4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Эта провинция с горными, по преимуществу лесными ландшафтами, формирующимися в условиях влажного кли­мата, объединяет в основном Аджаро-Имеретинский и Триа-летский хребты. Кроме того, сюда входят Шавшетский и Арсиянский хребты, окаймляющие с юга и востока долину р. Аджарис-Цкали.

Территория провинции тянется в широтном направлении полосой от побережья Черного моря в районе Батуми до Тбилиси, где образующая ее Аджаро-Триалетская система (см. выше), по-видимому, погружается под неогеновые и четвертичные отложения Куринской впадины.

Поднятие Аджаро-Триалетской системы возникло из па­леогенового краевого прогиба гор южного Закавказья (В. Е. Хаин, 1949, стр, 41). Восходящие движения имели сводо­вый характер.

Для рельефа района, согласно данным С. С. Кузнецова и других исследователей, типичны высоко приподнятые древ­ние поверхности выравнивания. Характер современных до­лин-ущелий, узких, крутосклонных, с большими уклонами тальвега, свидетельствует о молодых (четвертичных) подня­тиях и общем омоложении рельефа.

М. И. Варенцов (1937, стр. 20) образование «древнего — палеотипного — рельефа» Триалетского хребта «в форме пенеплена» на высоте от 1200 до 1500—1800 м относит к верхнемиоценовому времени. Н. Е. Астахов (1955) отмечает ярусное расположение плоских выровненных поверхностей Триалетского хребта, которые как бы ступенями подни­маются к гребневой зоне. По его мнению, поверхности разно­возрастны и сформировались при сводовом поднятии гор в связи с этапами временного затухания восходящих движе­ний. Их образование обусловлено развитием древней гидро­графической сети. Наиболее древние поверхности денуда­ции пригребневой зоны сопряжены, по мнению Н. Е. Аста­хова, с миоценовой гидрографической сетью.

Над этим древним выровненным рельефом, рассеченным молодыми ущельями, возвышаются гребни с острыми вер­шинами (гора Меписцкаро и др.). Наиболее высокие горы имеют следы древнего оледенения.

Л. И. Маруашвили (1938) отмечает здесь ледниковые цирки и кары. Б. А. Клопотовский (1955) в результате ис­следований высокогорья Боржомского района пришел к выводу о том, что Л. И. Маруашвили преувеличил проявле­ние древнего оледенения в горах Триалетии. По мнению Б. А. Клопотовского, «процессы древнего оледенения только слегка, путем образования кароидов, моделировали его вы­сокогорно-долинный рельеф». Значительная часть форм, которые Л. И. Маруашвили связал с древним оледенением, образовалась в результате длительного действия комплек­са денудационных процессов, среди которых решающая роль принадлежит горнодолинной эрозии и оползням.

На Триалетском хребте, в районе Боржоми и Бакуриани, из местных вулканических центров в древние долины изли­лись лавовые потоки, которые образовали вулканические плато.

Климатические условия провинции отражают высотную зональность (субтропический климат Аджарского побе­режья переходит в холодный климат альпийских лугов) и различия в степени увлажнения в связи с барьерной ролью хребтов. Наиболее увлажнены западная оконечность и се­верный склон Аджаро-Имеретинского хребта. Меньше осад­ков выпадает на его южном склоне (долина Аджарис-Цка­ли и Ахалкалакская котловина) и на Триалетском хребте, особенно в нижнегорном поясе его восточной части, что на­ходит отражение в ксерофитном характере растительности и распространении горно-коричневых почв. Триалетский хребет и Ахалцихская котловина — районы интенсивных градобитий.

042

В нижнегорном поясе Аджаро-Имеретинского хребта, как и на противолежащем склоне Б. Кавказа, до высоты 500—600 м господствуют колхидские ландшафты с колхид­скими реликтовыми лесами. На Аджарском побережье на красноцветной коре выветривания порфиритов под колхид­скими лесами развились красноземные почвы. Несмотря на подвижность полуторных окислов железа и алюминия, почвы почти не имеют признаков подзолообразования. Б. Б. Полынов (1948) объясняет это тем, что пышная рас­тительность энергично поглощает полуторные окислы и та­ким образом предотвращает их вынос из верхних горизонтов почвы и сферы почвообразования.

