9 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Звездные войны… Сколько уже авторов писало о них? В их произведениях на нашу Землю нападают армии внеземных цивилизаций, оснащенные невиданной техникой боевые и транспортные средства летают в космосе со скоростью света или даже большей, космические дредноуты защищаются силовыми полями, уничтожают друг друга энергетическими импульсами, земляне защищают (как правило, успешно) свою планету и цивилизацию…

Однако звездная война — это уже не только фантастика, но недалекое будущее, и вести ее будут в случае возникновения отнюдь не инопланетяне, а мы, люди. Против других людей. Человек уничтожал бы другого человека и уничтожил бы всю человеческую цивилизацию.

Существует мнение, что звездная война станет конечным результатом подготовки к ядерной, ракетной и космической войнам. Неверно. Звездная война будет означать начало пути к войнам совершенно нового качества. Это новые масштабы космической войны и войны вообще. И человечество накопило достаточный опыт, чтобы всерьез обсуждать подобную перспективу.

Космическая война стала бы продолжением существующего способа ведения войны с воздуха. Место самолетов займут ракетоносители, а место пулеметов — электронные и лазерные пушки. Но военные действия при этом все равно были бы сосредоточены на Земле. Космическая война означает всего лишь расширение границ поля боя с поверхности Земли и нижних слоев атмосферы до верхних слоев атмосферы и прилегающей к ним области. Но не выше. Ведь и основной космический аппарат американцев «Спейс Шаттл» предназначен только для полетов по ближним к Земле орбитам на высоте от 100 до 300 километров. От прежних типов космических ракет его отличает только способность маневрировать в земной атмосфере — после снижения до высоты 80 километров он может быстро и без потребления энергии изменять направление полета. Удаляться же от Земли «челнок» не может. Все средства защиты в проектах космических войн предусмотрены против межконтинентальных ракет-носителей ядерных боеголовок, которые стартуют с поверхности Земли.

Планы собственно «звездных» войн еще далеки от осуществления. Пока речь идет об испытаниях по их программе. Но в принципе они возможны. Человечество имеет достаточный технический потенциал, чтобы уже в следующем столетии перенести войну и в отдаленные области космоса.

Звездная война — в отличие от космической — означала бы, что центр тяжести систем вооружений переместится с Земли в отдаленное межпланетное пространство, то есть в области, лежащие за орбитой Луны. А возможно и на другие небесные тела, на иные планеты. Или же на большие космические станции. В космические боевые корабли, оснащенные космическим же оружием.

Между космической и звездной войной примерно такая разница, как между использованием авиации с классическим оружием и использованием современных баллистических ракет с ядерными боеголовками.

Можно уничтожить город за 10 часов воздушных бомбардировок. А можно за считанные секунды ядерного взрыва. Можно сбросить на него 5000 тонн бомб в течение одной ночи. Или всего лишь одну бомбу!

Чем будут измеряться разрушения и смерть в звездных войнах, никто не в состоянии себе представить.

Ряд современных технических достижений усилил энтузиазм сторонников различных космических предприятий.

Американский профессор О’Нейл предложил создать в космосе станции, на которых будут жить десятки, а со временем и сотни колонистов. Люди поселятся на внутренней стороне цилиндрических объектов, при медленном вращении которых вокруг продольной оси возникнет центробежная сила, заменяющая гравитацию. В космические колонии отправятся те, для кого жизнь на старой планете станет слишком шумной или рискованной. Это станет для них чем-то вроде возвращения к природе или ухода в монастырь.

По мысли О’Нейла, такие станции можно было бы построить из материалов, катапультированных с Луны. Ученый даже определил, где они должны быть размещены, чтобы для сохранения их местоположения расходовать поменьше энергии или не расходовать вообще. Конкретно — в так называемых точках Лагранжа, которые существуют между любыми двумя небесными телами; в этих местах под влиянием гравитации обоих тел удерживаются все объекты, которые попали сюда на достаточно малой скорости. Пребывание станций в точках Лагранжа было бы постоянным и не требовало бы никакой дальнейшей коррекции.

Проект, вероятно, вполне реален в техническом плане. Но он нереален в плане социальном — отсутствует достаточно необходимая и разумная цель. Неясно, кто и зачем станет строить и финансировать колонии. Кто и ради чего будет за ними присматривать? Где возьмут колонисты средства на их ремонт? Или они предназначаются только для миллионеров? По образцу «Плавучего острова» Жюля Верна? Между тем через короткое время стены станций будут продырявлены метеоритами, как дуршлаг. Воздух начнет улетучиваться. Жизнь в этих «скитах» стала бы не оазисом спокойствия, а постоянным адом ожидания катастрофы.

