Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Шмели-кукушки (род Psithyrus Lep.) являются близкород­ственными шмелям насекомы­ми, относящимися к одному и тому же подсемейству Bombicinae обширного семейства пчелиных. Пситирусы чрез­вычайно похожи на шмелей (рис. 6). Рабочих особей у них нет — только самки (крупные, как шмелиная самка) и самцы. Ведут паразитический и полу­паразитический образ жизни, нередко убивая или изгоняя самку-основательницу и откла­дывая свои яйца, потомство из которых воспитывают остав­шиеся рабочие шмели-хозяева. В других случаях основатель­ница не убивается пситирусом, но яйца откладывать уже не может.

Самка шмеля-кукушки

Самка шмеля-кукушки

Главные отличия пситирусов от шмелей: отсутствие пыльце-собирательной корзиночки на задних ногах (см. рис. 5), жест­кие, очень твердые на ощупь покровы (защищающие от шмелиных жал), более толстое и мощное жало, основание брюшка (в спокойном положе­нии прикрытое крыльями) го­лое, блестящее, лишенное шерстки. Спугнутая самка шме­ля-кукушки улетает прочь по прямой, не совершая «пугаю­щего» полета, как самка шме­ля. Звук полета низкий, хрип­ло-басовитый, не похожий на звонкое шмелиное жужжание. С весны и все лето самок шме­лей-кукушек можно видеть в тех местах, где шмели закла­дывают гнезда. Пситирусы низ­ко летают над землей, полет их очень похож в это время на «ищущий» полет самок шме­лей. Благодаря хорошо разви­тым органам чувств пситирусы концентрируются именно у шмелиных колоний и нередко служат дляшмелевода, разы­скивающего шмелиные гнез­да, своего рода «индикато­ром».

Самцы шмелей-кукушек по внешнему облику подчас со­вершенно не отличимы от сам­цов шмелей; отличить их могут лишь специалисты-энтомологи по копулятивным аппаратам. Осенью самцов шмелей-куку­шек и шмелей можно видеть одновременно на цветах ди­ких сложноцветных.

Муравьи многих видов прони­кают в шмелиные гнезда на разных стадиях их развития и нередко служат причиной ги­бели или угнетения семьи: во­руют мед у самки, насиживаю­щей яйца, похищают яйца и ли­чинок шмелей. Шмели не могут бороться с этими хищниками из-за малых их размеров и большой численности. Поэтому многие виды шмелей предпо­читают селиться в таких норах грызунов, которые имеют длинные (1—5 м) ходы сообще­ния, куда муравьи не прони­кают. Наземно же гнездящиеся шмели стараются найти место для гнезда подальше от мура­вейников, даже небольших под­земных.

Общественные осы (семейство Vespidae) в природе не наносят заметного вреда шмелям. Од­нако нередко заселяют искус­ственные шмелёвники и со­вершают набеги на шмели­ные семьи в ульях, воруя их мед.

Мутиллиды, или осы-немки (Mutillidae),— паразиты коко­нов шмелей. Их личинки вые­дают шмелиный расплод. Сам­цы мутиллид крылаты, но чаще у шмелиных гнезд можно встретить бескрылых самок, похожих на крупных цветных муравьев. Потревоженные, они довольно громко «пищат», по­тирая друг о друга брюшные сегменты.

Наездник-мелиттобия (Melittobia acasta Valk., Eulophidae) — крохотное, около 1 мл, крыла­тое существо. Самка прогры­зает дырочку в коконе и от­кладывает на куколок шмелей огромное количество яиц. Вы­шедшие из них личинки съеда­ют куколок почти без остатка. Из-за их малой величины заме­тить мелиттобий в шмелином гнезде очень трудно; зараже­ние ими гнезда напоминает ин­фекционную болезнь.

Мухи-конопиды (Conopidae). Преследуют рабочих шмелей и самок в воздухе и приклеи­вают к ним налету яйцо, из которого выходит личинка, выедающая шмеля.

Мухи-брахикомы (Brachycoma devia Fll., Sarcophagidae). Их ли­чинки, которые они отклады­вают в шмелиных гнездах, по­едают шмелиный расплод.

Огневка-афомия (Aphomia so­ciella L, Ryralidae) — бабочка, откладывает яйца в гнезда шмелей. Гусеницы этой бабоч­ки выедают расплод и кормо­вые запасы, делая компактную массу из плотных длинных шел­ковых трубок, в которых они и живут. Гнездо может быть пол­ностью уничтожено задолго до вылета молодых самок шме­лей. Выход взрослых бабочек из куколок происходит на вто­рой и третий год после зара­жения (Гребенников, 1977).

