4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Границы провинции: на севере — Кумо-Манычская впа­дина, на юге — подножие северного склона Б. Кавказа, на западе — побережье Азовского моря и Керченский про­лив, на востоке — внешний край так называемого лёссово-глинистого уступа у восточного подножия Ставропольской возвышенности (южнее Терека территория провинции за­ходит восточнее этого уступа).

На громадном пространстве (протяжение провинции с запада на восток более 750 км) преобладают степные ланд­шафты, напоминающие южнорусские степи, но в южной полосе распространены и лесостепные ландшафты.

Северная и средняя части территории относятся к Скиф­ской платформе с герцинским складчатым основанием, юж­ная — к зоне альпийского краевого (предгорного) про­гиба, который на западе выражен Кубанской депрессией (восточная часть Индоло-Кубанской впадины). На юго-востоке провинции находится часть южного крыла Терской депрессии.

По характеру рельефа, влияющего на природную среду в целом, провинция делится на две крупные части (под­провинции): Западное Предкавказье и Среднее Предкав­казье. В Западном господствует равнинный рельеф, в Сред­нем наряду с равнинным имеется холмистый и даже низ­когорный.

Большую часть Западного Предкавказья занимает Ку­бано-Приазовская низменность, расположенная севернее долины нижней Кубани, с высотами от 0 до 100—150 м. Здесь на складчатом раннегерцинском фундаменте залегают меловые, палеогеновые и неогеновые морские осадки, а также неогеновые и четвертичные континентальные отложе­ния, особенно мощные на юге, где они выполняют глубокий синклинальный прогиб Кубанской депрессии. Строение платформенной (средней и северной) части низменности ос­ложнено рядом синклинальных прогибов и антиклинальных структур общекавказского простирания (Е. А. Щерик, 1954).

С поверхности Кубано-Приазовская низменность сложе­на слоистой серией песков и песчаных глин, прикрытой лёс­совидными суглинками и глинами (мощностью до 20—50 м). Песчано-глинистая толща накопилась в результате сноса материала с гор водными потоками, имевшими, вероятно, ледниковое питание. Восточная часть низменности под влия­нием поднятия Ставропольской возвышенности стала пока­той (в сторону Азовского моря), местами всхолмленной равниной, расчлененной долинами верховий степных рек. Низкая почти идеальная равнина средней и западной час­тей имеет совсем сглаженные формы рельефа. Долины рек врезаны слабо, на ровных пространствах междуречий встре­чаются лишь еле заметные понижения, играющие роль сто­ковых ложбин, и плоские западины. На западе располо­жены приазовские лиманы (затопленные морем прежние устья рек), озера и плавни (болотистые пространства), об­разовавшиеся путем отчленения и заноса заливов и лима­нов морскими и речными осадками. Граница между морем и сушей очень нечеткая и подвижная: вследствие низинности берега и мелководности прибрежной полосы моря при сгонах и нагонах воды береговая линия смещается.

Южнее Кубани располагается Прикубанская наклонная равнина, сложенная древним выносом рек, имевших лед­никовое питание, преимущественно галечниками, которые прикрыты с поверхности лёссовидными суглинками. По­верхность равнины наклонена от подножия Б. Кавказа к Кубани и долинами ее левых притоков рассечена на ряд междуречных плато, вытянутых на северо-запад и север. Высота террас в долинах увеличивается вверх по течению рек, так как поднятие Б. Кавказа захватывало примыкаю­щий край равнины (севернее поднятие сходило на нет и сменялосьпогружением в зоне Кубанской депрессии). Так, в долине Кубани у Черкесска (чуть южнее границы провин­ции, в предгорьях Б. Кавказа) имеются террасы до 180— 200 м высотой (И. Н. Сафронов, 1955). Вниз по реке террасы снижаются и у Кропоткина погружаются под новейшие аллювиальные отложения ниже уровня реки.

В низовье Кубани располагается обширная дельтовая равнина площадью около 3500 кв. км. Ширина ее у побе­режья Азовского моря более 100 км, расстояние от моря до вершины дельты — 116 км. В посленеогеновое время здесь был морской залив. В середине четвертичного периода оносушился и тогда же сформировались лёссовидные суг­линки — теперь коренные породы дельты. В результате нового опускания территории опять образовался залив, в котором сформировалась современная дельта.

Среди равнинной поверхности дельты есть повышения, представляющие остатки прежних островов — Темрюкская антиклиналь с грязевыми вулканами и др. Выделяются современная дельта, состоящая из плавней, полоса перехода к древней дельте и древняя дельта, поднятая до 12—16 м над уровнем моря. В современной дельте типично выражен аллювиально-аккумулятивный рельеф; кроме двух основ­ных русл реки (Кубань и Протока) есть временно действую­щие рукава, мелкие временные протоки — ерики. При­русловые гряды разделены межгрядовыми плоскими деп­рессиями, в которых находятся дельтовые озера (лиманы) и плавни. Прирусловые валы древней дельты сглажены, на месте прежних лиманов остались плоские понижения.

С запада к дельте Кубани примыкает Таманский полу­остров. На нем много лиманов в виде заливов, частично отчлененных от моря косами, или отделенных от моря озер. Даже в историческое время были моменты, когда почти весь полуостров покрывался морем. В I веке нашей эры и несколько ранее на месте полуострова возвышалось пять или шесть островов, но в V веке уже существовал полуостров.

