6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Составляя часть одного из обширных континентальных нагорий Передней Азии — вулканического Армянского на­горья, эта провинция характеризуется широким развитием вулканических и тектоногенно-вулканических форм релье­фа. Специфическая черта провинции — резко континенталь­ный климат, в связи с ним — переднеазиатский тип высот­ной зональности ландшафтов: полупустыни нижнего пояса сменяются поясом нагорных ксерофитов, горных степей и аридных редколесий. Выше идут пояса остепненных лугов, субальпийских лугов, альпийских лугов, субнивальный и нивальный. Названные пояса группируются в полупустын­ную, горно-степную, горно-луговую и нивальную (выраже­на очень слабо) зоны; горно-лесной зоны нет. Велико влия­ние на природу континентальных нагорий зарубежной Пе­редней Азии.

044

Основная часть территории — это высокое нагорье с вулканогенно-тектоногенными хребтами, массивами и лаво­выми плато. Здесь выражены все перечисленные высотные зоны и пояса, кроме нижней (зоны полупустынь). Юго-за­падную часть провинции занимает Среднеараксинская кот­ловина с полупустынными ландшафтами.

Горные хребты и массивы Джавахетско-Армянской на­горной провинции превышают в ряде случаев хребты М. Кав­каза, но в их распределении не наблюдается правильной закономерности цепного расположения, они различно ориен­тированы (см. орографическую схему Закавказского на­горья на стр. 207). Самый высокий массив здесь — изолиро­ванное поднятие — гора Арагац — 4090 м. Вторая по вы­соте вершина — гора Капыджик (Капуджих), в южной час­ти Зангезурского хребта, — 3904 м. Выше 3500 м Гегам­ский, Варденисский хребты, вершины Карабахского на­горья.

Лавовые плато, над которыми поднимаются высокие хребты и массивы, в большинстве случаев располагаются на высоте 1500—2000 м. Русло Аракса в пределах Среднеа­раксинской котловины находится на высоте 900—700 м, а к северному краю широкое плоское дно котловины подни­мается до 1200—1500 м.

При как бы хаотическом расположении хребтов и масси­вов бросается в глаза следующая закономерность: наивыс­шие точки поднятий (Арагаца, Гегамского, Даралагезского и Зангезурского хребтов) расположены на линии, образую­щей слегка выпуклую к северо-востоку дугу, которая пов­торяет изгиб Среднеараксинской котловины. Это обсулов­лено характером проявления новейших тектонических дви­жений, наличием соответствующих зон поднятия и прогиба­ния.

В строении рельефа провинции исключительно большая роль принадлежит вулканическим формам. Лавы основного состава (базальты, андезито-базальты, андезиты), реже кислые (дациты и др.) извергались из тектонических тре­щин и чаще из многочисленных отдельных центров изверже­ний в неогеновое и четвертичное время. Мощные излияния завершились сооружением крупных и в особенности мелких вулканических конусов, которые вместе с лавовыми плато создали как бы остов своеобразных ландшафтов вулкани­ческого нагорья. Лавы, переслаивающиеся с туфами, по­крывают складчатый (осложненный разрывами) фундамент из донеогеновых пород, с более глубоким, чем в современном рельефе, расчленением поверхности. Л. И. Маруашвили для грузинской части территории провинции отрицает на­личие забронированных лавовыми покровами пенепленов, представление о которых культивировалось в литературе рядом исследователей. По его мнению, равнинная поверх­ность лавовых плато — это следствие выравнивания доволь­но расчлененного рельефа путем растекания лавы основ­ного состава и пресноводного осадконакопления (озерно-речная аккумуляция осадков в подпруженных лавовыми потоками долинах).

А. Н. Заварицкий, пишущий о Кавказе, как о «подлин­ном заповеднике потухших вулканов», следующим образом характеризует вулканический ландшафт Советской Арме­нии: «Вся природа этой страны свидетельствует об ее вулка­ническом прошлом: рельеф поверхности, распределение водных источников, играющих столь значительную роль (для питания источников важна водопоглотительная спо­собность пористых туфовых толщ. — Н. Г.), обширные пло­щади туфов и туфолав, которые используются как очень удобный строительный материал, Сотни тысяч лет тому назад на нынешней территории Советской Армении было мно­го небольших извергающихся вулканов, которые до сих пор сохранили свои конусы, образованные выброшенными шла­ками, и сопровождающие эти конусы излившиеся потоки ла­вы» (Заварицкий, 1951, стр. 237). Взобравшись на такие конусы, можно найти вулканические бомбы, имеющие фор­му веретена, груши, блина, иногда скрученных.

