Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Изучение глубоководных отложе­ний восточной части Средиземно­го моря, начатое в 1947 г. швед­ской экспедицией и продолженное геологами Колумбийского универ­ситета США, открыло новую главу в атлантологии.

Донные осадки глубоководных морей и океанов исследуются с помощью специальных трубок — грунтоносов, опускаемых на дно океана с палубы корабля. Эти трубки, полые внутри, врезаясь в приповерхностные слои донных от­ложений, заполняются последними и затем извлекаются на дневную по­верхность.

В колонках грунта, поднятого со дна восточной части Средиземного моря, были обнаружены два слоя вулканического пепла, который гео­логи называют тефрой, а также другие, более грубые вулканические материалы. Проведенное американ­скими исследователями Д. Нинковичем и Б. Хейзеном детальное изучение добытых колонок грунта и, в частности, массовые определения показателя преломления вулкани­ческого стекла позволили различать верхнюю и нижнюю тефру, постро­ить карты площадного распростра­нения этих двух вулканических слоев и определить их толщину. Конфигу­рация площади, где обнаружены вулканические осадки, и характер распределения мощности (толщины) двух пепловых прослоев не оставля­ют сомнения в том, что этот пепел образовался в результате изверже­ний вулкана Санторин, располо­женного в 120 км к северу от остро­ва Крит.

Верхний горизонт вулканических осадков (верхняя тефра), достигает наибольшей толщины вблизи Санто­рина. В колонке 50, расположенной в 130 км к юго-востоку от вулкана, толщина его превышает 2 м. В ме­стах наибольшего скопления пепла обнаружено, что вскрытый слой верхней тефры состоит из шести горизонтов — трех крупнозернистых и трех тонкозернистых с резкими контактами между ними. Это ука­зывает на то, что пепловый слой об­разовался вследствие трех последова­тельных извержений Санторина, из которых первое было наиболее силь­ным и пеплообильным.

Детальное изучение обнаружен­ных в колонках грунта раковин микроорганизмов, а также опреде­ление радиоуглеродным методом абсолютного возраста слоев, распо­ложенных выше и ниже пепловых горизонтов, привело Д. Нинковича и Б. Хейзена к выводу, что отложе­ние нижней тефры произошло еще в доисторическое время — не ме­нее чем в 25 тыс. лет назад. Возраст верхнего пеплового горизонта ока­зался значительно моложе. Хотя и наблюдается довольно значитель­ный разброс цифр, все же несомнен­но, что верхняя тефра образовалась менее 5 тыс. лет назад.

Время возникновения верхней тефры может быть датировано и более точно. Несомненно, что обра­зование верхнего пеплового гори­зонта вызвано извержением Санто­рина, в этот же период возникла эта крупнейшая кальдера земного шара. А извержение Санторина да­тируется путем определения абсо­лютного возраста по короткоживуще­му изотопу углерода С14 в куске дерева, найденного под 30-метро­вой толщей пепла. Заметим, что пеп­лы, взятые с кальдеры Санторина и из верхнего слоя донных отложений восточного Средиземноморья, иден­тичны по химическому составу и по показателю преломления вулкани­ческого стекла. Извержение Санто­рина, сопровождавшееся образова­нием кальдеры, произошло 3370 ±100 лет назад. Значит, это грандиозное событие относится приблизительно к 1400 г. до н. э.

Исследование донных отложений Восточного Средиземноморья и изу­чение геологического строения Санторинского архипелага позволя­ют восстановить последовательность извержений этого вулканического аппарата. Вулкан Санторин необы­чайно молод (конечно, в геологи­ческом значении этого слова). Он возник всего 100—200 тыс. лет назад, т. е. уже в четвертичном периоде на месте древней суши, существо­вавшей в области Эгейского моря в течение многих сотен миллионов лет. Наверное, прошло около 100 тыс. лет прежде чем на месте глубинной трещины, рассекавшей земную ко­ру, начали сформировываться вул­канические конусы. Общее погру­жение Древне-Эгейской суши, про­исходившее во вторую половину четвертичного периода, привело к тому, что подножье будущего вулкана погрузилось ниже уровня моря и он стал островом. Однажды магматический канал оказался за­купоренным застывшей лавой, как пробкой. Газы и расплавленная ла­ва, поднимавшиеся с глубин в де­сятки километров, скопились в жерле вулкана почти у самой земной поверхности. Когда давление га­зов превысило прочность пород, раздался взрыв. Вулкан расколол­ся и огромные массы пара и газов вырвались наружу, подняв на высо­ту 30—40 км огромные количества пепла. Свидетелем этого извер­жения и является слой нижней тефры. Выход из недр Земли на днев­ную поверхность огромных коли­честв лав, пепла и газов привел к образованию обширных пустот под вулканом, что вызвало обруше­ние прилежащих к вулкану участков земли и образование крупной каль­деры. Это было приблизительно 25 тыс. лет назад.