Прежние острова представляют собой гряды, состоящие из уплощенных куполовидных возвышений — брахиантик­линалей из палеогеновых (олигоцен) и неогеновых, пре­имущественно глинистых пород (есть также и мергели, известняки-ракушечники и др.). Наблюдается полное со­ответствие рельефа и тектонических структур. Брахианти­клинальные складки простираются не совсем широтно, а отклоняются к юго-западу, но, располагаясь кулисообразно, они группируются в гряды в общем широтного простира­ния. Высота их до 164 м. Насчитывают шесть гряд, разде­ленных плоскими долинообразными понижениями синкли­нального строения.

На некоторых брахиантиклинальных возвышенностях поднимаются бездействующие и действующие грязевые соп­ки числом до двадцати пяти. Образованные продуктами грязевых извержений, сопки покоятся на вершинах бра­хиантиклинальных диапировых складок в виде шапок. В синклинальных понижениях между грядами распола­гаются лиманы, сухие же участки межгрядовых пониже­ний представляют собой главные сельскохозяйственные угодья полуострова. Это долины с плоским дном, постепен­но поднимающимся к грядам. С поверхности здесь зале­гают послетретичные лёссовидные отложения.

Основная орографическая единица Среднего Предкав­казья — Ставропольская возвышенность. Это широкое уп­лощенное куполовидное поднятие, наиболее приподнятое на юго-западе (гора Стрижамент — 832 м). Оно опускается здесь крутым уступом к юго-западу, в сторону Б. Кав­каза, и полого снижается на северо-запад, север и восток. Южный приподнятый край возвышенности образован се­верным крылом Кубанского, или Невинномысского, анти­клинория, для которого типичны расположенные большей частью кулисообразно антиклинальные складки. Основная же часть возвышенности имеет складчатость платформен­ного типа, характерны широкие и слабо вытянутые по простиранию с запада на восток антиклинальные поднятия с падением крыльев обычно до 1—2°. Формирование скла­док в основном относится к послесарматскому времени.

В основании Ставропольской возвышенности на глу­бине 1,5—2 км находится сложноскладчатый герцинский фундамент, на котором залегают слабо дислоцированные толщи мезо-кайнозоя. На поверхность выходят палеогеновые и миоценовые породы, преимущественно глинистые, сменяю­щиеся в верхней части разреза (верхний миоцен) более твердыми породами известняково-песчанистой фации.

По своему внешнему виду возвышенность местами, осо­бенно в юго-западной и центральной частях, напоминает горный район с высокими платообразными, трапециевид­ными в профиле массивами, бронированными известняками-ракушечниками и песчаниками сармата. Они разделены глубокими долинами с террасовыми уступами и оползне­выми формами на крутых склонах. Развитию последних способствовали неоднородность горных пород и наклон­ное, вследствие складчатых дислокаций, залегание слоев. Образование террас в долинах связано с последовательно шедшими поднятиями. Для большинства долин характерна асимметричная форма. Следствие асимметрии долин — асим­метрия междуречий.

Наклонное залегание слоев в крыльях антиклинальных поднятий обусловило образование плато куэстового типа. С выходами крупных конкреций песчаников в откосах плато и бортах долин связаны своеобразные фигуры вы­ветривания — скала Лягушка в восточной части Прика­лаусских высот и др.

Восточный склон Ставропольской возвышенности рас­членен долинами и балками на ряд вытянутых плато. По­роды неогена здесь почти всюду покрыты палево-бурыми лёссовидными суглинками нижнечетвертичного возраста. К востоку мощность суглинков возрастает и выходы нео­геновых пород исчезают. Высокую, широковолнистую степь, образующую восточное подножие возвышенности, выделяют под названием «лёссово-глинистого уступа».

Южнее восточной части Ставропольской возвышенности располагается своеобразный Минераловодский район. Здесь, в окрестностях Пятигорска, среди открытой степной рав­нины поднимаются островные горы типа лакколитов общим числом до восемнадцати и высотою до 1400 м (гора Беш­тау). Район находится в приподнятой синклинальной лож­бине, которая располагается между Невинномысским ан­тиклинорием и северным краем мегантиклинория Б. Кав­каза и соединяет Кубанскую и Терскую депрессии (В. Д. Го­лубятников, 1956). Лакколиты расположены по оси лож­бины и на ее пологом южном крыле, переходящем в Севе­рокавказскую моноклиналь района куэст Б. Кавказа. Лакколиты возникли в доакчагыльское время (по Н. И. Ни­колаеву и В. Н. Павлинову), их образование связано с раз­ломами земной коры.

Лакколиты то простой куполовидной, то причудливой формы (отсюда их названия — Бык, Верблюд и т. п.) резко выделяются на фоне плоской безлесной равнины. Пейзаж настолько своеобразен, что невольно приковы­вает к окнам вагона едущих по северокавказской железно­дорожной магистрали. С части лакколитов осадочный пок­ров уже смыт и обнажено кристаллическое ядро, но имею­щие куполовидную форму (Машук, Лысая) еще несут покров осадочных пород.

