6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Современная наука наиболее плодотворно развивается на стыках различных отраслей. Так, например, в биологии наибольшее значение сейчас приобретают области, которые в какой-то мере объединяют взгляды на биологические особенности организма с общими химическими и физическими представлениями. Так возникли, с одной стороны, биохимия и биофизика, с другой — так называемая бионика, где основное место занимает вопрос о моделировании (в техническом плане) биологических систем, экономичность, миниатюрность и высокая эффективность которых поистине замечательны.

Необходимость таких научных исследований очевидна. Но трудность в их реализации еще очень велика. Биолог есть биолог, химик есть химик, физик есть физик. Сочетание в одном лице биолога, физика и химика встречается очень редко. Видимо, необходима какая-то новая система обучения. Развитие биологии (и смежных дисциплин) требует все большей и большей комплексности, синтетичности мышления.

Разумеется, что при такой сложности проблемы нельзя ожидать ее решения в ближайшее время, создания какой-то универсальной «точной» науки. Тем не менее представляются вполне реальными хотя бы попытки разрешить частные вопросы, в которых заинтересованы различные научные дисциплины. Надо сказать, что именно такие исследования обычно приносят значительные теоретические, а затем и практические результаты.

Книга профессора Д. Гриффина «Перелеты птиц» касается вопроса, представляющего интерес и для биолога, и для физика, и для инженера.

Общеизвестно, что сезонные перелеты птиц — одно из самых замечательных и удивительных явлений природы, которое привлекает к себе внимание с незапамятных времен. Много написано о них Аристотелем (около 330 г. до н.э.); отличное научное описание перелетов содержится в классической средневековой зоологической книге Фридриха II Гогенштауфена (1247 г. н.э.). Писали о перелетах и Линней, и Бюффон. Значителен вклад в дело изучения перелетов птиц и отечественных ученых (А. И. Пальмен, А. Ф. Миддендорф, М. А. Мензбир, Н. А. Северцов и др.).

Тем не менее проблема такая обширная и разносторонняя, что ее никак нельзя считать исчерпанной. Имеющиеся у нас книги о перелетах птиц не отражают нынешнего состояния вопроса, современных концепций, что, однако, не лишает их достоинств, к сожалению, все же преходящих.

Из относительно новых изданий о перелетах птиц следует упомянуть книгу М. А. Мензбира «Миграции птиц с зоогеографической точки зрения» (1934 г.), но она совершенно не затрагивает эколого-физиологической стороны вопроса; работу А. Н. Промптова «Сезонные миграции птиц» (1941 г.), в которой физиологическая сторона вопроса ограничивается, в сущности, рефлексологией и отчасти эндокринологией; научно-популярную книгу С. С. Турова «Перелеты птиц» (1941, 1948 гг.). Полезным был вышедший в 1956 г. Перевод книги И. Штейнбахера «Перелеты птиц и их изучение». Но, как уже говорилось, это во многом устаревшие или неполные работы.

Совсем недавно опубликован интересный труд А. В. Михеева «Роль факторов среды в формировании сезонных миграций птиц Восточной Палеарктики» (1964 г.). Несмотря на специальное название, он дает интересующемуся миграциями птиц читателю (имеются в виду, конечно, и неспециалисты) довольно полное общее представление об экологической стороне перелетов. Но о физиологическом аспекте явления и в этой работе говорится все же мало. Лучший общий обзор миграций птиц был опубликован Ж. Дорстом в 1956 г. Его известная книга «Les migrations des oiseaux» выдержала ряд изданий на французском и английском языках.