Новый цикл извержений Сантори­на начался в центре образовав­шейся кальдеры. Постепенное за­полнение ее вулканическими лава­ми привело к возрождению остро­ва. Сначала возникли небольшие вулканические островки (Акротири, Лумарави и Фанари) на юге древ­ней кальдеры. Затем центр актив­ности сместился на север — возник крупный остров Тира с высотой вул­канического конуса около 1600 м. Постепенно большой остров сросся с малыми островками, расположен­ными южнее. После достаточно силь­ного извержения, давшего мощные накопления пемзы, вулкан Тира угас. Лишь на самом севере продол­жал жить вулкан Перистер. В это время на западе вырос еще один крупный конус — вулкан Симандир, завершивший формирование всего вулканического острова.

Перед катастрофой, образовавшей верхнюю тефру, Санторин представ­лял сложную группу сросшихся друг с другом вулканических конусов, расположенных преимуществен­но по его периферии. Как была ус­троена до катастрофы централь­ная часть Санторинского архипелага, нам доподлинно не известно.

После катастрофы возникла каль­дера обрушения, и большая часть острова рухнула в воду. А располо­женные сейчас в центре ее остров­ки Нео-Каймени и Палео-Каймени выросли уже позже катастрофы.

Однако расположение существо­вавших до катастрофы вулканических конусов преимущественно по перифе­рии Санторинского архипелага позво­ляет предположить, что в централь­ной его части крупного вулкана не было. Возможно, что внутренняя часть Санторинского архипелага и до катастрофы частично представляла собой лагуну или же равнинную тер­риторию, образовавшуюся за счет сноса вулканических продуктов с вул­канической горной цепи, обрамляв­шей остров. По крайней мере такое допущение представляется более ве­роятным, чем предположение, что всю центральную часть Санторинского архипелага занимал вулканический конус.

Выброс огромных масс богатой га­зами магмы вызвал обрушение кров­ли подземного резервуара. Процесс этот мог начаться во время изверже­ний, но сильнее всего проявился вско­ре после их окончания.

Общий план кальдеры имеет фор­му прямоугольника, что указывает на определяющую роль в ее образо­вании разломов меридионального и широтного направления. Исследова­тели отмечали на ее краях округлые овалы. Центры многих дугообразно изогнутых ниш совпадают с жерлами прежних вулканов. Очевидно, что удаление магмы из-под вулканических конусов вызвало появление кольцевых трещин. Каждый же из конусов Сан-торинского архипелага располагался под одним обширным куполом, при­крывавшим сверху магматический резервуар. Общее опускание уровня магмы в резервуаре вызвало обруше­ние кровли. Оно началось под отдель­ными частными конусами, где вес кровли больше. Обрушению каль­деры способствовало также значи­тельное число радиальных и диаго­нальных разломов.

Форма дна кальдеры Санторина имеет типичные черты провального, а не взрывного происхождения. На дне ее не обнаружено воронкооб­разных впадин. Подводный выступ, ограниченный двумя параллельными разломами, разделяет кальдеру на две части — более глубокую север­ную и более мелкую южную. В обеих впадинах прослежены также радиаль­ные рвы, ограниченные разломами.

Минойское извержение не было последней страницей в истории Сан­торина. Тысячу двести лет вулкан молчал. Потребовалось время, чтобы на глубине под ним скопились новые порции лавы и газов. Но вот в 197 г. до н. э. Санторин заговорил вновь. В центре его кальдеры показался над поверхностью воды остров Палео-Кай­мени. Началось новое заполнение кальдеры вулканическим материалом Немецкий геолог М. Неймайр писал, что с этого времени наблюдался целый ряд грозных извержений, ко­торые иногда вызывали появление новых островов, скоро опять бесслед­но пропадавших, а по временам спо­собствовали увеличению размеров Палео-Каймени.

Все извержения Санторина, извест­ные за историческое время, описыва­лись как катастрофические. Излияния лавы и сильные взрывы газов часто сопровождались цунами, вызывавши­ми сильные разрушения на берегах Эгейского моря.

Подчеркнем, что самое сильное (минойское) извержение Санторина не было известно ни в классическую эпоху, ни в средние века. Лишь изу­чение геологического строения остро­ва Тиры, начатое в конце прошлого века, да недавние океанологические исследования в Восточном Средизем­номорье позволили обнаружить это грандиозное геологическое явление, которое, на наш взгляд, и было при­чиной гибели Атлантиды.