7 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Мы с вами таковы, какими нас в процессе эволюции создавала Земля. Эволюция эта протекала не как спокойный, поступательный процесс восхождения от низшего к высшему. Она осуществлялась скачками: одноклеточные микроорганизмы; затем многоклеточные; эволюция после выхода живых существ на сушу; и самое значительное для нас — физические изменения после того, как некоторые обезьянолюди поднялись на задние конечности, освободив тем самым руки для работы, рот для речи, а мозг для высшей формы мышления.

Преобразования и революционные изменения в эволюции жизни были реакцией на изменения в природе. Эволюция вела к человеку именно потому, что это был единственный способ преодолеть неблагоприятные воздействия разнообразных потрясений и катастроф на Земле. Предки человека и он сам постоянно стояли перед выбором: погибнуть или измениться, расширить свои прежние возможности.

Одной из важнейших характеристик, определяющих состояние земной среды, выступает климат. Климатические изменения влияли на образ жизни отдельных особей и целых видов, устанавливали границы развития, направляли эволюцию в определенную сторону, накладывали отпечаток на отношения между животными и растениями, которые объединены между собой в замкнутом экологическом цикле обмена веществ на Земле.

Источником энергии для климатических процессов является Солнце. Каждую секунду оно излучает огромное количество энергии: 3,8×1019 мегаватт, что соответствует мощности примерно 1016 (то есть 10 000 000 000 000 000) современных атомных электростанций. Из этого количества энергии на Землю попадает совсем незначительная часть — одна десятимиллиардная. Но и она заменяет работу одного миллиона электростанций!

Это энергия, приводящая в движение механизм земного климата. Причем выражение «механизм» вполне оправдано, поскольку в данном случае обеспечивается превращение одного вида энергии в другой, а именно — тепловой энергии солнечных лучей в механическое движение воздуха. Продуктом земного климатического механизма является ветер.

Непосредственный вклад Земли в свое тепловое хозяйство незначительный — меньше одного процента. Но даже такой «малости» достаточно, чтобы существенно повлиять на связи, обусловливающие эволюцию жизни. О глобальных изменениях климата речь не шла. Однако, будучи вероятной причиной движения материков, такое количество энергии все же могло изменить климат в отдельных местах, а при этом менялось и влияние среды на организм.

Первичная, первобытная атмосфера, возникшая в процессе сгущения пыли и газов, нарастания — акреции — крупных космических тел до размеров Праземли, была достаточно обширной, возможно, более чем в сто раз превосходящей объем сегодняшней. Однако довольно часто она уносилась «солнечным ветром».

При столкновениях с «космическими странниками» поверхность Земли нагрелась до температуры более 1000 К и расплавилась на глубину около 1000 километров. Самые большие тела, падавшие на формирующуюся Землю, вероятно, имели в диаметре до 1000 километров и весили до 1017 тонн. Хотя последняя цифра выглядит внушительно, она в 60 тысяч раз меньше той, которой выражается масса теперешнего земного шара — 5,98 X 1021 тонн.

В течение последующих миллионов лет кора земного шара снова затвердела, постепенно на ней образовались материковые льды, а после дальнейшего охлаждения собрались воды. Отметим, что вся вода на поверхности Земли вышла из ее недр, высвободилась в основном при извержении глубинных лав. Постепенно возникала и вторичная атмосфера.

Еще в средние века была высказана догадка, что расположение материков на Земле должно подчиняться определенной закономерности. Предполагалось, что их массы должны взаимно уравновешиваться, что на планете должна существовать определенная симметрия, иначе Земля перевернулась бы. Сегодня нам известно, что центр гравитации приблизительно совпадает с центром земного шара и что, следовательно, причин для беспокойства нет. Раньше, однако, такие представления казались нелогичными. Чего только стоит аргумент, что Земля не может иметь форму шара, поскольку тогда антиподы висели бы вниз головой и сваливались с поверхности Земли! А вспомним, как уже в нынешнем столетии в одной деревне насмехались над утверждением астронома-популяризатора, что Земля вращается: «Анну-ка, подпрыгни»,— советовали ему,— и посмотрим, насколько продвинется Земля, пока ты будешь в воздухе. Ни на сколько! Опустишься на то же самое место, а значит Земля не вертится!»

Согласно представлениям испанских географов XVI и XVII столетий, где-то в Южном море должна была находиться огромная Терра Аустралис, которая уравновешивала континенты северного полушария. Шарль де Бросс издал в 1756 году книгу, в которой доказывал, что таинственный новый материк занимает целую треть земного шара, отделен только узким (Магеллановым) проливом от Южной Америки и имеет три части: Полинезию и Австралию в южной зоне Тихого океана и Магелланику в южной Атлантике. Он даже привел расчеты, по которым на этих землях должно было жить пятьдесят пять миллионов человек…

Капитан Джеймс Кук (1728—1779) доказал своими плаваниями, что никакого большого южного материка не существует. Он нашел только тысячи островов, точно определил географическое положение и площадь Австралии. Кроме того, он подтвердил вероятность существования суши у Южного полюса — Антарктиды, справедливо полагая, что огромные ледяные горы, встречавшиеся ему, не могли возникнуть как морской лед, а наверняка оторвались от континентального ледника значительных размеров. Кук был выдающимся первооткрывателем, он вычислил максимальные размеры ледового материка, хотя никогда его не видел. Жизнь мореплавателя оборвалась трагично: он был убит и съеден туземцами на Гавайских островах.

Между тем закономерность в расположении континентов на Земле действительно существует. Пояса с преобладанием суши и с преобладанием вод чередуются, и таким образом определенная симметрия все же соблюдается. С юга один за другим идут околополярный материк Антарктида, затем пояс океанов — южная Атлантика, Индийский и Тихий, дальше снова следует пояс преимущественно твердой земли — Европа, Азия, Америка — и, наконец, околополярная водная гладь — Северный Ледовитый океан.

Но расположение это не является постоянным. Материки движутся. Немецкий геофизик и метеоролог Альфред Вегенер (1880—1930) высказал мысль о движении континентов еще в начале нынешнего столетия. Реальные параметры движения были вычислены позже, а сегодня за ним внимательно наблюдают с помощью искусственных спутников.

До сих пор нет однозначного ответа на вопрос: случайно ли это движение и каковы его причины? Во всяком случае вполне приемлемой представляется теория, по которой смещения в земной коре вызываются неравномерным остыванием земного шара. Участки, покрытые водами океанов, отдают больше тепла, поскольку вода обладает большей теплопроводностью, чем горные породы. Вследствие этого возникают различия в температурах земной поверхности. Кора приходит в движение. Отдельные континенты сходят со своих мест, иногда разрываются, сталкиваются, часто расходятся, иногда громоздятся друг на друга.

