9 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Тысячелетиями люди верили в страшный суд! Тысячелетиями их пугали Апокалипсисом!

Сегодня все ужасы Апокалипсиса, ниспосланные богом, ничто в сравнении с тем, чем грозит злоупотребление современной техникой. Нас может постигнуть значительно более страшная судьба, чем можно себе представить. Как метко заметил профессор В. И. Иванов, выступая 26 октября 1984 года в Праге с лекцией о последствиях ядерного конфликта, «автор Апокалипсиса был очень наивным человеком… катастрофа, какой может стать глобальная термоядерная война, не укладывается в рамки человеческого воображения».

«Я, Иоанн, брат ваш… Я был в духе в день воскресный и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный…» (С медицинской точки зрения, вероятно, речь шла о галлюцинациях, возникших в состоянии экстаза, что случается с людьми повышенной чувствительности и напоминает эффект от употребления некоторых наркотиков-галлюциногенов.— Й. Д.). «Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; И третья часть дерев, и вся трава зеленая сгорела. Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью. И умерла третья часть одушевленных тварей, живущих в море… Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод… Четвертый Ангел вострубил, и поражена была третья часть солнца, и третья часть луны, и третья часть звезд, так что затмилась третья часть их, и третья часть дня не светла была — так, как и ночи… Пятый Ангел вострубил… и помрачилось солнце и воздух… В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них».

Так описывает в Библии апокалипсис и страшный суд Иоанн Богослов.

КАКОЙ АПОКАЛИПСИС УГРОЖАЕТ СЕГОДНЯШНЕМУ ДНЮ?

По существующим данным, во всем мире на военных складах находится более 50 000 ядерных боеголовок. Их общая разрушительная сила более чем в миллион раз превосходит силу бомбы, сброшенной на Хиросиму (12,5 кт ТНТ) или Нагасаки (22 кт ТНТ).

Что же случится, если ядерная война все-таки начнется?

Приблизительный ответ можно получить на основе компьютерного моделирования.

При воссоздании такой сложной ситуации довольно велика вероятность ошибки — считается, что точность расчетов будет не более 10 %. Несмотря на это соответствующие выкладки многократно обсуждались на различных уровнях, например, на конгрессах организации «Врачи мира за предотвращение ядерной войны».

В качестве примера возьмем город с населением в пять миллионов человек. Ядерная бомба мощностью в 1 мегатонну ТНТ вызвала бы мгновенную гибель 1 900 000 человек; 1 550 000 жителей получили бы ранения, ожоги, большие дозы излучения и нуждались бы в немедленной помощи. Приблизительно 1 500 000 горожан пострадали бы в меньшей степени, но нужно учитывать, что 20 % из них составили бы старики и инвалиды, еще 20 % — дети и больные. Следовательно, помочь другим и принять участие в спасательных работах были бы в состоянии от 500 000 до 750 000 человек. Хотя это и не мало, но необходимо помнить о пожарах, загромождении улиц обломками, разрушении канализации, водопровода, электрической и телефонной сети, а также о психологическом состоянии уцелевших; к тому же им не хватало бы инструментов, кирок, лопат, не говоря уже о кранах и бульдозерах.

Взрыв тяжело отразился бы на системе здравоохранения. Приблизительно 70 % больниц и складов медицинских препаратов, перевязочных материалов и оборудования будут уничтожены. Известно, что в Хиросиме только шестеро из уцелевших врачей оказывали пострадавшим помощь, другие работать не могли — оказались ранены, обожжены, получили сильное психическое потрясение — врачи тоже люди. Из двухсот выживших сестер трудоспособность сохранили сто. Принимала только одна больница.

Проблемы спасения после катастрофы интенсивно изучаются. Так, по данным академика М. И. Кузина, опыт уничтоженного землетрясением Ашхабада свидетельствует об огромных трудностях при ликвидации последствий по-настоящему массовой катастрофы. А ведь ситуация была далеко не такой сложной, как после ядерного удара. Тем не менее в первые часы после землетрясения ни один врач не смог приступить к работе. В течение нескольких дней усилиями всей страны удалось обеспечить только первую помощь 140 000 потерпевшим.

Как все будет выглядеть при больших масштабах бедствия?

