Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Гнездовые взаимоотношения синантропных и полусинантроп­ных птиц, поселяющихся в жилищах человека, сельскохозяйс­венных постройках и искусственных гнездовьях,развешиваемыми человеком, недостаточно известны. Изучение этого вопроса дает возможность судить о значении птиц в распространении ряда ви­дов гнездовых кровососущих эктопаразитов, которые при некото­рых условиях, возможно, могут иметь весьма важное эпидемио­логическое значение. Кроме того, они (гнездовые взаимоотноше­ния) определяют численность и плотность гнездования ряда ви­дов птиц и их видовой состав в населенных пунктах (Ильенко, 1963).

Особый интерес в этом отношении вызывают зимующие синан­тропные птицы и в первую очередь домовый и полевой воробьи — наиболее постоянные и массовые птицы поселений человека, тес­но связанные с ним на протяжении всего года. Гнездовые взаи­моотношения воробьев с другими видами птиц могут быть сле­дующими (Ильенко, 1963).

Сожительство. Хорошо известно, что домовые воробьи (глав­ным образом среднеазиатский домовый воробей) поселяются в жи­лых гнездах хищных птиц (например, ворона —Corvus corax) (Спангенберг, 1941; Долгушин, 1948; Рустамов, 1958; Ротшильд, 1959 г. и мн. др.), в гнездах аистов (Ciconia ciconia), где во­робьи и гнездятся вместе со скворцами (Sturnusvulgaris) (Дергу­нов, 1928). Таких поселений птиц в Подмосковье мы не встречали.

Одной из форм сожительства можно считать гнездование во­робьев в норах и старых гнездах птиц, не занявших их для повторного гнездования в том же году: норы ласточек-берегову­шек (Riparia riparia), щурок (Merops apiaster), в гнездах со­рок (Pica pica) и в скворечниках, после гнездования скворцов.

Конкуренция из-за мест гнездования. Эти отношения могут выражаться в двух формах конкуренции — пассивной и активной. Пассивная конкуренция сказывается в том, что иногда большин­ство дупел и развешенных искусственных гнездовий занимают по­левые и домовые воробьи до прилета птиц — дуплогнездников с зимовки. Из-за этого привлекаемые в поселки птицы лишаются гнезд (Васильчук, 1915; Мальчевский, 1947; Благосклонов, 1939, 1950б, 1951). Активной конкуренцией считается выселение птиц из жилых гнезд (Ильенко, 1961). Так, например, скворцы высе­ляют воробьев из скворечников; последние захватывают жилые гнезда городских ласточек — Delichon urbica, а стрижи — жилые гнезда воробьев и т. п. Домовые воробьи охотно поселяются в гнездах городских ласточек, они могут изредка занимать гнезда деревенских ласточек (Hirundo rustica). Это явление обычное и отмечено для многих мест ареала домового воробья (Мензбир, 1895; Дергунов, 1928; Келейников, 1953; Witherby et al., 1938).

Гнезда городских ласточек домовые воробьи занимают в тот момент, когда ласточки еще не докончили постройку и размеры летка в гнездо достаточны по размерам для проникновения до­мовых воробьев. Когда гнездо уже слеплено, то леток настолько мал, что воробьи через него не могут проникнуть внутрь гнезда. Поэтому в период насиживания яиц и выкармливания птенцов ласточками домовые воробьи, как правило, не занимают гнезд ла­сточек. Н. И. Дергунов (1928) сообщает, что в Аскании-Нова домовые воробьи, захватывая жилые гнезда городских ласточек, нередко убивали хозяев. М. Ф. Пакшин и Н. И. Кузьмин (1963) наблюдали необычное поведение городских ласточек, которое при­вело к гибели воробья, обосновавшегося в одном из их гнезд. Сначала ласточки пытались выгнать воробья из гнезда, а потом, собравшись в стайку, быстро замуровали его там. Обычно (весной До прилета ласточек) воробьи занимают их гнезда, сохранившие­ся с предыдущего года, с разрушенными летками. Гнезда город­ских ласточек сохраняются 2—3 года, а иногда и больше, поэто­му постоянными местами для гнездования птицы обеспечены на Ряд лет (табл. 27). Не только воробьи, но и городские ласточки заселяют свои старые гнезда (Дементьев, 1954).