В прошлом, около 150 миллионов лет назад, такого рода процессы привели к отделению Африки от Южной Америки. Между ними пролегла Атлантика, со дна которой поднимаются из недр Земли глубинные горные породы, формирующие Атлантический хребет, который еще не достиг своими вершинами поверхности. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что в Атлантике никогда не было никакой суши, никакой якобы опустившейся на дно Атлантиды. На нашей планете существуют и ббльшие области, где земная поверхность погружена в глубины вод. Это, например, впадины на калифорнийском побережье Тихого океана, а также вблизи Японии. Не сползут ли когда-нибудь Японские острова в такую впадину и не будут ли поглощены пучиной?

Рассматриваемые нами глобальные изменения — не случайность. Они представляют собой закономерное следствие нестабильности земной коры. Расположение континентов и океанов колеблется скорее всего между двумя предельными нестабильными состояниями. Одно — это деление земного шара на пояса, известные нам сегодня. Второе предельное состояние — только один материк и только один океан, которые Вегенер назвал соответственно Пангея и Панталасса.

Пангея и Панталасса имели предположительно сходные очертания, оба плотно прилегали друг к другу, вроде кондитерских бисквитов или половинок теннисного мячика. Пангея как целое существовала более 200 миллионов лет назад. Надрезу в «бисквите» материка соответствовало праморе Тетис, которое отделяло северную Лауразию от южной Гондваны. Впоследствии Пангея распалась, Лауразия столкнулась с Гондваной (это стало причиной складчатости Гималаев), и в результате возникло сегодняшнее расположение материков и океанов.

Движение материков, впрочем, продолжается. Последствием этого через очередные 200 миллионов лет может вновь стать возникновение единого материка. Вполне допустимо, что и тогда он будет ориентирован, как «бисквит», но под прямым углом к прежней оси. 200 миллионов лет назад полюса находились на краях материков, и Пангея простиралась от полюса ч полюсу. В будущем полюса могут расположиться по отношению к материкам по-другому, очутиться в океанах, материки же разместятся вдоль экватора. Кстати говоря, ориентация материков могла иметь немалое значение для эволюции жизни.

Итак, судя по всему, речь идет о периодическом процессе, переходящем из одной крайности в другую. Каковы же последствия такого положения вещей?

Разделение континентов и их движение влияют на ритмичность эволюции жизни. Еще Дарвин обратил внимание на то, что в южном полушарии встречаются сходные в отношении климата области, такие, как Австралия, Южная Африка и Южная Америка, населенные при этом различными, но близкими по образу жизни биологическими видами.

С отделением Австралии открылось самостоятельное эволюционное направление — ряд животных остался на низшей ступени развития, выжили даже настолько своеобразные организмы, как утконос и ехидна. Разделением Африки и Южной Америки объясняется явное отличие обезьян Старого и Нового Света. Поэтому же Америка осталась без пращуров человека, и только значительно позже здесь поселились первобытные люди монгольского происхождения, которые пришли из Азии около 20 000 лет назад (их путь пролегал через нынешний Берингов пролив, дно которого вследствие падения уровня океана в ледниковый период представляло тогда сухую переправу между Америкой и Азией).

Но это еще не все. Есть мнение, что африканский грабен, вызванный движением материка, отделил друг от друга некоторых предков человека. Согласно этой точке зрения, все гоминоиды (предки человека) были двуногими, достигли высокого эволюционного уровня бипедии. Потом, однако, часть из них оказалась в условиях изобилия пищи в тропическом первобытном лесу. Для жизни им был нужен не ум, а скорее способность лазить по деревьям, поэтому их нижние конечности превратились в хватательные органы (они копировали развитие руки и сегодня еще имеют неоспоримое сходство с прежней, дегенерирован-ной, ногой). Возник общий предок горилл и шимпанзе (их последующие различия проявились, вероятно, позже). Другие гоминоиды нуждались для выживания в чем-то ином, что облегчило бы их существование в трудных условиях африканской степи — им понадобился мозг. Это и было началом человеческой истории.

Известно, что наши пращуры умели охотиться даже на таких больших и опасных зверей, как, например, носороги. Следы на найденных костях свидетельствуют о том, что животные были убиты и обработаны первобытными людьми, для чего нашим предкам, безусловно, требовались взаимная согласованность, координация, пускай и очень примитивная общественная организация. Так возник ряд австралопитеков, произошло отделение вида Homo, и , наконец, после нескольких попыток природы сконструировать большой мозг (один из австралопитеков — Australopithecus robustus — имел мозг даже больший, чем у современного человека!) она остановилась на самом приспособленном — Homo sapiens, сегодняшнем человеке.

Движения континентов и смещения в земной коре тесно связаны с четырьмя важными явлениями, о которых мы подробнее поговорим дальше, строя свой рассказ в соответствии с их хронологией.

Первое — возникновение земного магнитного поля, связанное, вероятно, с разностью в скорости вращения ядра Земли и ее мантии.

Второе — вулканическая деятельность и землетрясения.

Третье — оледенение континентов и наступление ледникового периода.

Четвертое — миграция животных и растений в направлении экватора.

Интенсивность земного магнитного поля в физическом отношении незначительна. Ее можно, пожалуй, сравнить с интенсивностью, возникающей между полюсами небольшого школьного подковообразного магнита. Но при этом действие магнитного поля Земли направлено на улавливание сетью магнитных силовых линий «солнечного ветра» и потока частиц, которые вырываются из Солнца, а также на создание радиационных поясов, названных именем Ван Аллена. Того самого Ван Аллена, который сейчас вместе с рядом других деятелей науки выступает за предотвращение ядерной войны. Одним из ее возможных последствий, доказывает ученый, могло бы как раз стать уничтожение этих радиационных поясов взрывами ядерных зарядов. Ведь антиракеты должны будут уничтожать межконтинентальные баллистические средства на высоте от 150 до 25 000 км.

Нам неизвестен точный механизм биологического воздействия электрических явлений, обязанных своим происхождением солнечному корпускулярному излучению (определенная часть этого излучения ретранслируется Ван Алленовыми поясами в полярные области). Замечено, однако, что электрические явления влияют на ряд биологических реакций и психическое состояние людей, например на агрессивность.

Поэтому существует опасность, что исчезновение земного магнитного поля нарушит защитный панцирь от энергетической солнечной радиации, а это угрожает всем живым организмам на суше и в верхних слоях воды.

