Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В гл. 2 мы развили концепцию экологической ниши, согласно которой ниша являет собой некую n-мерную фигуру — «гипер­объем». Геометрия этой фигуры задает такие пределы измене­ния целого ряда (n) внешних факторов, в которых организмы данного вида могут выживать и размножаться. К числу упомя­нутых внешних факторов принадлежат как условия (гл. 2), так и ресурсы (настоящая глава). Заметим, к слову, что изоклины нулевого роста (линии В) на рис. 3.25 определяют границы двумерной экологической ниши. По одну сторону изоклины соче­тания количеств ресурсов таковы, что организмы могут сущест­вовать вполне благополучно, а по другую — таковы, что орга­низмы эти постепенно исчезают.

В некоторых случаях «ресурсные» измерения (оси) видовой экологической ниши можно изобразить примерно так же, как изображают оси, соответствующие условиям — с нижними и верх­ними границами, в пределах которых организмы рассматривае­мого вида в состоянии успешно существовать. Например, в слу­чае «размерно-селективного» хищника наличие ограничений его способности находить и поедать свою добычу означает, в частно­сти, то, что этот хищник в состоянии использовать лишь узкий круг жертв из некоего континуума потенциальных жертв — от самых мелких до очень крупных. Для других ресурсов можно с уверенностью указать лишь нижний предел. Примером таких ресурсов могут служить потребляемые растениями минеральные вещества: нижний предел их концентрации, за которым ни рост, ни размножение растений невозможны, установить нетрудно, а вот верхнего предела может и не быть (рис. 3.25, АГ).Если в неоднородной («пятнистой») почвенной среде нитраты содер­жатся в самых разнообразных концентрациях, то растения опре­деленного вида могут прекрасно расти всюду, где концентрация нитратов превосходит некоторый минимум. И все же, как отме­чалось в разд. 3.6.2, «хорошего должно быть понемножку»: избыток некоторых ресурсов (например, воды, ионов Fe2+, солнеч­ной радиации) бывает растениям вреден, и в таких случаях на «ресурсной» оси можно отметить и верхний предел (рис. 3.25, Д). Наконец, многие ресурсы таковы, что их невоз­можно описать с помощью непрерывных числовых переменных, а надлежит скорее рассматривать как нечто дискретное. Гусе­ницам бабочек из рода Heliconius нужны для пропитания листья лианы Passifloraгусеницы данаид специализируются на расте­ниях из семейства ваточников; животным различных видов тре­буются гнездовые участки с вполне определенными свойствами. Потребности в такого рода ресурсах невозможно упорядочен­ным образом расположить вдоль какой бы то ни было непрерыв­ной графической оси (надписанной, скажем, так: «пищевые рас­тения»). Вместо этого измерения экологических ниш, соответ­ствующие пищевым растениям или гнездовым участкам, нужно задавать просто в виде конечных перечней соответствующих ре­сурсов.

«Ресурсные» измерения, как бы они ни задавались и ни опи­сывались — неотъемлемые составные части n-мерной ниши. Мы увидим, что концепция экологической ниши становится особенно плодотворной при рассмотрении вопросов, связанных с исполь­зованием лимитирующих (или потенциально лимитирующих) ресурсов. Представление о нише будет играть важную роль в по­следующих главах, в которых обсуждается возможная роль меж­видовой конкуренции за ресурсы в формировании состава со­общества и его видового разнообразия (гл. 7, 18 и 22).

Ресурсы среды обитания и их потребление организмами изу­чались как экологами растений, так и экологами животных; в их подходах к предмету, однако, наметились некоторые очень су­щественные различия. Значительная часть исторического пути экологии растений отмечена господством «экофизиологии»; осо­бое внимание уделялось физиологическим механизмам, посредст­вом которых каждое отдельное растение добывает необходимые ему ресурсы — свет, воду и биогенные элементы. Все силы были брошены на лабораторные опыты, выполнявшиеся на отдельных растениях. Напротив, экологов животных ресурсы чаще инте­ресовали прежде всего как объект конкуренции между организ­мами или как «сырье» взаимодействий типа «хищник — жертва». В какой-то мере эти исторические различия отразились и на структуре настоящей главы. Экология, однако, становится дис­циплиной все более и более цельной, и со временем эти разли­чия, по-видимому, в основном сотрутся.