Колхидский лес здесь в общем такой же, как и на скло­не Б. Кавказа. На свежих вырубках густо разрастается папоротник. В понижениях, куда стекают воды с относи­тельно богатым содержанием кремнезема (выносится из почвы и коры выветривания), буйно растет бамбук, нашедший здесь очень сходные со своей родиной условия. Расчи­щенные от леса места заняты чайными плантациями. Посад­ки чайного куста ограждены защитными полосами из крип­томерии. Окультуренный ландшафт прибрежной полосы поражает роскошью субтропической природы, внедренная сюда иноземная растительность настолько соответствует почвенным и климатическим условиям, что образовался как бы новый природный ландшафт.

По соседству с крупным чайным совхозом «Чаква» рас­кинулся замечательный Батумский ботанический сад, рас­планированный по географическому принципу А. Н. Крас­новым. В нем собраны и растут на открытом воздухе расте­ния Австралии, Мексики, юго-восточной Азии и многих других стран. Есть отдел, посвященный местной колхид­ской и кавказской флоре.

Выше по горным склонам красноземные почвы сменяют­ся горно-лесными бурыми, частью оподзоленными, а релик­товый колхидский лес постепенно переходит в горные широ­колиственные, по преимуществу буковые леса. В среднегор­ном поясе бук образует могучие высокоствольные насажде­ния. Выше растут елово-пихтовые леса (из тех же видов деревьев, что и на Б. Кавказе) с примесью бука, клена Траутфеттера и др. И здесь в горных лесах, как на противо­лежащем склоне Б. Кавказа богатый вечнозеленый подле­сок. У верхней опушки леса (около 1800 м) густые заросли кустарников — понтийского рододендрона, кавказской чер­ники и проч. На гребнях хребтов субальпийские и альпий­ские луга с горно-луговыми почвами. Пышные и сочные луга используются как летние пастбища.

На южном склоне Аджаро-Имеретинского хребта кол­хидские леса разрежены, либо замещены лесами из грузин­ского дуба и сосны, зарослями кустарников (сумах — Rhus coiiariaладанник — Cistus salviaefolius и др.).

043

К востоку колхидские леса беднеют и на северных скло­нах хребтов, редеет и беднеет вечнозеленый подлесок, выклиниваются красноземные и желтоземные почвы, в ниж­нем высотном поясе появляются горно-коричневые почвы и кустарниковые заросли типа шибляка. На Триалетском хребте кроме широколиственных (из дуба, граба, бука) и еловых есть сосновые и елово-сосновые леса.

Во флишевых толщах, которыми сложены горы, даже крутые склоны ущелий часто бывают покрыты густым лесом. И когда на первый план выступают лесистые склоны, а обнаженные участки и скалы теряются среди них, пейзаж среднегорья очень напоминает карпатский. Так выглядят, например, покрытые прекрасными густыми и высокостволь­ными лесами (темнохвойными и смешанными) горы по пу­ти из Боржоми в Бакуриани.

Леса и горные пастбища составляют главные богатства восточной части провинции, а также средних и верхних поя­сов гор западной ее половины. В связи с обилием осадков при лесоразработках особенно важно учитывать противоэро­зионную и почвозащитную роль лесов.

Аджарское побережье с красноземными почвами — важ­нейший район культуры чая и цитрусовых.

Из минеральных богатств провинции следует назвать каменный уголь, диатомит и агат Ахалцихской котловины. Агаты Ахалцихского месторождения находятся в туфо-брекчиях среднего эоцена. Имеются месторождения кисло­тоупорных андезитовых лав (Бакуриани), цементного сы­рья (северные предгорья Триалетского хребта), литограф­ского камня (долина Алгети). Многочисленны минеральные источники.

В центре провинции в живописном ущелье Куры распо­ложен курорт Боржоми с известными минеральными источ­никами, а по соседству — горный курорт Бакуриани и др. Многочисленные курорты, великолепно украшенные разно­образными субтропическими и тропическими растениями, разбросаны по Аджарскому побережью Черного моря.