8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Говоря о климатических зонах, мы вкратце упомянули о рас­тительности, которая свойственна каждой из них. Сейчас мы имеем в виду другое — непосредственное влияние климата на произрастание и   отличительные черты тех или иных растений.

Для произрастания леса, например, имеет значение не только температура, но и влажность воздуха. А. А. Каминский указал на то, что если дневная влажность (обычно наименьшая за сутки) выше 70%, то и при средней температуре самого теплого месяца в 10° лес уже расти не может. В южном полушарии, где в высоких широтах преобладает морской климат, уже на широ­тах порядка 40° лес не растет. Зато в теплом и влажном кли­мате прекрасно растут травы — Англия славится своими лугами, а Ирландия так и называется “изумрудным островом”. Верти­кальное распределение леса сходно с горизонтальным: на горах лес заходит в сухом климате выше, чем во влажном, при одной и той же температуре

Влияние температуры, в частности приземного слоя, сказы­вается на самом внешнем виде растений: в полярных странах и на больших высотах растения стараются расположиться ближе к почве, чтобы использовать от нее все возможное тепло; здесь поэтому растут особые виды растений, с листьями, при­жатыми к земле в виде розетки, с коротким стеблем, или сте­лящиеся карликовые кустарники. Мало того, одни и те же виды растений приобретают, попав в другие климатические условия, совсем иную внешность. Топинамбур, или земляная груша, в обычных условиях имеет сходство с подсолнечником — высокий стебель, покрытый до верха листьями, — перенесенный; на горы, топинамбур приобретает вид плоской розетки, почти без стебля. В Арктике летом среди мхов и на склонах можно видеть целые ковры низкорослых, почти бесстебельных цветов: это — приспособляемость к теплу приземных слоев и защита от  сильного   ветра  (рис.  26).   В   пустынях растения защищают себя от излишнего испарения волосистым покровом листьев и стеблей; некоторые виды растений совсем не имеют листьев, а снабжены колючками.

Высокогорные растения

Высокогорные растения

В половине прошлого столетия во Франции заинтересовались причиной особенной упругости мачт, изготовляемых из швед­ской сосны: местная французская сосна оказалась для мачт непригодной. Выяснилось, что упругость сосновой древесины зависит от толщины годичных колец, которая в климате Швеции не превышала 1 ммво Франции же слои получались значительно толще и рыхлее. В условиях Франции высоты, необходимые для произрастания такой же сосны, лежат в горах на уровне 1300—1700 м.

Климат влияет и на химический состав растений. Пшеницы, разводимые в засушливом климате юго-востока Союза ССР, содержат значительно больше сахара и белков, чем западно­европейские. В морских же климатах растения содержат больше крахмала. Ячмень, употребляемый для варки пива, должен как раз содержать больше крахмала; поэтому баварский ячмень дает хорошее пиво, какого не получается из наших восточных ячменей. Картофель нашего континентального климата содержит больше белков и жиров, чем немецкий. Ташкентский и астра­ханский виноград гораздо слаще, чем возделываемый в Германии на Рейне. Во влажном климате лучше развиваются листья; в США, например, давно замечено, что в более влажные годы сахарный тростник дает больше листа и стеблей, а выход сахара бывает меньше, чем в годы более сухие.

Подобных примеров можно привести много. Оригинально проявляется действие ветра на деревья: под влиянием господ­ствующих ветров, в тех местностях, где эти направления осо­бенно резко выражены, деревья наклоняются в одну сторону и приобретают вид своеобразного флага, указывающего преобла­дающее направление ветра (рис. 27). Такие “климатологические флюгера”   можно   видеть  на  побережье   Нормандии,   в   степях Бессарабии и других открытых местах; в Палестине, где осо­бенно сильны северо-западные ветры, оливковые деревья все наклонены к юго-востоку и даже нередко ветви перегибаются с северо-западной на юго-восточную сторону.

Дерево, указывающее направление преобладающего ветра

Дерево, указывающее направление преобладающего ветра

По влиянию климата на растения нужно иметь в виду еще одну, пока еще мало изученную черту климата — освещенность. Некоторые растения требуют для произрастания продолжитель­ного освещения солнечными лучами, другие, наоборот, нуж­даются в сравнительно длительном ночном перерыве освещения. Первые так и называются растениями длинного дня, вторые — растениями короткого дня. Большая часть наших хлебных зла­ков принадлежит к растениям длинного дня. Просо, которое относится к растениям короткого дня, не удается на севере, по-видимому, не из-за недостатка тепла, а потому, что день для него слишком длинен. К растениям короткого дня принадлежат соя, белая акация и др.