Некоторые интрузивные тела по форме напоминают дайки, выступающие на поверхности в виде узких стенообразных массивов. Лакколиты образованы изверженными кислыми породами, близкими к липаритам и трахилипаритам. В некоторых массивах извергавшаяся магма местами была выдавлена через уже остывшие массы и осадочную кровлю на поверхность.

Равнинное пространство в районе лакколитов сложено мергелями и глинами палеогена, прикрытыми поздней­шими наносами — галечниками, конгломератами и песчанис­тыми глинами, сверху лёссовидного облика, образующими поверхность равнины.

В долинах рек Кумы и Подкумка, пересекающих рав­нину, четко выражены террасы.

На юго-востоке провинции расположена Терско-Сунженская возвышенность, состоящая из двух широтных хребтов антиклинального строения — Терского (до 690 м) и Сунженского (до 926 м), разделенных синклинальной до­линой Алхан-Чурт. Возвышенность приурочена к запад­ной части южного крыла Терско-Каспийской впадины и сложена породами неогена(глины, песчаники и др.), прикры­тыми чехлом делювиальных и аллювиальных лёссовидных суглинков, имеющих большую мощность в Алханчуртской долине и на шлейфах хребтов. С запада и с юга к возвышен­ности примыкают Кабардинская, Осетинская и Чеченская (Грозненская) наклонные равнины, полого опускающиеся от подножия Б. Кавказа по направлению течения пере­секающих их притоков Терека и Сунжи. Подобно Прикубанской наклонной равнине, они сложены четвертичными флювиогляциальными и аллювиальными валунно-галечниковыми отложениями, прикрытыми сверху лёссовид­ными суглинками. На приподнятых участках равнин в долинах рек образовались террасы, высота которых вниз по течению рек постепенно уменьшается.

Климат провинции в целом можно охарактеризовать как степной: умеренно континентальный полусухой, с неустой­чивым увлажнением. Годовая амплитуда температур 25— 28°. Лето очень теплое (средняя температура июля 21— 24°), зима умеренно холодная (средняя январская темпе­ратура от —2 до —5°), случаются, однако, морозы до 30°. Снежный покров большей части территории маломощ­ный и часто неустойчивый.

На Кубано-Приазовской низменности осадков за год выпадает 450—600 мм. Это количество среднее для всей провинции. Большей сухостью климата, но вместе с тем более мягкой зимой и незначительными годовыми ампли­тудами температуры отличается Таманский полуостров, где за год выпадает от 350 до 430 мм осадков. Такое же при­мерно количество осадков (420—370 мм) приходится на северный и восточный склоны Ставропольской возвышен­ности, где, наоборот, вследствие холодных северо-восточ­ных ветров зима суровее, чем в остальных частях провин­ции, и климат континентальнее.

Значительно больше средней нормы для провинции — от 600 до 800 мм за год — выпадает осадков в самой при­поднятой и расположенной на пути западных циклонов юго-западной части Ставропольской возвышенности. По­вышенным увлажнением среди окрестных степных равнин выделяется центральная часть Минераловодского района — здесь заметно орографическое влияние кучно расположен­ных лакколитов. Количество осадков повышается не только на их склонах, но и на равнине у их подножий в централь­ной части группы (Железноводск 605 мм за год). Больше осадков, чем на соседних равнинах, выпадает в западной части Сунженского хребта, повышенное увлажнение, и на Прикубанской наклонной равнине, кроме ее северо­восточной части.

На большей площади провинции максимум осадков приходится на июнь — июль, а конец лета нередко засуш­ливый. Такое распределение осадков, обилие их в жаркие летние месяцы, ведет к значительной потере воды на испа­рение, а ливневый их характер обусловливает также по­терю воды путем поверхностного стока.

На Таманском полуострове осадки выпадают главным образом поздней осенью и зимой. Относительное количество летних осадков также сравнительно высокое, но в абсо­лютном значении оно невелико, и при большом испарении летом иногда создаются засушливые условия. Весной же и ранней осенью здесь почти ежегодно случаются засухи.

Вследствие сложности строения рельефа климатические условия в Среднем Предкавказье более разнообразны, чем в Западном. Здесь не только наблюдаются связанные с орографией различия в увлажнении, но в некоторых участ­ках проявляется высотная климатическая зональность: в западной части Сунженского хребта, на лакколитах Минераловодского района, особенно на Бештау, в наиболее приподнятой части Ставропольской возвышенности, в част­ности на плато Стрижамент. По свидетельству В. Г. Гни-ловского, на Стрижаменте «чаще бывают дожди, глубже выпадают снега, сильнее морозы, чем в Ставрополе и со­седних станицах… Иногда в туман Стрижамент оказывает­ся над облаками, его поверхность как бы плывет над сплош­ным облачным морем» (1954, стр. 200).

К неблагоприятным для сельского хозяйства явлениям относятся засухи, частые на Таманском полуострове, в се­веро-восточном Ставрополье, на востоке Терско-Сунжен­ской возвышенности, Чеченской равнине, а иногда захва­тывающие и другие части провинции. В восточных районах особенно часты суховеи, но они нередки и на Кубано-Приазовской низменности. Суховейные ветры здесь резко понижают влажность воздуха и обусловливают большую испаряемость (т. е. возможное при данных условиях испа­рение), намного превосходящую количество выпадающих осадков (испаряемость в Ейске за год около 1200 мм).

