4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В последние годы выяснено, что одним из важнейших свойств современных океана и атмосферы является синоптическая измен­чивость их физических полей, связанная с тем, что средняя кар­тина океанских и воздушных тече­ний все время искажается воз­мущениями, энергия которых час­то во много раз превосходит энергию средних течений. Уста­новлено также, что на Земле су­ществуют «фиксированные» зоны высокой вихревой активности, которые практически всегда при­урочиваются к районам, где мощные океанические течения, несу­щие тепло из низких широт в вы­сокие, подходят к холодным по­бережьям. В этих зонах сталки­ваются теплые и холодные водные массы, возникают резкие темпера­турные градиенты и создаются условия для развития интенсивных динамических и тепловых взаимо­действий океана с атмосферой.

Над такими — высокоградиент­ными — зонами приходят в кон­такт теплые и холодные воздуш­ные массы, активизируются атмо­сферные фронтальные процессы и резко возрастает повторяемость циклонов. В северном полушарии все это наиболее ярко проявля­ется на стыке теплых атланти­ческих воздушных масс с холод­ной блокирующей системой Грен­ландии, в южном полушарии — на стыке таких же масс воздуха Южного океана с блокирующей системой Антарктиды. Темпера­турные перепады вместе с боль­шими скоростями ветра и бур­ностью океана способствуют здесь многократному усилению испаре­ния, делают рассматриваемые зоны центрами ускоренного по­ступления влаги из океана в атмо­сферу.

Выше уже говорилось, что в советской научной литературе эти зоны получили название энерго­активных зон океана, или ЭАЗО. В последние годы они стали объектом пристального внимания исследователей. На ряде полиго­нов, находящихся на участках взаимодействия Гольфстрима с материковыми окраинами Амери­ки и Европы и Куросио — с бе­регами Японии, советские экспе­диции на кораблях погоды ведут регулярные наблюдения за идущи­ми там процессами. Анализ полу­ченных данных позволил сделать вывод о ведущей роли взаимо­действий атмосферы с ЭАЗО в формировании современного кли­мата и его изменений. Эта концеп­ция легла в основу теории клима­та и долгосрочного прогноза по­годы, разработанной академиком Г. И. Марчуком.

В гипотезах, объясняющих ис­точники энергии синоптических возмущений океана, основное место отводится механизмам ди­намической и тепловой неустой­чивости, возникающей в связи с накоплением избыточных масс воды и избыточного тепла в од­них районах океана и их резким дефицитом в других. Явления этой — так называемой баротроп­ной и бароклинной — неустойчи­вости широко развиты в совре­менном океане, а в ледниковые эпохи их роль еще более возрас­тала. Причина этого — все то же усиление межширотных перепа­дов температур, которое повыша­ло энергию океанских процессов. Вместе с этой энергией как раз и росла неустойчивость указанных процессов, росли сила и повторяе­мость возмущений.

По-видимому, в периоды осо­бенно сильных и частых возмуще­ний перенос влаги из ЭАЗО на материки был настолько велик, что в районах зарождения и роста оледенения интенсивность снего­падов значительно превосходила современную. Во всяком случае, детальное изучение видового и изотопного-кислородного состава микрофауны из колонок глубоко­водных осадков Северной Атлан­тики, выполненное американскими геологами У. Раддимэном и А. Ма­кинтайром, показало, что на этапах быстрого роста оледенения 115— 110 и 80—75 тыс. лет назад, ко­торые отразились на гляциоэвстатической кривой (рис. 6 и 7) в виде круто падающих отрезков, за считанные тысячелетия на­растали десятки миллионов кубо-километров льда. Причем, по данным этих ученых, именно на этапах такого роста поверхность океана, омывавшего уже оледе­нелые побережья Лабрадора и Гренландии, была теплой, т. е. имела «межледниковые» темпера­туры. Это значит, что в зоне Гольфстрима тогда должны были возникать палео-ЭАЗО с еще бо­лее высокими, чем в современных ЭАЗО, температурными градиен­тами.

Североатлантическая палео-ЭАЗО показана на рис. 5. На нем можно видеть и несколько дру­гих зон Мирового океана, в кото­рых происходило столкновение теплых водных масс, поступавших из низких широт, с холодной и ледовитой водой субполярных круговоротов. Можно предпола­гать, что во всех районах такого столкновения формировались осо­бые палео-ЭАЗО. В зоне Куросио это была Северотихоокенская палео-ЭАЗО, а в зонах столкно­вения теплой воды Бразильского, Восточно-Австралийского и Иголь­ного течений с холодными мас­сами циркумполярного Антарк­тического течения — несколько Субантарктических палео-ЭАЗО. По нашей гипотезе эти древние ЭАЗО как раз и были теми мощ­ными центрами, в которых ат­мосфера заряжалась влагой, необ­ходимой для питания разрастаю­щихся ледниковых покровов.