Большая часть всех этих особенностей растений, зависящих от влияния климата, сложилась стихийно, в результате длительного   времени    развития   растительности,   ее    приспособления к условиям среды. Работы нашего великого ученого Мичурина показали, что человек может переделывать природу растения, приспособлять его к новым климатическим условиям. В качестве примера можно привести мичуринские сорта винограда и раз­личных плодов, которые удалось продвинуть далеко на север. Из этого, конечно, не следует, что учение Мичурина отрицает роль климата; это означает, что человек должен не пассивно получать дары природы, но активно использовать все ее воз­можности, в то же время парализуя различными способами ее вредные влияния.

ЧЕЛОВЕК И КЛИМАТ

Климатические особенности влияют не только на раститель­ный, но и на животный мир, в том числе и на человека. Из­вестны нездоровые влияния жаркого и влажного тропического климата, иногда прямо губительного для европейца; наоборот, известны и здоровые климаты многих местностей, в том числе горных, где можно встретить исключительные случаи долголет­ней жизни человека, возраст которого достигает более ста лет при сохранении бодрости и работоспособности. В Советском Союзе таких мест много — на Кавказе, на Алтае, в горах Сред­ней Азии. Климаты, благоприятные для восстановления здоровья человека, — это климаты мест, где, прежде всего, много солнца, нет слишком резких смен температуры, нет сильных ветров, нет сырости.

В связи с тем, что самочувствие человека зависит от кли­матических условий, некоторые исследователи ввели понятие о так называемой „эффективной температуре”. Известно, что жара при ветреощущается не так сильно, как при безветрии, ощущение же холода, наоборот, усиливается при ветре и вы­сокой влажности. Например, в Сибири в затишье 50-градусной мороз переносится легче, чем 10-градусный в Ленинграде при ветре 5—6 м/сек; летняя жара легче переносится в Средней Азии, чем на Черноморском побережье, и т. д. Таким образом, можно подобрать такие комбинации основных метеорологиче­ских элементов (температуры, влажности, ветра), при которых человек испытывает одинаковое тепловое ощущение. На осно­вании непосредственных наблюдений над тепловыми ощущениями человека при различных таких комбинациях была составлена шкала „эффективных температур”. Приведенные ниже значения дают человеку одинаковые тепловые ощущения:

Sh_5

На основании таких данных можно характеризовать климат, с точки зрения самочувствия человека, повторяемостью подоб­ных комплексов. Есть и другие методы определения теплового ощущения человека в различных условиях погоды. Например, при    различных значениях температуры, влажности и ветра измеряется потеря тепла шариком особого термометра (“кататер­мометра”), нагретого первоначально до температуры человече­ского тела. Климатические условия имеют очень большое значе­ние и для всей многообразной и разносторонней деятельности человека. В какой же мере человек может в свою очередь воздействовать на климат и может ли он изменять его суще­ственным образом?

Останавливаясь на разъяснении этого вопроса, обратим вни­мание прежде всего на то, что основные различия климатов зависят от атмосферных процессов очень большого масштаба. Вычислено, что вся атмосферная циркуляция в целом содержит в себе такую энергию, которую развила бы масса в 6000 бил­лионов тонн, если бы двигалась со скоростью 10 м/секНо и отдельные процессы, обусловливающие образование климатов, связаны с таким количеством энергии, которым мы еще пока не располагаем. Наши ученые подсчитали, что для создания искусственного циклона, например, возникающего в умеренных широтах, потребовалось бы приблизительно такое количество энергии, которое выделяется при разложении нескольких десят­ков тонн урана. А ведь мы говорим не о единичном циклоне — погоде нескольких дней, — а о длительном и постоянном про­цессе—о климате. Климат же определяется не только явле­ниями циркуляции, но и особенностями подстилающей поверх­ности. Поэтому воздействие человека на климат уже может проявляться в его повседневной деятельности. В Советском Союзе, где наука “не отгораживается от народа, не держит себя вдали от народа, а готова служить народу, готова пере­дать народу все завоевания науки, которая обслуживает народ не по принуждению, а добровольно с охотой” широко приме­няется воздействие человека на природу. Великолепным при­мером такого воздействия является принятое 24 октября 1948 г. по инициативе товарища Сталина правительственное постановле­ние о преобразовании природы засушливых степей в Европей­ской части СССР, являющееся большевистским наступлением на засуху и суховеи.

Несомненное влияние оказывает на климатические условия, прилегающих местностей — на режим температуры, влажности, отчасти ветра — создание больших искусственных водоемов: таковы Московское море, Рыбинское море, Узбекское море и прочие водные сооружения нашей эпохи. Искусственное оро­шение безводных степей и пустынь, задержание на полях снега зимой в тех районах, где он выдувается метелями, уже служат изменению климата, заменяя скудные или отсутствующие осадки.