Гамазовые клещи многих ви­дов (Давыдова, 1978) обычны в гнездах шмелей. Весною и осенью переселяющихся кле­щей можно видеть на спинках самок шмелей, где они сидят иногда в большом количестве и плотной массой, нередко сбивая с толку неопытного на­блюдателя, принимающего это скопление за светлое пятно на шерстке и поэтому издали не могущего определить видо­вую принадлежность самки.

Нематода-сферулярия (Sphae­rularia bombi L. Duf.) очень опас­на для шмелей. Зараженные ею самки гибнут еще до закладки гнезда. Внешне здоровая, но слабая, с трудом ползающая по земле и траве самка весною по­чти наверняка заражена нема­тодой.

Паразитические грибы-гифомицеты иногда губят самок шмелей во время зимовки в дерне.

Золотистая щурка (Merops apiaster Pall.) — птица, наносит су­щественный урон шмелиным популяциям, склевывая шме­лей над местами фуражировки. В гнездах щурок, вырытых в песчаных откосах в Централь­ном Черноземье, приходилось видеть огромное количество крыльев и других хитиновых останков шмелей (рабочих и са­мок шмелей многих видов). Но основной фактор катастро­фического сокращения чис­ленности шмелей, могущий привести во многих районах не только к оскудению, но и прак­тическому исчезновению бомбидофауны — деятельность че­ловека. По данным ученых, численность шмелей на луго­вом клевере в ряде областей Центральноевропейской части СССР — в зоне давнего интен­сивного земледелия — за не­сколько последних лет снизи­лась во много раз (Бей-Биенко, 1972; Бальжекас, 1972), так что они там уже потеряли всякое значение как опылители, и ставка делается почти исключи­тельно на медоносных пчел. Главные причины вытеснения шмелей в этих районах — унич­тожение природных исконных мест их обитания при распаш­ках больших площадей, строи­тельстве городов, предприя­тий, дорог, неумеренный выпас скота. Для нормальной жиз­недеятельности шмелей необ­ходим более или менее по­стоянный «конвейер» медо­пыльценосов, начиная с ран­невесенних и кончая луговым клевером и позднецветущими сложноцветными, но выкашива­ние естественных угодий, при­ходящееся по срокам на самую активную фазу развития шме­линых семей, приводит к их угнетению. Повсеместное вы­кашивание трав на лугах осо­бенно губительно для назем­ных кочкообразных гнезд, ко­торые уничтожаются косьбой еще до вылета молодых самок. Сельские жители даже средне­го поколения хорошо помнят, как часто встречались такие гнезда на сенокосах десятка два лет тому назад, в то время как сейчас это уже очень боль­шая редкость. Немалый урон фуражирующимся шмелям на­носит и применение инсекти­цидов контактного дейст­вия в опасные для шмелей сроки.

В сложной цепи развития шме­линой семьи есть немало уже ослабевших под влиянием ан­тропического фактора звеньев, разорвав которые, мы рискуем потерять шмелиную популя­цию в данной местности во­обще. Например, уничтожение или непомерные заготовки ран­нецветущих медоносов — ив — при мелиорации земель, окуль­туривании берегов рек и ручь­ев, производстве плетеных корзин, метелок резко подры­вают первичную кормовую ба­зу вышедших из зимовки самок и ведут к их ослаблению и гибе­ли при заморозках. А какая, казалось бы, связь между урожаем семян клевера и цветущими весною тальни­ками, ракитами и вербами? По рассказам старожилов Тернопольской области (Западная Украина) около полувека тому назад некоторые хозяева, вы­ращивавшие клевер для прода­жи, получали его урожай до 5 ц/га и более. Старожилы объ­ясняют столь высокие урожаи большим числом шмелей, в ог­ромной якобы массе гнездив­шихся на межах небольших частных полей.

Ученые приходят к выводу, что шмелей — ценных опылителей не только кормовых бобовых трав, но и многих других куль­турных и диких растений — не­обходимо и возможно сохра­нить и поставить на службу сельскому хозяйству. Экспери­менты в этом направлении уже давно велись во многих стра­нах, в том числе в СССР. На­иболее простые и успешные из них можно рекомендовать для широкого внедрения в хозяй­ствах.