6 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Насколько разнообразны клинические синдромы ле­карственной аллергии, настолько же многогранны и во­просы их профилактики. Сегодня антибиотики и химиопрепараты сплошным кольцом окружили человека. При­менение их не должно сопровождаться игнорированием их отрицательных свойств, так как в противном случае можно не только стереть результаты лечения, но и «на­градить» больного добавочным, тяжелым недугом.

Вряд ли сегодня во многих странах есть более по­пулярный препарат, чем пенициллин. Им лечат врачи. Им лечатся пациенты без врачебного назначения. Пени­циллин применяется внутрь в виде таблеток, внутри­мышечно, внутривенно для терапии самых различных заболеваний, как вызванных микробами, на которые пенициллин действительно может действовать, так и при некоторых вирусных заболеваниях, на которые пе­нициллин действовать не способен.

Антибиотиками лечение показано тяжелым больным в тех случаях, когда польза от такой терапии превы­шает отрицательное влияние. Назначать лекарство сле­дует только при убеждении, что оно необходимо, а не из соображений «возможной полезности».

Основными критериями к назначению антибиотиков считают:

1) причинное лечение, действенность (нозологиче­скую специфичность);

2) физиологическую дозволенность;

3) патогенетическую обоснованность;

4) индивидуальную переносимость;

5) противоэпидемическую эффективность.

Применение антибиотиков и химиопрепаратов необ­ходимо резко ограничить и осудить практику назначе­ния их любому больному с повышенной температурой, плохим самочувствием, ускоренным СОЭ.

Остается верным положение о том, что врач дол­жен уметь вовремя отменить антибиотик, абсолютными показаниями к отмене которого являются: 1) отсутствие терапевтического эффекта в течение 7—8 дней для ост­рых и в течение 14—15 дней для хронических заболева­ний (кроме туберкулеза); 2) заболевание, возбудитель которого с самого начала устойчив к данному препарату; 3) выраженные явления дисбактериоза, токсические и аллергические реакции.

Врачи должны повседневно в доступной и правиль­ной форме разъяснять больным вред необоснованного применения лекарственных препаратов (особенно без назначения врача).

Уже твердо установлено, что одновременное исполь­зование антигистаминных препаратов не предупреждает развитие аллергических осложнений, хотя они и могут тормозить только начальные симптомы аллергических осложнений (кожный зуд и др.).

В главе о диагностике лекарственной аллергии уже указывалось на важность анамнеза в установлении ве­роятности аллергии к антибиотикам перед их назначе­нием, что, к сожалению, не всегда делается.

Общие принципы профилактики аллергических ос­ложнений антибиотической терапии вытекают из учёта тех факторов, которые способствуют возникновению этих осложнений: отказ от необоснованного широкого назначения антибиотиков, граничащего с безответствен­ным злоупотреблением их, установление строгих пока­заний и ограничений к их применению.

В связи с тем, что ведущее место в предварительном диагнозе лекарственной аллергии принадлежит анамне­зу, мы рекомендуем ввести в историю болезни стацио­нара и поликлиники графу «лекарственная аллергия», тогда лечащий врач, назначая антибиотики и другие лекарственные препараты, не забудет задать соответ­ствующий вопрос больному. Этого будет достаточно для профилактики неожиданных аллергических осложнений, особенно у больных, имевших лекарственные осложне­ния в прошлом.

Необходимость этого подтверждается тем, что у большинства больных с анафилактическим шоком вра­чи даже не предпринимали попытки (хотя бы с помощью анамнеза) установить лекарственную аллергию. Меди­цинских сестер отделений и поликлиник надо приучить к тому, чтобы они спрашивали больных перед каждой первой инъекцией антибиотиков и других лекарствен­ных препаратов о том, как они переносили ранее подоб­ные инъекции, не появлялся ли у них кожный зуд, кра­пивница, сыпь. И наконец, врач должен уметь вовремя заметить побочные явления и немедленно отменить ле­чение.

