6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Широкое применение получили звуковые волны и для «неразрушающего» испытания (дефектоскопии) таких мате­риалов, как металлы и резина. Чистые и однородные мате­риалы пропускают звук без искажений. Если же имеются не­однородности, например пузырьки воздуха в отливках или дефекты в оболочках шин, проходящие звуковые волны иска­жаются. Чтобы получить отчетливые эхо внутри испытуемо­го материала, в некоторых случаях пользуются очень ко­роткими звуковыми импульсами. Частоты звука нередко до­ходят до 1 мегагерца (106 гц), что оказывается возможным, потому что расстояния, на которые передается звук, сравни­тельно малы. Это — дешевый метод испытания, если учесть риск аварии ценного механизма вследствие дефекта в мате­риале; испытуемый же материал при этом совершенно не по­вреждается.

Недавно методы дефектоскопии были применены и к тканям живых организмов животных и человека. Создавая на поверхности тела звуковые волны при помощи соответ­ственного источника колебаний, например кварца, колеб­лющегося с высокой частотой под действием электрического тока, можно обнаружить неоднородности в наших внутрен­них органах. Применение этого метода не лишено риска, так как мощные звуковые волны внутри организма могут причинить вред. Но при правильном контроле он дает не­которые преимущества по сравнению с рентгеновским ис­следованием. Во всяком случае, звуковая волна может при­чинить только локальные повреждения, и, насколько нам известно, она не производит длительного вредного действия на наши гены — имеющиеся в наших органах размножения сложные молекулы, определяющие наследственность.

Наличие в нашем теле большого числа естественных гра­ниц раздела, например границ между мышцами и костями, границ пищеварительного тракта, кровеносных сосудов, сердца и легких и т. д., ограничивает применение метода эхолокации. Эти естественные границы раздела образуют сложный фон, из которого трудно выделить аномальное от­ражение, так что установить наличие опухоли в мозгу чело­века оказывается труднее, чем обнаружить пузырек возду­ха в чугунной трубе. Все же не исключена возможность, что благодаря этому новому средству для исследования невиди­мых внутренних органов удастся найти более безопасные или более эффективные методы диагностики внутренних рас­стройств на более ранней, еще излечимой стадии. Может оказаться, что и здесь задача различения будет не труднее аналогичных задач, разрешаемых летучими мышами и сле­пыми людьми, и человек с присущей ему изобретательно­стью сможет со временем разрешить ее вместе с другими задачами, рассмотренными в предыдущих главах.