Второй вариант сценария предполагает глобальный конфликт, при котором было бы пущено в ход только 10 % мирового ядерного потенциала, то есть эквивалент 1000 Мт ТНТ. Из 670 миллионов жителей Европы от Атлантики до Урала мгновенно погибли бы 170 миллионов человек, 150 миллионов умерли бы спустя некоторое время от ран, ожогов и тяжелого шока. Но и уцелевшие не имели бы большой надежды на выживание. Каждый квадратный сантиметр почвы был бы заражен радиоактивностью. После выхода из убежища идти будет некуда…

Николай Иванович Пирогов (1810—1881), основоположник современной военной хирургии, определял войну как травматическую эпидемию. До сих пор крупнейшей такой эпидемией была вторая мировая война. Только в Советском Союзе было 20 миллионов жертв, уничтожено 1710 городов и 32 020 промышленных предприятий. Сегодня над человечеством нависла катастрофа несравнимо больших размеров. И следует очень серьезно отнестись к существованию этой опасности.

Директива американского правительства № 329, датированная 3 ноября 1945 года, предписывает ответственным сотрудникам «определить в СССР двадцать городов в качестве стратегических целей для атомных бомбардировок…» Это была не пустая угроза. В то время США имели уже 196 атомных бомб.

В документе № 432/Ь от 14 декабря 1945 года сказано: «Единственным оружием США против СССР является … атомная бомба». Министр обороны США Роберт Макна-мара очень четко определил и то, что необходимо для победы над великой державой: всего-навсего убить 20—33 % населения и уничтожить 40—66 % промышленности!

Достигается это очень просто. Достаточно сбросить на 200 целей в СССР эквивалент 303 Мт ТНТ — около 330 стандартных термоядерных боеголовок. Пустяк! Одна сто-пятидесятая часть мирового ядерного потенциала!

Сколько же раз нужно лишить жизни каждого жителя Земли для того, чтобы полностью исчерпать ядерные арсеналы?

Если говорить о последствиях ядерной войны в масштабах всей планеты, с использованием всех ядерных мощностей, то едва ли для этого годится опыт Хиросимы и Нагасаки. Ведь в их случае не была нарушена ни структура японской экономики, ни политическое устройство. Существовали внешние источники предоставления помощи. Поэтому уже в течение первой недели было в основном полностью возобновлено железнодорожное сообщение. Открылись военные склады, пришли врачи и медсестры, наскоро сооружались больницы.

При глобальной ядерной войне бессмысленно рассчитывать на помощь извне. Кроме того, уже известные механизмы уничтожения могут дополниться в таком конфликте другими, неожиданными и неизученными последствиями.

На IV конференции организации «Врачи мира за предотвращение ядерной войны», состоявшейся в 1984 году в Хельсинки, рассматривалась возможность использования в ходе военных действий всего мирового ядерного потенциала. Предположительно, около 90 % бомб было бы сброшено на северное полушарие, США, Европу и Азию, 10 % — на Южную Америку и Австралию. Мгновенная смерть постигла бы около одного миллиарда человек, столько же получили бы ранения.

При взрыве одной бомбы возникает воронка площадью в сто квадратных метров, при этом в тропосферу, на высоту 12—15 километров, поднимется от 100 000 до 600 000 тонн пыли. Через десять минут после взрыва 80 % этой пыли будет находиться в стратосфере на высоте до 40 километров. Всего в глобальной ядерной войне за сравнительно короткий промежуток времени (подсчитано, что нападение на Европу не заняло бы больше 40 минут) в стратосферу было бы поднято несколько миллиардов тонн пыли. Это очень мелкие частицы (8 % из них имеют в диаметре меньше одного микрона), потому обратно на землю они опускались бы медленно, несколько месяцев.

Атомные взрывы вызвали бы пожары в городах, на заводах, в лесах и на полях. Считается, что было бы подожжено более миллиона км2 лесов. Пожары, никем не гасимые, продолжались бы неделями. При этом в воздух попадали бы миллионы тонн частиц дыма и мелкого пепла, которые зависли бы в виде суспензии на высоте до 12 км и разносились бы по всему северному полушарию.

Атмосфера окажется загрязненной густым смогом. Облака дыма и пыли затянут небо. На поверхность земли будет проникать всего 1 % солнечных лучей.

Моделирование показало, что такая ситуация сохранялась бы примерно полтора месяца. Нехватка света привела бы к прекращению процесса фотосинтеза у растений. Остановилось бы производство биомассы. Только через пять месяцев уровень освещенности достиг бы одной четвертой, а через восемь месяцев половины нормы.