Такие изменения в прошлом уже происходили. И неоднократно!

Остаточный магнетизм, сохранившийся в изверженных горных породах на дне Атлантики и Тихого океана, проливает свет на вопрос о направлении магнитного полюса в момент их затвердевания. Направление это не было постоянным. Оно менялось, становилось противоположным, то есть северный полюс со временем превращался в южный и наоборот.

Изменение полярности геомагнитного поля происходило в среднем раз в 500 000 лет. Последнее перемещение произошло в начале четвертичного периода, от 500 000 до 800 000 лет назад. Другими словами, в ближайшее время (весьма вероятно через какую-то тысячу лет) можно ожидать очередного изменения полярности.

Само это преобразование по космическим масштабам очень скоротечно. Оно продолжается не более нескольких тысяч лет — меньше одного процента времени существования радиационных поясов. В течение всего переворота солнечная радиация свободно проникает в атмосферу, и только ультрафиолетовое излучение поглощается озоном. Как следствие вполне может повыситься интенсивность ионизации в верхних слоях атмосферы. Одновременно увеличилось бы, по-видимому, и количество конденсационных ядер в атмосфере, что повлекло бы за собой усиленное выпадение дождевых (и снежных) осадков.

В целом изменение полярности земного магнитного поля является большой потенциальной природной катастрофой. Раньше мы этой катастрофы боялись, считалось, что она может иметь пагубные последствия для всего живого на Земле. Но коль скоро стало известно, что таких изменений было в истории Земли и жизни на ней уже очень много (по меньшей мере, несколько десятков), следует, очевидно, признать, что они не оказывают существенного влияния на земную жизнь. Ведь нет никаких данных, что во время таких поворотов происходило что-то особенное в эволюции живых существ. Нельзя, правда, исключить, что повышенная интенсивность излучения проявилась в росте числа мутаций и скрытых генетических изменений. Как знать, не такие ли необычные мутации привели к появлению человека?

Передвижения материков вызывают к жизни неслыханные силы. Изломы, трения, напряжения уравновешиваются — иногда медленно, порой мгновенно — тектоническими землетрясениями. При перемещении отдельных платформ образуются очаги расплавленной магмы. Из них выделяется большое количество газов и паров, нагретых до сотен градусов (самая высокая температура газового выброса предположительно составляет 1500 °С). Избыточное давление может привести к взрыву, стать причиной вулканического землетрясения.

Люди пережили тысячи землетрясений. Есть места, где они случаются постоянно. Так, в Японии каждые сто лет происходит большое землетрясение, при котором гибнут сотни тысяч человек. Почему бы не предположить, что постоянный риск уничтожения сформировал и японский национальный характер, а следовательно, стал одной из косвенных причин современного экономического прогресса этой страны?

Японцы скромны, настойчивы, даже упрямы, они способны выносить бедствия, которые нам трудно представить. Они могут быть очень активными и еще очень терпеливыми. Эти свойства, значительно более ярко выраженные, чем у многих других народов, воспитали в них замкнутость, которая порой ведет к нежеланию общаться с чужими, даже к чувству превосходства, что, однако, отнюдь не мешает им перенимать у других все, что может пригодиться. В докладе от 5 декабря 1940 года американский посол Гроу сообщал из Токио в Вашингтон: «…Это твердая раса, приученная историей к катастрофам и опасности, дух борьбы не на жизнь, а на смерть укоренился в них значительно прочнее, чем в любом другом народе».

И в самом деле, японский народ оказался способен достичь успехов в сложных природных условиях, постоянно грозящих землетрясением, волнами цунами и тайфунами. Но на Земле случались и землетрясения, которые уничтожали целые цивилизации.

Извержение вулкана Санторин на небольшом одноименном острове в Кикладах (Средиземное море) к северу от Крита в середине второго тысячелетия до н. э. побудило греческого философа Платона описать гибель Атлантиды. Несмотря на все усилия никак не удается (а скорее всего это и невозможно) найти следы цивилизации Атлантов: ни на дне Атлантики где-нибудь за Геркулесовыми столбами (так древние греки называли Гибралтар), ни в другом месте. Противоречия между авторитетным «свидетельством» Платона и отрицательными результатами поисков исчезнут, если предположить, что извержение Санторина и конец критской цивилизации служили античному мыслителю лишь моделью для описания идеального государства, уничтоженного богами, после того как его граждане перестали соблюдать принципы своего общества. Этим заодно объясняется, почему об Атлантиде говорит философ и политик Платон, в то время как у других авторов античной Греции, а равно и в летописях Египта, Мессопотамии, подобная катастрофа даже не упоминается.

Что же произошло в действительности? В ходе раскопок в гавани Акротири на Санторине был обнаружен уничтоженный землетрясением город (по последним данным, площадью 1,5 км2), засыпанный шести-семиметровым слоем пепла. Удивительно, но никаких жертв найдено не было! По-видимому, в первой фазе землетрясения, около 1550—1500 годов до н. э., город подвергся серьезным разрушениям, после чего жители его покинули. Во второй фазе, около 1500—1450 годов до н. э., город (уже опустевший) засыпало пеплом при извержении вулкана, который при этом сам прекратил существование. Землетрясение и прибойная волна смели с лица Земли ряд других портов в Эгейском море. Облако пепла (его следы и сегодня находят на морском дне) тянулось на сотни километров, но миновало Крит. Могущество критской цивилизации было, тем не менее, подорвано, не раз она подвергалась налетам «морского народа» — пиратов, которые ее в конце концов и похоронили.

По сравнению с этим известное извержение Везувия в 79 году н. э. было всего лишь событием местного значения. Пеплом засыпало населенные пункты Помпеи и Ста-бии, под наносами ила исчез порт Геркуланум. Погибло свыше 2000 жителей — большинству, как видно, удалось убежать.

«Благодаря» землетрясению прекрасно сохранился, с точки зрения археологов, древний римский город Помпеи, и после его раскопок стало возможным во всех подробностях изучить жизнь в то время. Еще большее значение имеют находки в Геркулануме. Там под слоем ила были найдены также скелеты погибших, целых семей, которые напрасно искали спасения. В их позах и сегодня чувствуется ужас неизбежной гибели: матери сжимают в объятиях детей, мужчины прикрывают женщин, влюбленные обнимаются… По останкам стало возможно установить малоизвестные детали древнеримского быта. Например, наличие некоторых болезней (ревматизм, последствия травм), даже профессиональные изменения (усиленную работу каких-то мышц можно определить по увеличению в размере соответствующих суставов). Редкая возможность. Об антропологии древних римлян нам известно очень немного, поскольку у них было принято сжигать своих мертвых.

