6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В предыдущих главах мы изучали волны и эхо, чтобы лучше понять, каким образом животные и люди пользуются эхолокацией для обнаружения объектов, имеющих для них жизненное значение. Такие исследования природных явле­ний зачастую представляются бесплодными почти всем лю­дям, но, к сожалению, так же бывает и с многими другими на­учными исследованиями. Однако, как ясно показывает ис­тория, человек улучшил условия своей жизни именно бла­годаря своему стремлению изучить неведомое. Открытие новых соотношений, получение новых сведений, помогаю­щих лучше познать окружающий мир, несут нам истин­ное внутреннее удовлетворение, сколь незначительными ни казались бы они в данное время. Мы часто надеемся, что наши наблюдения и новые данные когда-нибудь будут использованы для дальнейшего улучшения нашей жизни. Что может быть более полезно, чем попытка применить толь­ко что приобретенные новые знания для помощи слепым лю­дям? Сможем ли мы помочь им «видеть» ушами, выучиться языку эхо?

Для человека, весь уклад жизни которого, да и сам мозг, построены на пользовании светом и зрением, слепота всегда является трагедией. Правда, глаза для человека — не един­ственный канал связи с окружающим миром, и слух в неко­торых отношениях даже может оказаться важнее зрения. Так, наше зрение охватывает несколько менее одной октавы по частоте световых волн, с длинами от 4 до 7,5*10-5 смв то время как слышимые частоты охватывают диапазон от 20 до 20 000 гцт. е. тысячекратное изменение частоты — око­ло десяти октав. Слышимый звук может, таким образом, содержать более богатый набор частот, чем видимый  свет, и отчасти поэтому для основного средства связи — речи — применяется звук, а не свет. Это, конечно, не единственная причина; ведь за исключением очень немногих люминесцирующих животных и растений живые организмы вообще не способны излучать свет.

Свет меньше подходит для речи и передачи сообщений на короткие расстояния еще и потому, что он отбрасывает резкие тени. Звук годится для переговоров и сигнализации, так как он легко огибает углы и, к тому же, возникает почти при любом движении или контакте между человеком или животным и их физическим окружением. Большим до­стоинством света является для нас то, что благодаря корот­ким длинам волн он зеркально отражается даже от объектов малых размеров. Поэтому глаза и линзы могут фокусировать свет и дают резкие изображения, правильность которых нарушается только тогда, когда мы хотим рассмотреть под микроскопом частицы, недостаточно большие по сравнению с длиной волны света. Когда частицы становятся меньше 1 микрона (одной миллионной доли метра), то они начинают рассеивать, а не отражать свет.

Если бы звуковые и световые волны не существовали сами по себе, то наверное нашлись бы ученые, которые ста­ли бы их изобретать. Световые волны — для того, чтобы получать резкие изображения и иметь возможность рассмат­ривать мелкие детали. А звуковые волны с их богатым час­тотным спектром — для передачи сложной информации с минимальными помехами со стороны объектов, способных отбрасывать тень. Волны обоих типов дополняют друг дру­га, и хотя потеря органа чувств для одного из типов весьма серьезна, каждое из этих чувств может частично заменять другое.