Если люди и животные могут жить и без света, то для растений это неприемлемо. От 30 до 70 % растительности в северном полушарии погибнет. Ближе к экватору уровень освещенности, вероятно, будет выше, но ведь и сама тропическая флора нуждается в большем количестве света, нежели растительный мир умеренной полосы. Поэтому и здесь значительную часть растений ожидает гибель.

Крайне неблагоприятными были бы изменения температурного режима. Приблизительно через три недели средняя температура в северном полушарии упадет ниже —20 °С и мороз будет стоять несколько месяцев. По расчетам В. В. Александрова и Г. Л. Стенчикова из московского Вычислительного центра, температура в Центральной Европе колебалась бы от —10 до —15 °С, а в отдельных местах, например, в северной Индии, Скалистых горах в США, на Камчатке и в Норвегии снизилась бы до —50 °С. После рассеивания облаков пыли и туч в северном полушарии потеплеет (в Центральной Европе до +20 °С), но в тропиках и в южном полушарии будет еще относительно холодно — в Амазонии, например, около нуля градусов.

В таких условиях тропические виды растительности исчезнут полностью. Не выдержат и большинство видов умеренного пояса, подвергнутые комбинированному воздействию низкой температуры и нехватки света. Шансы уцелеть остались бы, вероятно, только у растений полярной зоны, которые со временем распространились бы на остальные территории. Равнины превратились бы. в тундру с лишайниками, мхами и карликовыми деревьями. Но и эта тундра была бы беднее сегодняшней, так как лишайники очень чувствительны к различным вредным влияниям.

Гибель растительности в тропиках стала бы причиной голодной смерти всех обитателей тропических джунглей, субтропических лесов и саванн. Пострадают и морские организмы, живущие в тропических водах, для которых колебания температуры в пределах 1—2 °С могут стать причиной смерти. Исчезнет большинство водорослей.

При такой массовой гибели растительности проблематичным оказывается сохранение в земной атмосфере кислородного равновесия. Ведь кислородом «питаются» не только живые организмы, значительное место принадлежит ему и при небиологических окислениях. Без постоянного пополнения за счет процесса фотосинтеза концентрация этого газа на Земле снизилась бы вдвое всего за 5000 лет.

Приблизительно за год небо над Землей должно очиститься. Но будущее представляется не слишком обнадеживающим. В результате взрывов возникает огромное количество окислов, в том числе и окись азота. Вполне возможно, что произойдет цепная реакция, при которой азот сгорит в атмосферном кислороде и Земля останется без обоих газов, необходимых для существования жизни.

Понижение температуры — пресловутая «ядерная зима» — по всей вероятности повлияло бы на размеры оледенения Земли. Океаны покрылись бы льдом. По берегам морей громоздились бы ледяные горы. Ни о каком передвижении по воде в этих условиях говорить не придется, да и будет ли к тому времени кого перевозить…

Лед покроет и горы, увеличится масса ледников в полярных областях. Не исключено, что толщина льда антарктических ледников превысит критический уровень и огромные массы льда сползут в океан. После очищения неба в результате рассеивания облаков и туч они начнут таять, так же как и высокогорный ледяной покров. Следствием этого может стать повышение уровня Мирового океана одновременно с его охлаждением.

Окислы азота в стратосфере комбинировались бы с озоном. Озоносфера при этом исчезла бы как таковая на длительный период, возможно на два-три года. Со временем она восстановится, но до тех пор на поверхность нашей планеты будет интенсивно поступать ультрафиолетовое излучение. Оно уничтожит еще оставшийся в морях планктон, сухопутные бактерии, окажет неблагоприятное воздействие на генетический аппарат всех живых существ. Повысится уровень мутаций, количество уродств и аномалий в развитии.

Ввиду того, что более 90 % мутаций являются летальными, неблагоприятными, ряд биологических видов вымрет…

ЧТО ПРОИЗОЙДЕТ С ЛЮДЬМИ?

Миллиард раненых — в том числе и легко — не проживут даже нескольких недель. Около 50 % из них умрут вследствие ранений, ожогов или облучения, а также из-за недостаточной медицинской помощи. Остальные погибнут от холода, отсутствия жилья, одежды, топлива. У них не будет питьевой воды, незараженной радиоактивными веществами, может не хватить даже воздуха. В состоянии ли мы представить себе весь ужас дневного мрака, в котором обожженные, покалеченные, пораженные излучением люди ползают среди развалин в поисках воды, питаются трупами и, возможно, желают только одного — собственной смерти?