Землетрясение в прошлом представляло постоянную угрозу человеческой цивилизации. За прошедшие две тысячи лет, по сохранившимся данным (естественно, весьма неполным), в каждом столетии они уносили примерно 20 000 человеческих жизней.

В 526 году н. э. землетрясение уничтожило Антиохию в Сирии. Погибло огромное для того времени количество людей — около 250 000. 27 сентября 1290 года в Китае при землетрясении погибло 100 000 человек. 24 февраля 1556 года в Шеньси погибло 800 000 жителей, ставших жертвами тектонического землетрясения, которое привело к обвалу стен узких долин, вымытых водой в лессе. Погребенными оказались сотни сел со своими обитателями.

Самым известным, пожалуй, является лиссабонское землетрясение 1 ноября 1755 года, при котором погибло «всего» 60 000 человек. В том же столетии произошли и более крупные катастрофы. В 1703 году при токийском землетрясении смерть настигла 200 000 горожан. А извержение Скаптара в Исландии 8 июня 1783 года уничтожило пятую часть жителей острова.

Широкоизвестное извержение вулкана Кракатау произошло 26—28 августа 1883 года. Кракатау был небольшим островом вулканического происхождения в месте пересечения двух разломов в земной коре. На одном из них лежит ряд вулканов на Суматре и Яве, второй разделяет оба острова и скрыт морем. Остров состоял из остатков старого вулкана, извержение которого произошло около 60 000 лет назад, и был не самым беспокойным местом в этом районе. В первой фазе, с 20 мая по 25 августа 1883 года, вулканическая деятельность постепенно усиливалась, но наблюдались только слабые колебания. С 26 августа выбросы стали более частыми. Весь остров взлетел на воздух при главном извержении в 10 часов утра 27 августа 1883 года. Детонация была слышна на расстоянии 5000 километров, в Австралии. Это был самый сильный «выстрел» в истории человечества. Взрывная волна распространилась по всей Земле и была зарегистрирована во всех метеорологических обсерваториях мира. По ней и стало возможным рассчитать интенсивность извержения. В воздух было выброшено около 20 км3 пепла и камней. Дождь с пеплом обрушился на поверхность Земли в окрестности до 100 километров. Приливная волна, вызванная извержением, передвигалась со скоростью 800 км/ч и стала главной причиной гибели 36 417 человек.

Иллюстрацией могущества сил природы является случай с канонеркой Голландского королевского флота «Бероу», которая была отнесена волной на три километра от побережья на высоту 10 метров. Приливная волна была отмечена во всех морях (у атлантического побережья Франции ее высота равнялась 30 см). Кроме того, несколько сот человек были сожжены облаком раскаленного газа, которое представляло собой боковой выброс и даже на расстоянии 40 километров сохраняло температуру в несколько сот градусов.

Сожжение и удушение горячими газами при вулканической деятельности случается довольно часто. Боковой выброс вулкана Мон-Пеле умертвил 8 мая 1902 года 30 000 жителей города Сэн-Пьер на острове Мартиника. В городе погибли все, включая моряков на кораблях в гавани, кроме единственного человека: осужденного, отбывавшего наказание в каменной тюремной камере без окон. Кипящая волна была, очевидно, небольшой по размерам, имела высокую температуру и распространялась со скоростью нескольких сотен километров в час. Каменные стены внушительной толщины не успели накалиться и защитили заключенного.

Вернемся, однако, на Кракатау. Его окрестности изменились. Некоторые острова исчезли, другие появились. Пепел был выброшен до самой стратосферы — более чем на 10 километров в высоту — и распространялся в западном направлении со скоростью свыше 80 км/ч. В течение последующих двух лет на всем земном шаре наблюдались необычные цветовые эффекты при закатах солнца — они были кроваво-красными и часто принимались людьми за отблески отдаленных пожаров.

После основного извержения в 10 часов 52 минуты произошло следующее, более слабые выбросы продолжались до 28 августа 1883 года. После этого вулкан более или менее успокоился вплоть до 1927 года, когда на его месте возник из моря конус вулкана Анак Кракатау (анак — по-малайски «дитя»), который является слабодействующим и сегодня. Подземные силы таким образом позаботились о необходимом предохранительном клапане.

Зрелище вулканического извержения ужасно. Пугают колебания почвы, вызывающие кинетоз, укачивание. Возникают трещины, в которые проваливаются люди, автомобили, поезда. Небо окутывается густыми тучами, в которых сверкают молнии. Вниз обрушиваются густые ливни с пеплом, который, как ил, покрывает большие пространства. Сопровождается все это несмолкаемым гулом.

Люди в панике разбегаются, ища укрытия, попадают под обломки…

Интересно, что живущие в зоне риска не стремятся оттуда переехать. Токийское землетрясение (1703) повторилось через два столетия, 1 сентября 1902 года. Оно уничтожило Токио и Иокогаму, снова погибло 200 000 человек. Сегодня в Японии считают, что, несмотря на средства защиты, землетрясение такой же интенсивности уничтожило бы три-четыре миллиона человек.

Еще более наглядным примером является Сан-Франциско. При землетрясении 18 апреля 1906 года погибло «лишь» 7000 человек, хотя материальный ущерб был огромен. Сегодняшние последствия могут быть значительно более тяжелыми. Притом совершенно очевидно, что землетрясение обязательно произойдет. На побережье Калифорнии надвигаются друг на друга два материковых ледника, и движение это невозможно остановить. Никто, однако, не собирается покидать город. Ужасы, которые в один из дней переживут горожане, возможно, станут для человечества напоминанием о том, что в его силах вызвать тысячи подобных катастроф одновременно по всей Земле, пока в мире остается атомное оружие…

Землетрясению непременно сопутствуют оползни, которые иногда могут захватывать обширные массивы.

Самый большой из известных нам оползней находится в горах Харт Маунтинз на территории штата Вайоминг (США). Он покрывает площадь в 2000 км2 и, судя по оставь шимся следам, распространялся местами со скоростью до 100 км/ч. К счастью, это случилось в далеком прошлом, около 30 миллионов лет тому назад.

10 000 лет назад каменная лавина обрушилась со склона хребта Кабир Куг в юго-западном Иране. Двадцать миллиардов кубических метров скал, каменный струящийся поток толщиной 300 метров сошел при землетрясении с северного склона Кабир Куг, вполз в долину, поднялся с противоположной стороны на 600 метров вверх, перевалил через горный хребет и остановился в долине, двадцатью километрами дальше. Еще сегодня острые гребни каменной лавины, названной Саидмаррег, имеют более 50 метров в высоту.