Но как военные объекты они сразу же приобретают смысл. Сразу же найдутся средства для поддержания их жизнедеятельности. Вместо О’Нейловых мирных колоний, прибежищ каких-то современных отшельников, легче представить космические бункеры, служащие военными штабами и наблюдательными пунктами.

Серьезной военной проблемой является защита межконтинентальных ракет и других носителей ядерных боеголовок от неприятеля, который может их поразить еще до старта. Во избежание этого строят подземные укрытия, бункеры с бронированными воротами, способными противостоять ядерному взрыву над позицией. Но складировать ядерное оружие на Земле нет никакой необходимости. Его можно разместить в глубинах космоса, за орбитой Луны, или даже внутри земной орбиты, то есть в пространстве объемом в 4Х1025 км3. Там межпланетные средства доставки зарядов были бы уложены «под замком с секретом» и стартовали бы по закодированному сигналу.

Ракетные шахты на Земле можно обнаружить с искусственных спутников. Ракеты, несущие боевое дежурство где-то внутри эллипса, описываемого Землей, практически неуловимы. Если исходить из того, что радары способны засечь их на расстоянии 60 000 км, даже имея в наличии тысячу исследовательских зондов, понадобилось бы около двух с половиной тысяч лет (!), чтобы «прощупать» всю эту часть Галактики.

При сооружении космических крепостей можно применить опыт, полученный при строительстве и эксплуатации атомных подлодок. Они длительное время пребывают под водой, отрезанные от окружающего мира. Воздух в них регенерируется, возникает автономная замкнутая система; в сменах, длящихся по три месяца, на них работает около сотни человек. Именно такими могли бы стать космические станции.

В космической войне оборона уничтожает стартующие ракеты неприятеля над его территорией, а для звездной войны характерно, что ракеты прилетают из глубин космоса и их ядерные боеголовки опускаются на цель перпендикулярно к поверхности Земли. Поэтому оборона была бы вынуждена уничтожать их над собственной территорией, что повлечет за собой ее радиоактивное заражение. Обломки и пыль от ядерных боеголовок и их носителей осядут на Землю приблизительно в течение трех дней, в отдельных случаях за несколько десятков секунд.

Звездные войны означают не только новое качество, но и совершенно иные масштабы войн.

Недопустимо делать их даже предметом чисто теоретических исследований!

На специальном заседании ООН по разоружению 26 мая 1978 года А. А. Громыко выступил с речью, в которой охарактеризовал основное направление современного мирового развития: «…Нет в международной политике проблемы важнее, чем разоружение. Прогресс науки и техники, который мог бы служить исключительно на благо человека, ведет к возникновению новых средств уничтожения. На наших глазах стремительно обостряются проблемы, касающиеся всех людей, всей жизни, в том числе медицинской помощи, потребностей в сырье и энергии. Природная среда на нашей планете может действительно оказаться под угрозой. Любое промедление с решением этих проблем может только ухудшить ситуацию. Но молох вооружения постоянно поглощает ресурсы, необходимые для таких целей. Основным, следовательно, является вопрос полной и окончательной остановки роста — количественного и качественного — интенсивности вооружения и численности вооруженных сил государств, имеющих значительный военный потенциал».

Гонка вооружений тем не менее продолжается. И даже получила новый импульс: муссируется идея войн в ближнем и дальнем космосе.

Советский Союз в течение многих лет прилагает все усилия, чтобы предотвратить милитаризацию космоса. Заключение соглашения о демилитаризации некоторых областей на Земле свидетельствует, что такое стремление реально.

27 января 1967 года было заключено соглашение ООН по космосу — о принципах деятельности государств при исследовании и использовании космического пространства; немилитаризации Луны и других небесных тел, включая запрещение на строительство военных баз и укреплений; а также о неразмещении в космическом пространстве какого-либо оружия массового уничтожения, в том числе ядерного и так называемого оружия массовой деструкции.

В 1981 году СССР предложил договориться о запрещении размещения и использования всех видов оружия в космосе, а на 36-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН кон­кретизировал свои предложения. В соответствии с ними целью международного соглашения было бы предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве, с тем чтобы уменьшить опасность ядерной войны и одновременно способствовать дальнейшим исследованиям космического пространства, их использованию исключительно в мирных целях. Государства, которые подпишут это соглашение, приняли бы на себя обязательство:

не испытывать и не размещать на орбите вокруг Земли и на небесных телах никакое космическое оружие, предназначенное для поражения объектов на Земле, в воздушном и космическом пространстве;

не использовать космические объекты, находящиеся на орбите вокруг Земли, на небесных телах, в качестве средств для поражения каких-либо целей на Земле, в воздушном и космическом пространстве;

не уничтожать и не повреждать космические объекты других государств, не нарушать их нормальное функционирование и не изменять траекторию полета;

не испытывать и не разрабатывать новые противоспутниковые системы и ликвидировать уже существующие;

не использовать в военных противоспутниковых целях никаких пилотируемых космических кораблей.