Может кого-то «утешит», что людям не придется воевать с крысами, вылезшими на поверхность из-под земли. В руинах у них будет достаточное количество пищи, недоступной людям. Вероятность эпидемий также ничтожна ввиду значительного уменьшения плотности населения и сильного похолодания.

Какими будут для человека психологические последствия обмена ядерными ударами?

Среди «невезучих» — тех, кто останется в живых, в первое время возникнет паника, эмоциональный шок. Только в отдельных случаях будет наблюдаться осознанное, целе­устремленное поведение. Атомные убежища, конечно, увеличат число уцелевших — может быть даже до 90 %. Но что за судьба ожидает укрывшихся в них! Ведь после выхода на поверхность их гибель будет всего лишь вопросом времени. Под землей можно сделать запасы еды и питьевой воды, но как быть с нехваткой кислорода и полной деморализацией?

После атомного взрыва у человека наступает особое состояние ослабления воли и снижения двигательной активности. Люди охотно работают, спасают других, но только в случае получения от кого-либо соответствующего приказа. У них отсутствует воля к жизни.

Определяющим фактором для развития такого состояния являются не впечатления от самого взрыва. Оно вызывается видом несметного количества мертвецов и осознанием масштабов катастрофы…

Подобные гипотетические построения о последствиях атомной войны, естественно, не могут считаться вполне достоверными. Ведь все это расчеты, модели. Существует, возможно, целый ряд неучтенных факторов. Так, например, дым и сажа от пожаров могут стать причиной быстрой гибели пожилых людей с болезнями кровообращения и органов дыхания. Трудно ответить на вопрос, насколько снизится содержание кислорода. Если для животных и растений было бы достаточным даже половинное его количество, то человек приспособлен к более высокому его содержанию. Точно так же на зверях мало скажется повышение интенсивности ультрафиолетового солнечного излучения — они покрыты шерстью, и пострадают только их глаза. У человека же, с его голой кожей, возникнут ожоги, участятся случаи рака кожи. В ультрафиолетовых лучах у людей возникнет конъюнктивит, так что они практически ослепнут, их поразит болезнь, аналогичная снежной слепоте.

Еще более серьезными были бы последствия сокращения численности людей. Оставшиеся в живых не представляли бы достаточного генетического разнообразия. Даже если мужчины сохранят детородную функцию, и если дети будут рождаться хотя бы относительно здоровыми — а это возможно скорее в порядке исключения — при уменьшении плотности людей на ограниченной территории ниже определенного уровня, человеческая популяция обречена на вымирание: она дегенерирует, снижается плодовитость, биологическая выносливость, увеличивается число уродств и детская смертность. Рано или поздно наступает конец…

Не только ядерная техника, но и целый ряд других изобретений человека угрожает теперь его существованию. В том числе и классические, казалось бы, устаревшие средства ведения войны: артиллерийские обстрелы и бомбардировки.

Целью применения взрывчатых веществ, гранат, бомб, мин является уже не истребление неприятельских солдат, а прежде всего уничтожение жизненного пространства, тыла, гражданского населения, экономики, социальных связей и институтов. Об этом свидетельствуют парадоксальные данные: действенность обстрелов и бомбежек в войнах последних десятилетий постоянно и существенно снижается.

В годы второй мировой войны для того, чтобы убить одного вражеского солдата, США использовали 1100 килограммов боеприпасов. В Корее на это уже уходило 5600 килограммов. Во Вьетнаме — ошеломляющее количество — 17 800 килограммов. Целый вагон снарядов на одного человека…

В перерасчете на площадь боевых действий на каждый квадратный километр во время второй мировой войны приходилось четверть килограмма боеприпасов, в войне в Корее — 1,2, во Вьетнаме — 1,9 килограмма.

Вьетнам — яркий пример современной тотальной войны.

На 170 000 км2 территории Южного Вьетнама разорвались более 14 миллионов гранат и бомб. В сравнении с прошлым, однако, существенно изменились цели, что было обусловлено последовательным воплощением провозглашенной в середине прошлого века американской военной доктрины — дать ощутить все ужасы войны гражданскому населению.

