Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Когда в 1866 г. Э. Геккель впервые употребил слово «эколо­гия», обозначив им биологическую науку, изучающую взаимо­отношения организмов и окружающей их среды, он, наверное, не подозревал о том, что через сто с небольшим лет слово это, многократно повторенное газетами и журналами всего мира (не говоря уже о других неведомых ранее средствах массовой информации), станет своеобразным символом своего времени. Действительно, об экологии говорят сейчас буквально все, пони­мая под экологией в большинстве случаев любое взаимодейст­вие человека и природы или ухудшение качества среды, вызван­ное его хозяйственной деятельностью. Можно соглашаться с та­ким пониманием экологии, а можно решительно его оспаривать, но нельзя не признать, что совершенно независимо от популяр­ности или непопулярности слова «экология» (среди журналистов и политических деятелей) уже давно существует и развивается наука экология, имеющая собственные цели, объекты и методы исследования.

Удачно окрещенная Геккелем в самом начале своего станов­ления экология обрела самостоятельность в начале XX в., когда были предложены первые экологические концепции, и претер­пела период очень бурного развития в 20—40-х годах, когда сло­жился ее существующий и поныне понятийный аппарат и были выработаны основные методологические подходы. Именно с это­го времени в экологии сосуществуют экосистемный и популяционный подходы, практически исчерпывающие в своей совокуп­ности основное ее содержание. Как следует уже из самого на­звания, экосистемный подход во главу угла ставит понятие эко­системы — совокупности организмов и неживых компонентов, связанных потоками вещества и энергии. С точки зрения сто­ронников экосистемного подхода, экология — это наука об эко­системах, а любое изучаемое экологами явление представляет интерес прежде всего постольку, поскольку оно имеет значение для экосистемы в целом. В становление экосистемного подхода отечественной наукой был внесен заметный вклад: достаточно назвать имя В. Н. Сукачева — автора понятия «биогеоценоз», или Г. Г. Винберга, развивавшего (вместе с Л. Л. Россолимо и В. С. Ивлевым) «балансовое» направление в изучении водое мов. Упрочению экосистемного подхода у нас в стране способ­ствовало и опубликование перевода обстоятельных учебных по­собий Ю. Одума «Основы экологии» (М.: Мир, 1975) и «Эколо­гия» (М.: Мир, 1986).

Популяционный подход, концентрирующий основное внима­ние на популяциях, т. е. совокупностях особей одного вида, на­селяющих определенную территорию (или акваторию), в нашей стране получил меньшее развитие, чем экосистемный, хотя на начальном этапе большую роль в его становлении сыграли ра­боты советского исследователя Г. Ф. Гаузе, а также, как сейчас мы понимаем, и работы Л. Г. Раменского. В отличие от экоси­стемного подхода, тяготеющего к целостному (холистическому) описанию, популяционный подход более склонен к аналитиче­скому объяснению. Именно этот подход имел в виду канадский исследователь Ч. Кребс, определяя экологию как науку о взаи­модействиях, обусловливающих распространение и обилие орга­низмов.

Предлагаемая вниманию читателей книга — это обстоя­тельный учебник экологии, написанный тремя видными англий­скими исследователями М. Бигоном, Дж. Харпером и К. Таун­сендом в русле именно популяционного подхода. Недаром в са­мом начале книги с одобрением цитируется уже приведенное выше определение экологии Ч. Кребса. Подзаголовок книги «Особи, популяции и сообщества» определяет ее логическую канву. Фактически речь идет о трех уровнях познания экологи­ческих явлений. Но отчетливо сознавая специфику задач, воз­никающих на каждом уровне, авторы вместе с тем наглядно показывают их взаимосвязь и возможность перехода с одного уровня на другой. До настоящего времени на русском языке не было учебника экологии, который, так широко охватывая всю основную проблематику этой науки, вместе с тем давал бы чи­тателю реальное представление о том, как исследователь мо­жет понять суть тех или иных экологических явлений, прежде всего тех, которые касаются распределения организмов в про­странстве и их динамики во времени. Основное внимание в кни­ге уделяется организмам и их совокупностям в природе, хотя дается представление о математических моделях и лаборатор­ных экспериментах. Очень выгодно отличает данный учебник от других аналогичных изданий равномерное использование примеров из животного и растительного мира. Таким образом еще раз наглядно демонстрируется целостный характер эколо­гии и достаточная универсальность установленных в ней законо­мерностей. Думается, что появление этой книги на русском язы­ке с одобрением будет встречено как начинающими экологами, так и уже сложившимися специалистами.

А. М. Гиляров