5 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Хотя ареалы очень большого числа мохообразных (в особенности тех, что растут в средних и высоких широтах) чрезвычайно обширны, это, однако, вовсе не означает, что каждый их вид встречается чуть ли не повсеместно и тем более в массовых количествах. Напротив, внимательное ознакомление с бриофлорами тех или иных регионов по­казывает, что в их составе всегда присутствует опреде­ленное количество редких или даже очень редких видов. При этом совершенно необязательно, чтобы редкие виды имели ограниченные ареалы. У многих из них ареалы довольно обширны. Такие виды могут встречаться на. нескольких континентах, всюду являясь редкими.

Есть такие виды и в составе бриофлоры Советского Союза. Их довольно много. По крайней мере, известно несколько десятков листостебельных мхов и печеночников, каждый из которых обнаружен только в одном пункте, одной точке. В некоторых, случаях эти пункты отстоят от ближайших к ним, находящихся уже вне пределов СССР, за многие сотни, а то и тысячи километров. Еще большее число видов отмечено всего в 2—3 пунктах. И здесь рас­стояние между пунктами ( в том числе и расположенными, на территории Советского Союза) может составлять не одну тысячу километров.

Многие из таких редких видов известны в нашей стра­не уже давно — с конца прошлого или начала нынешнего века, но большая часть обнаружена сравнительно недав­но — в последние десятилетия.

Большинство редких видов имеет дизъюнктивные ареа­лы, о чем уже шла речь в главах IV и VI.

Вот несколько примеров редких видов.

В южной части приморского края, где проходит север­ная граница ряда субтропических восточно-азиатских ви­дов мохообразных, недавно обнаружены Homaliadelphus laevidentatus,Lindbergia duthiei, Taxiphyllum altemans, Entodon sullivantii. Несколько раньше там же была найдена Homalia japonica. Каждый из этих видов на терри­тории Советского Союза открыт только в одной точке. Основные   части    ареалов    этих   субтропических   видов находятся в Японии и Китае,  а основная часть ареала Lindbergia duthiei приходится на Гималаи.

По одному местонахождению имеют у нас очень юж­ные виды. Cryphaea heteromalla и Hookeria acutifolia (оба вида произрастают на Кавказе).

Также имеют по одному местонахождению печеночни­ки Riccia campbelliana и R. dictyospora (оба найдены в Средней Азии) и, кроме того, Isopaches decolorans и Bucegia romanica (эти два вида известны из Якутии). Мы привели примеры совсем уж редких бриофитов, каждый из которых обнаружен всего в одном пункте. Вот несколько примеров видов, известных из двух пунктов. Leptobarbula berica произрастает на Черноморской стороне Кавказа и на Ленкоранской низменности. Hyophila involuta — на юге Восточной Сибири и в южной части Примор­ского края. На территории Приморского края — в средней и южной частях — обнаружена Hondaella brachytheciella. Севернее — в южной части Хабаровского края — произ­растает очень интересный мох Actinothuidium hookeri. В высокогорьях восточной части Восточного Саяна найде­на Aongstroemia julasea.

А вот примеры видов, местонахождения которых в Со­ветском Союзе значительно удалены друг от друга.

Oreas martiana известен из двух далеко отстоящих друг от друга районов — с Кавказа и восточного Саяна. Еще более удалены друг от друга точки, в которых найден Archidiumalternifolium: это, с одной стороны, Ленинград­ская область, а с другой — противоположная часть Со­ветского Союза — юг Приморского края.

Некоторые из названных видов, а именно Homalia­delphus laevidentatus, Cryphaea heteromalla, Leptobarbula berica, Hondaella brachytheciella, Actinothuidium hookeri, Archidiumalternifolium, Hyophila involuta, печеночники Isopaches decolorans и Bucegia romanica,— единственные в СССР представители соответствующих родов (часть их относится к монотипным родам).A Archidium alternifolium в единственном числе представляет во флоре листосте­бельных мхов Советского Союза все семейство Archidia­сеае.

К редким видам относится и большинство эндемичных для территории Советского Союза видов, т. е. таких, ко­торые за пределами СССР отсутствуют или, по крайней мере, неизвестны.

Сейчас трудно, вернее, просто невозможно, сказать более или менее точно, сколько видов мохообразных энде­мично для территории нашей страны и какой они состав­ляют процент в еебриофлоре. Но по ряду соображений, эндемов в бриофлоре СССР вряд ли более 5—6%, скорее, их меньше — всего лишь 2—3% (это в целом до стране; процент же эндемов в отдельных регионах, например на Кавказе или в Средней Азии, может быть значительно выше).

В Средней Азии, главным образом в ее горных рай­онах, произрастает целый ряд эндемичных видов: Tortula afanassievii, Т. lazarenkoi, T. transcaspica, Barbula de­currens,Hymenostomumm papilosissimum, Hydrogonium mamatkulovii и некоторые другие. Каждый из них изве­стен из одного или 2—3 пунктов. Относятся все они пре­имущественно к ксерофильпьш семействам Pottiaceae и Trichostomaceae. Распространение этих семейств в целом тяготеет к аридным областям.