75 % бомб в Корее и целых 85 % во Вьетнаме были сброшены американцами на наземные цели, почти исключительно на районы земледелия. Земля была изрыта воронками, на поверхности оказались неплодородные глубинные слои, усеянные металлическими осколками. До сих пор есть места, где в горсти грунта больше железа, чем земли. Кроме того, и через много лет после налетов людям угрожают 1—2 % неразорвавшейся взрывчатки.

В среднем бомба вырывает воронку объемом 67 м3 — и таких воронок во Вьетнаме было около 10 миллионов. Если учесть, что к прямым последствиям взрыва относится повреждение растительности ударной волной и осколками, общая площадь, на которой обстрелами и бомбардировками нанесен серьезный ущерб природе, составила около 50 000 км2, или 15 % территории Вьетнама.

Уничтожение растений изменило экологический характер местности. Сократилось количество видов животных, птиц, уменьшился объем испарения воды листьями растений. Одновременно повысился уровень грунтовых вод, в воронках образовались болота и озера, что создало условия для размножения москитов, а следовательно, и для распространения малярии.

Массированные бомбардировки могут, как видим, очень существенно изменить экологическую ситуацию, в целом окружающую среду на значительной территории, хотя, конечно, и не в масштабах всего земного шара.

Любое научное открытие можно применить во вред. Любое оружие может стать средством массового уничтожения людей и окружающей среды.

С помощью науки военные «загоняют в бутылки все более могущественных джиннов». Описывая все, чем они нам угрожают, чувствуешь себя временами героем научно-фантастического произведения. К сожалению, речь идет о реальности…

10 декабря 1976 года в ООН было принято соглашение (96 голосов «за», 8 — «против» при 42 воздержавшихся) о запрещении военного или любого другого враждебного использования техники, которое может повлиять на среду обитания. Государства-участники этого соглашения, «руководствуясь интересами укрепления мира… признавая, что научный и технический прогресс может открыть новые возможности в смысле изменения окружающей среды… и что военное или любое другое враждебное использование таких технологий может иметь безгранично вредные последствия для человечества… договорились о следующем:

Статья I

Каждое государство-участник настоящего соглашения согласно с тем, что не будет принимать участия в военном или любом другом враждебном использовании технологий, связанных с изменением окружающей среды, которые привели бы к масштабным, долговременным и тяжелым последствиям, к нанесению убытков или вреда любому другому государству-участнику.

Статья II

Понятие «технология изменения среды», употребленное в статье I, касается всякой технологии по изменению — своевольным манипуляциям с природными процессами — ди­намики, строения или структуры Земли, имея в виду жизнь, литосферу, гидросферу и атмосферу, а также околоземное космическое пространство.

Примечание к статье I

…Понятия «масштабное», «долговременное» и «тяжелое» в контексте данного соглашения звучат таким образом: а) «масштабный»: включающий территорию в несколько сотен квадратных километров; б) «долговременный»: продолжающийся несколько месяцев или приблизительно один сезон; в) «тяжелый»: ведущий к значительным нарушениям либо повреждениям в отношении человеческой жизни, природных или экономических источников, других ценностей.

Примечание к статье II

…Образцами явлений, которые могут быть вызваны технологиями, о которых идет речь в статье II настоящего соглашения, считаются землетрясение; цунами; нарушение экологического равновесия в определенном районе; изменения характера погоды (облачность, осадки, циклоны различных типов и торнадо); изменения характера климата; изменения морских течений; изменения состояния озонового слоя; изменения состояния ионосферы…»

ОРУЖИЕ, ИЗМЕНЯЮЩЕЕ ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ.»

Не правда ли, подходящий сюжет для писателей-фантастов? Но сам факт существования соглашения ООН доказывает, что соответствующие возможности современной науки и техники следует воспринимать вполне серьезно — и что так они и воспринимаются.

Это — оружие, воздействие которого непредсказуемо. Оно могло бы уничтожить весь мир!

Это — оружие страшного суда…

Технически окружающую среду можно изменить, повлияв на атмосферные условия.

Можно, скажем, повлиять на дождевые осадки.

Опыты с облаками и тучами продолжались многие десятки лет. Особым успехом они не увенчались, хотя определенные результаты достигались искусственным созданием конденсационных ядер (чаще всего распылением кристалликов иодида серебра), на которых собирались водяные пары.

