Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Среди наиболее ярких примеров соответствия между орга­низмами и средой мы находим такие, в которых налицо возник­новение зависимости организмов одного вида от организмов другого вида. Именно так обстоит дело во многих случаях взаи­моотношений между потребителями и их пищей, например, в случае зависимости коала от листвы эвкалипта (Eucalyptusили гигантской панды от побегов бамбука. Целый комплекс особенностей строения, обмена веществ и поведения удержива­ет животное в рамках его узкой пищевой ниши и не позволяет ему воспользоваться тем, что в иных обстоятельствах могло бы показаться вполне пригодным дополнительным источником пи­щи. Такие же жесткие соответствия характерны для взаимоот­ношений между некоторыми паразитами и их хозяевами (гл. 11). Например, видоспецифичные ржавчинные грибы приспо­соблены к существованию в совершенно определенной и четко ограниченной среде, а именно в организме хозяев строго опре­деленных видов.

Если в ходе эволюции между двумя различными видами воз­никла обоюдная зависимость, то соответствие может быть еще жестче. Два убедительных примера — мутуалистическая связь между азотфиксирующими бактериями и корнями бобовых рас­тений и зачастую очень тонкое взаимное соответствие между насекомыми-опылителями и цветками опыляемых ими растений (гл. 12). Наиболее тесные соответствия между организмами и средой возникли в тех случаях, когда решающим фактором жизнедеятельности организмов одного вида является присутст­вие организмов другого вида: в таких случаях вся среда обита­ния одного организма может исчерпываться другим организмом.

ЕСЛИ популяция подвержена воздействию изменяющихся факторов физической среды (если, например, она существует в условиях непродолжительного вегетационного периода, повы­шенного риска заморозков или засухи, многократного примене­ния гербицидов), то организмы могут в конце концов приобре­сти постоянную разностороннюю устойчивость. Сами физиче­ские факторы в результате эволюции организмов ни преобразо­вываться, ни эволюционировать не могут. При взаимодействии же организмов различных видов изменения одних организмов приводят к переменам в жизни других, и любой из взаимодей­ствующих видов может создавать условия отбора, направляю­щие эволюцию другого вида. В ходе такого процесса коэволю­ции межвидовое взаимодействие может постоянно усиливаться и углубляться, а результат этого процесса мы можем наблюдать в природе как пару видов, загнавших друг друга в колею все более и более углубляющейся специализации.

Взирая на многообразие живой природы, трудно устоять пе­ред чувством удивления, восхищения и очарования тем, что так легко принять за совершенство. Не надо забывать, что способ­ность удивляться и восхищаться — это специфическая черта биологии нашего собственного вида! Будучи естествоиспытате­лем, эколог докапывается до причин и следствии; ему не при­стало удовлетворяться «объяснениями», предназначенными лишь для того, чтобы показать, каким образом в сей самый миг все «достигло совершенства в этом лучшем из миров».