Сжигание соломы, навоза и других дающих дым материалов на огородах и в фруктовых садах, для избегания опасности заморозка, или даже отопление садов особыми грелками — все это не что иное, как изменение местного климата и микрокли­мата рукою человека.   В   некоторых   местностях   Литвы весной вокруг стволов вишневых деревьев делают специальные при­крытия из листвы, чтобы уменьшить нагревание почвы и задер­жать цветение до того времени , когда уже уменьшается опас­ность заморозков. С этой же целью иногда красят стволы и ветви в белый цвет, отражающий солнечную радиацию.

Особенно большое хозяйственное значение имеют ороситель­ные системы, устраиваемые в последние годы в засушливых обла­стях Советского Союза, в частности в среднеазиатских рес­публиках. Система каналов, связанная с Фархадской гидростан­цией на Сыр-Дарье, дает воду громадному пустынному району Голодной степи. Уже весной 1948 г. там был посеян хлопок на площади в 7000 гаНаАму-Дарье новый Каракумский канал является началом грандиозных ирригационных сооружений, кото­рые к 1954 г. дадут орошение на пространстве 50000 гаа при окончании —на 200000 гаОрт-Токойское водохранилище в Кир­гизской республике, вместимостью в 500 млн. куб. м, даст воз­можность создать вокруг ее столицы — г. Фрунзе — целые план­тации сельскохозяйственных культур. Закончена первая очередь стройки большой оросительной системы на Северном Кавказе, которая обводнит пространство Ставропольских степей, пре­вышающее площадь Бельгии; Севано-Зангинскаяоросительная система даст воду громадному пространству Араратской долины в Армении. Долина р. Вахша в Таджикистане из пустыни превра­щена в цветущий сад (рис. 28). Здесь произрастает до 120 пород деревьев, в том числе гранаты, инжир, хурма. Усиленно прово­дятся опыты по выращиванию лимона.

Сад на месте пустыни

Сад на месте пустыни

Не менее грандиозную проблему разрешают системы сооруже­ний, направленных к осушению болотистых местностей. Таковы, например, осушительные работы в Белоруссии (в Полесье), и особенно в Колхидской низменности в долине Риона (Закавказье), в результате которых вместо вредной малярийной местности, заросшей ольхой и бесполезными лианами, имеем сейчас роскош­ные плантации чая, мандаринов, различных редких технических культур, а у болот отвоевываются с каждым годом все новые участки плодороднейшей земли.

“Лишь человеку, — говорит Энгельс, — удалось наложить свою печать на природу: он не только переместил раститель­ные и животные миры, но изменил также вид и климат своего местопребывания, и изменил даже и растения и животных до того, что результаты его деятельности могут исчезнуть лишь с гибелью всего земного шара”.