Военных, по всей вероятности, должно интересовать такое «отжимание» облаков, которое полностью исчерпает в них запасы воды и вызовет на неприятельской территории засуху. Такая манипуляция вряд ли была бы эффективной у нас. Но совсем иначе обстоят дела в местах, где осадки малочисленны, например, в Эфиопии и в Сахеле (на юг от Сахары). Там достаточно небольшого усилия, чтобы значительная территория стала пустыней. Это поставило бы в тяжелое положение сельское хозяйство, энергетику, всю экономику региона. Аномальные отклонения в количестве осадков могли бы в конце концов оказать воздействие на отражательную способность Земли, на ее альбедо, нарушить температурное равновесие планеты в целом… и нельзя предугадать, в каком направлении после этого развивались бы события.

Некоторое время назад было объявлено о проведении США опыта с запуском в околоземное пространство большого количества мелких иголочек; должен был возникнуть проводящий слой, который отражал бы радиоволны и улучшал условия для связи. Поднялась волна протестов, выступили астрономы и геофизики. И все же опыт «Уэст форд» состоялся. По счастью, заметного влияния на состояние атмосферы он не оказал…

Практически не сложно осуществить уничтожение слоя озона. В прошлом это уже происходило, хотя и в ограниченном районе. Последствия были губительными. При отказе двух американских ракет с ядерными боеголовками их пришлось взорвать на большой высоте. На значительной территории вокруг атомного полигона на Бикини озоносфе-ра была разрушена — и, как следствие, во всей этой области был уничтожен морской планктон. В данном случае от этого пострадали, кажется, только уловы рыбаков. Но могло быть нарушено и равновесие замкнутого экологического цикла производства кислорода, поддержание его концентрации на стабильном уровне, поскольку морской фитопланктон производит около 50 % всего кислорода на Земле.

К числу рассматриваемых нами так называемых геофизических видов оружия нужно отнести и технику, регулирующую возникновение и направление ураганов, тайфунов. Для действительного управления ими нам пока не хватает достаточных знаний о механизмах, лежащих в их основе. Но можно предположить, что взрыв нескольких атомных бомб повлиял бы на передвижение этих огромных воздушных масс. Предположим далее, что удалось изготовить суперчистый вариант атомной бомбы, которая имела бы преимущественно тепловое воздействие, вызывала бы ударную волну и при этом производила лишь минимальное радиоактивное заражение. Кто знает, возможно такой образец уже есть на военных складах?

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ИЗМЕНЕНИЕ СОСТОЯНИЯ ОКЕАНА?

Самой большой разрушительной силой обладает приливная волна, цунами. Такую волну можно вызвать взрывом обычных ядерных зарядов. Но вряд ли это было бы эффективно. Другое дело, что на морском дне есть места, где временами обрушиваются значительных размеров лавины ила; они мчатся по склонам шельфа, а на поверхности воды возникает цунами. В 1929 году такая лавина сошла в заливе Святого Лаврентия. Ширина ее у верхней границы составляла 260 километров, у основы — 120, прошла она ПО километров (маршрут движения лавины мы знаем довольно точно, поскольку по пути она постепенно обрывала проложенные по дну кабели). Предполагаемая масса той лавины была 600 миллиардов тонн. И подобных мест в океане немало. Остается только поставить задачу подводным лодкам обнаружить их и взять «на прицел».

Существует вполне серьезный проект американских военно-морских сил по использованию атомной бомбы гигантских размеров, мощностью 100 Мт ТНТ, то есть в тысячу раз больше стандартной. Неизвестно, какой в действительности будет ее разрушительная сила, поскольку никто не решится ее испытать. Планируется, однако, что такой ядерный заряд будет иметь форму подводной лодки, другая подлодка отбуксировала бы его к северному побережью Сибири, где и был бы произведен взрыв. Возникшая приливная волна при незначительном наклоне земной поверхности затопила бы Сибирь на сотни километров в глубь континента — ведь ее высота превысила бы сто метров.

ВОЙНА МОЖЕТ НАЧАТЬСЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЗЕМЛИ.