Книга Д. Гриффина отнюдь не дублирует книги Ж. Дорста. Она, как видно и из ее подзаголовка, в сущности, касается только биологических и физических основ ориентации птиц, непосредственно интересующих автора книги как исследователя. Правда, в очень сжатой форме приводятся и общие сведения. Но основное содержание книги — это разделы о «размахе» миграций и, следовательно, о требованиях, которые предъявляются во время перелетов к организму птицы; о технических пределах и успехах применения радиолокационных установок для изучения перелетов; о состоянии энергетического баланса организма птицы в течение периодических явлений вообще и перелетов, а также иных форм сезонных перемещений в частности; об ориентации и соответствующих анализирующих механизмах; об экспериментах по перемещению и возвращению «на место»; об использовании самолетов для наблюдений за птицами; об экспериментах по анализу навигации птиц и об астронавигации. Таким образом, в книге затронуты самые современные и в значительной мере спорные вопросы сезонных перемещений птиц. Надо отметить, что автор четко выделяет слабо выясненные стороны. С ним нельзя не согласиться, что, по-видимому, нет ни возможности, ни необходимости дать какое-то единое объяснение явлению ориентации. На самом деле имеет значение сложный комплекс внешних ориентиров, сложное взаимосвязанное и меняющееся соотношение внутренних состояний организма, отражающих время года (цикличность и периодичность), время суток, метеорологическую обстановку.

В целом книга Д. Гриффина дает широкое и вполне современное представление о предмете и в особенности о наших знаниях механизмов ориентации птиц и их функционирования.

Несколько слов об авторе книги. Профессор Дональд Р. Гриффин — биолог и физик. Такое удачное сочетание специальностей позволяет ему широко ставить и решать современные вопросы двух дисциплин, в чем может убедиться читатель этой книги. Гриф-фин родился в 1915 г. в городе Саутгемптоне (штат Нью-Йорк). Обучался в Андовере (штат Массачусетс), а затем — в Гарвардском университете, где в 1938 г. получил степень бакалавра, в 1940 г. — магистра, в 1942 г. — доктора философии. Был профессором физиологии и зоологии в Корнеллском университете в Нью-Йорке. С 1953 г. — профессор в Гарварде. В 1960 г. избран членом Национальной академии наук США.

Д. Гриффин — прирожденный натуралист. Однако он очень рано пришел к убеждению, что изучение экологии и поведения животных требует использования физических методик.

Уже в своих первых исследованиях при изучении ориентации летучих мышей Гриффину удалось, по совету профессора Г. Пирса, применить этот подход. Проблема имела давнюю историю. Еще в 1794 г. Спалланцани показал, что ослепленные летучие мыши ориентируются ничуть не хуже зрячих. Следовательно, они пользуются для ориентировки какими-то иными анализаторами.

И только в 1938 г. Д. Гриффину удалось экспериментально подтвердить высказанную в 1920 г. гипотезу Хартриджа, что основной способ ориентации летучих мышей — ультразвуковая локация. Летучие мыши испускают звуковые волны высокой частоты и улавливают их отражение от того или иного предмета. Путем изменения (замедления или ускорения) издаваемых импульсов летучая мышь не только определяет присутствие отражающего предмета, будь это даже мельчайшее насекомое, но и оценивает скорость его движения, расстояние до него и т. д. Результаты одного из наиболее интересных биологических открытий последних лет, имеющего большое значение и для решения ряда технических проблем, были рассмотрены Д. Гриффином в 1959 г. в книге «Эхо в жизни людей и животных».

Профессора Д. Гриффина и в дальнейшем интересовали проблемы, возникающие на стыке биологии и физики. В частности, ему принадлежит большое число исследований по ориентации птиц, проведенных с использованием самых разнообразных методик. Эти исследования, хотя и не в полной мере, обобщены в книге «Перелеты птиц».

Для понимания основной тенденции автора любопытно одно его высказывание. Будучи, как мы говорили, и биологом, и физиком, Д. Гриффин в начале своей деятельности считал, что физика — более сложная и квалифицированная наука, а биология — только описательная, призванная собирать и классифицировать факты. В дальнейшем работа и жизненный опыт убедили Д. Гриффина, что обе эти отрасли науки по крайней мере равноценны; у него возникло, как он пишет, «подозрение», что живые механизмы так сложны и удивительны, что понимание их строения и функций должно расширить горизонты физики.

Эта мысль, безусловно, заслуживает и внимания, и размышлений.

Г. ДЕМЕНТЬЕВ