T_027

В гнездах ласточек осуществляется постоянная смена хозяев (табл. 27) как в разные годы, так и в один сезон размноже­ния. Так, в 1957 г. в двух старых гнездах городских ласточек сначала гнездились домовые воробьи, затем полевые; в 1958 г. одно из них было опять занято домовыми, а другое полевыми воробьями после их гнездования — опять городскими ласточками. В двух других гнездах, занятых сначала полевыми воробья­ми, затем гнездились домовые воробьи. Два гнезда повторно была заняты — домовыми и полевыми воробьями. Одно гнездо, слеплен­ное в 1956 г., в 1957 г. было занято городскими ласточками, в 1958 г. пустовало, в 1959 г. в нем вывели один выводок поле­вые воробьи, а в 1960 г. гнездились домовые воробьи и выкор­мили 2 выводка. Такая же смена хозяев наблюдается в искус­ственных гнездовьях и, очевидно, в дуплах деревьев (табл. 28).

T_028

При обследовании гнезд в июне 1957 г. в гнезде домового воробья, свитом под коньком навеса для хранения сельскохозяй­ственного инвентаря в 6 м над землей, был обнаружен выводок домовой мыши (Mus musculus).

T_028_a

Скворцы на территории пос. Чашниково гнездятся исключи­тельно в искусственных гнездовьях, но в 1959 г. при большой численности гнездящихся птиц из учтенных 40 гнезд скворцов три были в дуплах деревьев, два — в постройках человека.

Гнезда домовых воробьев, свитые под крышами домов и в от­верстиях стен, нередко занимают стрижи, а иногда полевые во­робьи. В 1958 г. нам удалось осмотреть 8 гнезд стрижей, все они были слеплены на гнездах воробьев. Стрижи занимают как освободившиеся после вылета птенцов, так и жилые гнезда во­робьев. Мы наблюдали три таких случая в 1957 и 1958 гг., ког­да из двух гнезд, расположенных под крышей дома, стрижи вы­кинули птенцов домового воробья, а в третьем гнезде разбили яйца, причем в последнем случае самец домового воробья погиб в драке со стрижами. В 1959 г. из 10 гнезд домовых воробьев, занятых стрижами, в четырех были уничтожены птенцы. О дра­ках между стрижами и воробьями и гибели выводков последних сообщает также Е. С. Птушенко (1951).

Наблюдения за местами гнездования массовых видов птиц в Подмосковье, проведенные в 1959 г., показали, что степень гнез­дового контакта (гнездование в гнездах другого вида птиц) меж­ду популяциями отдельных видов значительная (табл. 29). Как видно из таблицы, наибольший контакт популяций разных видов в местах гнездования наблюдается у домовых воробьев, в мень­шей степени — у стрижей и скворцов, и совсем незначительно — у городских ласточек и полевых воробьев. У других гнездящих­ся в поселке видов птиц в местах гнездования контакта между популяциями в 1959 г. отмечено не было.

T_029

Степень гнездового контакта популяций синантропных птиц, интенсивность конкуренции могут изменяться в зависимости от видового состава гнездящихся в населенном пункте птиц и от их численности. И. Л. Кулик (1949) наблюдала сильную конкурен­цию из-за мест гнездования в 1947 г. в Борке, где вследствие затопления большого числа деревень при образовании водохра­нилища скопилось большое количество птиц. На гнездование в 33 скворечниках претендовало 70 пар синантропов — дуплогнездни­ков (домовых и полевых воробьев, скворцов и стрижей).

Конкуренция из-за мест гнездования приводит к тому, что лишившиеся гнезд птицы вынуждены строить новые гнезда в других местах. Это особенно характерно для домовых воробьев. Так, в пос. Чашниково в 1959 г. гнездилось 38 пар этих птиц, 6 пар (15,7%), первоначально занявшие скворечники, были вы­селены скворцами в конце апреля. В период первого выводка и после него у 10 пар (26,3%) гнезда были заняты стрижами и у 2 пар (9,2%) переместившимися парами домовых воробьев. Только 1 пара (4,6%) сменила место гнездования по вине человека.

Таким образом, в течение первого выводка и после него сме­нили гнезда 24 пары, что составило 63,1% всей популяции. Часть птиц сменила гнезда 2 раза, другие, выселенные стрижами,— ис­чезли. Пары и отдельные птицы из распавшихся пар могут пе­ремещаться в места нового гнездования на большие расстояния. Мы отмечали перемещения таких птиц до800 м (Ильенко, 1959б). В 1959 г. сменившие гнезда воробьи осуществили все возможные перемещения между местами гнездования: сквореч­ник — строение человека, скворечник — дупло, дупло — сквореч­ник, строение человека — скворечник, строение человека — гнездо городской ласточки, между разными гнездами городских ласто­чек, между разными зданиями и между местами гнездования в одном доме.