Холодные северо-восточные ветры, особенно в начале зимы, при еще неустановившемся или маломощном снеж­ном покрове неблагоприятно влияют на озимые культуры, а иногда в конце зимнего сезона и весной вызывают черные пыльные бури. Возникновению пыльных бурь способ­ствует чрезвычайно большая распаханность территории.

Особенно сильные пыльные бури бывают весной, так как до марта земля еще покрыта снегом, а с мая — травой и развившейся к этому времени культурной растительно­стью, которые предохраняют почву от энергичного разве­вания.

В некоторые годы (1890, 1928) пыльные бури в Пред­кавказье приобретали катастрофический характер. Послед­ний раз такие исключительно сильные бури, нанесшие значительный ущерб народному хозяйству, наблюдались в марте и апреле 1960 года. Бури, разыгравшиеся 13—23 марта, захватили все Западное Предкавказье и северо­западную окраину Ставропольской возвышенности, а 6—17 апреля — и более восточные районы Ставропольской возвышенности.

Сила ветра во время апрельских бурь в районе Ставро­поля достигала 28—34 м/сек. Озимые культуры в ряде рай­онов полностью погибли. Почва местами сдувалась на глу­бину 15—20 см, т. е. уничтожался полностью пахотный слой.

Сдутые почвенные частицы, иногда агрегаты диаметром более 3 мм, накапливались в ветровой тени (при переги­бах рельефа, за плотными непродуваемыми лесными поло­сами и т. п.) в виде сугробов мощностью в несколько метров, барханов, заносили каналы оросительных систем (Невин­номысский и др.), крыши строений, которые иногда не вы­держивали тяжести наносов и проваливались.

Пыльные бури катастрофического характера возникают при сочетании ряда условий, каждое из которых в отдель­ности обычно для Западного и Среднего Предкавказья. Основные причины — метеорологические факторы, вызы­вающие сильные ветры, а также неблагоприятное состоя­ние почвенного покрова и защищающих его от развевания озимых посевов.

По данным метеоролога А. А. Лучшева, развитию весен­них пыльных бурь 1960 г. способствовали неблагоприятные условия зимы 1959/60 г. Температуры в сентябре и октябре снизились против нормы, среди зимы наблюдались сильные оттепели, а в марте—апреле произошло похолодание, выз­вавшее промерзание почвы. Все это повредило озимые по­севы, и почва оказалась незащищенной от воздействия сильных ветров. Сильные ветры в тот год были связаны с продвижением с севера арктического воздуха в антициклональной системе. Циклоны на Черном море создавали по­ниженное давление, увеличение барического градиента и усиление ветра (пыльные бури развились при устойчивом восточном ветре). Иногда пыльные бури в Предкавказье возникают под воздействием отрога сибирского антицикло­на (оси Воейкова), но этот синоптический процесс характерен для зимы и может наблюдаться лишь в самом начале весны.

По мнению географов А. Г. Доскач и В. П. Лидова, мерой борьбы с пыльными бурями должен служить ком­плекс агротехнических и лесомелиоративных мероприятий. Это, во первых, организация почвозащитных севооборотов. В неблагоприятные годы не следует рыхлить почву, прово­дить культивацию и боронование зяби, чтобы не нарушать образовавшуюся защитную корочку и уплотнение почвы. Другое важное мероприятие — создание систем полезащит­ных лесных полос (узких, продуваемой конструкции). При весенних бурях 1960 г. в совхозе «Гигант», территория ко­торого находилась в центре области ураганных ветров, почвенный покров остался неповрежденным, так как по­верхность защищалась от ветров густой сетью лесных полос.

Степные равнинные реки провинции зимой замерзают, весной при таянии снега разливаются, а в конце лета пере­сыхают, вода засолоняется. Многие мелкие реки делятся на отдельные заросшие плёсы.

Распашка степей и сведение лесов в Ставрополье небла­гоприятно отразились на его гидрологическом режиме. Талые снеговые и ливневые воды стали быстро стекать в долины, уменьшились инфильтрация и запасы грунтовых вод, снизился их уровень и упала роль в питании рек и ручьев. Полноводные реки мелели, меженный расход сни­жался, небольшие водотоки превратились в периодически действующие во время снеготаяния и ливней. Западное Ставрополье сейчас обводнено посредством Кубань-Егор­лыкской системы. Однако долины рек восточного Ставро­полья, за исключением Калауса и Кумы, до сих пор пред­ставляют в сущности большие балки с временными пото­ками талой и дождевой воды. Но даже Калаус летом мес­тами пересыхает, а в некоторые годы на самом востоке провинции совсем пересыхает и Кума.

Режим рек на юге провинции, текущих с гор Б. Кавка­за, комбинированный. На нижней Кубани, например, по­ловодье начинается в апреле, т. е. раньше, чем в ее среднем и верхнем течении, что связано с весенним таянием снега в предгорьях и на равнине. Наибольший расход здесь при­ходится на июнь, тогда как на средней и верхней Кубани максимальные расходы бывают в июле. Примерно то же наблюдается на больших притоках Кубани и реках бас­сейна Терека.

