3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Академик В. Н. Черниговский писал в предисловии к книге Г Н. Кассиля “Наука о боли”: “Хотя ощущение бо­ли знакомо каждому, все же возникновение этого чувст­ва, о котором автор этой книги говорит как о шестом чув­стве, во многом остается загадочным и таинственным”. О чем же писал Кассиль в своей книге?

“Человек не ощущает радиоволн”. И далее: “Сколько световых, звуковых, магнитных волн окружает нас! Одни из них врываются в земную атмосферу из мирового про­странства, другие разносятся множеством радиостанций по всему земному шару. Мы их не слышим, не видим, не ощущаем” (Видимо, он был незнаком с публикациями, наоборот, все это подтверждающими. — Ю. X.). “Если бы наше сознание воспринимало все сигналы, поступающие из внешней среды, жизнь практически стала бы невоз­можной” Вот так! Подобный запрет (в книге) распростра­няется и на сигналы, поступающие из внутренней среды нашего организма.

Путь к познанию боли лежит прежде всего через обезболивание. Мы уже писали, что об обезболивании ис­кусственных магнитных полей знали более 200 лет назад. Традиционно считается, что боль можно вызвать только сильным повреждающим раздражителем, а магнит вроде бы такими свойствами не обладает. Это все равно, что о пользе огня судить по пожарам, забывая, что с его по­мощью и готовят пищу, и освещают жилье.

В настоящее время боль определяют не только как психофизическое явление, но и как интегративную функ­цию организма, мобилизующего разнообразные системы для защиты от повреждающего фактора. При таком под­ходе сравнение электромагнитных полей с ноцицептив­ным (болевым) раздражителем (другой физической при­роды) можно проводить только на основе сенсорных, по­веденческих, вегетативных, электрографических и биохи­мических реакций. В те давние времена боль определяли как “чувствование скорби в какой-нибудь части животного тела: от чрезмерного напряжения чувственных жил встре­чающееся”

Однако 100 лет назад уже знали, что магнит сам иног­да вызывает ощущение боли. Клиницисты прошлого века писали, что больные иногда жалуются на ощущение зуда, мурашек; покалывания, боли. Французский медик Г. Дюрвиль (1913) заметил, что из 100 человек, которым он надевал магнитный браслет, 60—70 испытывали некото­рые ощущения, 2—3 человека через 1—3 мин ощущали в руке покалывание, теплоту, ползание мурашек, 8—10 испытывали подобное ощущение через 4—5 мин, 20—25 человек через 10—15 мин, 25—30 человек — через час и более. Итак, 2/3 пациентов ощущали присутствие магнит­ных полей Об этих подсчетах наши современники спокой­но забыли

100 лет назад профессор Юрьевского университета В Ф. Чиж писал, что боль можно рассматривать как пре­дупреждение об опасности. Она сообщает организму: ес­ли раздражение будет продолжаться и становиться интен­сивнее, живая ткань, составляющая организм, превратится в мертвую. Профессор считал, что все раздражения, ко­торые не могут убить человека (свет, звук, запах и т. п.), не вызывают боли. Раздражения, которые могут убить че­ловека (яд, механическое воздействие, тепло, холод и т. п.), причиняют боль. Не обсуждая достоверность такого утверждения (как быть, например, с ионизирующей ради­ацией?), посмотрим, удовлетворяют ли таким требова­ниям электромагнитные поля.

Получается так, что они не всегда предупреждают ор­ганизм об опасности “в болевом департаменте мозга”. ЭМП находятся как бы на границе между двумя катего­риями раздражителей. А убивают ли они? В сильном не­однородном магнитном поле разные авторы наблюдали гибель юных устриц, молодых мух дрозофил и некоторых крысят (погибали только “мальчики”).

Никто из людей еще не умирал от магнита, но от им­пульсного сильного поля СВЧ будут умирать все…экспе­риментальные крысы, ткани которых предназначены для биохимических исследований. Оказалось, что воздействие на мозг электромагнитным лучом — лучший метод забоя скота по сравнению с хирургическим и химическим, ибо в большей мере сохраняется активность ферментов в мыш­цах. Получается, что этот метод забоя наиболее гуманен, а также наиболее рационален, ибо умершие ткани как бы ближе к живым. Значит, если руководствоваться теми мерками, которые были приняты в прошлом веке, то неионизирующие излучения можно отнести к болевым раз­дражителям

А каковы сегодняшние мерки? Рассмотрим некоторые из обобщающих публикаций наших дней.

Канадский исследователь боли Р. Мелзак мимоходом замечает” “Существует довольно много данных, свиде­тельствующих о том, что кратковременное слабое боле­вое раздражение способно вызвать существенное облег­чение более сильной патологической боли на сроки, зна­чительно превышающие время раздражения… Приблизи­тельно у 60% больных отмечали, что боль эффективно снижается тогда, когда раздражение (электрическое) вы­зывает ощущение покалывания. Легкое прикосновение, вибрации и другие неболевые раздражения могут вы­звать невыносимую боль, а иногда боль может возникать спонтанно и длиться долго без какого-либо видимого раз­дражения.

Больной (сухоткой спинного мозга) может почувство­вать боль от укола лишь много секунд спустя. Обычно эта задержка составляет несколько секунд, но может растя­нуться и до 45 секунд” (Мелзак Р. Загадка боли. — М.: Медицина, 1981)

Уже этот краткий набор цитат показывает родство в действии на организм болевых и электромагнитных стиму­лов. Последние могут быть включены в разряд неболе­вых по Мелзаку Сходны: большой латентный период ре­акции, длительность последействия, модальность ощуще­ния, значительная роль центральных механизмов, возник­новение ложных тревог, обезболивающее действие и т. д.