Во флоре мохообразных СССР встречаются не только эндемичные виды, но и эндемичные роды. Их три. Это — Usmania (семейство Grimmiaceae), Lydiaea (семейство Pottiaceae) иMamillariella (семейство Fabroniaceae). Все три рода монотипные. Род Usmania произрастает в горах Средней Азии (юг Таджикистана). Найдеи он был У. К. Маматкуловым и назван в его честь. Род Lydiaea (название дано в честь крупнейшего советского биолога, основоположника советской бриологии Лидии Ивановны Савич-Любицкой) известен из нескольких пунктов в Сред­ней Азии и одного пункта на Кавказе. Род Mamillariella имеет крохотный ареал, ограниченный южной частью Приморского края, где она найдена всего в 5 пунктах.

В какой мере редкость и большая изолированность местонахождений рассмотренных выше видов (и конечно, не только их, но и других с подобным же распростране­нием) — объективный факт, а в какой — следствие нашего незнания? Хотя ступень изученности бриофлоры СССР сегодня еще очень далека от желаемой, все же в боль­шинстве случаев можно вполне уверенно утверждать, что и редкость, и впечатляющая изолированность место­нахождений этих видов — вполне объективный факт. При более тщательном изучении флоры мохообразных СССР число таких видов возрастает.

Необходимость сохранения всех, названных мохообраз­ных, равно как и других редких растений очевидна. Научное значение их велико. Но есть ли опасность их исчезно­вения или хотя бы существенного сокращения ареалов?

Из главы IX видно, что, хотя многие мохообразные полезны для человека, по-настоящему массового примене­ния они все же не имеют. К тому же — и для нас это сей­час самое главное — все используемые сегодня или исполь­зовавшиеся в прошлом виды бриофитов (кажется, все без единого исключения!) — массовые, широко распространен­ные. Жизненность их очень велика, и искоренить их было бы чрезвычайно трудно, даже если кому-нибудь и пришла бы в голову такая странная идея. Использование бриофи­тов человеком не угрожает их существованию. И не будет угрожать в обозримом будущем.

Виды же редкие, о которых шла речь выше, человеком не используются. Да и вообще подавляющее большинство мохообразных никому, кроме бриологов, неизвестно.

К этому надо добавить следующее. Ареалы огромного большинства видов бриофитов изучены все еще крайне недостаточно, неполно. Это относится и к территории Со­ветского Союза, в особенности к ее азиатской части. Большая часть территории страны бриологами не посеща­лась вовсе. Большинство же исследованных регионов бриологи посетили лишь один раз. Этого недостаточно ни для обнаружения всех произрастающих в районе иссле­дования видов, ни для полного выяснения их распростра­нения. Поэтому если какой-либо вид найден в Советском Союзе, скажем, всего только один раз, то это еще не озна­чает, что за пределами выявленного местопроизрастания он действительно отсутствует. Вполне вероятно, что дан­ный вид произрастает и в других пунктах, но они пока неизвестны. Не исключено, что часть этих местонахож­дений может располагаться и в самом непосредственном соседстве с тем, что уже обнаружено.

Создается впечатление вполне благополучного поло­жения дел. Особых оснований беспокоиться о судьбе даже наиболее редких видов бриофитов как будто нет.

Действительно ли это так?

Что ж, если сравнивать мохообразные с остальными высшими растениями, то окажется, что они находятся, безусловно, в гораздо более выгодном и безопасном поло­жении. Во всяком случае, если рассматривать всю группу в целом. С конкретными видами дело может обстоять иначе, если и не на всем протяжении ареала, то по край­ней мере на его отдельных участках.

Но все же полной безопасности и полного благополу­чия нет и здесь.

Да, мохообразные — во всяком случае подавляющее большинство из них — прямого давления со стороны чело­века не испытывают. Однако эти растения очень сильно зависят от него в другом отношении. Они необыкновенно чувствительны к косвенному влиянию — нарушению среды обитания.

Мохообразные, как уже отмечалось, растения мелкие, а часто и очень мелкие. Высота (длина) их тела измеря­ется несколькими сантиметрами, очень редко — несколь­кими десятками сантиметров. Многие же виды столь ма­лы, что их размеры составляют всего лишь несколько миллиметров. Протяженность участков, на которых растут такие мелкие организмы, часто тоже совершенно ничтож­на и составляет всего несколько десятков или сотен квад­ратных сантиметров (не метров!). А очень часто бриофиты бывают приурочены к таким субстратам, которые и сами невелики по площади, и вдобавок имеют прерывистое рас­пространение (см. гл. III).

Нарушить целостность таких небольших по площади местообитаний и тем самым резко изменить характер эко­логических условий на них, увы, очень легко. К тому же очень легко сделать это совершенно случайно. Скажем, при проведении дороги или при других хозяйственных работах.

Таким образом, хотя мохообразные и не испытывают прямого давления со стороны человека, опасность значи­тельных сокращений ареалов у многих из них вполне реальна. Вполне реальна, к сожалению, и опасность пол­ного исчезновения наиболее редких видов всего из одного, двух или трех пунктов. Пока, кажется, нет сведений о полном исчезновении каких-либо видов мохообразных. Это же касается существенных сокращений ареалов на территориях промышленно развитых стран, то таких ма­териалов, к сожалению, предостаточно.

А значит, заботиться о сохранении бриофитов все же нужно.

И первым шагом на пути этих забот стал учет редких видов мхов и включение их в «Красную книгу СССР». В недавно подготовленное второе ее издание включается около 30 редких видов бриофитов, которым в наибольшей степени грозит опасность или полного исчезновения, или с территории нашей страны.