В естественном состоянии большая часть территории провинции была занята ковыльными и ковыльно-разнотравными степями, под которыми, преимущественно на лёссовид­ных суглинках и глинах, сформировались черноземные почвы. Наиболее широко распространены предкавказские карбонатные черноземы, очень типично выраженные на Кубано-Приазовской низменности, но распространенные также на северо-востоке Прикубанской наклонной равни­ны, западных и северо-западных склонах Ставропольской возвышенности, в равнинных степях района лакколитов, на Терско-Сунженской возвышенности, Чеченской рав­нине.

Мощность гумусовых горизонтов предкавказских кар­бонатных черноземов значительна, а окраска не очень ин­тенсивная — сероватая, буроватая, что объясняется срав­нительно небольшим содержанием гумуса (5—6%). Харак­терен высокий уровень карбонатов (часто с поверхности), образующих на агрегатах почвы войлокообразные налеты из игольчатых кристаллов («карбонатная плесень», или псевдомицелий). Горизонт белоглазки выражен плохо. Большая мощность гумусовых горизонтов сближает эти черноземы с мощными, но резко отличает от южных. Вы­сокий же уровень карбонатов, наоборот, как бы сближает их с южными черноземами, но отдаляет от мощных.

Особенности предкавказских черноземов связаны с кли­матическим и гидротермическим режимом: после обильных дождей, часто выпадающих в первой половине лета, почва становится влажной. В сухую и жаркую вторую половину ле­та почвенная влага с растворенным в ней бикарбонатом каль­ция поднимается к поверхности, при ее испарении карбонаты выделяются в гумусовом горизонте почвы в виде тонкого псевдомицелия. Следовательно, предкавказские черно­земы вторичнокарбонатные.

На западе Кубано-Приазовской низменности, у побе­режья Азовского моря, распространены остаточнокарбо­натные черноземы, возникновение которых связывают с процессами осушения и остепнения приморских лугово-болотных почв. По-видимому, к остаточнокарбонатным мож­но отнести и малогумусные приазовские черноземы меж­грядовых понижений Таманского полуострова (некоторые исследователи здесь выделяют каштановые почвы и кашта­новые черноземы).

Там, где черноземные почвы развиваются не на лёссо­видных суглинках, а непосредственно на соленосных (гип­соносных) неогеновых и палеогеновых глинах, образу­ются солонцеватые черноземы. Их можно встретить на склонах гряд и куполовидных возвышений Таманского полуострова, местами на Ставропольской возвышенности — в верховьях Калауса, в Сенгилеевской котловине. Пло­щади их распространения сравнительно невелики, и су­щественную роль в земельных фондах провинции они иг­рают лишь в немногих районах.

В северо-восточном Ставрополье черноземы сменяются темно-каштановыми и каштановыми, частью солонцеваты­ми почвами, в комплексе со степными солонцами и др. Здесь уже намечается переход к полупустынным условиям Вос­точного Предкавказья.

На юге провинции в районах и участках с повышенной влажностью климата степные ландшафты переходят в лесо­степные. Под луговыми степями здесь сформировались выщелоченные черноземы.

По агротехническим свойствам выщелоченные черноземы стоят в первом ряду черноземов Предкавказья как самые богатые почвы Ставропольского края (Ф. Я. Гаврилюк, 1950, 1952, стр. 48; 1955). Они распространены на Прику­банской наклонной равнине и на высоких надпойменных террасах в долине Кубани, в приподнятой юго-западной части Ставропольской возвышенности, в Минераловод­ском районе, особенно в нижних частях склонов лакколи­тов, а также на Кабардинской, Осетинской и частично Че­ченской равнинах, где процессу выщелачивания благо­приятствует неглубокое залегание галечников. Во влажные годы или периоды года почва выщелачивается, но даже в длительные периоды господства в почвах восходящих водных токов возможность возвращения электролитов в верхние горизонты из галечников исключена. Поэтому нали­чие выщелоченных черноземов, например в западной час­ти Чеченской равнины, не служит показателем достаточ­ной влажности климата (Е. В. Рубилин, 1953, стр. 18). В пониженных северных участках наклонных равнин гос­подствуют лугово-черноземные почвы, возникшие в резуль­тате остепнения луговых аллювиальных почв.

Под лесами в лесостепных районах сформировались оподзоленные (деградированные) черноземы, слитые чер­ноземы (почвы тяжелого механического состава, близкие к темно-серым лесным), темно-серые и серые лесные почвы. Серые гор но-лесные почвы минераловодских лакколитов по ряду признаков уже приближаются к бурым горно-лесным.

В долинах рек развиты лугово-аллювиальные и, напри­мер в пойме Кубани, лугово-болотные почвы. Для дельты Кубани характерны гидроморфные болотные и лугово-болотные почвы, в приморских участках — солончаковатые. В древней (восточной) части дельты происходит остепнение первоначально гидроморфных почв: формируются лугово-степные почвы с чертами черноземного профиля, т. е. лугово-черноземовидные и лугово-черноземные почвы. В пониженных участках древней дельты они солонцеваты, встречаются и солонцы.