Своеобразие вулканизма Армении, по мнению А. Н. За­варицкого, заключается в том, что здесь наблюдается мно­жество центров извержений, не являвшихся длительно дей­ствующими, постоянными. Центры извержений перемеща­лись, образовывались в новых местах. Поэтому возникало множество небольших шлаковых конусов, окружающих жерла.

Несмотря на громадную геоморфологическую и ланд­шафтную роль вулканизма, нельзя преувеличивать его значение в создании крупных положительных форм релье­фа. Исследования Л. И. Маруашвили, Е. Е. Милановско­го и других показали большую роль тектоники в создании крупных положительных форм рельефа и меньшую роль вул­канизма, чем это представлялось прежним исследователям. Неогеновые толщи туфов и лав подверглись тектонической деформации складчатого типа. Многие поднятия, выделяю­щиеся в рельефе как широкие массивы и хребты, имеют тек­тоногенные пьедесталы в виде громадных, но пологих скла­док и куполов, крылья и своды которых образованы толща­ми неогеновых туфов и лав, а в ядрах, оче.видно, залегают более древние породы складчатого основания. На эти тек­тоногенные пьедесталы из вулканических толщ насажены более молодые, четвертичные, вулканические конусы. Мо­лодые шлаковые конусы имеются и по периферии некото­рых поднятий. Такое (в общей схеме) строение имеют Арагац, Гегамский, Джавахетский хребты и др. Есть, однако, и хребты, представляющие совокупность тесно рас­положенных в один ряд (вдоль тектонических разрывов) центральных вулканов (Абул-Самсарский хребет и др.), но и в этом случае группирующиеся в ряд вулканические мас­сивы воздвигнуты на тектоническом пьедестале (Л. И. Мару­ашвили, 1956).

Новейшие тектонические деформации складчатого типа проявляются и в участках лавовых плато.

045

Иного характера хребты располагаются в юго-восточной части провинции, где из-под туфо-лавовых покровов и вулканогенных толщ на поверхность выходят древние палео­зойские и мезозойские осадочные толщи складчатого осно­вания нагорья (Даралагезский хребет) и громадные масси­вы интрузий (южная часть Зангезурского хребта). Хребты выделены здесь в основном тектоническими и эрозионными процессами.

Среднеараксинская котловина представляет собой текто­нический прогиб сложного строения с разной историей фор­мирования отдельных частей (А. А. Габриелян, 1948). Ос­новную роль в создании геоморфологического облика со­временной котловины сыграли верхнеплиоценовые и четвер­тичные тектонические движения. Прогибание котловины местами, по краям, сопровождалось дизъюнктивными нару­шениями.

Орографически котловина распадается на две час­ти, соответствующие двум синклинориям. Плоские днища их образуют Араратскую и Нахичеванскую равнины.

По внешнему виду рельеф Джавахетско-Армянской нагорной провинции резко отличается от рельефа М. Кав­каза. Его черты здесь в основном гораздо более мягкие и спокойные. Ровные лавовые плато, занятые полями, посте­пенно переходят в сравнительно пологие и большей частью задернованные склоны тектонических пьедесталов горных поднятий с вулканическими вершинами. Склоны вулкани­ческих конусов также, несмотря на большую крутизну, задернованы, а иногда заняты посевами. Контуры вулка­нов часто бывают довольно мягкими.

На фоне в общем спокойного рельефа с мягкими контура­ми резко выделяются глубоко врезанные в лавовые плато каньоны с отвесными скалистыми бортами (до 100 м и более высотой) — результат молодых четвертичных поднятий, приведших к омоложению рельефа, к пропиливанию эро­зией лавовых и туфовых покровов. Скалисты и высшие точки рельефа, в том числе вулканические хребты и масси­вы, подвергавшиеся оледенению, например вершина Арага­ца, кратер которого преобразован в ледниковый цирк, а восточный край кратера рассечен выходящей из цирка троговой долиной. Типичный каровый рельеф в самой высо­кой (южной) части гребня Зангезурского хребта. Здесь и на Джавахетском хребте есть современные снежники, а на Арагаце также небольшие ледники.