Существует довольно точное представление о явлениях, которые происходят при обвале каменной лавины. Самое удивительное, что эта лавина не устремляется вниз как водопад и даже не скатывается как потревоженная осыпь. Лавина течет, мчится со скоростью десятков метров в секунду и более, но при этом постоянно сохраняет первоначальное направление. Ее двигательная энергия настолько велика, что она поднимается по противоположным склонам на высоту сотен метров.

Подобная катастрофа постигла деревню Эльм в Швейцарии. 11 сентября 1881 года обрушился склон горы над деревней, подрытый неправильно заложенными карьерами. Каменная лавина засыпала всю деревню. В крайнем доме в Эльме (единственном сохранившемся) был засыпан его 76-летний хозяин. События он описывает подробно: «Я стоял у кухонных дверей, выходящих на улицу, слышал и с ужасом наблюдал, как рухнула гора. Я подумал, что моя жена с сыном находятся у другой двери и хотел пойти к ним. Но тут дом затрещал, меня подхватило ветром и вбросило внутрь в кухню. Я вдруг осознал, что не могу двинуться с места — не знаю, как это произошло, но я, стоя, был засыпан по шею обломками и камнями. Невозможно было пошевелить ни руками, ни ногами. Меня мучил страх за жену и сына. После долгого и страшного ожидания я, наконец, услышал голос сына: — Есть там кто-нибудь?— Да, Зепп, воскликнул я,— скорей сюда! — Я был рад, что еще кто-то уцелел. Потом мой сын начал меня откапывать». Камни не ранили старика, «протекли» мимо него. Он пережил только нервный шок, от которого вскоре оправился. За исключением этой семьи, в деревушке Эльм погибли все: 115 человек — мужчин, женщин, детей.

Большие оползни часто случаются в океанах, на краю континентального шельфа, где могут обрушиться кубические километры ила. В результате в океане возникает волна, Которая может преодолеть тысячи километров. Это и есть грозное цунами.

Скорость продвижения фронтальной волны весьма значительна. Цунами после чилийского землетрясения 1960 года пересекало Тихий океан, покрывая за час 700 километров. В открытом море такая волна не опасна, поскольку ее скаты очень пологие. На мелководье у берега она вздувается.

9 июля 1953 года цунами, вызванное землетрясением в глубинах Тихого океана, обрушилось на побережье Аляски. В море оно достигало высоты 17—35 метров. Очевидцы, наблюдавшие его приход, описывают ревущую отвесную водяную стену, устремившуюся к побережью. При ударе она смела все на высоте до 600 метров над уровнем моря, потом откатилась назад, обнажив морское дно.

Для землетрясения характерна внезапность. Хотя вулканы и подают сигнал возрастающей активностью, а тектонические землетрясения часто напоминают о себе повто­ряющимися слабыми толчками, сама катастрофа все же наступает почти всегда неожиданно.

Современная техника способна предсказать землетрясение почти в 50 % случаев. Земная кора вспучивается, наружу выталкивается радон, меняется ионизация воздуха, вблизи вулканов усиливается интенсивность колебаний почвы. Уловить эти изменения с помощью своих чувств человек не способен. Другое дело — звери. За много минут, даже часов, предчувствуют они наступление землетрясения, оползня, цунами. Змеи и мыши выползают из нор, животные выходят на открытое пространство. Видимо, они ощущают изменение электризации воздуха, а возможно, и «слышат» инфравибрацию — слабое колебание воды, воздуха, горных пород. Инстинктивно они чувствуют опасность и ведут себя соответственно. Беспокойно бегают, ищут открытое место. Весьма показательно, что при оползне в Эльме люди убегали от каменного потока вверх по склону. Они руководствовались логическим рассуждением, исходили из того, что лавина повернет, как поток воды, и будет разливаться в самых низких местах долины. Всех их лавина догнала и поглотила. Скот инстинктивно раз­бегался в разные стороны — и уцелел.

Значение инстинктивных поступков во время катастрофы велико. Но вполне полагаться на них человек не может. Человеческие инстинкты подавлены, искажены опытом цивилизованной жизни, рассудочным мышлением и рассудительными поступками. Вместе с тем практика показывает, что какая бы ситуация ни складывалась, любые действия при катастрофе лучше, чем полное бездействие. Сделать малейшую попытку спастись — лучше, чем положиться на волю случая. Ведь многое здесь зависит от случайности — спасение и смерть разделяют порой несколько миллиметров или секунд. И активность всегда увеличивает вероятность благоприятного исхода.

В то же время при катастрофе нередки случаи бессмысленного риска. Примером может стать недавний факт. 18 мая 1980 года при извержении в США вулкана Сен-Гелен, названного в честь французского дипломата позапрошлого века (но никак не вулкана Святой Елены в вольном переводе некоторых газетчиков), погибли зеваки, которые подошли поближе, чтобы посмотреть на действующий вулкан.

Чем можно объяснить такой риск? Ответ, очевидно, нужно искать за пределами рационального, здравого смысла человеческой личности. Причиной, судя по всему, является деформация инстинкта самосохранения. Этот инстинкт должен охранять нас от рискованных действий. Парадоксально, но он же может стать и причиной пагубной беспечности. Все мы, оказывается, уверены, что наша собственная смерть хотя и неизбежна, но очень далека и в ближайшее время просто маловероятна. Если бы мы действительно осознали смысл факта: каждый неизбежно умрет, и я в том числе, возможно, сегодня или завтра, в любой момент, то, наверное, погрузились бы в глубокую депрессию. Именно благодаря инстинкту самосохранения мы не хотим поверить в худшее даже при непосредственной угрозе для жизни в катастрофической ситуации. С одной стороны, это помогает не утратить самообладания, не запаниковать и сохранить достаточный оптимизм при поиске выхода, с другой — излишний оптимизм может привести к недооценке опасности и к авантюрным поступкам. Зевак порой влечет волнующее зрелище, и они наивно полагают, что будут только зрителями. Тем же, в принципе, объясняется и неосторожный бессмысленный обгон на шоссе. Стоит ли говорить, что все пострадавшие из-за своих действий были уверены, что окажутся на высоте положения.

Вулканы выбрасывают в атмосферу огромное количество пыли и пепла. При извержении вулкана Безымянный на Камчатке 22 октября 1955 года в воздух взлетели сотни кубических километров пепла, камней и лавы. Прибавив к этому еще песок и пыль, которые поднимают бури в пустынях, вполне можно ожидать перемен климата в масштабах всей планеты. Меняется отражательная способность Земли, ее альбедо, возникают новые конденсационные ядра, растет количество дождевых осадков.