Некоторые хозяйственные мероприятия должны одновременно предусматривать и вопросы воздействия их на климатические условия, для того чтобы они не вызывали вредных последствий. Например, беспорядочная вырубка лесов может привести к забо­лачиванию местности; при отсутствии леса весной на реках бывают более сильные паводки, иногда, особенно на горных реках, принимающие размеры катастроф. Неправильная распашка земли в степных районах, где вообще дуют сильные ветры, создает особую черту степных климатов — пыльные бури, В апреле 1928 г. пыль, поднятая ветром на Украине, осела частично в Румынии и Польше. На громадной площади были уничтожены посевы; в Николаеве от пыли было так темно, что днем пришлось зажигать свет. По некоторым подсчетам количество земли, перенесенной ветром, составляло до 2 мил­лионов тонн. Подобные бури бывают у нас и в Крыму и в Сред­ней Азии. Они особенно сильны и опасны весной, когда посевы еще не укрепились и почва выдувается беспрепятственно. В Америке, на Великих равнинах, вследствие хищнической распашки земли, пыльные бури сделались настоящим бедствием. 9—11 мая 1934 г. во время бури пыль над Бостоном поднялась до 7 км в высоту; в засушливый 1935 г. бури достигали такой силы, что днем было совершенно темно, пылью была заполнена вся страна от Аризоны до Новой Англии; весной 1936 г. в некото­рых штатах число дней с пыльными бурями доходило до 22 за ме­сяц. Вследствие выдувания и выветривания плодородного слоя почвы, в Америке вышло из хозяйственного оборота более 35 млн. акров (14 млн. га) полей. Но подобные бедствия являются неизбежными спутниками капиталистического земледелия, глав­ной задачей которого является нажива. Во имя этой наживы могут хищнически вырубаться леса, нещадно эксплуатироваться земля, капиталисты не смотрят в будущее, и борьба с вредными климатическими влияниями для них невозможна. Только в Советском Союзе, где колхозный строй впервые создал условия для получения высоких и устойчивых урожаев, где наука призвана на помощь строительству коммунизма, стало возможным проявлять активное воздействие человека на природу. Как указывалось выше, примером такого воздействия в Советском Союзе явился заме­чательный и грандиозный план преобразования природы. Осу­ществление этого плана, созданного рукою товарища Сталина, навсегда избавит крупнейшую сельскохозяйственную зону нашей страны — степные и лесостепные районы Европейской части СССР — от засух, опустошающих поля и губящих урожаи. В основу этого плана, построенного на проверенных данных отечественной агрономической науки, положены замечатель­ные мысли выдающихся русских почвоведов и агрономов В. В. Докучаева, П. А. Костычева, В. Р. Вильямса и Т. Д. Лысенко, разработавших стройную систему мер, необходимых для подъели плодородия земли. Согласно этому плану общая площадь, зани­маемая лесозащитными полосами, составит около 6 млн. га На пространстве 322 тыс. га в 1949 — 1955 гг. запланировано облесе­ние и укрепление песков В степных и лесостепных районах Европейской части Союза ССР будет построено более 44 тысяч новых прудов и водоемов. Это грандиознейшее мероприятие, которое в общем охватит площадь в 120 млн. га, изменит климат целых районов. Нам известно, что лес оказывает задерживаю­щее влияние на ветер, а следовательно, уменьшает испарение, которое зависит от скорости ветра. Лесные   же полосы будут содействовать накоплению снега с наветренной и подветренной сторон; следовательно, они увеличат запас влаги в почве. Вполне очевидно также влияние лесных полос, как защиты от пыльных бурь. Они будут могучим заслоном не только против сухо­веев, но и против эрозии смыва почв, образования оврагов и др. Строительство же прудов и водоемов, помимо непосред­ственного орошения полей, будет содействовать общему смяг­чению климата. В результате глубоко продуманного сочетания указанных мероприятий с системой травопольных севооборотов, огромная часть территории Союза ССР будет навсегда избавлена от бедствий засухи и даст невиданные урожаи.

В дореволюционной России, особенно после катастрофических засух 1891 г. и последующих, неоднократно делались попытки борьбы с этим бедствием. Докучаев и другие русские ученые уже тогда начали разрабатывать научные основы такой борьбы, но их идеи не получили дальнейшего развития. В дорево­люционные годы лесозащитными полосами было охвачено всего коло 30 тыс. га (0,02% всего пространства степей). Это, конечно, не могло дать заметного влияния на климат. Переделка природы целых районов наступит в наше время, когда лес, выращенный руками человека, будет занимать площади в десятки тысяч св. километров, как это предусмотрено 15-летним планом. Иные маловеры утверждали, что в степях лес вообще расти  может и что попытки лесонасаждений в степях — “насилие над природой”. Но всякая борьба с природой есть насилие. Опыт Каменной степи, а также Сальских степей, где уже в 1934—1935 гг. было насажено 27 миллионов деревьев1 и где даже в исключительно засушливом 1946 г. был собран урожай выше нормы, говорит сам за себя. В нашей стране руковод­ствуются замечательным девизом И. В. Мичурина: “Мы не можем ждать милостей от природы: взять их у нее — наша задача”. Переделка климата в советских условиях направлена к одной общей цели — улучшению условий жизни человека. Большое внимание уделяется оздоровлению климата населенных мест и заводских районов. С одной стороны, ведется борьба с засо­рением воздуха пылью и дымом, которые отнимают у человека большое количество солнечной радиации, необходимой для его здоровья; с другой — с каждым годом возрастает площадь зеле­ных насаждений в городах, а зеленые массивы, как известно, смягчают контрасты температуры и повышают влажность. Боль­шое значение имеют и правила застройки, запрещающие воз­водить на узких улицах слишком высокие дома, заслоняющие солнце, потому что в этом строительстве у нас предусматри­вается не выгода и цель наживы, как у застройщиков капитали­стических стран, а удобства для жизни и здоровья населения.

Экспериментальные   работы   по   изучению  климата   ведутся в СССР особенно широко в Главной геофизической обсерватории. В лабораториях, в особых камерах, удается вызвать осаждение тумана и вновь его рассеять; исследуется образова­ние осадков, воспроизводятся условия, которые создаются при засухах и суховеях, и изучается их влияние на растения и пр. Эти опыты не только обогащают наши теоретические познания, но дают очень много и для практики.