Климат Джавахетско-Армянской нагорной провинции континентальный с довольно суровыми зимами. Континен­тальность климата определяется плоскогорным характером рельефа и его приподнятостью на значительные абсолют­ные высоты при краевом барьере из хребтов М. Кавказа и Понтийских гор. Высоко поднятое нагорье зимой сильно охлаждается, при этом создается антициклон. Летом, не­смотря на значительную высоту, поверхность нагревается, возникает область пониженного давления, образующая от­рог большой области летнего азиатского минимума давле­ния, выдвигающийся сюда из Ирана и западной Индии. О большой континентальности климата свидетельствует го­довая амплитуда температуры — до 30° (в Среднеараксин­ской котловине до 33°).

Довольно заметны климатические различия плато, под­нимающихся над ними высоких хребтов и массивов и Средне­араксинской котловины.

На плато осадков выпадает мало, несколько более в се­верной части (годовое количество в Ленинакане 467 мм, в Ахалкалаки 545 мм). Максимум осадков весной, когда иран­ский фронт продвигается к северу, и здесь чаще проходят циклоны. Зима на плато довольно продолжительная, с де­кабря по март включительно, и суровая, со средними тем­пературами января от —6° до —12°, абсолютный минимум —30° и ниже. С высоким давлением атмосферы связаны сухость воздуха, малое количество осадков (около 20 мм в месяц). Характерны температурные инверсии. Снежный покров держится четыре-пять месяцев. Так как снега мало, то распределен он по поверхности очень неравномерно. Ле­том в наиболее низких участках бывает очень тепло, но в це­лом лето на плато нежаркое (на высоте 2000 м средняя тем­пература июля и августа около 18°), но сухое. Сухость ле­та обусловлена не только малым количеством осадков (ле­том второй минимум), но и значительной инсоляцией. Осенью дождей выпадает больше, что связано с усилением циклонической деятельности во всем Закавказье.

Выше в горах климат более холодный и более влажный. Здесь прохладное лето, продолжительная холодная зима. Вершинные части массивов и хребтов захватываются запад­ными воздушными течениями средних слоев тропосферы, и здесь больше выпадает осадков (на Арагаце около 800 мм в год).

В целом климат основной части провинции можно оха­рактеризовать как умеренно холодный, на лавовых плато — типичный нагорно-степной, а на более высоких хребтах и вершинах — горный холодный.

В Среднеараксинской котловине лето гораздо жарче, чем на плато. В Ереване (приподнятая окраина котлови­ны, высота — 1050 м) средняя температура июля 25°, в более низких частях котловины выше. Абсолютный мак­симум достигает 41°. Зима не очень суровая, так как сте­кающий с гор холодный воздух при спуске адиабатически нагревается (в Ереване средняя январская температура —5,8°), малоснежная, длится два-три месяца. Осадков за год в среднем выпадает 250—300 мм, минимум летний (10— И мм за месяц). При высоких летних температурах и мини­мальных количествах осадков создается резкий недостаток влаги и возникает необходимость искусственного орошения.

У большинства рек провинции горно-континентальный режим, половодье бывает весной и в начале лета (таяние сезонного снега и максимум осадков), в разгар лета расход воды снижается. Однако для рек вулканического нагорья характерен вместе с тем интенсивный подземный водооб­мен, обусловленный пористостью и проницаемостью туфов и туфолав и трещиноватостью лавовых покровов. Поэтому рекам вулканического нагорья, в частности Джавахетии, свойственна значительная естественная зарегулированность стока (Л. А. Владимиров, 1956). Большинство рек в своих верховьях еще не успело врезаться в лавовые плато, они текут здесь медленно по ровной поверхности и на зиму покрываются льдом. Ниже по течению они прорезают лавы и образуют каньоны. Реки служат источниками гидроэнер­гии и используются для орошения полей, главным образом в пределах Среднеараксинской котловины.

В провинции много озер, генезис которых так или иначе связан с вулканическими процессами. Многие из них пред­ставляют собой небольшие водоемы, заполняющие углубле­ния в кратерах вулканов или первичные неровности моло­дого вулканического рельефа. Есть плотинные озера, под­пруженные лавовыми потоками. В образовании некоторых озерных котловин участвовали новейшая пологая склад­чатость в лавовых покровах, иногда сбросы. В питании озер, помимо атмосферных осадков, большую роль играют родники, выходящие на дне или вблизи озер.

Крупнейшее озеро — Севан. До недавнего времени пло­щадь его равнялась 1416 кв. км, максимальная глубина — 99 м. В связи с начавшимся спуском озерных вод уровень его понизился, глубина и площадь уменьшились. Озеро расположено на высоте приблизительно 1900 м, в горной котловине, окруженной Гегамским и Варденисским хреб­тами и Шахдагским хребтом М. Кавказа. Котловина озе­ра — сложный синклинальный прогиб, осложненный места­ми сбросовыми дислокациями (Л. А. Варданянц, 1948; Е. Е. Милановский, 1952; Н. М. Казакова, 1955). Известную роль играло в ее образовании подпруживание тектонической долины лавовыми потоками.

