3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

С воцарением Аспурга, сына Асандра и Динамии, в истории Боспора начинается эпоха воз­рождения, вторичного расцвета. По-видимому, его мать связывали родственные узы с племе­нем аспургиан, жившим на азиатской стороне Боспора. Аспург стал основателем новой, сарматской династии боспорских царей, правивших до конца суще­ствования государства. Известно, что он был женат на фракиянке Гипепирии и присвоил себе второе имя Рис­купорида, распространенное у фракийских царей. В ознаменование своих отношений с Римом, где в это время правил император Тиберий Юлий,Аспург избрал его имя в качестве династического. Впоследствии оно перешло и к преемникам Аспурга.

Укреплению мощи страны способствовали победы царя над скифами и таврами, победоносные походы на земли «варваров». Недаром в царском титуле упомянуты подвластные ему племена азиатского Боспора: синды, меоты, тарпиты, тореты, псессы, танаиты. Это говорит о большой территории государства, куда включены были часть Крыма и Прикубанье.

После смерти Аспурга сын его Митридат III (Цифра «III» — не ошибка. Дело в том, что Митридат VI Евпатор считался на Боспоре Митридатом I, один из сыновей его был Митридатом II и т. д.) сделал попытку освободиться от опеки Рима и намеревался привлечь на свою сторону племена сарматов. Но планы эти выдал Риму брат царя Котис, которого римляне на­значили правителем Боспора вместо Митридата III, прислав ему на помощь римские отряды.

Борьба между братьями, завершившаяся победой Котиса, про­ходила на азиатском Боспоре, где еще в I в. до н. э. Митридат VI Евпатор создал укрепленный район против возможных неприяте­лей. В него входило около 20 крепостей, раскопанных недавно Н. И. Сокольским. Крепости были построены из сырца, и кладка стен, несмотря на разрушительные действия человека и сил приро­ды, сохранилась настолько хорошо, что местное население прини­мало эти руины за учебные батареи войск Суворова. Археологи определили время гибели крепостей (I в. н. э.) и связали это с ме­ждоусобной борьбой сыновей Аспурга.

В правление Котиса I установилась более крепкая связь с Римом. Сложился незыблемый порядок взаимо­отношений, продолжавшийся два столетия: боспорский царь признавал своим покровителем римского импера­тора, именовал себя «другом кесаря и другом римлян», римский император подтверждал его право на престол и оплачивал содержание войска.

Власть царей Сарматской династии была неограни­ченной монархией, опиравшейся на богатую верхушку боспорского рабовладельческого общества и на знать сарматских племен. Боспорский царь назначался так­же пожизненным жрецом в культе римских императо­ров, установленном на Боспоре. Некоторые представи­тели Сарматской династии были обожествлены, а в честь царя Аспурга построен мраморный храм, выпол­ненный в дорическом стиле, с пятью колоннами на фа­саде.

В Пантикапее находился пышный царский двор с большим штатом чиновников, управителями областей, секретарями, переводчиками. Выпуск монет осуществ­лялся самим царем, без участия городского самоуправ­ления. Власть последнего сошла на нет.

Для политического строя позднего Боспора характерны прежде всего черты эллинистических монархий: подчиненность монарху больших территорий со смешанным греко-варварским населением, широкие экономические, политические и культурные связи с дру­гими странами, существование наемной армии. При этом предель­ная централизация управления, обожествление правителя, его культ роднили Боспорское царство с восточными монархиями азиат­ского типа.

Как уже отмечалось, в I—II вв. н. э. Боспор вступил в новый период экономического и культурного расцве­та. Оживились внутренняя и внешняя торговля, ремес­ла, различные промыслы.

На большой территории государства, как и прежде, сеяли хлеб — пшеницу, ячмень, гречиху. Крупные за­пасы хлеба находились у горожан. Хлеб продолжал оставаться основой экспорта, главным товаром, посту­павшим в то время преимущественно в города Малой Азии. Значительный удельный вес составляли продук­ты животноводства и особенно рыба. В первые ве­ка н. э. рыболовство приобрело характер товарного промысла и. достигло большого развития. Отдель­ные города, например Тиритака, специализировались на рыбном промысле. Важное место в хозяйстве Бос­поразанимало виноделие. Городом виноделов был, в частности, Мирмекий. В Пантикапее получили развитие как рыболовство (о чем можно судить по остаткам рыбозасолочных ванн), так и виноделие (на одном лишь акрополе обнаружено шесть виноделен).