Нападение из космоса является вполне реальным. Ведь из космического пространства очень удобно контролировать поверхность Земли. Есть возможность различать предметы площадью около половины квадратного метра и даже отдельных людей. В некоторых местах современная аппаратура позволяет определить разницу в высоте, составляющую всего несколько дециметров. А микроволнами можно проникнуть под землю на глубину до нескольких десятков сантиметров и таким образом обнаружить скрытые там объекты. Со спутников измеряется разница температур в 0,1 °С — от них не скроется солдат, спрятавшийся в джунглях, или подлодка, оставляющая за собой струю нагретой воды (ядерные реакторы сами по себе выделяют много тепла и должны охлаждаться). Маршрут подлодки определяется, кроме того, электрохимическими методами по незначительным следам кадмия, которые попадают в море в результате шелушения вращающихся винтов лодки. Разведывательное значение полетов в ближний космос очень велико. Однако в принципе искусственные спутники перехватываются и нейтрализуются. В случае необходимости не составит труда уничтожить их атомными взрывами — той же волной излучения, которая вызовет нарушения в электронных системах. Были испытаны целые противоспутниковые комплексы. Существуют электронные и лазерные пушки, сбивающие космические аппараты сконцентрированным пучком энергии. Простейший способ уничтожения искусственного спутника заключается в том, что по траектории его полета — только в обратном направлении — запускается россыпью… обыкновенная дробь. При встречной скорости около 16 км/сек (57 600 км/ч) достаточно одного попадания. Кинетическая энергия дроби будет настолько велика, что выделившееся тепло приведет к взрыву наподобие гранатного.

Война из космоса — направление бомб из космоса на Землю — существует скорее в воображении, хотя нельзя отрицать, что оттуда удобно, например, корректировать удары ракет с ядерными боеголовками. В глобальной войне интенсивность радиации была бы настолько большой, что практически свела бы на нет радиосвязь. Узнать, когда и где взорвалась та или иная ядерная бомба, можно было бы только из космоса. Но не так уж просто отправлять ракеты непосредственно с околоземной орбиты. Разрешающая способность радарных систем делает возможным наблюдение за телом величиной с футбольный мяч на расстоянии 6000 километров. Старт ракеты с искусственного спутника был бы легко зарегистрирован. Времени для ее уничтожения будет в избытке; теоретически хватит облака пыли на пути ракеты, чтобы она сгорела в нем от тепла, возникшего при трении.

Использованию лазерных и электронных пушек для поражения целей на Земле препятствует воздух. Поток электронов в нем полностью растворяется; лазерный луч рассеивается, теряет действенность и полностью поглощается пылью и туманом.

Вряд ли реально и уничтожение людей на Земле сконцентрированными солнечными лучами с помощью выведенных в космос зеркал. Невесомость еще не означает отсутствия проблем жесткости конструкции, уже не говоря о том, что такие зеркала подвергались бы метеоритной эрозии, если вообще не были бы разбиты прямыми попаданиями метеоритов.

ИЗ КОСМОСА ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ УГРОЖАЕТ ДРУГАЯ ОПАСНОСТЬ!

Она исходит не от людей и не может стать составной частью подготовки к войне, поскольку речь идет о внеземных явлениях. Но поговорить о ней представляется важным хотя бы для того, чтобы более наглядно показать, что уготовано человечеству военной техникой…

Итак, падение на Землю метеорита или крупного небесного тела, астероида. В наши дни бояться нечего, но рано или поздно это может произойти. Имеется ненулевая вероятность, что в ближайшие несколько миллионов лет на Землю упадет небесное тело, как, впрочем, не раз случалось в прошлом.

На земной поверхности существует большое количество кратеров от падения различных космических «пришельцев». Сохранились только те, которым не более нескольких сотен миллионов лет.

Самый обширный кратер был обнаружен под антарктическим ледником на Земле Уилкса — его диаметр 240 километров. Крупнейший кратер на поверхности Земли — это Попигайская котловина на севере Сибири, получившая свое название от реки Попигай, притока Хатанги. Внутренний диаметр «вмятины» — 75 километров, внешний — 100. Отдельные части метеорита, который упал 200 миллионов лет тому назад, рассеяны на расстоянии 40 километров.

Несколько поменьше кратеры Бредфорд в Южной Африке (диаметр 40 км) и Госис Блафф в Австралии (14 км). Последний образовался 130 миллионов лет назад в результате столкновения с кометой из льда диаметром около 500 метров. Всего по сто тысяч лет насчитывают два кратера диаметром 82 и 20 километров — на их месте сегодня находятся озера Клируотер в Северной Америке.

Интересное явление представляют собой 140 000 сравнительно больших кратеров (из них сто имеют диаметр более 1,5 км) и около полумиллиона малых, оставшихся после дождя небесных тел, вероятно метеоритного или ко-метного происхождения, в Северной и Южной Каролине в США. Их общая площадь составляет около 200 000 км2, что примерно соответствует одному кратеру диаметром 256 километров.