Озеро представляет интерес своими рыбными богатст­вами — в нем водится севанская форель — ишхан (Salmo ischchan), севанские храмуля и усач, акклиматизирован ладожский сиг. Однако наибольший интерес этот громад­ный озерный водоем представляет как источник энергии и воды для орошения. Часть озерных вод спускается для увеличения стока вытекающей из озера р. Раздан (Занга).

Шесть гидроэлектростанций Севано-Разданского кас­када уже действуют. Поверхностный сток в верховье Раз­дана прекратился — севанская вода пошла по туннелю в турбины СеванГЭС.

По проекту, который уже начали осуществлять, уровень озера должны были опустить на 50 м, что привело бы к сок­ращению площади озера в семь раз. Сейчас разработана новая схема использования севанских вод, в соответствии с которой дальнейший спуск воды будет приостановлен, уровень Севана останется на отметке 1896 м, и водоем сохранится в границах, близких к естественным. Площадь озера уменьшится лишь на 13%. Приходная статья балан­са Севана будет увеличена за счет переброски воды из вер­ховьев р. Арпа, а расходную часть баланса удастся сокра­тить за счет использования подземных вод Среднеараксин­ской котловины для орошения и азербайджанского горю­чего газа (из Карадагского месторождения) для энергетики.

У напорного бассейна Арзнинской ГЭС на р. Раздане начинается главный канал Арзни-Шамирамской ороситель­ной системы, позволивший расширить площадь орошаемых земель по склонам Среднеараксинской котловины (Ашта­ракский, частично Талинский административные районы). Эту же цель преследовало создание Талинского и Котай­ского каналов, с помощью которых подведена вода на участ­ки к западу и к востоку от земель, орошаемых каналами Арзни-Шамирамской системы.

В соответствии с основными чертами строения рельефа и климатическими различиями в основной части провинции отчетливо выделяются два главных типа физико-географи­ческих комплексов: плато преимущественно с горно-степ­ными ландшафтами и высокие хребты, массивы, с горно-луговыми.

На плато и горных склонах от 1400 до 2000—2300 м абсолютной высоты (на севере — ниже, на юге — выше) распространены горные черноземы, карбонатные и выще­лоченные. Они развиты преимущественно на маломощной карбонатной коре выветривания лавовых покровов, в верх­нем горизонте содержат от 4 до 18% гумуса. Прежде здесь господствовала горно-степная растительность, сейчас сох­ранившаяся только на горных склонах. Степи по преиму­ществу ковыльные, с участием типчака, тонконога, напоми­нающие южнорусские степи. Местами к злакам и разно­травью примешиваются нагорные ксерофиты в виде колючих подушек — астрагалы, акантолимоны и др. На южных склонах иногда, особенно в южной прииранской части нагорья, горные ксерофиты становятся господствующими. Степи плато и пологих склонов распаханы, кроме каменистых участков, где лавы выходят на поверхность, почти не имея почвенного покрова.

046

На склоне Среднеараксинской котловины горные чер­ноземы переходят в горные каштановые почвы с сухой ка­менистой степью (типчаковые и полынные степи с подушка­ми нагорных ксерофитов).

Лесная растительность в Джавахетско-Армянской на­горной провинции встречается редко, преимущественно на горных склонах. Лесных массивов было больше в северо­западной части провинции, но сейчас они, как и всюду, в подавляющем большинстве случаев уничтожены. Здеш­ние леса представляют как бы переход от лесных ассоциа­ций к степным. Есть редкие сосновые леса паркового типа, со степными растениями — ковылем (Stipa pulcherrimaSstenophytta), тимофеевкой (Phleum nodosumPhphleoi­desи др. и нагорными ксерофитами. Характерно ксерофит­ное редколесье из восточного дуба (Quercus macranthera), встречающееся на Арагаце (юго-восточный склон) и склонах некоторых хребтов. Местами в горах Армении распро­странено ксерофитное редколесье из древовидного можже­вельника, или арчи (Juniperus polycafpos и др.). Можже­веловое редколесье есть на Зангезурском хребте, у озера Севан и т. д.

