4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Провинция охватывает высокогорье Западного и Цен­трального Кавказа от массива Фишт—Оштен на западе и до Дарьяльского ущелья Терека и Крестового перевала, т. е. до Военно-Грузинской дороги, на востоке. В провинции господствуют высокогорные — гляциально-нивальные и гор­но-луговые — ландшафты, развившиеся в условиях горно­го, холодного, в основном влажного, климата, а также ландшафты верхних поясов лесной зоны. Здесь наибольшее на Кавказе оледенение.

Основные горные хребты провинции — Водораздельный и Боковой — в Центральном Кавказе на большем протя­жении сложены древними кристаллическими породами — гнейсами, кристаллическими сланцами, прорывающими их светло-серыми гранитами; в разделяющем их продольном понижении важную роль играют глинистые сланцы лейаса. Вершины Эльбруса и Казбека (5047 м) — это конусы потух­ших вулканов, насаженные на отрезки Бокового хребта, наивысшие же скульптурные вершины (вырезанные в древ­них породах) — Дых-Тау (5203 м) на Боковом хребте и Шхара (5058 м) на Водораздельном.

027

Интересен район с группой хорошо сохранившихся потухших вулканов — расположенное южнее Казбека, при­мыкающее с юга к Водораздельному хребту Кельское вулканическое нагорье (названо по имени находящегося здесь высокогорного озера Келис-Тба).

028

В слагающих Водораздельный и Боковой хребты кри­сталлических породах прекрасно выражены формы нива­льно-гляциальной скульптуры: ледниковые цирки, кары, карообразные мульды. Задние стенки каров противополож­ных склонов, сближаясь, образуют острые гребни, вер­шины имеют форму пиков. Кары и цирки верхнего яруса заполнены фирном и снегом, откуда вниз по троговым долинам спускаются языки ледников. Часто фирновые бассейны сливаются между собой и тянутся сплошной поло­сой вдоль гребня хребта на много километров. Фирны и снега противоположных склонов нередко смыкаются, пере­крывая гребень. Древние кары нижних ярусов не имеют снега. Их днища нередко заняты живописными озерами округлой формы с водой нежно-голубого или синего цвета. Ниже концов современных ледников тянутся древние троги, их днища перегорожены конечными и стадиальными (т. е. соответствующими стадиям отступания) моренами древних ледников, склоны покрыты осыпями, характерны конусы выноса лавин и пролювиально-аллювиальные в устьях боковых ущелий.

В Западном Кавказе Водораздельный хребет сложен кристаллическими породами, Боковой — в значительной части осадочными толщами палеозоя. С современным оле­денением, но в особенности с древним, здесь также связаны горно-ледниковые формы. В твердых кристаллических породах они очень хорошо сохранились. И тут много каро­вых озер. Вследствие твердости кристаллических пород здесь, так же как и в Центральном Кавказе, резкие формы гребней, ущелья очень крутостенны, слабо проявляются эрозионные процессы, а потому мала мутность рек.

Климатические условия провинции в значительной мере складываются под влиянием свободной атмосферы. Максимальная среднемесячная температура бывает не в июле, а в августе (см. табл. на стр. 48). Годовые амплитуды температур невелики (колебания температуры изо дня в день могут быть значительны), чем выше, тем зима холод­нее, а лето прохладнее (на высоте 2380 м по восточной границе провинции средняя температура января —11,5°, августа 11,8°.) В целом климат на высоте более 2000 м (верхняя граница лесной растительности) холодный высоко­горный (альпийский), с высокой влажностью. Зима длится шесть-семь месяцев в году и более, снежный покров лежит тем продолжительнее, чем больше высота, горно-луговая зона сменяется нивальной.

Восточная часть провинции (район Крестового перевала и Казбека) особенно подвержена интенсивным градовым явлениям. Однако град здесь причиняет сравнительно не­большой ущерб, так как в высокогорных районах величина градин обычно незначительная и таких сельскохозяйствен­ных культур, которые больше всего страдают от градобитий (виноград, табак и др.), тут нет (В.М. Гигинейшвили,1959).