В популяции полевых воробьев смена гнезд происходит значи­тельно реже. В 1959 г. из 23 гнездящихся пар сменили гнезда в искусственных гнездовьях 3 пары (13,0%) и все в результате разорения гнезд человеком.

Проведенные наблюдения позволили составить схему гнездо­вых взаимоотношений синантропных и полусинантропных птиц в населенных пунктах сельской местности с большим количеством видов гнездящихся синантропных птиц (рис. 25).

Схема гнездовых взаимоотношений птиц

Схема гнездовых взаимоотношений птиц

Схема показывает, что обитающая на определенной террито­рии популяция воробьев связана с другими видами птиц благо­даря общим местам гнездования. В течение лета, меняя места гнездования, домовые воробьи осуществляют постоянную связь между гнездами разных видов птиц. Это может способствовать заносу и распространению гнездовых паразитов. Основное значе­ние в транспортировке паразитов от гнезда к гнезду принадле­жит, по-видимому, домовым воробьям, поскольку они гнездятся в самых разнообразных местах.

В населенных пунктах, в которых гнездится несколько видов синантропных птиц, конкурирующих из-за мест гнездования, пе­рестройка пар и смена гнезд в период размножения — явление, по-видимому, обычное. Летом 1958 г. мы отметили несколько слу­чаев перемещения меченных цветными кольцами воробьев в пе­риод размножения. Летом 1959 г., когда были учтены все раз­множающиеся пары и в популяции было много меченых птиц, удалось выяснить, что смена мест гнездования и перестройка пар происходят у большинства гнездящихся воробьев. Перемеще­ние пар и отдельных птиц (как самцов, так и самок) в новые места гнездования могут происходить внутри одной колонии или между разными колониями (рис. 26 и 27).

Перемещения домовых воробьев в новые места гнездования летом 1958 г.

Перемещения домовых воробьев в новые места гнездования летом 1958 г.

Приводим примеры некоторых перемещений в новые места гнездования и изменение в составе размножающихся пар, кото­рые произошли летом 1958 и 1959 гг.

1. Самец № 21962 (помеченный 14 марта 1959 г.) с неоколь­цованной самкой в мае 1958 г. вывели первый выводок в гнезде городской ласточки, сохранившемся с 1957 г. В конце июля этот самец гнездился в другом гнезде городской ласточки, слеп­ленном в 1959 г., из которого он выгнал ласточек (рис. 26). В ап­реле 1959 г. этот самец гнездился также с неокольцованной сам­кой в отверстии стены кирпичного здания (гн. № 6, колония І, рис. 27). 20 мая это гнездо было занято стрижами. С 22 мая са­мец занял гнездо городской ласточки (гн. № 39), в котором впо­следствии выкормил один выводок. В июле 1960 г. он был обнаружен на гнездовании в этом же гнезде (до июля 1960 г. на­блюдение не проводилось).

Перемещения домовых воробьев в новые места гнездования летом 1959 г.

Перемещения домовых воробьев в новые места гнездования летом 1959 г.

Эта птица на протяжении двух сезонов размножения сменила 4 места гнездования (в радиусе всего 5 м) в одной коло­нии.

2. Самец № 21875 (помеченный цветными кольцами 24.11 1958 г.) с самкой № 21925 (помеченной 7.И 1958 г.) в конце апреля 1958 г. начали вить гнездо под крышей теплицы. Пара па неизвестным причинам распалась. Самец исчез. Место было занято полевыми воробьями, которые вывели здесь два выводка. 5 мая самка была отмечена с неокольцованным самцом в гнезде город­ской ласточки па другом здании (колония I), но построила эта пара гнездо под крышей этого здания (гн. № 3), где и вывела в начале июня птенцов. В июле самка гнездилась в колонии II в 550 м от первого гнезда (рис. 27).

