6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

К гравитационным процессам относят такие, в воз­никновении и развитии которых основная роль принадлежит силе тяжести. Это, в общем, аналоги склоновых гравитационных про­цессов, происходящих на суше. Для проявления склоновых про­цессов на батиальных и абиссальных глубинах на морском дне условия особенно благоприятны, так как донные отложения вследствие высокого насыщения их водой обладают повышенной пластичностью. Именно гравитационные процессы осуществляют в океане основную работу по перемещению осадков.

Пока имеются лишь отрывочные сведения о крипе — процессе медленного сползания или оплывания толщ осадков на относитель­но пологих склонах. Одним из проявлений крипа являются пес­чаные потоки, а на резких перепадах профиля склона даже «пескопады», описанные при проведении подводных наблюдений в каньонах. Более широко известны подводные оползни, которые были впервые обнаружены А. Д. Архангельским и Н. М. Страхо­вым еще в 30-х годах при изучении осадков в Черном море. Уже при уклонах 3—5° могут возникнуть оползневые явления на мор­ском дне. Для того чтобы спровоцировать подводное оползание, достаточно небольшого сейсмического толчка или даже серии ритмических колебаний давления столба воды в верхней части материкового склона или на бровке шельфа, возникающих при прохождении гребней и ложбин волн во время крупных штормов. На более крутых склонах оползни могут возникать самопроиз­вольно, как только масса накапливающейся на наклонной поверх­ности толщи осадков превысит предел их прочности.

Подводные оползни могут быть «структурными»: сползают це­лые блоки пород без существенных нарушений структуры внутри блока. Более обычны пластичные подводные оползни:перемеще­ние блока пород, постепенно переходящее в пластическое течение грунта с внутренним взаимодействием частиц, подобное лавинам или грязекаменным потокам на суше. В результате массового развития подводных оползней на материковом склоне в его ниж­них частях и на материковом подножье формируется холмисто-западинный рельеф, как это, например, наблюдается в Мексикан­ском заливе, в море Бофорта и в других районах. Довольно часто встречаются ископаемые подводные оползни, вскрываемые в гео­логических разрезах. Примером могут служить мощные оползне­вые блоки фораминиферовых слоев палеогена в толще майкопских отложений, характерные для поднятия Кукурттау в Восточном Дагестане.

Другой тип гравитационных процессов — мутьевые потоки — гравитационное течение водной суспензии твердых частиц. Так как суспензия содержит взвешенные минеральные частицы, она имеет большую плотность, чем просто морская вода. В результате суспензия погружается на наклонное дно и скатывается по нему. Большая скорость течения потоков обеспечивает не только пере­нос взвешенного минерального материала, но в ряде случаев и эрозию дна.

Мутьевые потоки получают питание: а) на приустьевых участ­ках шельфа во время речных паводков, когда резко возрастает взвешенный сток рек; б) в результате перехвата потоков наносов в береговой зоне моря; в) путем разжижения движущейся вниз по склону оползневой массы. Подводные оползни, следовательно, способны переходить в мутьевые потоки. Именно так образовался мощный мутьевой поток в результате небольшого землетрясения на южном склоне Большой Ньюфаундлендской банки (рис. 121). Сначала возник опол­зень, который вскоре, еще в верхней части материкового склона, превратился в широ­кий и мощный мутьевой по­ток. Этим потоком было разор­вано и деформировано более 10 подводных телеграфных ка­белей, проложенных на его пу­ти. Отдельные куски кабеля были перемещены на десятки километров вниз по пути сле­дования потока. По усилиям, необходимым для разрыва ка­белей и перемещения их обрыв­ков на большие расстояния, были рассчитаны скорости по­тока: до 120 км/ч. Ширина по­тока достигала 330 км при об­щей протяженности около 920 км. Однако в большинстве случаев мутьевые потоки лока­лизуются в подводных каньо­нах, поэтому ширина их гораз­до меньше, но длина может до­стигать 1800 км и более. Ис­пользуя подводные каньоны как трассы, мутьевые потоки активно перестраивают их бор­та и тальвеги. Достигнув значительных скоростей еще до скатывания в подводный каньон, мутьевой поток эродирует поверхность шельфа и благодаря регрес­сивной эрозии способствует продвижению вершины каньона в сто­рону берега. Нередко в вершине каньона образуется несколько эро­зионных врезов, напоминающих водосборные воронки верховий горных рек.

Последствия подводного оползня и деятельности мутьевых потоков

Последствия подводного оползня и деятельности мутьевых потоков

В каньоне мутьевые потоки также эродируют дно и борта каньона, но ближе к его середине уже преобладает аккумулятив­ная деятельность. Формируются террасы и прирусловые валы. В устье каньона происходит массовое выпадение материала из суспензии и образование обширного конуса выноса. Осадки, пере­носимые мутьевыми потоками и слагающие конусы выноса, полу­чили название турбидитов. Такие конусы выноса в отдельных слу­чаях представляют собой грандиозные по размерам и мощности осадков образования. Размеры их находятся в прямой зависимо­сти от величины твердого стока реки, питающей своими выносами мутьевые потоки. Самым крупным образованием такого рода является конус выноса каньона Ганга (рис. 122), который зани­мает весь Бенгальский залив и выдвигается своим внешним краем далеко в пределы Центральной и Кокосовой котловин ложа Ин­дийского океана. Следует заметить, что твердый сток Ганга — Брахмапутры превышает 21 млрд. т, что составляет 12% твердого стока всех рек мира. Мощность осадков, слагающих этот конус, более 5 км.

Конусы выноса мутьевых потоков в северо-восточной части Индийского океана

Конусы выноса мутьевых потоков в северо-восточной части Индийского океана

Если материковый склон густо изборожден подводными кань­онами, конусы выноса смежных каньонов сливаются друг с дру­гом и в целом образуют волнистую наклонную равнину матери­кового подножья. Таким образом, мутьевые потоки представляют собой важнейший механизм формирования рельефа материкового подножья.

Мутьевые потоки, даже после того, как большая часть пере­носимых ими минеральных частиц отложится в каньонах и в ко­нусах выноса, еще сохраняют характер суспензии, хотя и гораздо менее плотной, чем ранее. Такие мутьевые потоки малой плотно­сти эродируют поверхность конуса и устремляются в пределы ложа океана, где они служат одним из основных источников образова­ния плоских абиссальных равнин, примыкающих к материковому подножью, образованному конусами выноса подводных каньонов. Наиболее значительные, далеко проникающие в пределы абиссаль­ных равнин мутьевые потоки эродируют их поверхность, образуют крупнейшие долинообразные врезанные формы рельефа, которые целесообразно именовать абиссальными долинами. Такие же абис­сальные долины, глубина вреза которых от 50 до нескольких сотен метров, образуются и на крупных конусах выноса (рис. 122). Абиссальные долины бывают нередко обвалованы прирусловыми валами высотой до нескольких десятков метров. Густая сеть абиссальных долин (рис. 123) развита в северо-восточной части Тихого океана.

Абиссальные долины в северо-восточной части Тихого океана

Абиссальные долины в северо-восточной части Тихого океана