Определенная, пусть и небольшая часть пыли попадает в атмосферу с Луны. Лунная пыль оказывается на Земле сложными путями, во всяком случае нельзя отрицать, что, может существовать связь между погодными изменениями и фазами нашего естественного спутника.

Кроме того, в земную атмосферу попадают тысячи тонн космической пыли метеоритного происхождения из отдаленных мест Солнечной системы. Траектория полета Земли вокруг Солнца временами пролегает вблизи орбит бывших комет, по которым до сих пор вращаются их остатки, обломки, пыль. Как выяснилось, эти мельчайшие космические частицы также влияют на интенсивность дождевых осадков в континентальных масштабах, поскольку после встречи с Землей в течение приблизительно трех дней они опускаются из верхних слоев атмосферы в нижние.

Пыль не только неразлучный космический попутчик Земли. Одна из ее разновидностей — специфический продукт современной цивилизации. Вместе с углекислым газом, окисью углерода и сероводородом, с аэрозолями различного, в том числе биологического, происхождения пыль скапливается над большими городами в виде смога.

Изменения количества пыли на протяжении столетия определить чрезвычайно трудно. Однако известно, как возрастало содержание ее «напарника» — углекислого газа. В конце последнего ледникового периода земная атмосфера содержала около 200 ppm CO2 (ррт — partes per milion — одна миллионная часть); в период, предшествующий эпохе индустриализации,— около 290 ррт. В 1958 году удельный вес СО2 равнялся уже 315 ррт, а в 1979—335 ррт. Если данная тенденция сохранится, концентрация углекислого газа в атмосфере не позже, чем через 300 лет, удвоится. Температура воздуха повысится на 2—3 К, причем считают, что это будет заметнее зимой и в высоких географических широтах. Предсказание, разумеется, довольно приблизительное, возможны отклонения в соотношении 1:100. Тем не менее проблемы с потеплением на Земле могут возникнуть уже в середине следующего столетия, то есть при жизни уже родившегося поколения. Так что самые молодые из читателей нашей книги смогут лично проверить точность приведенных нами выкладок.

Пофантазировав, можно представить, что в очень отдаленном будущем нас ожидает катастрофа колоссального размера. В сущности, имеется в виду возвращение к состоянию, которое было на Земле до ледникового периода. Ведь все вещества, попадающие в атмосферу при горении и производственных процессах, состоят из элементов, когда-то входивших в растения, извлеченных из неживой среды живыми организмами. Отличие заключается, пожалуй, лишь в том, что теперь эти элементы возвращаются в атмосферу в миллион раз быстрее. Встает вопрос, как нынешняя жизнь приспособится к таким быстрым переменам.

Неожиданным следствием даже небольшого увеличения температуры и количества осадков может стать существенное нарушение нормального протекания процесса оледенения. Не означает ли это, что нас подстерегает катастрофа в виде нового ледникового периода?

Материковые ледники движутся потому, что в их глубине под высоким давлением происходит понижение точки таяния льда и образуется тонкая прослойка воды. По ней ледовые массы скользят. Согласно математическим расчетам, достаточно ледникам Антарктиды «вырасти» с сегодняшних 2—4 километров до пяти, и давление на их основу повысится до такой степени, что огромные массы льда устремятся по мгновенно увеличившейся водяной прослойке в океан. И это не просто теоретическое предположение. Есть авторы, которые утверждают, что нечто подобное уже однажды случилось. Порядка 120 000 лет тому назад, когда, судя по изменениям в росте коралловых рифов, уровень Тихого океана поднялся на 8 метров, а температура океана снизилась на 2 К. Соответственно должна была понизиться и температура воздуха.

Но что же все-таки последует за разрушением антарктического ледника?

Возможно, то же самое, что и за 120 000 лет до нас. Покрытая ледниками океанская поверхность отражает больше солнечных лучей. Повысилась бы в целом отражательная способность Земли, ее альбедо, то есть земной шар получал бы меньше солнечной энергии. Наступило бы общее понижение температуры, после таяния плавающего льда поднялся бы уровень океана. Это означало бы следующий виток катастрофы, поскольку в результате оказались бы затопленными все морские порты. И как закономерный итог — наступил бы новый ледниковый период.

Вообще говоря, явление это для Земли не слишком редкое. Оледенение имело место уже в архейскую эру (найдены его признаки, сохранившиеся в течение 2300 миллионов лет). Следующее наступило в силурийском периоде, 400 миллионов лет тому назад. Еще одно — в каменноугольном и пермском периодах палеозойской эры, 250 миллионов лет назад. И, наконец, в четвертичном периоде произошло последнее оледенение, свидетелями которого были первые люди.

По сути, оно закончилось всего 11 000 лет назад, причем бросается в глаза его внезапное отступление. В течение одного тысячелетия растаял ледник, покрывавший всю Канаду, Гренландию, северную Европу и Азию, венчавший горные хребты Альп, Пиренеев, Татр, Карпат, Урала и представлявший собой ледяной панцирь толщиной 2000—4000 метров. Доказано, что такая масса льда не может растаять за столь короткий период благодаря одному лишь повышению температуры воздуха. Поэтому считается, что тогда произошло сползание большого количества льда в океан, но его снесло в более теплые районы, и там он растаял. На этом ледниковый период завершился. Температура в ранее оледенелых местах в основном повысилась, климат изменился, и сейчас ледники отступили.

Этому процессу в то время способствовало и повышение уровня океана. Закрытый некогда залив превратился в Северный Ледовитый океан, бассейн, из которого холодные морские воды вытекают на юг, где они аккумулируют тепло Гольфстрима, в корне изменившего климат Скандинавии и, вероятно, существенно повлиявшего на устранение ледников. Следует упомянуть и об образовании Берингова пролива, могшего стать патрубком, через который Гольфстрим всасывался под полярные льды.

Небезынтересно, что с исчезновением ледниковых масс, покрывавших материки, область арктического климата практически не изменилась, разве что немного потеплело в Канаде и одновременно похолодало в Сибири. Полюс холода как бы переместился на 500 километров дальше, в Восточную Сибирь.

Земля кажется нам очень стабильной. Эта «данность», однако, соответствует только нашим временным меркам. Материки движутся. Видоизменяется ледниковый покров. Неустойчиво термическое равновесие Земли. Нам неизвестно, чем обернется незначительное изменение отражательной способности или состава атмосферы: новым ледниковым периодом или, наоборот,— повышением температуры за счет «парникового эффекта». Даже площадь материков не является постоянной, обнажается и снова затопляется континентальный шельф (отмели глубиной до 200 метров). Помимо этого, колеблется количество растительности, объем ассимилятивных процессов, а следовательно, продуцирование углекислого газа и кислорода. И любое отклонение может повлиять на физические связи и климат.