029

В связи с длительностью залегания снежного покрова, со значительной мощностью его местами и крутизной скло­нов в высокогорье большую роль в жизни ландшафтов играют лавины, сильно осложняющие практическое освое­ние высокогорных районов.

Современное оледенение наиболее значительно в самом высоком Центральном Кавказе. Некоторые из его ледников в длину достигают более 12 км: Дыхсу, Безинги и Караугом на северном склоне, Лекзыр и Цаннер на южном склоне, в Сванетии. Характерны Т-образные ледники на северном склоне и сетеобразные на южном, где крупные притоки часто сливаются с главным ледником вблизи его конца и от ледника с ответвлениями получается впечатление сетки, накинутой на горные массивы (С. В. Калесник, 1937). Мощный ледниковый узел — Эльбрус, где от единой фир­новой шапки радиально спускаются лопасти ледников числом свыше пятидесяти. Похожая картина на Казбеке, но там оледенение менее мощное и фирновый покров конуса отчетливее распределен между отдельными ледниками, которые он питает. Большое оледенение в Западном Кав­казе.

В верховьях Кубани и Кодори наблюдается почти сплошная полоса фирновых бассейнов и ледников (до 5,2 км длиной). На западе ниже всего спускается снеговая линия, до 2750—3200 м (на востоке провинции — 3000—3600 м).

Почти всюду в настоящее время наблюдается сокраще­ние оледенения.

Ледники играют большую роль в питании рек, особенно наиболее крупных, для которых характерно половодье в теплое время года.

В соответствии с климатическими различиями на разных высотах почвенно-растительный покров образует несколько высотных зон и поясов.

В пределы провинции частично входят склоны и долины с хвойными, смешанными и даже широколиственными (буковыми) лесами. Всякий, кто бывал в высокогорье Б. Кавказа, например в долине Баксана и его притоков или в долине Цеи, прекрасно понимает, что эти лесистые долины неотделимы от высокогорной области. Дно таких долин опускается ниже верхнего предела лесной расти­тельности, и это указывает на глубину расчленения рельефа.

Среди лесов в долинах Западного Кавказа встречаются поляны с высоким (до 1,5 м) и густым травяным покровом. По ним на высотах от 1200 до 1800 м разбросаны единичные деревья груш и яблонь. Эти поляны образовались вследст­вие вырубки и выкорчевки здесь леса, после чего прои­зошло быстрое олуговение растительности и почв (С.В. Зонн, 1946б). Однако основную роль в описываемой провинции играют все же хвойные леса.

В Западном Кавказе, а также и на южном склоне Цен­трального Кавказа вплоть до верховья р. Риони господст­вуют пихтовые, елово-пихтовые и еловые леса. Даже под этими лесами, наиболее близкими к таежному типу расти­тельности, почвы не везде носят ясные признаки оподзо­ливания и в значительной части (под пихтовыми лесами) могут быть отнесены к типу горно-лесных бурых.

Основные древесные породы — кавказская пихта и восточная ель. В северо-западной части района широко распространены пихтарники. Восточнее, например в Сва­нетии, преобладают елово-пихтовые и еловые леса.

Для северного склона Б. Кавказа в бассейне Кубани, где условия для произрастания пихтарников оптимальны, характерны пихтарники с кислицей. В районе Белой и Пшехи в пихтарниках в виде подлеска растет вечнозеленый кустарник — понтийский рододендрон {Rhododendron pon­tiсит). Восточнее Белой встречаются смешанные елово-пихтовые леса, ельники (ельники-кисличники, ельники-зеленомошники). Подлесок развит слабо, в травяном покрове большое количество северных элементов.

030

На южном склоне, в Абхазии, преобладает пихта, восточнее — ель. Во влажных местах в пихтарниках раз­растаются папоротник и высокое разнотравье. Развиваются также подлесок из вечнозеленых кустарников или заросли кавказской черники (Vaccinlum arctostaphylos), а на более сухих местообитаниях — покров из овсяницы (Festuca топ tana).

