Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Географические факторы. — Другие первичные факторы.— Вто­ричные факторы.

В этой последней главе мы решили обратиться к ряду цент­ральных проблем, которые встают не только перед синэкологами, но и перед каждым, кто наблюдает и осмысливает проис­ходящее в природе. Почему одни сообщества богаче видами, чем другие? Существуют ли закономерности или градиенты ви­дового разнообразия? Если да, то на чем они основаны? На эти вопросы есть вполне правдоподобные и обоснованные варианты ответов, но все они имеют свои слабые стороны. Такая ситуа­ция должна не столько обескураживать, сколько мобилизо­вать силы будущих исследователей. Основная прелесть эколо­гии как раз в том, что существует много важных, очевидных для каждого проблем, а их решение по-прежнему от нас ус­кользает.

Видовое богатство сообщества мы могли бы связать с целым рядом факторов, относящихся к нескольким категориям. Во-первых, это, так сказать, «географические» в широком смысле слова, а именно широта, высота над уровнем моря и (в водной среде) глубина. Их часто связывали с видовым богатством, как это будет рассмотрено ниже, однако сами по себе они, вероятно, не могут его определять. Если оно меняется с широ­той, значит, должен быть еще какой-то фактор, зависящий от нее и непосредственно влияющий на сообщества.

Следующая группа факторов как раз имеет тенденцию кор­релировать с широтой и т. п., однако корреляция эта не аб­солютна. В той мере, в какой она прослеживается, ими можно часто объяснить широтный и другие градиенты. Однако из-за неполноты корреляции они же затрудняют толкование зависи­мости от других градиентов. К таким факторам относятся про­дуктивность среды, климатическая изменчивость, возможно, также «возраст» местообитания и «суровость» среды (хотя по­следнее понятие, как будет показано далее, едва ли поддается определению).

Третья группа факторов характеризуется географической изменчивостью, не связанной с широтой, и т. п. По этой причине они, как правило, маскируют или извращают зависимость между видовым разнообразием и средовыми параметрами. Это относится к масштабам физических нарушений, испытываемых местообитанием (гл. 19), изоляции, или островному характеру, экотопа (гл. 20) и степени его физической и химической неод­нородности.

Наконец, ряд факторов представляет собой биологические свойства сообщества, но при этом оказывает существенное вли­яние на его структуру. Среди них особенно важны интенсив­ность хищничества (гл. 19) и конкуренции (гл. 18), простран­ственная или «архитектоническая» неоднородность, обусловлен­ная самими организмами, а также положение сообщества в сукцессионном ряду (гл. 16). Эти факторы можно было бы назвать «вторичными», поскольку сами они определяются внеш­ними для сообщества влияниями, тем не менее все они способ­ны мощно воздействовать на формирование его окончательного облика.

Некоторые из перечисленных факторов уже рассматрива­лись подробно в предшествующих главах: конкуренция, хищни­чество, нарушения и изоляция. В этой главе мы продолжим их обсуждение (разд. 22.3), исследуя зависимость между видовым богатством и рядом других факторов, влияющих на него, как можно предположить, самостоятельно; имеются в виду продук­тивность, пространственная неоднородность, изменчивость кли­мата, суровость среды и возраст местообитания (т. е. время, имевшееся на данном участке для эволюции и заселения). После этого мы сможем рассмотреть (в разд. 22.4) тенденции, свя­занные с широтой, высотой, глубиной, сукцессией и положени­ем в геологической летописи. Но начнем все же с построения вслед за Мак-Артуром (MacArthur, 1972) простой теоретичес­кой схемы, которая поможет проанализировать изменения ви­дового разнообразия.