6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Отвечая на поставленный нами вопрос, думают ли жи­вотные, можно сослаться на стадии, предшествующие мышлению, на его элементы, которые встречаются во всех мыслительных процессах человека. Не все совершаемое нами в повседневной жизни требует применения наших высших мыслительных процессов. Часто наше поведение определяют сравнительно простые процессы, которые встречаются и у животных. Отсюда и заблуждение многих любителей животных, которые считают, что собака или коза, слон или косуля могут думать.

В отдельных разделах этой книги были подробно рас­смотрены стадии психической деятельности, предшест­вующие нашему мышлению, которые могут быть опреде­лены и объяснены только с помощью очень сложного ана­лиза поведения различных животных. Теперь мы кратко сформулируем их, чтобы не только напомнить о них чита­телю, но и дать ему общий обзор изложенного.

1.  Любители животных в прошлом столетии нередко были свидетелями совершенно поразительных форм пове­дения животных, после чего они приписывали этим живот­ным слишком большие способности, в том числе и способ­ность мыслить. Примеры поведения животных излагались ими неточно и недостаточно достоверно.

2.  К началу XX столетия было обнаружено, что крыс можно научить ориентироваться в лабиринте. При этом нетрудно  было установить количество ошибок во  время научения и время, необходимое крысе, чтобы выйти из лабиринта. Так был найден первый метод точного иссле­дования поведения животных. Основной итог этих широ­ких исследований в лабиринте сводился к тому, что научение лучше всего идет тогда, когда довольно короткие сроки тренировки прерываются паузами, после которых тренировка и, следовательно, научение продолжается. Способность крыс ориентироваться в лабиринте является интересным примером возможностей животных, которые значительно превосходят человеческие.

3.  Более важными были исследования И. П. Павлова, которому мы обязаны знанием условных рефлексов. Ус­ловные рефлексы необходимо подкреплять, иначе они уга­сают. Поведение животных в природе очень часто пред­ставляет собой проявление простого условного рефлекса. Синицы прилетают зимой к кормушке только в том слу­чае, если они регулярно находили там корм. Этого не бы­вает, если им в течение долгого времени не сыпать корм — условный рефлекс на кормушку исчезнет.

4.  Принято говорить, что комплекс раздражений «об­условливается» накопленным опытом животного. Это от­носится и к упомянутой кормушке. Тут необходимые ус­ловия создает человек, который сыплет корм. Однако жи­вотное может и само создавать условия для определенного поведения. Это происходит, когда собака царапает дверь, встает на задние лапы, случайно нажимает лапой на руч­ку — и дверь открывается. Она запоминает это, ее поведе­ние в этом случае является самостоятельно найденным ус­ловным рефлексом. Ученые называют такое научение жи­вотногооперантным обусловливанием.

5.  В природе   многие  животные   выполняют  сложные действия. Пауки ткут сети, пчелы и муравьи строят жи­лища, птицы, в особенности ткачики, часто строят весьма затейливые гнезда. При этом они проявляют врожденные способности, и их действия инстинктивны.

6.  Врожденные способности  животного часто исполь­зуют при их обучении. Яркий пример этому представляют дельфины. Способность выпрыгивать из воды у них врож­денная. Если перед их прыжком поиграть на флейте, а по­сле прыжка наградить рыбой, то они будут выпрыгивать уже после любого свистка. Обусловленное таким образом поведение чрезвычайно искусно. В управлении своими пла­вательными движениями и в тонкости слуха дельфины на­много превосходят человека.

7.  В мышлении человека очень большую роль играют условные взаимосвязи. Если повернешь выключатель, за­горится электрический свет; если потрешь спичкой о боковую сторону коробка, она загорается. Эти необходимые движения найдены не случайно, как это бывает при опе­рантном обусловливании у животных, а прививаются че­ловеку в молодом возрасте путем примера и обучения. Со­хранение условных взаимосвязей является простым про­цессом, образующим в нашем мышлении подпроцесс. Узнавать и запоминать условные взаимосвязи подобного вида могут и животные.

8.  С помощью слов люди не только называют тот или иной предмет, но и по каким-то, пусть даже частично схо­жим, качествам относят их к определенной группе пред­метов. Как бы ни были различны лампы, они все называ­ются по своему частичному свойству источником света. Поэтому    слово    «лампа»    не    просто   слово,   а   еще   и понятие.

