6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Дорогой читатель! Я с удовольствием расскажу о своей научной работе. Вот уже 40 лет я занимаюсь исследова­нием вопроса: думают ли животные?

Всем нам известно, что у животных есть память. Наша собака знает слова, с которыми мы обращаемся к ней, она выполняет наши приказания и вообще делает то, чему мы ее обучили.

Как ученый, я стремлюсь тщательно изучить психиче­ские способности возможно большего числа животных. Для этого я ставлю перед ними различные задачи, и их пове­дение показывает, что они в состоянии, а что не в состоя­нии выполнить. О том, что при этом наблюдаешь, не всегда легко рассказать, главным образом потому, что наука го­ворит на своем собственном языке, применяет свои особые термины, понятные только специалистам, получавшим в течение многих лет соответствующее образование.

Мы постараемся объяснить эти термины и изложить подчас очень запутанные проблемы, с которыми исследо­ватель встречается в своей работе. А так как наука бес­страстна, то и рассказ о ней может показаться сухим. Ведь мы будем говорить не об одних удивительных, заниматель­ных или даже потрясающих фактах, но и о тех деталях, нередко весьма существенных, которые выявляются лишь в процессе кропотливой черновой работы. Читатель дол­жен получить полное представление о ходе научного ис­следования. При написании нашей небольшой книжки мы стремились не столько развлечь читателя, сколько охарак­теризовать проблему, а также показать, как запутаны пути, которыми идут исследователи.

Я писал книгу не совсем один. В ее создании большую помощь оказала мне фрау Бернхильд Гешке, за что я выражаю ей самую сердечную признательность. Иллюст­рации к книге изготовил график Михаэль Лисманн. И ему моя благодарность.

Я хочу, я должен сказать, что работа над книгой при­носила мне все больше и больше радости, хотя и застави­ла подчас поломать голову.

Я писал ее для самого широкого круга читателей, делал это с большим интересом, и теперь мне остается лишь на­деяться, что наша работа найдет одобрение.

Лейпциг, лето 1969 года. Вернер Фишель