3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

С присоединением к Понтийскому царству Боспор стал важнейшей частью огромного государства в Причерноморье, куда вошли, кроме Понта, Херсонес и его хора (подчиненная область), Ольвия, Колхида, Малая Армения и некоторые мало­азийские области. В течение длительной борьбы Мит­ридата с Римом Боспор оставался базой, откуда пон­тийский царь черпал не только средства для оснащения и питания армии, но и солдат для своих войск. В конце кон­цов он сделался последним его оплотом.

Войны Митридата с Римом всколыхнули весь Восток. Они оказались заключительным этапом сопротивления, которое оказывал восточногреческий мир поработителю Риму. В этой борьбе личность Митри­дата наиболее соответствовала образу вождя обороняющегося Востока.

Митридат VI Евпатор был человеком во всех отношениях незаурядным. Его происхож­дение связано с династией Ахеменидоз и с потомками Александра Македонского и Селевка. Это придавало Митридату особое значение в глазах подданных, окру­жало имя царя ореолом славы. Исполинского роста, ог­ромной физической силы, неукротимой энергии и непре­клонного мужества, глубокого и коварного ума, безгра­ничной жестокости — таким он сохранился в описаниях античных авторов. По его приказу были убиты или по­гибли в заточении мать, брат, сестра, три сына и три дочери.

На боспорское население Митридат наложил огром­ную подать. Страбон сообщает, что царь ежегодно по­лучал с него около полумиллиона пудов хлеба и боль­шие денежные средства. Все это требовалось для его войн с Римом. Особенно тяжелым стало положение на Боспоре, когда Митридат прибыл сюда после ряда поражений, нанесенных ему Римом. Властитель Понта готовился к новым войнам и ради них шел на самые крайние меры по отношению к Боспору и другим под­чиненным областям.

Римский историк Аппиан (II в. н. э) так описывает приготовления Митридата к войне с Римом: «Он про­должал набирать войско из свободных и рабов и гото­вил массы оружия, стрел и военных машин, не щадя ни лесного материала, ни рабочих быков для изготовле­ния тетив, на всех своих подданных, не исключая самых бедных, он наложил подати, при этом сборщики их мно­гих обижали».

Такая политика Митридата вызывала против него недовольство в разных слоях населения. Боспорская знать была недовольна развалом морской торговли из-за морской блокады со стороны Рима. Настораживало ее и то, что Митридат вербовал в войско рабов. Даже в войсках не встречали поддержки его фантастические планы идти через Балканы и Италию, чтобы там раз­бить Рим. Назревала развязка. В Пантикапее возник заговор во главе с сыном Митридата Фарнаком.

По словам Аппиана, события развертывались так.

Ночью Фарнак прошел в лагерь к римским пере­бежчикам и склонил их отпасть от отца. В ту же ночь он разослал своих агентов и в другие военные лагеря. На заре подняли воинский клич римские перебежчики, за ними его постепенно подхватили другие войска. Закричали первыми матросы, наиболее склонные к пе­ременам, за ними и все другие. Митридат, пробужден­ный этим криком, послал узнать, чего хотят кричащие. Те ответили, что хотят иметь царем его молодого сына, вместо старика, убившего многих своих сыновей, вое­начальников и друзей. Митридат вышел, чтобы перего­ворить с ними, но гарнизон, охранявший акрополь, не выпустил его, так как примкнул к восставшим. Они убили лошадь Митридата, обратившегося в бегство. Митридат оказался запертым. Стоя на вершине горы, он видел, как внизу войска венчают на царство Фарна-ка. Он направил своих посланцев к нему, требуя сво­бодного пропуска, но ни один из них не возвратился. Поняв безысходность своего положения, Митридат до­стал яд, который он всегда носил с собой при мече, Две его дочери, находившиеся при нем, невесты Египет­ского и Кипрского царей, не давали ему испить, пока не получили и не выпили яд первыми. На них он сразу подействовал; на Митридата же не оказал никакого действия, так как царь привык постоянно принимать яды для защиты себя от отравления. Предпочитая смерть плену, он попросил начальника кельтов Битой­та оказать ему последнюю услугу. И Битойт, тронутый обращенными к нему словами, заколол царя, выполнив его просьбу.