9.  Животные могут распознавать и запоминать совпа­дающие частичные свойства различных фигур. Если рыбу, например, научить искать корм в большом круге и избе­гать меньший, то она выберет больший объект и в том слу­чае, когда ей предложат два разновеликих треугольника рядом. Она запомнила частичное свойство «относительно больший». Не менее поразительно, что птицы восприни­мают количество предметов и это становится содержанием их памяти. Они запоминают, что, например, при четырех точках корм будет,  а при трех — нет.   Считать   они   не умеют, а запоминают только количество в целом. То, что они  запомнили, является предварительным этапом обра­зования числовых понятий у человека.

10.  В природе у животного часто несколько возможно­стей достичь цели. Собака, стремящаяся попасть в сосед­ний сад, может попытаться перепрыгнуть через забор, мо­жет сделать под ним подкоп или сдвинуть непрочно при­битую планку либо взломать ее. Говоря научным языком, мы бы сказали, что собаке предстоит выбрать тот способ действия, который ей позволит лучше всего добраться до цели. Достаточно простые и ясные эксперименты с обход­ными путями показывают, что собака, как и другие млеко­питающие, сначала путем «проб и ошибок» учится тому, как ей обойти забор. Она еще не «знает» результатов своих действий, но хорошо запоминает все,  с чем познакоми­лась путем накопления опыта. Заучивание форм поведе­ния или движений нужно обязательно отличать от воспо­минаний об их результате.

11.  Формулировка «научение путем проб и ошибок» яв­ляется не совсем удачным научным термином. Многие жи­вотные при выборе способа действий ни в коем случае не руководствуются  только случайностью.  Скорее они  про­буют действие, при котором, согласно прежде приобретен­ному опыту, можно ожидать успеха. То, что происходит при этом в их психике, назвали «животной гипотезой».

12.  В отличие от собак и других млекопитающих обе­зьяны могут заранее оценить результат действия и сразу же делать то, что приносит желаемый успех. Классическим примером является эксперимент с палкой: перед клеткой шимпанзе кладут банан, обезьяна, не дотянувшись до пегорукой, берет палку и пододвигает плод в зону досягаемо­сти. Ее поведение является первичным решением задачи, когда отсутствует фаза испробования, как при вторичном решении задач у обучившихся путем проб и ошибок со­бак. Поэтому   мы   признаем   за   обезьянами   понимание, которое состоит в предвидении результата действия.

13.  На свободе шимпанзе   часто   употребляют   палки, прежде всего как оружие и значительно реже как орудие. В качестве оружия палка служит либо средством угрозы, тогда ею размахивают, сопровождая эти движения гром­кими криками, либо средством борьбы для непосредствен­ного удара по врагу. В этом отношении шимпанзе, живу­щие в различных местностях, отличаются друг от друга.

14.  Понимание у шимпанзе можно рассматривать как узко ограниченное доязыковое мышление. При совершении таких простых действий, как завинчивание авторучки, оно играет роль и в мышлении людей. Между тем все содер­жание своего мышления, мысли, люди выражают в словах, которые они узнают благодаря учебе и воспитанию. По­этому наше мышление является общественно, но не биоло­гически обусловленным. Оно служит труду, а именно об­щественно организованной производительной деятельности, результаты которой должны идти на пользу не отдельным людям, а всем трудящимся.

15.  Эксперименты с животными убедительно показали, что эффективность самого различного вида деятельности может необычайно возрасти в результате тренировки. Это, вероятно, справедливо и по отношению к людям. Чем луч­ше будет учиться молодежь, чем больше она будет упраж­няться, тем лучше разовьются ее способности. Связанные с этим проблемы сейчас тщательно изучаются наукой. При этом необходимо продолжать эксперименты и на живот­ных, что позволит еще лучше изучить их способности я найти возможности для их развития. По примеру И. П. Павлова мы изучаем поведение собак, крыс, уток, певчих птиц, антилоп и других животных не только из любви к животным, не только ради развития биологиче­ской науки, но и для установления некоторых общих зако­номерностей.