С. В. Зоны (1950) почвы под еловыми лесами относит к типу горно-подзолистых, почвы же пихтовых лесов, сле­дуя Ю. А. Ливеровскому, называет горно-лесными буры­ми. При этом он отмечает, что типичные (неоподзоленные) бурые лесные почвы образуются под пихтарниками с напоч­венным покровом из папоротника и овсяницы. Под мертво-покровными, моховыми и другими пихтарниками наблю­дается слабое оподзоливание почвы.

В пихтовых и еловых лесах Кавказа обитает обычная кавказская горно-лесная фауна. Встречаются бурый мед­ведь, волк, лисица, рысь, благородный олень, кабан (Sus scrofa attilaи др., на северном склоне — сибирская косуля (Capreolus capreolus pygargus). Из птиц — черный дятел (Dryo­copus martius), снегирь (Pyrrhula pyrrhula), клест-еловик (Loxia curvirostra— редкие для Кавказа таежные птицы.

031

Площадь распространения лесов из ели и пихты совпа­дает с более влажным климатическим районом высокогорья Б. Кавказа, получающим влагу в значительной мере за счет окклюдированных средиземноморских циклонов (Б. П. Алисов). Встречаются на этой площади и сосновые насаждения, но они имеют подчиненное значение. Восточ­нее, особенно на северном склоне Центрального Кавказа, господствуют сосновые леса (из крючковатой сосны), кото­рые представляют сообщества более ксерофитного типа.

Распространение сосновых лесов на северном склоне Центрального Кавказа (долина Баксана, Северная Осетия), связано с большей сухостью климата. Уменьшение влаж­ности климата обусловлено, с одной стороны, более восточ­ным положением участка и простиранием высоких хребтов Б. Кавказа под некоторым углом к западным воздушным потокам со стороны Средиземного моря (северный склон Центрального Кавказа находится благодаря этому в барь­ерной тени). С другой стороны, оно зависит также от боль­шей, чем на западе, высоты расположенного севернее барье­ра Скалистого хребта. Скалистый хребет конденсирует влагу заходящих с северной стороны окклюдированных западноевропейских циклонов, которая, таким образом, не попадает в горные долины провинции, расположенные на более низком высотном уровне.

Под сосновыми лесами, по С. В. Зонну (1950), развиты горно-подзолистые маломощные почвы.

Верхняя граница лесной растительности расположена приблизительно на высоте около 2000—2200 м, несколько снижаясь к западу и повышаясь к востоку. Местами она сни­жается вследствие вырубки деревьев в самом верхнем лес­ном поясе и разрушительной деятельности снежных лавин.

У верхней границы густой и высокий лес переходит в редколесье и криволесье — березовое, иногда (в Запад­ном Кавказе) буковое. В Западном Кавказе и на южном склоне Центрального типичен для верхней опушки леса особый вид клена (Acer trautvetteri).

Выше зоны лесов располагается пояс горно-луговых субальпийских почв и субальпийской растительности.

В Западном Кавказе вдоль верхней опушки леса часто идет очень характерная полоса из кустов кавказской чер­ники, сплошь усыпанных ягодами. Во время их созрева­ния сюда из лесной зоны заходит лакомиться медведь. Осенью листья черники краснеют, и тогда над сине-зеленым поясом пихтового и елово-пихтового леса выделяется ши­рокая кайма кроваво-красного тона. Над красной полосой черники располагаются желтые пятна субальпийских и альпийских лугов и коричнево-фиолетовые пятна скал со сверкающими белыми снегами. Все это придает осеннему пейзажу в высоких горах Западного Кавказа удивительную живописность.