3. Самец № 21961 (помеченный 14. III 1958 г.) с самкой № 21941 (помеченной 14. II 1958 г.) в начале апреля 1958 г. заняли скворечник. В середине апреля этот скворечник захватили скворцы. 25 апреля обе птицы были замечены, когда выбирали место для гнезда под крышей теплицы. В конце апреля сквор­цы покинули скворечник и эта пара воробьев вернулась в него. После вылета птенцов в июне обе птицы несколько раз были отмечены около скворечника, но второй кладки в нем не сделали и исчезли. 26 июля самка была обнаружена в паре с неоколь­цованным самцом на гнездовании под крышей одного из строе­ний в колонии III в 175 м от первого гнезда (рис. 26). В гнез­де были птенцы в возрасте 13—14 дней. Самец № 21961 был встречен 6 августа 1958 г. на кормежке невдалеке от второго места гнездования самки.

4. Самец № 21871 (помеченный 24. II 1958 г.) с самкой; № 21949 (помеченной 14. II 1958 г.) в конце апреля 1958 г. заняли скворечник (гн. № 36) и свили в нем гнездо. В начале мая они были выселены скворцами и свили гнездо под коньком крыши жилого дома (гн. № 41), где благополучно вывели два вы­водка. За зиму 1958—1959 гг. самец исчез. В июне 1959 г. сам­ка гнездилась в 800 м от прошлогоднего гнезда.

5. Самец № 21963 (помеченный 18. III 1958 г.) с неоколь­цованной самкой выкормили первый выводок в 1958 г. в венти­ляционном отверстии в стене кирпичного здания. В конце июля — начале августа этот самец также с неокольцованной самкой вы­кормили второй выводок в гнезде городской ласточки на другом здании (оба дома были в пределах колонии I). Первое гнездо было занято неокольцованной парой воробьев (рис. 26).

6. Самец № 21914 (помеченный 30. I 1958 г.) с неокольцо­ванной самкой гнездились в 1958 г. в гнезде городской ласточ­ки. Выкормили в нем два выводка. За зиму гнездо ласточки приш­ло в негодность. В 1959 г. этот самец с неокольцованной самкой выкормили три выводка в другом гнезде под крышей того же здания (гн. № 7, колония I).

7. Самка № 21964 (помеченная 18.111 1958 г.) в 1958 г. с неокольцованным самцом выкормили первый выводок в июне под стропилой крыши кирпичного здания (колония И). В конце июня в этом гнезде кормила птенцов пара неокольцованных птиц. Сам­ка № 21964 исчезла и больше не была встречена.

8. Самец № 22669 (окольцован слетком 10. VII 1958 г.) с нео­кольцованной самкой выкормили первый выводок в скворечника 25 июня он был отмечен в колонии I около гнезда городской ласточки. 26 июня к нему присоединилась самка № 22739 по­меченная 9. II 1959 г.), которая также гнездилась сначала в де­ревне. Они образовали пару, построили гнездо и вывели птенцов, которых начали выкармливать с 15 июля 1959 г. (рис. 27).

9. Самка № 21872 (помеченная 24. II 1958 г.) с неоколь­цованным самцом загнездились в 1958 г. под коньком крыши жи­лого дома (гн. №11, рис. 26). В конце мая из гнезда вылетели птенцы. Освободившееся гнездо сразу же было занято другой парой воробьев. Самка № 21872, по-видимому, со своим самцом переместилась в расположенное в 5 м старое гнездо городской ласточки (слепленное в 1956 г.), где вывела второй выводок. Самка была поймана повторно 26 декабря 1958 г. 27 марта 1959 г. она появилась с самцом № 22516 (помеченным 25.III 1959 г.) около гнезда, в котором в 1958 г. у нее был первый выводок. В нем они выкормили два выводка (см. рис. 27). В конце июля самка была обнаружена с неокольцованным самцом (в колонии III), которого покинула самка, гнездившаяся с ним в первом гнездовании (гн. № 38, см. ниже). Эта пара выкормила выводок, который был третьим для самки, а для самца — вторым. Второе гнездо отстояло от первого на 250 м (рис. 27 и 28). Самец № 22516 посещал в это время как первое, так и второе гнезда самки. В последнем случае он неоднократно делал попытки про­никнуть в гнездо, но всегда его изгонял новый самец. Самка относилась к нему индифферентно. Новый самец для птенцов собирал корм около гнезда, а самка летала за ним к своему перво­му гнезду. В июле 1960 г. самец № 22516 гнездился с неокольцованной самкой в гнезде городской ласточки в колонии I.

10. Самец № 21977 (помеченный птенцом 3.VI 1958 г.) с самкой № 22726 (помеченной 30. I 1959 г.) образовали пару в начале апреля и свили гнездо под крышей силосной башни (гн. 20, колония II, рис. 27 и 28). 23 мая они приступили к выкармливанию птенцов. В начале июня гнездо заняли стрижи. Птенцы, по-видимому, погибли. Самка исчезла. Самец № 21977 переместился на 550 м в колонию I и занял прошлогоднее гнез­до городской ласточки (гн. № 49).