Так погиб Митридат в 63 г. до н. э— здесь, в Пан­тикапее, на горе, названной позднее его именем.

Власть над Боспором римляне предоставили Фар­наку (63—47 гг. до н. э.), провозгласили его другом и союзником Рима и в ближайшие годы не вмешивались в боспорские дела. Позже Фарнак воспользовался вре­менным ослаблением власти римлян в Причерноморье и попытался вернуть себе владения отца. Он прежде всего осадил и взял Фанагорию, которой Рим предо­ставил автономию в награду за восстание против Мит­ридата, а затем с большой армией отправился через Кавказ в Малую Азию, где отвоевал себе часть владе­ний отца. Но в битве при городе Зеле ему нанес пора­жение римский полководец Юлий Цезарь, пославший в Рим свое знаменитое сообщение о победе: «Пришел, увидел, победил». По возвращении на Боспор Фарнак был вскоре побежден Асандром, которого вместо себя оставил в качестве правителя.

Начинается новый этап в истории государства.

Вторая половина 1 в. до н. э. была для Боспора периодом консолидации и восстановления экономических и политических сил. Асандр укрепил свои права на престол, женившись на дочери Фар­нака Динамии. Ему удалось пресечь посягательства на власть со стороны нового царя Понта, римского ставленника Митридата VII, и даже добиться дипломатического признания со стороны Рима. Асандр правил 30 лет, и за это время экономика страны была восстановлена. Для укрепления границ Боспорского государства он построил систему укреплений и в виде вала длиной около 65 км с мощными башнями. Остатки, видимо, этого вала еще сохранились за селом Михайловкой, примерно в 20 км от Керчи. Линия Асанд­рова вала шла от Узунларского озера возле Киммерика до Азов­ского моря. Сооружение такого оборонительного рубежа могло быть под силу лишь государству достаточно мощному.

С именем Асандра связана победа над пиратами, мешавшими регулярной внешней торговле Боспора. В честь этой победы был воздвигнут в Пантикапее храм Афродиты Навархиды (Судоначальницы). Освобожде­ние морских путей от пиратов способствовало налажива­нию внешней торговли, а укрепление границ государст­ва — охране земледельческих районов и развитию зем­леделия. Все это привело к усилению экономической мощи страны, сосредоточению больших средств в госу­дарственной казне. Подтверждением тому — размах строительства, предпринятого Асандром.

В это время происходит расширение акрополя за счет северо-западной части города, обносится стеной участок с северной баш­ней. Часто при раскопках Пантикапея I в. до н. э. наблюдаются случаи хищнического использования камней от разрушенных зда­ний: кое-как подобрав, их тотчас же, без обработки, пускали в кладку. Иногда новые стены возводили на неразобранных завалах, поверх прежних. Таков характер кладок большого дома I в. до н. э., где стены восточной половины возведены на остатках стен IV— III вв. до н. э., а восточный угол образован большой плитой расписного ионийского архитрава. Другой небольшой дом, построен­ный на культурном слое, фактически не имел заглубленного фунда­мента. Видно, что строили быстро и небрежно, город не восстанав­ливался за время правления Митридата и Фарнака, а восстанав­ливать предстояло многое.

После смерти Асандра у власти находилась Дина-мия. Политическое положение Боспора поколебалось, появился новый претендент на престол — Скрибоний, назвавшийся внуком Митридата VI, и римляне вновь сочли нужным вмешаться в дела государства. Они на­правили сюда своего ставленника понтийского царя Полемона I, которому приказали жениться на Динамии для упрочения своего положения. Боспор оказал ему, однако, сопротивление, в Танаисе вспыхнуло восста­ние. При подавлении его Полемон сильно разрушил город.

Население Боспора было недовольно новым царем, его проримской политикой, и Динамия порвала с ним. Удалившись в район современного Новороссийска, она поселилась у родственных племен и стала главой оппо­зиции Полемону I. Вскоре началась война, и в 8 г. до н. э. Полемон был убит. У власти вновь оказалась Динамия, а затем ее сын Аспург.

Независимая политика, успешно начатая Асандром, продолжалась.