Субальпийские луга отличаются пышным и густым тра­востоем, местами, особенно в Западном Кавказе, достигаю­щим значительной высоты. Здесь в изобилии встречаются красиво цветущие травянистые растения: герань, крупные колокольчики и др. Для Западного Кавказа очень харак­терно так называемое «высокотравье». Это сообщества типа заросли, с малым количеством основных компонентов, т. е. составляющих сообщество видов растений, и с плохо выраженной ярусностью. Под этими зарослями высоких травянистых растений, часто с большими оригинальными соцветиями (зонтики, метелки) и красивыми цветками (желтый девясил, голубые и белые колокольчики), не развивается дерновый процесс.

Для субальпийского пояса характерны заросли кавказ­ского рододендрона (Rhododendron caucasicum). Это низ­кий вечнозеленый кустарнике плотными кожистыми листья­ми и с чудесными белыми цветами. Под зарослями кавказ­ского рододендрона развивается сильно торфянистая почва. Альпийский пояс отличается от субальпийского харак­тером почв и растительности. Почвенный покров альпий­ского пояса часто разорван обнажениями скал. Почвы мало­мощные, обычно скелетные, богатые перегноем, нередко торфяные и торфянистые.

В растительном покрове альпийского пояса можно вы­делить альпийские луга, альпийские ковры, растительность скал и осыпей. Растения альпийского пояса в сравнении с субальпийскими значительно меньше ростом.

Альпийские луга — это луговые сообщества из злаков и осок, образующие плотные дернины. Из осок широко распространены Carex meinshauseniana (в западной части провинции), С. tristis (в восточной) и др. Из злаков в составе альпийских лугов участвуют костер, мятлик (Роа alpind),тонконог (Koeleria caucasica), типчак (Festtica supind). В составе альпийских лугов есть и разнотравье, в том числе красиво цветущие альпийские травы, например синие горечавки (генцианы), ярко выделяющиеся на зеленом фоне альпийских лугов.

В отличие от альпийских лугов в альпийских коврах преобладает разнотравное мелкотравье, а злаки играют подчиненную роль. Мелкотравье альпийских ковров весьма богато и различно по видовому составу. Разнообразие этих сообществ зависит от характера местообитаний. На мелко-земистых почвах ковровая растительность образует плотно-сомкнутый покров, на щебенистых же — травостой менее плотный, он представляет собой как бы переход к типу скально-осыпной растительности (такие ковры представ­ляют собой более ксерофильные варианты).

На мелкоземах широко распространены ковры из высо­когорного одуванчика ( Taraxacum stevenii), лапчатки (Ро­tentilla crantzii), осоки (Carex micropodioides), манжетки и др., очень часты колокольчиковые ковры из различных видов альпийских колокольчиков (Campanula tridentata, С.biebersteiniana, С. ciliata), манжетки (Alchimilla cau­casicaи др., манжетковые ковры (из Alchimilla caucasica). Встречаются верониковые и незабудковые ковры (из Vero­nica gentianoides и Myosotis alpestris).

Непосредственно у снежных пятен развивается особый тип ковровых сообществ из альпийских лютиков (Ranun­culus trisectilisRoreophilus), с примесью первоцвета (Primula algidd), подорожника (Plantago saxatilisи др. Цветки растений альпийских ковров выделяются яркостью и красотой окраски.

Среди растений альпийского пояса Западного Кавказа оригинальны крокусы (Crocus scharojani). Кажется, что их цветки в виде золотистых рюмочек поднимаются прямо от скалы, настолько короткий их стебель.

Разнообразна растительность скал и осыпей, где боль­шую роль играют различные виды камнеломки (Saxifraga), крупки (Drabaи др.

Среди животных, наиболее характерных для высоко­горных поясов провинции, назовем западнокавказского тура, серну, снежную полевку, прометееву мышь, малого суслика, который встречается в субальпийских лугах Цен­трального Кавказа.

Из птиц высокогорья типичны кавказские тетерев и улар.

Природные ресурсы провинции весьма разнообразны. Во многих местах есть руды цветных и редких металлов: месторождения Бурон в Северной Осетии, Квайса в Грузии, Тырныауз в Кабардино-Балкарии; мышьяковые, сурьмя­ные и ртутные месторождения южного склона Главного хребта. Добываются также асбест, разнообразный строи­тельный камень, кровельные сланцы. Встречаются мине­ральные источники типа нарзан.