Самка № 22524 (помеченная 7. III 1959 г.) с неокольцован­ным самцом образовала пару и приступила к гнездованию в кон­це мая в гнезде № 38 (колония III, рис. 27 и 28). 10 июня они начали выкармливать птенцов. После вылета птенцов из гнез­да самка покинула самца и переместилась в колонию I. 25 июня (на другой день после вылета птенцов, которые, возможно, по­гибли) самка была встречена с самцом № 21977 около занятого им гнезда. 27 июня было замечено, что эти птицы спаривались. Через час самка № 22524 спаривалась с другим самцом (№ 22530) около его гнезда (№ 36). После спаривания самка вернулась к самцу № 21977. С ним она осталась и вывела вто­рой выводок в гнезде № 49.

Неокольцованный самец все время держался около своего гне­зда (гн. № 38), пока не образовал пару с самкой № 21872 из гнезда 11 (см. пример 9).

11. Самка № 21868 (помеченная 20. II 1958 г.) летом 1958 г. с самцом № 21943 гнездились под крышей силосной башни (гн. № 12, в колонии II). Самец держался около гнезда до 1 апре­ля 1959 г., потом исчез. Самка образовала пару с самцом № 22593 (помеченным 9. I 1959 г.), они вывели первый выводок в том же гнезде в мае (рис. 27 и 28). В начале июня башню стали набивать зеленой массой для силосования. Обе птицы пере­местились и заняли гнездо № 24, в котором до этого размножа­лась другая пара (№ 24) воробьев. Эти птицы в свою очередь за­няли гнездо № 33. В гнезде № 24 самка № 21868 и самец № 22593 благополучно вывели второй выводок (в июне—начале июля). После вылета птенцов второго выводка самец переместил­ся обратно к гнезду № 12 и с новой самкой (№ 22728 из гн. № 23) выкормил третий выводок (для самки второй). Они начали кормить птенцов 6.VIII (рис. 28). Первая самка (№ 21868) этого сам­ца была встречена 11.VIII около гнезда № 24, т. е. она не погибла.

Схема взаимоотношения некоторых домовых воробьев в период размножения

Схема взаимоотношения некоторых домовых воробьев в период размножения

12. Самец № 22691 (помеченный 7. XII 1958 г.) неоднократно был встречен в марте с самкой № 22706 (помеченной 12. I 1959 г.) в колонии I, но образовал пару и загнездился с самкой № 22728 (помеченной 30. I 1959 г. в гн. № 23, колония II). В мае у них были птенцы. В июне гнездо заняли стрижи. Пара распалась, и самка, как мы говорили выше, образовала новую пару с самцом № 22593. Самка № 22706 вывела первый выводок в гнезде № 26 с неокольцованным самцом, а в июне переме­стилась в гнездо № 41, образовала с самцом № 22691 (из гн. № 23) пару и выкормила с ним второй выводок. Нео­кольцованный самец некоторое время находился около своего гнезда, а потом исчез.

13. Самец № 22530. (помеченный 9. III 1959 г.) с самкой № 22709 (помеченной 12. I 1959 г.) в марте образовали пару и держались около скворечника (гн. № 36, рис. 27). В конце мар­та они начали строить гнездо. 7 апреля скворечник был занят скворцами. Воробьи переместились в липовый парк и здесь в дупле дерева вывели первый выводок (гн. № 51). После вылета птенцов (июнь) самец вернулся обратно в скворечник, из которого улетели скворцы. В конце июля к нему присоединилась самка (№ 22709) и они вывели в этом гнезде второй выводок.

14. Пары № И, 1, 8, 16 и 30 (рис. 27), переместившиеся в новые места гнездования для постройки гнезд, после того, как их гнезда заняли стрижи, не распались.

Бигамия у домовых воробьев — явление, по видимому, неред­кое. Д. Самерс-Смис (1958) отметил три факта, когда у самцов было по две самки одновременно, в разных гнездах, но самец кормил птенцов только в одном из гнезд. Известны случаи сов­местного выкармливания птенцов несколькими птицами (Heyder, 1953) и откладка яиц двумя самками в одно гнездо (Summers Smith, 1958).