Могло ли Солнце быть причиной климатических катастроф?

За миллиарды лет существования жизни на Земле интенсивность солнечной радиации усилилась почти на 40 %. Это связано с развитием Солнца как звезды и является за­кономерным процессом. Сегодня уровень радиации более или менее постоянен и будет таким еще очень долго — многие миллиарды лет.

В прошлом время от времени, возможно, происходили кратковременные колебания. Те же периоды оледенения могли являться событием сугубо земным или же зависеть от Солнца, равно как и иметь связь с процессами общекосмического масштаба. Ну хотя бы с прохождением Солнечной системы сквозь облако пыли. Никаких определенных сведений на этот счет нет.

Мы уже отмечали, что на формирование нашей Галактики оказывает влияние ударная волна, которая распространяется в ней и обусловливает существование спиральных рукавов. Период воздействия ударной волны в определенном месте Галактики равняется почти 100 миллионам лет. Нельзя исключить, что это могло каким-то образом сказаться на деятельности Солнца.

Другая гипотеза: Солнечная система прошла сквозь облако отторгнутой атмосферы одной из звезд Вольфа — Райе, новой или сверхновой. Да вот беда — следов подобной катастрофы вблизи Солнца не обнаружено.

А что если деятельность Солнца менялась по внутренним причинам?

И впрямь, наблюдаются периодические изменения земного климата в зависимости от Солнца, в частности от периода появления солнечных пятен. Это прежде всего одиннадцатилетние и двенадцатилетние периоды. Кажется, существует еще 86-летний период, возможны и другие — более длительные. С ними связаны изменения количества дождевых осадков, а отсюда — прироста древесной массы деревьев; меняется толщина годичных колец.

Наблюдение периодических изменений затруднено тем, что помимо Солнца значительное воздействие на них оказывают и динамические свойства земной атмосферы. Играют роль трение воздуха, его упругость, сжимаемость и инерция. Атмосфера, так сказать, вибрирует (конечно, очень медленно, с периодом колебания в 4—5 лет) между некоторыми предельными состояниями, и влияние солнечной активности таким образом искажается. В целом климатические изменения синхронизируются с основным одиннадцатилетним солнечным периодом, хотя промежуток между минимумами и максимумами может составлять как семь, так и пятнадцать лет; одиннадцать лет — это всего лишь длительный средний показатель.

Логика подсказывает, что будь, например, ледниковые периоды явлениями, характерными для всей Солнечной системы, какие-либо следы этого непременно существовали бы и за пределами Земли. Луна или, скажем, Меркурий — это голые небесные тела без атмосферы. Их климат принципиально отличается от земного. Венера, напротив, имеет атмосферу настолько густую, что локальные изменения, вероятно, доминируют над остальными. Но проводятся ведь и наблюдения за Марсом. Бесспорно, на его поверхности существуют образования, своими характеристиками весьма подобные (хочется даже сказать аналогичные) высохшим руслам рек в земных пустынях, так называемым вади. Не являются ли они свидетельством наличия в прошлом на марсианской поверхности воды? Действительно ли здесь когда-то струились водные потоки? Возможно, в доледниковый период? Или же из-за удаленности от Солнца последний ледниковый период на Марсе еще продолжается? Ведь даже на Земле еще не исчезли все явления периода оледенения. И дело не в ледниках, а в том, что на тысячах квадратных километров Сибири и Канады под поверхностью находится вечная мерзлота, пермафрост. Это замерзший ил, а не просто промерзшая до глубины твердь. Поверхность оттаивает в течение лета на глубину нескольких десятков сантиметров, в исключительных случаях чуть глубже, что делает возможным существование скудной жизни. Между тем почва промерзла местами на сотни метров вглубь, самая большая глубина составляет 1200 метров! Так, может, все воды Марса скрыты под его поверхностью в вечной мерзлоте? Или Марс покрыт и ледниками? Почему бы и нет. На примере Земли известно, что ледники, на которых лед не нарастает (а на Марсе ему взяться неоткуда), иногда так занесены песком и камнями, что на первый взгляд неотличимы от твердых горных пород. Вполне правдоподобно, что при экстремально низкой влажности атмосферы Марса, где никогда не идет дождь или снег, а осадки существуют только в виде тумана (и то лишь в полярных областях, в глубоких долинах вскоре после местного восхода Солнца), ледники покрыты пылью, и вся вода скрыта под поверхностью.

Период оледенения на Земле являлся катастрофой по меньшей мере в континентальных масштабах. Вымерли все большие млекопитающие умеренного пояса. Нетрудно догадаться, почему. Они не утонули при катастрофическом наводнении. Просто не смогли прокормиться. Определенная роль в их исчезновении принадлежала, по-видимому, и первобытным охотникам.

Сегодня мы уже знаем, как мамонты и другие животные попали на глубину, под землю, в лед. Наводнение здесь действительно ни при чем. В тундре при летнем таянии временами возникает болотная топь глубиной в несколько метров. Сверху она прикрыта тонким ледком, замаскирована мхом и лишайниками. И сегодня случается, что в такой топкой трясине увязнет машина с грузом и исчезнет в ее глубине. Может статься, что через тысячи лет, после весеннего паводка, обрушится часть берега какой-то реки и в отложениях откроется… грузовик. Для наших потомков это будет не меньшим курьезом, чем находки мамонтов, мастодонтов и носорогов в начале прошлого века для наших прадедов. И когда-нибудь археологи подробно исследуют не только тело погибшего шофера, но и нашу технику, включая состав материалов, горючего… Будут ли они удивлены, поймут ли нас?

Ледниковые периоды безусловно повлияли на развитие растительности. В то же время специалисты не исключают вариант гибели растительности перед оледенением. Возможно, она оказалась на грани исчезновения из-за нехватки углекислого газа, израсходованного чрезмерно пышной флорой в предшествующие периоды. Если так, то не стало ли в этом отношении оледенение коррекцией неблагоприятной тенденции, а вовсе не катастрофой?

И не станет ли такой же коррекцией нынешнее выделение СО2 при сжигании ископаемого топлива в производстве, в промышленности? Не исправляет ли наша цивилизация неблагоприятную тенденцию развития дикой природы, пусть мы и ставим ей в вину ухудшение жизненной среды на Земле, которое приводит к гибели многих организмов, в том числе и людей? Короче говоря, будет ли лучше без ухудшения? А вдруг концентрация углекислого газа понизится до уровня, при котором для большинства растений, в частности для лесов, станет невозможным фотосинтез?