Горные реки дают большие потенциальные возможно­сти для строительства гидроэлектростанций. Энергия мно­гих рек уже используется. Крупная ГЭС проектируется на Тереке.

Велики лесные ресурсы провинции. Большую ценность представляют пихтовые леса Западного Кавказа. Разнообразное применение имеет заготовляемая в широких мас­штабах древесина ели, сосны, бука.

Смешанные буково-пихтовые леса Западного Кавказа отличаются еще более высокой производительностью, чем чистые буковые (см. описание Северокавказской провин­ции), достигающей 900 м3/га и более.

На сплошных лесосеках в смешанных, пихтовых и ело­вых лесах, как и в буковых, развиваются подрост и поросли менее ценных древесных пород и кустарников — граба, осины, березы и др. Поэтому и в этих лесах, так же как и в буковых, допустимы только постепенные и выборочные рубки с изреживанием древостоя до полноты 0,5—0,6 (для пихтарников верхнего пояса 0,6—0,7).

При таких рубках себестоимость 1 куб. м древесины несколько выше, чем при сплошных, но это компенсируется тем, что снимаются расходы на культивирование бука, пихты и ели, которые не возобновляются естественным путем на сплошных лесосеках. Наиболее же важное пре­имущество постепенных и выборочных рубок перед сплош­ными состоит в том, что они сохраняют водоохранные, водорегулирующие и почвозащитные функции горных ле­сов, предотвращая иссякание источников и уменьшение воды в реках, заиление каналов и водохранилищ, образо­вание селевых потоков, оползней, обвалов (Б. И. Иванен­ко, 1956б, 1958а).

Перспективным должно быть окультивирование диких груш, яблонь и других плодовых деревьев; известный ин­терес для хозяйства представляют обширные заросли мали­ны, ежевики и черники.

В разреженных лесах и на полянах в долинах Западного Кавказа имеются большие запасы зеленых кормов, благо­приятствующие развитию животноводства в горных до­линах.

Субальпийские и альпийские луга широко используются как летние пастбища, а субальпийские луга также и для сенокошения. В некоторых районах Западного Кавказа особенно высоко качество покосных трав субальпийских лугов, а запасы сухого сена, например в верховьях Б. Лабы, достигают 25—30 ц и более на 1 га (С. В. Зонн, 1946б, стр. 246).

Чаще, однако, кормовые качества пестрых злаково-разнотравных лугов субальпийского пояса при их довольно высокой урожайности (18—22 ц сена с 1 га) низки, в связи с тем, что бобовых и злаков они содержат немного, а коли­чество ядовитых и вредных растений в них значительно. Мероприятия, направленные к поднятию их кормовой ценности, должны предусматривать увеличение в этих травостоях злаков и бобовых. Количество злаков быстро возрастает при регулярном сенокосном использовании и падает под влиянием выпаса. При неумеренном выпасе и скотосбое субальпийские высокотравные луга превращают­ся в низкотравные, например манжетковые, пастбища с очень малым участием злаков и бобовых. Урожайность лугов падает при среднем выпасе до 10—12 ц и до 3—5 ц при сбое. Для улучшения субальпийских разнотравных лугов, помимо их регулярного сенокосного использова­ния, полезен подсев кормовых злаков (Е. В. Шифферс, 1953, стр. 182—183, 340).

Прекрасными высокоурожайными сенокосами (30— 40 ц/га) с отличными кормовыми качествами считаются поливные, искусственно орошаемые луга, основу которых составляет ячмень фиолетовый. Эти луга встречаются в верхних частях многих горных долин. Площади их рас­пространения целесообразно увеличивать.

Субальпийское высокотравье малоценно в кормовом от­ношении, но образующие его растения обладают ценными витаминными и лекарственными качествами.