Степи на большей части территории провинции распа­ханы и степной растительности там осталось мало. На равнинах, особенно в Кубано-Приазовской низменности, она уничтожена почти полностью, несколько лучше сохра­нилась в пересеченных возвышенных местностям, на более крутых нераспахиваемых склонах, используемых для вы­гона. В степях, приуроченных к предкавказским карбо­натным черноземам, росли ковыли (Stipa ucrainica, S. ste­nophylla, S. lessingiana, S. capillata), к ним примешива­лись типчак (Festuca sulcata), тонконог (Koeleria gracilis), из разнотравных элементов пион (Paeonia tenuifolia), го­рицвет (Adonis vernalis) и др. На восточном склоне Став­ропольской возвышенности эти степи переходили в типча­ково-ковыльные, далее в типчаковые (количество типчака увеличивается в результате скотосбоя на пастбищах) и, наконец, типчаково-полынные и пырейно-полынные сухие степи, занимающие наиболее засушливую северо-восточ­ную часть провинции.

К выщелоченным черноземам лесостепных районов при­урочены луговые степи, представляющие собой самый мезофильный вариант степи. Пышный, почти сомкнутый высо­кий травостой богатого видового состава отличается боль­шим участием двудольных, которые местами преобла­дают над злаками. Из дерновых злаков типичны ковыль (Stipa joannisи тимофеевка (Phleum phleoides). Характерна примесь луговых, горно-луговых и иногда лесных растений — овсяницы луговой (Festuca pratensis), незабудки лесной (Myosotis silvaticaи др. По степи разбросаны кустарни­ки —боярышник (Crataegus kyrtostyld), разные виды ши­повника, терн (Primus spinosaи др. (А. А. Гроссгейм, 1948, стр. 83).

Сохранившиеся участки целинной луговой степи, встре­чающиеся главным образом в местностях с пересеченным рельефом, например на участке плато Стрижамент в Став­ропольской возвышенности, пестрят разнообразными цве­тами; весной степь украшают желтый горицвет, красные пионы, белые анемоны, голубые незабудки.

В лесостепных равнинных участках степь занимала глав­ным образом плакорные пространства, в понижениях и до­линах росли широколиственные, преимущественно дубовые леса. Остатки лесных массивов равнинной лесостепи сохранились по надпойменным террасам долины Кубани и на Прикубанской наклонной равнине, где, однако, вы­сокоствольные леса большей частью заменены кустарнико­вой порослью и мелколесьем.

В лесостепи юго-западной части Ставропольской воз­вышенности широколиственные, преимущественно дубовые, леса росли главным образом в долинах и балках, нередко поднимаясь по крутым склонам почти до верхнего уровня водораздельных трапециевидных плато. Часть лесных мас­сивов сохранилась, например на склонах балок к северо-западу от Ставрополя, на Стрижаменте. На склонах Стри­жамента растут дубово-ясенево-грабовые леса с приместью клена, ильма, диких плодовых деревьев — черешен, груш, яблонь, кизила. Деревья перевиты хмелем, виноградом и др. В верховьях одной из балок на самом плато есть ре­ликтовые участки букового леса.

Густые леса одевают склоны минераловодских лакколи­тов, особенно тех, которые расположены вокруг Бештау. Благодаря достаточному увлажнению леса опускаются здесь и на равнину. Преобладающие древесные породы — ясень (Fraxinus excelsior), граб, дуб (Quercus roburи бук. Прежде дуба и бука было больше, но эти деревья усиленно сводили, и господствующее положение стали занимать ясень и граб (Т. Б. Вернандер, 1946, стр. 101—102). На Бештау лесостепной ландшафт подножия сменяется горно-лесным, у верхней опушки леса есть березовое криво­лесье, а самая вершина покрыта субальпийской луговой растительностью. На северном склоне одного из соседних лакколитов — горы Развалки — имеется реликтовый учас­ток многолетней мерзлоты, сохранившейся под обломками скал, очевидно с ледникового времени. К нему приуро­чено пятно березового криволесья, выше которого распо­ложен обычный для этих мест широколиственный лес.

Широколиственный, по преимуществу дубовый, лес рас­тет в западной части Кабардино-Сунженского хребта на северном склоне. В средней части хребта и на южном склоне небольшие островки леса находятся в балках.

По долинам рек тянутся пойменные леса, часто встре­чающиеся и среди степных пространств. В пойме Кубани и ее притоков произрастают леса из ивы, тополя (Populus albaP. nigrd), береста (Ulmus foliacea), ясеня (Fraxinus excel­sior), черной и серой ольхи (Alnus glutinosaAincana). В этих лесах часто встречается дикая груша, в подлеске вместе с крушиной и бересклетом — алыча. Высокие гряды поймы Кубани покрыты дубовыми (из Quercus roburи ясе­нево-дубовыми лесами. Остатки лесных массивов сохрани­лись в дельте Кубани. В Красном лесу в вершине дельты мощные стволы деревьев обвиты диким виноградом. Дикий виноград (Vitis silvestrisвстречается и в пойменных лесах долины Кумы как их закономерный компонент (П. А. Ро-говский, 1928; И. Г. Васильченко, 1953). В прикумских пойменных лесах, состоящих из береста, дуба, полевого клена(Acer campestre), ивы, тополя (Populus hybrida), рас­тут также дикая груша, яблоня (Malus orientalis), кизил, ежевика (Rubus caesiusRsanguineus).