Фауна нагорных плато тесно связана с переднеазиат­скими зарубежными нагорьями, в частности с Анатолий­ским. Характерны малоазийский суслик (Citellus xantho­prymnus), малоазиатский тушканчик, горный слепыш (Spa­lax monticola), хомяки (Mesocricetus auratusCricetulus mig­ratorius), лисицы (Vulpes vulpes kurdistanicd), каменная и серая куропатки (Alectoris kakelik и Perdix perdix), рябки (Pterocles orientalis), степные жаворонки и другие, из прес­мыкающихся степная гадюка и проч.

Высотная зона с горно-луговыми ландшафтами начи­нается на севере нагорья с 1900—2000 м, на юге с 2400 м. Горно-луговые почвы имеют прочный дерновый горизонт, содержат от 8 до 20% гумуса, выщелочены от извести. Обыч­но под маломощным слоем дернины и мелкозема начинаются выветрелые обломки скал. Почвы альпийского пояса от­личаются значительной торфянистостью. Для раститель­ности субальпийского пояса характерны мезофильные раз­нотравные луга с высоким травостоем, злаково-разнотрав­ные и злаковые. При недостаточном увлажнении развивают­ся остепненные луга. В альпийском поясе развиты низкотрав­ные луга из злаков и осок и пестротравные ковры (альпий­ское пестротравье) из карликовых двудольных с прикорне­выми розетками листьев и крупными яркими цветками: колокольчиковые ковры (из Campanula tridentata и др.) с сине-фиолетовыми цветками, ковры из мытника (Pedicula­ris crassirostris) с красными соцветиями и др. Участки вы­сокогорных лугов на склонах и у подножий вулканов часто прерываются глыбистыми каменными россыпями из круп­ных обломков лавы — чингилами.

Субальпийские и альпийские луга используются как летние пастбища. В субальпийском поясе местами подсеи­вают кормовые травы для повышения продуктивности лу­гов.

Фауна верхней высотной зоны с горно-луговыми ланд­шафтами отличается от фауны степных плато. Здесь оби­тают горный баран (Ovis ammon), относящийся к одной из западных рас (арменийский муфлон), снежная полевка, переднеазиатской улар и другие представители высокогорной фауны. До меньших высот поднимаются серны, безоаро­вый козел, кавказский тетерев и др.

047

В Среднеараксинской котловине господствовали полын­ная (из Artemisia erivanicaи солянковая полупустыни. Первая сохранилась главным образом лишь на грубоске­летных почвах лавового борта котловины, а на самой рав­нине днища котловины ее пространства земледельчески ос­воены. Растительность солянковой полупустыни представ­лена зарослями каргана, вересковидной солянки и др. На составе фауны здесь чувствуется влияние Средней Азии и Иранского нагорья. Встречаются степной кот — манул (Otocolobus manul), песчанки — вредители сельскохозяй­ственных культур, тушканчики, ушастый еж и другие пред­ставители полупустынной и пустынной фауны. В тугайных лесах, кустарниковых и тростниковых зарослях вдоль Арак­са и его притоков встречаются кабаны, камышовый кот, шакал и др.

Природные ресурсы провинции разнообразны. Имеются руды (медные и молибденовые руды зангезурских место­рождений и др.). Есть месторождения нефелиновых сиенитов (на севере провинции, в районе Кировакана) и камен­ной соли (Нахичевань, окрестности Еревана). Промышлен­ное значение имеют лавы — базальты и проч. Многие гор­ные породы представляют ценный строительный материал. Особенно славятся розовые туфовые лавы Артикского место­рождения в северо-западном подножии Арагаца («артик­ский туф»). Южнее Артикского месторождения разрабаты­вается пемза (Пемзашен). Есть минеральные источники, у которых выросли курорты (Арзни в каньоне Раздана и др.).

Обширны земельные фонды пахотных угодий, сенокос­ные угодья и горные пастбища. На плато, на плодородных черноземных почвах возделываются главным образом зерно­вые — пшеница, ячмень и другие, преимущественно яровые культуры, а также свекла, картофель и проч. Посевы яч­меня на Арагаце поднимаются до высоты 2500 м. До 1800 м растут табак, абрикос, грецкий орех. Виноград и персик поднимаются по склонам Среднеараксинской котловины до 1300 м.

Среднеараксинская котловина — важный район полив­ного земледелия. Для орошения используются речные воды Аракса и его притоков, особенно Раздана, и воды артезиан­ских колодцев. Здесь культивируются виноград, хлопчат­ник (основные культуры), табак, пшеница, рис, плодовые.

Обширные хлопковые поля обсажены рядами пирами­дальных тополей, которые сопровождают почти все дороги.