В 1983 году СССР снова подтвердил готовность подписать договор о запрещении применения силы в космическом пространстве и из космоса против Земли, а восемнадцатого августа того же года провозгласил односторонний мораторий на развертывание противоспутниковых систем до тех пор, пока другие страны не будут направлять в космос противоспутниковое оружие какого-либо вида.

Осенью 1983 года Советский Союз предложил рассмотреть в ООН вопрос о замораживании ядерного оружия и представил проект Декларации об осуждении ядерной войны.

До сих пор заключенные соглашения не включали в себя запрещения на:

– пролет баллистических ракет в космическом пространстве;

– вывод военных спутников на околоземную орбиту;

– размещение в космосе систем оружия, не включенных в категорию «оружие массового уничтожения».

В 1986 году Михаил Сергеевич Горбачев показал человечеству новые возможности решения проблем жизни на грани войны и мира. К сожалению, отклонив его предложение о полном прекращении подземных испытаний ядерного оружия, руководства США и других стран упустили исключительную возможность для прекращения гонки ядерных вооружений.

Тем временем с приходом администрации Рейгана в политике США произошел коренной поворот. Полностью изменилась прежняя военно-политическая линия, которая нашла свое воплощение в заключении соглашения об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2). Появилась директива президента США для оборонной отрасли на финансовый период 1984—1988 годов, которая заключала в себе:

– рекомендации по подготовке наиболее эффективного ведения войны в космическом пространстве;

– принципиальное положение о том, что США не подпишут соглашений, которые лишат их возможности создавать системы оружия, для размещения в космосе, представляющие новый аспект американского военного потенциала;

– указания по созданию системы ПРО сначала с классическим, потом ядерным и, наконец, лазерным оружием.

Иными словами, мирное проникновение в космос должно будет уступить место военным экспедициям.

Как только в далеком от Земли космическом пространстве появятся базы, космические станции, наблюдательные пункты и штабы, как только там будут созданы условия для выполнения военных задач, немедленно возникнет большой соблазн проверить новую технику «в деле». Это было бы трагической ошибкой. Сейчас еще неизвестно, что из планируемого всего лишь фантазия, а что станет реальностью. Трудно сказать, не преподнесут ли ученые и техники что-либо такое, что превзойдет самые смелые предположения. С уверенностью можно утверждать только одно — звездная война приведет к бедам, подобных которым человечество не знало.

Что же конкретно представляет собой американская программа звездных войн, как журналисты окрестили стратегическую оборонную инициативу (СОИ), выдвинутую президентом Рональдом Рейганом 23 марта 1983 года?

По его словам, она «обещает коренное изменение в течении истории человечества… должна определить, возможна ли защита от баллистических ракет, а следовательно… пре­вратит термоядерное оружие в слабое и устаревшее».

Причины для провозглашения такой программы были прежде всего политического свойства, продиктованные стремлением к достижению гегемонии США над всеми го­сударствами мира. Ее творцы хотели бы нарушить мировое стратегическое равновесие, перейдя на качественно новые направления технического развития. Основные принципы такого развития были определены директивой 6-83 американского Института по изучению национальной безопасности, которая оговаривает:

– методы нападения и уничтожения отдельных объектов;

– проблемы руководства боевыми операциями;

– возможности разрабатываемых систем уцелеть в условиях войны, их уязвимость;

– ключевые технологии, необходимые для практической реализации результатов исследований, к которой можно было бы приступить в начале девяностых годов.

Сильная оппозиция СОИ возникла в самих США. Многие считают, что, во-первых, ответ на поставленные вопросы уже получен в ходе проведенных исследований — к тому же без нарушения соглашений о контроле над ядерным оружием, а во-вторых, конечные цели программы совершенно нереальны и дают превратное представление о ядерном конфликте. Официальный же Вашингтон буквально бредит использованием нового пучкового оружия, направленных потоков электронов, ионов и нейтральных частиц, летящих со световой или околосветовой скоростью, высокоэффективных лазеров, в том числе использующих энергию ядерных взрывов и т. п. Нередко речь заходит также о зарядах, которые выстреливаются из электромагнитных пушек и достигают при этом скорости 25 км/сек. Но подобные проекты требуют предварительного технического и конструкторского решения проблемы многомегаватных источников электрической энергии для спутников во внеземном пространстве или ракетных кораблей грузоподъемностью более 100 тонн (нынешний американский ракетоплан имеет грузоподъемность 30 тонн). Для создания космического «щита» (все названные виды оружия достаточно эффективны только в безвоздушном пространстве) требовалось бы постоянно держать на орбите несколько сотен спутников.