Изучение длительности сохранения аллергии к анти­биотикам показало, что она держится долго, и надежда на то, что со временем она сама по себе исчезнет, мала. Поэтому на принципиальный вопрос о возможности повторного лечения таких больных необходимо ответить отрицательно. В то же время у некоторых больных с аллергией к антибиотикам имеются жизненные показа­тели к их применению, а найти антибиотик с другим ан­тигенным свойством не всегда представляется возмож­ным.

В этих случаях можно рекомендовать одновременно назначение глюкокортикоидных гормонов, но в доста­точно высокой дозе (например, около 30—40 мг предни­золона), с тем чтобы подавить иммунологическую реак­тивность и провести необходимую терапию без аллерги­ческих осложнений.

Говоря о ценности кожных проб в профилактике ал­лергических осложнений от антибиотиков, не следует преувеличивать или преуменьшать их значения, так как кожные пробы являются методом достоверной этиоло­гической диагностики лекарственной аллергии.

Являясь, по существу, провокационной проблемой, кожная проба может выявить латентную сенсибилиза­цию, которая была просмотрена в начальной стадии с первыми клиническими проявлениями или не была за­регистрирована во время последнего лечения антибиоти­ками.

Опыт выявления латентной сенсибилизации к пени­циллину (от 6,1 до 7,5%) перед началом сезонной би­циллинопрофилактики убедительно показал целесооб­разность применения кожных проб (несмотря на отрица­ние их диагностического значения некоторыми авто­рами).

У ревматолога перед началом очередного курса лече­ния бициллином всегда имеется боязнь неожиданных и тяжелых аллергических осложнений (особенно анафи­лактического шока). Поэтому всегда безопаснее сделать сначала скарификационную или подъязычную пробу с небольшой дозой (около 1000 ед/мл) пенициллина, ожи­дая появления не столько положительной местной, сколь­ко общей реакции, которую, как правило, можно легко и быстро снять.

Совершенно очевидно, что это не дает полной гаран­тии от возникновения неожиданных аллергических реакций после инъекций бициллина в дальнейшем, так как по мере его введения сенсибилизация организма нара­стает. Однако можно утверждать, что после первой инъекции анафилактический шок не разовьется.

К сожалению, практические врачи и больные недо­оценивают или не знают первых симптомов начинаю­щегося аллергического осложнения.

Изучение предвестников аллергических осложнений антибиотической терапии показало их большую (82,5%) частоту и практическую значимость. Поэтому к клини­ческим симптомам, даже на первый взгляд простым, на­блюдаемым при антибиотической терапии и не уклады­вающимся в рамки основного заболевания, необходимо относиться серьезно, так как в большинстве случаев они сигнализируют о тяжелых осложнениях.

Необоснованное лечение антибиотиками и химио­препаратами ведет к сенсибилизации организма и воз­никновению аллергических осложнений с поражением многих органов и систем, а главное, отрезает путь в дальнейшем к лечению таких заболеваний, при которых антибиотики необходимы по жизненным показаниям, а замена их не всегда возможна.

Поэтому строгое соблюдение приказа Министерства здравоохранения СССР (№ 181), запрещающего апте­кам продажу антибиотиков без рецептов врачей, способ­ствует уменьшению самолечения больными и тем самым сенсибилизации.

Мы остановились на аллергии преимущественно к антибиотикам и химиопрепаратам, наиболее широко применяемым в повседневной клинической практике. Но­вые лекарственные препараты и даже давно применяе­мые (особенно для лечения сердечно-сосудистых забо­леваний, как ни странно, гораздо реже дают аллерги­ческие осложнения. Это объясняется или тем, что к ним еще не успела развиться сенсибилизация, или они обла­дают слабыми аллергенными свойствами. Этот вопрос еще далеко не ясен и требует дальнейшего изучения.