Интересен вопрос: если к загадкам боли прибавить за­гадки действия магнита, то увеличится ли число загадок? вопреки правилам арифметики сложения не произойдет, ибо многие загадки одинаковы.

Обсуждая длительный латентный период некоторых болевых реакций, Мелзак писал: “Часто боль… затухает после длительной задержки и продолжается длительное время после прекращения раздражения. Легкое погла­живание, повторяющиеся булавочные уколы или прикла­дывание пробирки с теплой водой могут вызвать резкую сильную боль с задержкой до 45 секунд. Задержки такой длительности нельзя объяснить только проведением в медленно проводящих волокнах. Они скорее говорят о том, что при возникновении таких болевых состояний про­исходит удивительная временная и пространственная суммация афферентных входов”. До сих пор специалисты удивляются и не находят объяснения этой длительности латентного периода и последствий реакций на ЭМП.

К числу загадок боли и ЭМП нужно относить преобла­дающую в некоторых случаях роль центральных, мозго­вых, механизмов. Большое внимание этому факту уделя­ет академик АМН Г. Н. Крыжановский, говоря о теории генераторных механизмов центральных болевых синдро­мов ” …речь идет… о возникновении генератора воз­буждения как нового функционального образования — источника чрезмерной активности и индуцирующей боле­вой синдром”

Гипотеза о болевом характере влияния ЭМП на орга­низм сообщает биологически отрицательный знак этому раздражителю, который в итоге может создавать электро­магнитное загрязнение среды и вызывать профессиональ­ные заболевания. Опыты на животных показали, что ни в качестве условного, ни в качестве безусловного раздра­жителя ЭМП не могут сравниться с каким-либо болевым раздражителем. С другой стороны, и тот и другой раз­дражитель успешно затормаживает условные рефлексы, выработанные на другие раздражители, задерживают формирование новых временных связей и ослабляют па­мять.

При анализе электрографических картин, вызываемых сравниваемыми раздражителями, выявляется их разница. Электромагнитные поля вызывают реакцию синхрониза­ции в ЭЭГ и торможение импульсной активности нейронов головного мозга животных. Болевые же раздражители ча­ще формируют реакцию ресинхронизации в ЭЭГ и усили­вают импульсную реакцию нейронов. Их общность выявляется в захвате многих структур мозга во время воздействия Важное место в этих реакциях принадлежит гипоталамусу и сенсорной коре больших полушарий. Роль магниточувствительного эпифиза в болевых реакциях ши­роко не изучали. Не ясна и роль глии в реакциях на боле­вые раздражители, хотя ЭМП возбуждают глию иногда раньше, чем на них ответят нейроны

Хорошо исследованы капилляры при действии ЭМП и боли как в центре, так и на периферии. Многие исследо­ватели считают усиление микроциркуляции при действии ЭМП очень важным при оценке реакции организма. Мик­роциркуляция тесно связана с окислительными процесса­ми. Предполагают, что ЭМП вызывает тканевую гипоксию, а боль контролирует уровень кислорода в тканях, под­держивая их нормальную жизнедеятельность. На этом уровне также наблюдается сходство в действии ЭМП и болевых раздражителей.

При воздействии ЭМП меняется содержание в тканях таких веществ, как гистамин и серотонин. Существует мнение, что через серотонинергический и опиоидный ме­ханизмы реализуется обезболивающий эффект акупункту­ры. Возможно, таким же путем действует и магнитопунктура. Существуют предположения, что именно биологиче­ски активные точки воспринимают ЭМП.

Наконец, и болевые раздражители и ЭМП меняют со­держание ионов калия и кальция в крови. Этот процесс связан с деятельностью биомембран. Таким образом, ги­потеза о болевом действии ЭМП должна проверяться и на мембранном уровне.

Естествоиспытателей, прежде всего нейробиологов и психологов, давно интересует проблема порога, т. е. оп­ределение минимальной интенсивности воздействующего внешнего фактора на функции биологической системы. Нелегки пути реализации этого принципа в прикладных исследованиях, особенно в пределах гигиенической науки. Гигиеническая оценка необходима, когда нужно проана­лизировать патологические отклонения деятельности био­системы от нормы при том или ином поражении.

Кнут — давнишний способ ускорения движения лоша­ди или невольников — действует подобно магниту. Оце­нить его силу можно и по следу, который он оставляет на теле. А что возникает после действия магнита? Термогра­фия показала увеличение температуры. Этот эффект был обнаружен на лошадях и при исследовании людей.

Исследователи отмечают сходство в действии света и магнитного поля, а также миллиметрового излучения и магнитного поля. Можно сказать, что весь спектр неиони-зирующих излучений — от постоянного магнитного поля до света — вызывает неспецифические реакции кожи. Вернее сказать, увеличивает число реакций со стороны мозга, которые или осуществляются спонтанно, или про­воцируются пусковым сигналом. Можно высказать свое­образную “радарно-усилительную” гипотезу боли.

Как луч радара, болевая поисковая система мозга ежеминутно ищет источник боли, и если не находит, то са­ма себя кусает, чтобы не прекратился этот необходимый для защиты организма поиск. Это наши ложные тревоги. Эта гипотеза в отличие от существующих делает ставку на Активность самого мозга, а не на рефлекторное или пря­мое воздействие на него внешних факторов. Конечно, на формирование болевого процесса влияют многие факторы, но не всегда они определяют характер боли. Исполь­зование таких слабых раздражителей, как ЭМП, позволи­ло бы микроскопировать процесс зарождения боли и увидеть несомненно большую роль мозга в этом процес­се.