Внешняя торговля все же не достигла прежнего размаха. Основными контрагентами Боспора стали те­перь города Синопа, Пергам, остров Самос. Оттуда поступали в Пантикапей краснолаковая керамика, стекло, с Апеннинского полуострова — художественная бронза.

Пантикапей по-прежнему оставался главным пор­том Боспора и центром внешней и внутренней торговли. Через него поддерживалась торговля с племенами ази­атского Боспора, через Танаис — с населением степи. Вероятно, в Пантикапее продолжал действовать рынок рабов. Рабы и в это время (первые века н. э.) служили основной рабочей силой, их эксплуатировали и в город­ских ремесленных мастерских и в сельском хозяйстве. Но вместе с тем намечаются изменения в социальном строе общества, появляются признаки разложения раб­ства, в частности отпуск рабов на волю. Об этом свиде­тельствуют надписи о вольноотпущенниках, найденные в Пантикапее и в других городах Боспора. В них гово­рится, что отпущенный находится под опекой религиоз­ной общины. .

Процветает в первые века н. э. и корабельное дело. Обновляется, расширяя свои границы, город, в нем много богатых зданий, принадлежащих купцам, судо­владельцам, зажиточным ремесленникам. Своеобраз­ный показатель роста населения — пантикапейский некрополь, территория которого распространяется на север от Пантикапея и охватывает западные возвышен­ности. Множество привозного инвентаря, найденного в могилах, позволяет заключить, что среди населения су­ществует значительная прослойка знатных, привилеги­рованных граждан.

Большое оживление происходит в области ремесла. Растут мастерские, связанные с обработкой дерева, мастера достигают высокого технического уровня, их продукция разнообразна и нередко высокохудожествен­на. Продолжается выплавка руды, выработка металли­ческих орудий труда, оружия, различной утвари. Кера­мические мастерские изготовляют черепицу, занимают­ся обжигом кирпича, на рынок поступает простая и па­радная посуда, покрытая красным лаком и глазурью. В отделке лепной керамики, ее орнаменте, украшениях заметны в этот период сарматские вкусы. Весьма попу­лярными становятся изделия коропластов — терра­коты новых типов, отражающие процесс сарматиза­ции искусства и проникновения местных народных ве­рований.

Боспорская торевтика этого периода отличается о г торевтики эпохи Спартокидов изменением тематики, техники и художественного стиля. Пантикапей стал художественным центром сарматского мира. Ювелир­ные украшения приобретают многоцветную, пеструю раскраску, что достигается соединением золота с много­цветными камнями, главным образом сердоликами, ру­бинами, бирюзой. В таком полихромном стиле боспори­ты украшают оружие, рукояти мечей, конскую упряжь, посуду.

Большие средства затрачиваются на городско строительство. Во II в. построен или восстановлен храм Ареса, вероятно, после военной победы над сарматами. Еще при Динамии было воздвигнуто святилище Афро­диты Урании Апатуры на территории нижнего города (теперешняя улица К. Маркса) и сооружено здание Капитолия, причем снова повторяется пятиколонный фасад, как в храме в честь Аспурга.

Особо следует сказать о термах — общественных банях, возведенных в I в. н. э. В те времена (в эпоху Римской империи) термы представляли собой своего рода общественные клубы, где были библиотеки, гимна­стические залы. Известно, с какой роскошью отделыва­ли их в Риме и других городах империи.

Термы Пантикапея состояли из нескольких отделе­ний. Внутри здания было топочное помещение с печью, рядом — кальдарий, где мылись горячей водой, затем тепидарий с полукруглым бассейном (его наполняли теплой водой), наконец, третье, холодное помеще­ние — фригидарий. Вода поступала в баню по свинцо­вым и керамическим трубам. С юго-запада здание вы­ходило на ту же Восточную Продольную улицу, которая в VI—V вв. до н. э. огибала квартал ремесленников, а в I в. н. э. пролегла через двор сгоревшего пританея.

Систематически велось наблюдение за состоянием дорог и улиц. Раскопками установлено, что проводился ремонт колодцев, каменные стены их перекладывали, а сами колодцы регулярно очищали. Уровень граж­данского строительства по-прежнему был высок, для размещения зданий на склонах горы сооружали искус­ственные террасы. Одна из таких крупных террас от­крыта археологами на восточном склоне.