Водная и болотная растительность больше всего рас­пространена в дельте Кубани. Здесь выделяются: 1) ли­манный тип растительности в водоемах, которые находятся в окружении тростниковых болот; для него характерны водные растения с плавающими листьями и подводные, встречается водяной орех (Trapa maeoticd)\ 2) тип дель­товых болот — плавней, представляющих собой по преи­муществу тростниковые заросли; тростник (Phragmites com­munis) иногда достигает 5—6 м высоты; 3) лугово-болот­ная и луговая растительность; 4) солончаковая раститель­ность с господством различных солянок.

Территории провинции свойственна степная фауна (свя­занная со степями основной части юга Русской равнины), в составе которой: землеройка-белозубка (Crocidura), обык­новенный еж, барсук (Meles meles), перевязка (Vormela peregusna), хорек степной (Putorius eversmanni), ласка (Mus­tela nivalis), лисица, волк (Canis lupus). Из грызунов — серый, или малый, суслик (Citellus pygmaeus), обыкно­венный хомяк (Cricetus cricetusи черноватый хомячок (Mesocricetus raddei), обыкновенная полевка (Microtus ar­valis), полевые мыши, большой тушканчик (Allactaga jacu­lus), заяц-русак. Из птиц характерны жаворонки (степной — Melanocorypha calandraполевой — Alauda arvensis и др.), перепела, серые куропатки (Perdtx perdix), журавли­красавки (Grus virgo), дрофы (Otis tardci), стрепет (О. tetrax), чернолобый сорокопут, степная пустельга, кобчик, степной и полевой луни, коршуны, орлы (степной орел — Aquila трах orientalisорел-могильник, степной сарыч — Buteo rufinus). Наиболее ярко окрашенные птицы степей — хох­латые удоды, сине-зеленые сизоворонки и золотистые щур­ки. В тростниковых и камышовых зарослях гнездятся дроз­довидные камышевки, камышовые луни, в осоковых боло­тах встречается маленькая цапля — желтая чепура, на болотах и речных заводях водятся кулики и утки, в пой­менных лесах гнездятся сороки и другие птицы. Предста­вители рептилий — степная гадюка (Vipera ursini renardi), желтобрюхий полоз (Coluber jugulariscaspius), ящерицы.

Серый, или малый, суслик приносит большой вред сель­скохозяйственным культурам и ухудшает качество почвы. К вредителям относятся обыкновенные полевки, живущие обычно колониями на возвышениях поверхности в степи. Сусликов и полевок истребляет степной хорек — наибо­лее полезный хищник. Один зверек за год истребляет до 300 сусликов или до 1500 полевок. Полезен еж, поедающий мышей, полевок, хомячков, змей.

На востоке провинции встречаются уже некоторые пред­ставители восточнопредкавказской полупустынной фауны.

Природные ресурсы провинции разнообразны. Из ми­неральных богатств прежде всего следует отметить нефть. В западную часть провинции далеко заходит Кубано-Май­копский нефтяной район. Нефть добывается на Прикубан­ской наклонной равнине (на востоке близ Армавира, на за­паде в станицах Ильск, Абинская и др.) ив дельте Ку­бани. Нефтеносны здесь не только майкопская свита, но также более древние горизонты палеогена и миоцен. Нефте­газовые месторождения найдены в северо-восточном Став­рополье. Крупные нефтяные месторождения на востоке провинции — Грозненские (Малгобек и станица Возне­сенская на Терском хребте, месторождения Грозного в от­рогах восточной части Сунженского хребта).

По своему происхождению с нефтяными месторожде­ниями связаны месторождения горючего газа. Крупные промышленные запасы его есть на Кубани, в том числе в дельте, и на Кубано-Приазовской низменности — в северной части Краснодарского края. Газ добывается в районе Грозного. Крупнейшие месторождения обнаружены на Ставропольской возвышенности. Для транспорти­ровки газа созданы магистральные газопроводы Ставро­поль—Москва, Ставрополь—Невинномысск—Минеральные Воды—Грозный, Грозный—Тбилиси и др.

Минеральные воды района лакколитов разнообразны по химическому составу, физическим свойствам и бальнеоло­гическому значению. Главные из них — ессентукские ми­неральные источники, источники Пятигорска и Железно­водска, Баталинский (к северо-северо-востоку от горы Ма­шук) и Кумагорский. Приуроченность минеральных источ­ников к лакколитам объясняется общими гидрогеологиче­скими и тектоническими условиями, а не вулканизмом, как это предполагалось прежде. Образование минеральных вод связано с выщелачиванием гипсоносных пород Северо-кавказской моноклинали и вытеснением под гидростатиче­ским давлением древних видоизмененных вод морского типа (ессентукские источники). Минеральные воды заклю­чены в тех. же комплексах осадочных пород, что и пресные. Нагреваясь на глубине в соответствии с геотермическим градиентом, артезианские воды выходят местами в виде термальных источников. То, что минеральные воды сопут­ствуют лакколитам, объясняется их выходом на поверх­ность по разломам и трещиноватым зонам на контактах с изверженными породами.

Лечебная грязь (ил) оз. Тамбукан используется в пяти­горской и других грязелечебницах.