Руководство боем, по замыслу вашингтонских стратегов, должно основываться на применении огромного числа компьютеров, производящих миллионы операций в секунду, способных дифференцировать одновременно десятки тысяч объектов, что в техническом отношении, безусловно, выполнимо. Но такая широкая компьютерная сеть очень уязвима. Она основывается на соединении большого количества сенсоров — радарных станций; их можно легко вывести из строя даже небольшими, обычными ракетами, которые сами наводятся на их антенны.

К числу слабых мест подобных систем относится также их способность справляться с помехами, функционировать при повреждении, и прежде всего надежно работать в условиях ядерной войны.

Критики СОИ обращают внимание на целый ряд проблем, которые представляются неразрешимыми. Например, для того чтобы убедиться в безотказности сложнейшего комплекса, необходимо провести его испытания. Но испытанием в данном случае могла бы стать только ядерная война — и можно с уверенностью утверждать, что она была бы первой и последней…

К сожалению, «неразрешимость проблем» привлекла к программе внимание определенного количества ученых, которые преследуют прежде всего научные интересы, не задумываясь достаточно серьезно о моральной стороне того факта, что их деятельность направлена против человечества.

Достоинства СОИ весьма сомнительны. Тотальная и стопроцентно гарантируемая оборона сегодня просто невозможна. Взрыв даже незначительной части мирового ядерного потенциала будет означать конец нашей цивилизации. Совершенно очевидно и то, что даже при поражении боеголовок высоко над атмосферой рано или поздно радиоактивные осадки попадут на поверхность планеты, сея гибель всего живого.

Помимо прочего, новая система стратегической обороны США вносит дестабилизирующие элементы в ситуацию во всем мире. В этом смысле существует большая разница между милитаризацией космоса — то есть использованием космических спутников для военных целей — и размещением в космосе оружия. Парадокс современного мира заключается в том, что милитаризация космоса является фактором, в известной степени повышающим стабильность — она, к примеру, сделала возможным контроль вооружений, наблюдение за строительством военных объектов, аэродромов и ракетных баз, передвижением войск и т. д. Это, в свою очередь, практически исключило опасность внезапного начала военных операций и усилило международное доверие.

И еще одно соображение. Последствия принятия американцами новой доктрины более всего скажутся на их собственных союзниках. Если бы СССР согласился перейти на новый уровень стратегической обороны, французские и британские ядерные силы полностью потеряли бы свое значение — при существенно меньшем количестве и нынешних тактико-технических характеристиках их ракеты не смогли бы пробиться сквозь плотный заслон ПРО. Вдобавок, если территории США и СССР будут относительно защищены от нападения, полем боя, следовательно, станет именно Западная Европа!

Не менее важными видятся последствия во всемирных масштабах. СССР небезосновательно считает, что разрекламированная «оборонная инициатива» на самом деле означает усиление наступательной мощи США, что речь идет о размещении в космосе оружия и новом витке гонки вооружений. Значительно более надежным способом предотвращения ядерного конфликта являются, как неоднократно подчеркивал М. С. Горбачев, окончание испытаний ядерного оружия и тем самым прекращение его дальнейшего развития и усовершенствования; начало постепенного и регулярного сокращения запасов оружия при создании всеобъемлющей системы контроля, включая контроль на местах.

Программа звездных войн является односторонним политическим актом, который к тому же недостаточно обеспечен в техническом отношении. Любая ядерная война — даже та, при которой все носители ядерного оружия будут уничтожаться в полете,— неминуемо приведет ко всемирной, глобальной катастрофе.

КАКОЙ ПУТЬ ВЫБЕРЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО?

Современный потенциал искусственных спутников, зондов и ракетных кораблей превышает потребности сегодняшней науки. В космонавтике достигнута небывалая и даже несколько неожиданная надежность и эффективность. Открываются все новые области исследований. Например, криохимия — наука о течении химических процессов при температурах ниже точки замерзания — как, предположим, на Марсе. Или химия высоких давлений и температур — как на Венере. Еще есть изучение вакуума и физических процессов в отсутствии гравитации. Мы проникаем в тайны живых организмов, такие как способы ориентирования в невесомости у насекомых и рыб, и открываем новые рефлексы, как например, рефлекс Генри — Гауэра у человека.

Нас ожидает еще много неизведанного. Пусть этим неизведанным не станет война!

Окажется ли человечество достаточно разумным, удастся ли ему «перешагнуть через свою тень», сможет ли оно оперировать новыми категориями, категориями мирного сосуществования систем с различным общественным строем?

Давайте верить, что соперничество и соревнование между народами всегда будет мирным соперничеством!