Попытку образования бигамной пары мы описали в примере 10, когда самка спаривалась с двумя самцами, у одного из ко­торых уже была самка (№ 22530). Отмечены и другие факты бигамии. Так, самка № 21944 (помеченная 14.11 1958 г.) с сам­цом № 21855 (помеченным 19. II 1958 г.) летом 1958 г. вывели Два выводка в скворечнике (гн. № 52, рис. 27 и 28). Весной 1959 г. они опять свили в нем гнездо. 15 апреля скворечник заняли скворцы. Самец исчез. Самка в продолжение апреля была встречена с разными самцами в нескольких местах, но загнездилась только в начале мая с самцом № 22566 (помеченным 7. И 1958 г.) в гнезде № 33 (колония II). У этого самца уже была самка (неокольцованная), которая в это время насижива­ла яйца в гнезде № 18 (колония III). Во время насиживания яиц самкой № 21944 самец № 22566 кормил птенцов в гнезде № 18, а когда у самки № 21944 вывелись птенцы, начал кормить их. Во втором и третьем гнездовании самец выкармливая птенцов только с неокольцованной самкой в гнезде № 18. Ме­жду гнездами № 18 и 33 расстояние 350 м.

Пока самка № 21944 воспитывала вылетевших из гнезда птен­цов (была встречена с выводком 13 и 15 нюня), ее гнездо было занято парой воробьев, переместившихся из гнезда № 24. Самка № 21944 вернулась к своему прошлогоднему гнезду (скворечник № 52) и с 23 июня встречалась около него регулярно. Вторую кладку она начала откладывать только в середине июня, после того, как смогла найти нового самца (№ 22576).

Самец № 22576 (помеченный 13. I 1959 г.) весной гнездился с самкой № 22526 (помеченной 9. III 1959 г.) в колонии ІІ, в гнездо № 25. 22 мая они начали кормить птенцов первого вы­водка, а 3 июня гнездо было занято стрижами. Птенцы погибла. Обе птицы переместились в гнездо 47, где в начале июля вы­кормили птенцов. После вылета птенцов самец покинул самку № 22526 и образовал пару с самкой № 21944 (см. выше) и вывел с ней второй выводок в августе. Самка № 22526 была встречена нами в стайке молодых птиц 30 июля 1959 г. в колонии II.

Саммерс-Смпс (1954, 1958) показал, что в условиях пригоро­дов и сельской местности в Ланкашире (Великобритания) пары у домовых воробьев и места гнездования сохраняются в течение всей их жизни. Образование новых пар может происходить лишь в том случае, если один из партнеров погибает. Он приводит пример постоянства одной пары воробьев и их гнезда в тече­ние 5 лет (наблюдения проводились за воробьями, помеченными цветными кольцами). По его мнению, при достаточном количе­стве мест для гнездования каждая пара имеет не менее двух мест, удобных для постройки гнезда, которые используются по очереди, но гнезда не отстоят далее чем 5 футов (15,25 м) друг от друга. Перемещения пар в более отдаленные места гнездова­ния в период размножения отмечались им крайне редко. Наи­большая дальность перемещения птицы (самки) в период размно­жения — 50 ярдов (45,5 м).

В противоположность этим данным, наши материалы показы­вают, что перемещения птиц и образование новых пар в попу­ляции домовых воробьев в период размножения могут происходить не только в результате гибели одного из партнеров. Огромное зна­чение имеет конкуренция из-за мест гнездования с другими ви­дами птиц, в первую очередь со скворцами и стрижами.

Как мы показали выше, лишившиеся гнезд пары домовых во­робьев либо не распадаясь перемещаются в другое место и строят новое гнездо, либо распадаются. В последнем случае оба партне­ра пары могут образовывать новые пары с другими птицами Интересно отметить, что главным образом после второго гнездования имеются случаи распада размножающихся пар без видимый причин. В этих случаях образовывал новую пару только один из партнеров (как самец, так и самка). За три сезона размножения мы отметили только одну пару домовых воробьев, которая размножалась в одном и том же гнезде два лета подряд (в 1958 и 1959 г.). В 1960 г. из этой пары сохранилась самка, которая выкормила птенцов в том же гнезде.

Нам кажется, что в зависимости от условий существования популяции воробьев степень постоянства пар и мест гнездова­ния будет различной. Существенное значение для этого, очевид­но, будет иметь видовой состав и численность гнездящихся си­нантропных птиц, конкурирующих из-за мест гнездования, что, по-видимому, зависит в свою очередь от типа поселения человека.