Ледниковые периоды оказали положительное воздействие на эволюцию ряда организмов. Палеонтологические находки на островах Эллесмер и Аксель Хейберг в архипелаге Свердруп в северной Канаде позволяют предположить, что именно оттуда, из околополярных областей, распространялись на юг животные и растения субтропического типа. В начале третичного периода климат на этих островах был значительно теплее, к тому же много значил длинный световой день летом. В сумме это дало толчок развитию большого количества видов. Были найдены останки примитивных носорогообразных, жвачных, архаических копытных и даже примитивных (лемурообразных) обезьян. Кроме того, там обитали насекомоядные, хищники типа выдры и многие другие представители животного мира. Французский натуралист Жорж Луи Леклерк де Бюф-фон (1707—1788) первым пришел к выводу, что организмы на Земле распространялись с Севера на Юг. Он исходил из находок больших млекопитающих в Сибири, однако к его мнению тогда не прислушались. И лишь много позже становится ясно, что предки нынешних больших млекопитающих жили когда-то значительно севернее, чем сегодня. «Трофеи» палеонтологов, добытые в американской Арктике, доказывают, что растения мелового периода (60 миллионов лет тому назад) росли там за 18 миллионов лет до того, как появились в Северной Америке; а позвоночные третичного эоцена (30 миллионов лет назад) водились на севере на два — четыре миллиона лет раньше, чем в областях, где сегодня живут их потомки.

Это может показаться странным, противоречащим здравому смыслу. Ведь, на первый взгляд, следует ожидать, что наибольшее количество биологических видов происходит из тропиков, областей, где жизнь прямо кипит, где условия самые благоприятные, где не грозят зимние морозы или летняя засуха… Но все наоборот. С точки зрения эволюции тропики — консервативны. Изобилие пищи делает конкуренцию излишней, процесс совершенствования останавливается. Тогда как не слишком благоприятные условия умеренного климата заставляют организмы развивать максимальные адаптивные усилия.

Иногда, правда, условия настолько суровы, что живые организмы вынуждены поистине «цепляться» за жизнь. Выживают лишь несколько высокоспециализированных видов. Однако при менее тяжелых обстоятельствах возникает высокое давление на эволюцию, появляется большое разнообразие видов, развивается «конкуренция». Так вот и вышло, что когда-то теплый климат субарктических областей с долгими световыми днями способствовал зарождению и развитию флоры, которая в свою очередь делала возможным существование и эволюцию фауны. И только при последующем похолодании эти виды были вытеснены в южные области.

Подобным испытаниям на прочность подвергались и люди. Ледниковые периоды были катастрофой для многих биологических видов. Угрожали они, бесспорно, и жизни человека, существа очень плохо защищенного от холода и ненастья. Пожалуй, как раз угроза катастрофы, опасность гибели и привели к тому, что у некоторых первобытных людей развились более высокие умственные способности. Остальные погибли от холода и голода!

В самом деле, трудно себе представить возможность выжить в ледниковый период настолько физически неприспособленным созданиям, как первобытные люди, если не принимать во внимание зарождение интеллекта. Приспособление остальных организмов шло по пути специализации. Это обычное явление не только в условиях холода и зимы. В конце концов и наши общие предки превратились в сегодняшних горилл и шимпанзе специализацией для жизни на деревьях, то есть сделав шаг назад в своей эволюции. Специализация, особое телосложение, подкожный жир, образ жизни — порой даже возвращение с суши в море (у ныряющих млекопитающих), поскольку жизнь в холодных водах с высокой концентрацией кислорода наверняка богаче, чем на ледяной равнине,— все это привело к эволюции целого ряда высокоспециализированных полярных животных.

Человеку несвойствен такой высокий уровень специализации. Поэтому он адаптировался совершенно иначе. Возьмем, к примеру, экстремальные условия Севера. Акклиматизация эскимосов (они и сейчас живут в климатических условиях ледникового периода) основывается на вазомоторно-нервных регуляциях, а не на морфологических, телесных изменениях, как, например, у полярных животных. Звери на севере приспосабливают свой организм к пониженной отдаче энергии (что у ряда из них вызывает даже необходимость гибернации — зимней спячки). Люди в тех же обстоятельствах реагируют ее повышенной отдачей. Разумеется, это требует развития способности добывать себе достаточное количество пищи, а также влияет и на выбор еды, с тем чтобы она была максимально полезной человеку.

Эскимосская пища для нас была бы несъедобной, поскольку она должна содержать прежде всего большое количество чистого жира. Обычный ужин, например, происходит следующим образом: столующийся отрезает длинную полоску сырого подкожного сала, заталкивает его себе, сколько влезет, в рот, возле самых губ отхватывает порцию ножом, а остальное вежливо передает сидящему рядом… Одно представление о такой «трапезе» может вызвать у чувствительного человека приступ тошноты. Для полноты картины добавим: и в остальных случаях в Арктике, кроме мяса, не подается ничего, а единственной зеленью у эскимосов является заквашенное содержимое оленьего желудка, представляющее собой переваренные лишайники.

В начале нынешнего века в США на Всемирной выставке была представлена семья эскимосов, которая по непонятным причинам среди изобилия еды вдруг начала чахнуть. Положение удалось исправить лишь после того, как для них были закуплены и доставлены по назначению несколько ящиков сальных свечей (тогда они еще производились). Эскимосы начали с удовольствием ими закусывать.

Как видим, эскимосы акклиматизировались благодаря своему поведению, образу жизни, а вовсе не изменениям строения своего тела. Это стало возможным потому, что в полярных условиях им удалось найти достаточное количество пищи, овладеть высоким мастерством охоты, создать тип общества, приспособленного к суровым условиям Севера обычаями, которые нам часто кажутся странными. Как, например, промискуитет, обмен женами, умерщвление стариков и просто невероятная любовь к детям.

Человек достиг своего уровня потому, что обладал способностью приспосабливаться к большим изменениям и переворотам, формировавшим, но зачастую и ставившим под удар его жизнь. При этом у него возникала и развивалась потребность объединяться, чтобы легче было противостоять различным опасностям. Так возник человеческий коллектив, общество.

Человек — существо коллективное, он не может жить вне человеческого общества. Парадокс нашего времени заключается в том, что именно это общество, его потребности, потребности цивилизации могут стать угрозой и даже причиной уничтожения жизни на Земле.