Перечисление можно было бы продолжить — Земля изрыта тысячами метеоритных «оспин». Найденные следы иридия дают основания предположить, что с Землей столк­нулось и крупное небесное тело, возможно, астероид. Безусловно, повторение такого в будущем означало бы большую катастрофу в масштабах всей нашей планеты. При падении на суше астероида массой 1010—1016 тонн, то есть с диаметром около 180 километров, в стратосферу взлетели бы биллионы тонн пыли; падение в океан подняло бы в воздух на высоту до 20 километров миллиарды тонн воды и водяного пара. Последствия можно было бы сравнить с последствиями ядерной войны. Отличия — в количестве радиации. Но все равно человечество оказалось бы на краю гибели. Ему понадобились бы максимальные усилия, чтобы вовремя определить и отвести угрозу. Возможно, удалось бы разбить приближающееся тело на меньшие части, которые сгорели бы в атмосфере или вообще пролетели мимо Земли. Но даже метеоритный дождь очень опасен, поскольку огромное количество пыли в атмосфере может повлиять на обычные осадки. Не ждет ли людей в подобном случае сезон дождей? А что станет с полярным льдом? И каким будет уровень Мирового океана?

ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ УГРОЖАЮТ И ЗВЕЗДНЫЕ КАТАСТРОФЫ.

Взрыв сверхновой на расстоянии ближе чем в один световой год, наверняка, уничтожил бы всю земную жизнь. По счастью, потенциально опасных в этом отношении небесных тел рядом с Землей нет. Да и вообще частота взрывов сверхновых сегодня не такая, как раньше — энергетическая активность Галактики снижается, наша система постарела. Тем не менее в течение ближайших 100 миллионов лет ожидается примерно три взрыва сверхновых на удалении около 30 световых лет; интенсивность излучения может достигнуть нежелательного уровня, но не будет представлять угрозы всеобщего уничтожения. К тому времени, вероятно, найдут способы, как предотвратить эту опасность. Среди вариантов — кратковременное, управляемое изменение прозрачности атмосферы, другие пути.

Солнцу отведен ограниченный срок существования. Но оно относится к звездам, которые горят очень экономно. И только через пять миллиардов лет наше светило превратится в красного гиганта, достигнет орбиты Марса. Если к тому времени Земля будет двигаться по своей нынешней орбите, Солнце поглотит и ее. На следующем этапе Солнце превратится в белого карлика, а Солнечная система станет непригодной для жизни. Данным обстоятельством определяется одна из главных целей космонавтики — найти способ избежать этой катастрофы.

Менее опасным выглядит предполагаемое столкновение нашей Галактики со спиральной галактикой в Андромеде. Обе галактические системы составляют двойную галактику и сближаются со скоростью 93 км/сек. Встреча, вероятно, произойдет через 3,7 миллиарда лет — системы пройдут одна сквозь другую. При этом несколько изменятся орбиты Солнца и планет. Все будет зависеть от того, окажется ли поблизости от них небесное тело с достаточной массой, что довольно сомнительно. В пространстве не так уж много звезд, чтобы можно было допустить «прямое попадание» одной из них.

Ну что ж, космические катастрофы правдоподобны и вероятны, но они так далеко отстоят от нас во времени, что кажутся нереальными. Недаром гораздо больше нас страшат катастрофы, которые могут вызвать сами люди.

Было бы иллюзорным ожидать, что по истечении двух-трех миллиардов лет жизнь, отброшенная к своим истокам, опять пришла бы к человеку, что опять возникла бы новая — на этот раз более разумная — человеческая цивилизация. Судя по всему, жизнь на Земле уже лишена способности эволюцинировать в этом направлении. Она теперь слишком специализированная, а значит не ведет к существам высшего порядка.

Земля постатомной эры на длительный период превратится в некое подобие богато дифференцированной тундры. Исчезнет жизнь во всем ее сегодняшнем разнообразии. Распадется человеческое общество. Через определенное время людей не станет вообще.

Но жизнь будет продолжаться. На совершенно ином уровне и в другом направлении. Окончится лишь краткий эпизод существования разумной жизни на Земле. Как отнестись к такой возможности?

Привыкать жить на грани катастрофы? Не лучший выход. Будем оптимистами, но, главное, сделаем все для того, чтобы наш оптимизм имел под собой реальную почву. Сделаем все, чтобы человеческий ум победил ядерное безумие!