На Таманском полуострове залегают железные руды (бурый железняк), самосадочная поваренная соль озер, минеральные грязи и формовочные пески. Широко распро­странены месторождения строительных материалов, на­пример на Ставропольской возвышенности: неогеновые из­вестняки, песчаники, четвертичные суглинки, идущие на выделку кирпича и черепицы, и т. д.

Благоприятные климатические условия и плодородные черноземные почвы способствовали успешному развитию земледелия. Зерновыми районами общесоюзного значения считаются Кубано-Приазовская низменность, Прикубанская наклонная равнина, Ставрополье и др. Из зерновых культур возделываются главным образом пшеница — озимая и яровая, кукуруза, кроме того, просо, ячмень, овес, гречиха и др. Сеют горох и бобы, из технических культур возделыва­ют подсолнечник, сахарную свеклу, клещевину, сою, та­бак, эфиромасличные растения. Распространены бахчевые культуры. Повсеместно развито садоводство и огородничест­во, особенно в Минераловодском районе, Ставрополье и Прикубанской наклонной равнине. На Кубано-Приазов­ской низменности есть особенно крупные сады: у станицы Динской (к северо-востоку от Краснодара), под Ейском и др. В вершине дельты Кубани у станицы Славянской рас­кинулся сад-гигант, в котором растет свыше 240 тыс. пло­довых деревьев. На Таманском полуострове, в Приазовье, на Прикубанской наклонной равнине, в Ставрополье, и на востоке в долине Кумы (на орошаемых землях) развито виноградарство.

020

Основная культура в низовье и дельте Кубани — рис, возделывается он также на орошаемых землях Ставро­полья.

Наряду с земледелием в провинции развивается живот­новодство мясо-молочного направления (крупный рогатый скот, свиноводство), а также овцеводство, коневодство и птицеводство. В северо-восточном Ставрополье большое значение имеет тонкорунное овцеводство.

В дельте Кубани, в особенности в «лиманах» (озерах), водится много промысловой рыбы: севрюга, осетр, белуга, карп, судак, сом и др. При осолонении водоемов начинает преобладать кефаль, пресноводные же рыбы исчезают. Рыбные промыслы есть на Таманском полуострове и на Азов­ском побережье.

На территории провинции проведены и проводятся боль­шие мероприятия по улучшению природных условий, глав­ным образом с целью поднятия продуктивности сельского хозяйства, прежде всего орошение и обводнение.

Кубань-Егорлыкская обводнительно-оросительная сис­тема дает воду в западную и среднюю части Ставрополья и на северо-восток Кубано-Приазовской низменности. Она питается кубанской водой посредством Невинномысского канала (длиной около 50 км с шестикилометровым тунне­лем), открытого в 1948 г. При создании Кубань-Егорлык­ской системы для пропуска и распределения воды широко использовано естественное расчленение поверхности до­линами и балками, по которым пущена вода. Она бежит на сотни километров, перебрасываясь из одного бассейна в другой и наполняя пересохшие русла. Обводнена долина Егорлыка, завершено сооружение Право-Егорлыкского ма­гистрального канала, его левой ветви и их оросительно-обводнительной сети. Общая протяженность системы около 850 км. На Егорлыке создан ряд водохранилищ с каскадом ГЭС. Вода Кубань-Егорлыкской системы опресняет оз. Маныч-Гудило и р. Западный Маныч. Таким образом, по­мимо орошения полей и обводнения территории, с по­мощью этой системы решаются задачи энергетики, водо­снабжения и рыбного хозяйства в водохранилищах и обвод­ненных озерах Маныча.

Вслед за Кубань-Егорлыкской системой создан Терско-Кумский магистральный самотечный обводнительно-оросительный канал, трасса которого проходит примерно вдоль восточной границы провинции. Засушливая северо-восточ­ная часть провинции орошена и обводнена терской водой из Лево-Кумского канала. Крупное водохранилище соз­дано здесь на р. Чограй. Для орошения средней и восточ­ной частей Ставрополья сооружается мощная Кубань-Калаусская обводнительная система, а на севере восточ­ной части провинции создан Кумо-Манычский канал.

На юго-востоке провинции каналы и оросительные сис­темы питаются водой из Терека и его притоков.

В низовье и дельте Кубани создана и расширяется сеть каналов для орошения рисовых полей. Для регулирования стока и борьбы с наводнениями в низовье Кубани в долине ее созданы Тщикское водохранилище (в устье р. Белой) Шапсугское ( в устье р. Афипса, ниже Краснодара), а для снабжения водой рисовых полей — водохранилища возле Краснодара и по границе с дельтой.

021

В связи с созданием оросительных систем в провинции построено и проектируется много гидроэлектростанций.

Проведены и продолжаются посадки полезащитных лес­ных полос. Полосы древесных насаждений вместе с потонув­шими в зелени садов селениями оживляют пейзаж распа­ханных степных пространств Кубано-Приазовской низмен­ности. Северо-восточное Ставрополье — район недавнего освоения целинных и залежных земель.

При освоении целинных земель Ставропольской воз­вышенности были распаханы склоны крутизной до 15°. Теперь здесь интенсивно проявляется водная эрозия поч­вы. Для того чтобы ослабить ее действие, нужно создавать широкие стокорегулирующие лесные полосы.