Как пастбища используются не только собственно высо­когорные луга, но и заросли кавказского рододендрона и кустарничков в субальпийском и альпийском поясах. Скот поедает главным образом злаки и горные осоки, отчасти листья и стебли кустарничков. Рододендрон считается ядо­витым, но наблюдения пастухов показывают, что для овец и коз он не опасен. Однако в целом заросли рододендрона в кормовом отношении малоценны. По мнению Е. В. Шиф­ферс (1953, стр. 178—179, 340), при выжигании рододен­дрона и известковании освободившейся из-под него почвы на его месте могут развиться более ценные субальпийские луга, возможен также посев кормовых травосмесей из хо­лодостойких видов.

Альпийские луга представляют собой пастбища высокой емкости. Мелкоосоково-разнотравные луга невысокие, но с густым травостоем, благодаря чему урожайность их не так уж мала (4—6 ц на 1 га в переводе на сухую массу), а поедаемость мелким скотом достигает 60—80%. При сильном выпасе плотная дернина низкотравных лугов раз­бивается, элементы разнотравья образуют вторичные раз­нотравные ковры, но при ослаблении выпаса на этих вто­ричных коврах снова идет процесс задернения и развивают­ся плотнодернинные ассоциации, которые являются «наи­более устойчивыми в природных условиях альпийского пояса и в хозяйственных условиях умеренного выпаса» (Е. В. Шифферс, 1953, стр. 148). Регламентированное паст­бищное использование альпийских лугов хорошо соответ­ствует природным свойствам образующих их растений: крепкому укоренению, хорошей способности возобновле­ния. Умеренный летний выпас, в течение 2—2,5 месяцев, поддерживает достаточную аэрацию в дернине и препят­ствует развитию мхов. Весьма экстенсивно используемые сейчас низкотравные альпийские луга «должны быть во­влечены в планомерную, регулярную систему выпаса, от­дыха, расчистки от камней, равномерного удобрения поме­том пасущегося скота и т.п.» (Е. В. Шифферс, 1953, стр. 340).

Рациональное использование горных лугов даст новые возможности для развития крупного животноводческого хозяйства, с переработкой молочных продуктов на масло, сыр и т. д. и с производством мясных продуктов.

Земледелие не играет еще большой роли, но его нужно развивать для достижения необходимой комплексности хо­зяйства с целью обеспечения продуктами земледелия про­мышленных новостроек, расположенных высоко в горах аулов, животноводческих бригад и ферм. По данным А. А. Малышева (1948), верхние границы земледелия на северном склоне Б. Кавказа в пределах провинции прохо­дят на высоте 2100—2200 м.

В Западном Кавказе площади пахотных земель могут быть расширены за счет выкорчевки леса на террасах долин. Опыты разведения огородов в долине Загедан установили возможность возделывания не только картофеля и капусты, но и огурцов, помидоров, моркови и других овощей (С. В. Зонн, 1946б, стр. 432).

Опытные работы, проведенные на северном склоне Б. Кавказа Тебердинским государственным заповедником, показали, что культурные растения можно возделывать значительно выше существовавших пределов земледелия. Многие овощи и картофель вызревали даже в альпийском поясе на высоте 2700 м.

Выращивание овощей в альпийском поясе потребует применения агротехники закрытого грунта (парниково-тепличного хозяйства), которая в условиях повышенной солнечной радиации в горах может быть высоко эффектив­ной.

Научные сотрудники опытной станции Тебердинского заповедника в содружестве с Всесоюзным научно-исследо­вательским институтом чая и субтропических растений проводят опыты выращивания чая высоко в горах (на высо­те 1600 м).

Широкие перспективы открыты здесь для курортного строительства. Курорт Теберда уже давно пользуется из­вестностью как горная климатическая станция. Очень бла­гоприятны условия для создания горной климатической станции на Архызе, в верховье Б. Зеленчука (П. Н. Ники­тин, 1949).

Нельзя в заключение не упомянуть, что многие участки провинции — Тебердинский, Баксанский, Цейский, Сва­нетский и др. — служат излюбленными местами туризма и альпинизма.