предупреждает о ка­тарактах, вызываемых радиоволнами. В 1968 г. министер­ство здравоохранения США признало, что и тестикулы по­ражаются микроволнами. Морским гвардейцам платят 1,75 миллиона долларов от государственного и военно-морского департамента за задержку рождения у них де­тей. Лиц, длительно облучавшихся микроволнами, не при­нимают в правительственные и частные учреждения.

Ныне установленный лимит 10 мВт/см2 доктор М. Шор считает слишком высоким. Он отмечает врожденные уродства, нарушения обучения и двигательной активности, а также биохимические изменения у лабораторных живо­тных при воздействии “безопасного”, правительством ус­тановленного уровня облучения. Многие американские исследователи полагают, что подобные уровни не пред­ставляют реальной опасности. В Национальной академии наук установили, что военно-морские радарщики умирают не раньше лиц других профессий. Агентство защиты ок­ружающей среды указывает, что 98% популяции США подвергнуты воздействию микроволн интенсивностью ме­нее 1 мкВт/см2. Но все-таки представитель госдепарта­мента биолог X. Поллакк считает, что в эру микроволн их использование нуждается в тщательной оценке.

Приведенные примеры свидетельствуют о беспокойст­ве общественности США по поводу возможной опасности микроволн. Может быть, их тревога необоснована? Нет. Западногерманская газета “Штерн” примерно за два ме­сяца до начала “десятилетия мозга”, объявленного сена­том США в марте 1989 г., сообщила о том, что исследо­ватели расширили диапазон опасных электромагнитных излучений, включив сюда и промышленную частоту.

Нельзя забывать, что мы живем в “волновом салате”, сила которого в миллионы раз превышает интенсивность естественных ЭМП. Среди страдающих лейкемией слиш­ком много электромонтеров и радиотехников. У детей, живущих недалеко от линий высокого напряжения, число заболеваний в 2 раза больше, а растут они медленнее, чем дети, не знающие, что такое линии электропередач. Такие ЭМП вызывают нарушения сна и появления экзем.

Привыкшие все считать капиталисты ссылаются на пре­цедент, когда суд Хьюстона, штат Техас, обязал электри­ческую компанию США выплатить частной школе, где учится около 3 тысяч детей, 25 миллионов долларов в ка­честве ущерба из-за линии высокого напряжения, распо­ложенной слишком близко к зданиям. Как видим, слож­ные проблемы биологического действия ЭМП решают не только в лабораториях, но и в судах.

Следует помнить, что окружающая среда не только одаривает нас зрительными образами, звуками и запаха­ми, но она еще и поглаживает нашу кожу электромагнит­ными полями. Они проникают в наш мозг прямым путем, минуя и органы чувств, и осязание, напоминая еще и еще раз, что мы связаны со средой тесными объятиями слож­ных взаимоотношений. Быстрое и успешное выяснение деталей взаимоотношений человека с неионизирующими излучениями возможно при организации междисципли­нарных и международных усилий. На этом пути нас ждут новые открытия.