6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Около 35% площади материков покрыто водами морей и океанов. Мегарельеф подводной окраины материков име­ет свои существенные особенности. Примерно 2/3 ее приходится на северное полушарие и только Уз — на южное. Отметим также, что чем больше океан, тем меньшую долю от его площади занимает подводная окраина материков. Например, у Тихого океана она составляет 10%, у Северного Ледовитого — более 60%. Подводная окраина материков делится на шельф, материковый склон и ма­териковое подножье.

Шельф. Прибрежную, относительно мелководную часть мор­ского дна, имеющую более или менее выровненный рельеф и в структурно-геологическом отношении представляющую собой непосредственное продолжение прилегающей суши, называют шельфом. Около 90% площади шельфа составляют затопленные равнины материковых платформ, которые в различные геологиче­ские эпохи в связи с изменением уровня океана и вертикальными движениями земной коры затоплялись то в большей, то в меньшей степени. Например, в меловое время шельфы были распростране­ны гораздо шире, чем сейчас. Во время четвертичных оледенений уровень океана понижался более чем на 100 м по сравнению с со­временным, и, соответственно, обширные пространства нынешнего шельфа тогда представляли собой континентальные равнины. Та­ким образом, верхняя граница шельфа непостоянная, она меня­ется из-за абсолютных и относительных колебаний уровня Миро­вого океана. Самые недавние изменения уровня были связаны с чередованием ледниковых и межледниковых эпох в четвертичное время. После таяния ледникового покрова в северном полушарии уровень океана поднялся примерно на 100 м по сравнению с по­ложением его во время последнего оледенения.

Рельеф шельфа преимущественно равнинный: средние уклоны поверхности от 30′ до 1°. В пределах шельфа широко распростра­нены реликтовые формы рельефа, возникшие в прошлом в конти­нентальных условиях (рис. 22). Например, на атлантическом шельфе США к северу от полуострова Кейп-Код дно представляет собой затопленную ледниково-аккумулятивную равнину со всеми характерными формами гляциального рельефа. Южнее полуостро­ва Кейп-Код последнее оледенение не распространялось, здесь прослеживается холмистая равнина с округлыми мягкими водо­разделами и четко выраженными затопленными речными доли­нами. Во многих районах в пределах шельфа распространены различные структурно-денудационные (также реликтовые) формы рельефа, образовавшиеся в результате воздействия денудацион­ных факторов на геологические структуры. Так, при моноклиналь­ном залегании пород довольно часто формируется характерный грядовый рельеф, связанный с препарировкой прочных пород.

Реликтовый субаэральный рельеф на шельфе

Реликтовый субаэральный рельеф на шельфе

Наряду с реликтовыми субаэральными равнинами на шельфе встречаются абразионные равнины, выработанные либо при прош­лом, либо при современном уровне моря (бенчи береговой зоны), а также аккумулятивные равнины, сложенные современными мор­скими осадками.

Поскольку равнины шельфа представляют собой преимущест­венно затопленные равнины материковых платформ, крупные черты рельефа здесь обусловлены (как и на суше) особенностями структуры этих платформ. Пониженные области шельфа часто соответствуют синеклизам, возвышенности — антеклизам. Нередко на шельфе встречаются отдельные впадины, резко переуглублен­ные относительно соседних участков дна. Мы предлагаем назы­вать их суббатиальными впадинами. В большинстве случаев это грабены, днища которых выстланы толщей современных морских отложений. Таковы, например, Кандалакшская впадина Белого моря, глубина которой более чем на 100 м превышает глубину соседних участков, желоб Святого Лаврентия на канадском шель­фе Атлантического океана и многие другие.

Раньше считалось, что шельф заканчивается на глубине 200 м, где он сменяется материковым склоном. Современные исследова­ния показали, что трудно говорить о какой-то определенной глу­бине, до которой распространяется шельф. Граница между шель­фом и материковым склоном морфологическая. Это бровка шель­фа — почти всегда четко выраженный перегиб профиля дна, ниже которого его уклоны значительно возрастают. Часто бровка нахо­дится на глубине 100—130 м, иногда (например, на современных абразионных подводных равнинах) она отмечается на глубине и 50—60 м, и 200 м. Есть также шельфовые равнины, распростра­няющиеся на гораздо большие глубины. Так, большая часть дна Охотского моря — шельф и по геологическим, и по геоморфологи­ческим признакам, а глубины здесь в основном 500—600 м, места­ми даже более 1000 м. У типично шельфового Баренцева моря бровка шельфа проходит на глубине более 400 м. Это говорит о том, что происхождение шельфа связано не только с затоплением окраинных равнин суши в результате повышения уровня моря, но и с новейшими тектоническими опусканиями окраин материков. Одной из интересных форм рельефа шельфа являются затоп­ленные береговые линии — комплексы береговых абразионных и аккумулятивных форм, отмечающие уровни моря в прошлые эпо­хи. Изучение древних береговых линий, как и изучение вертикаль­ных разрезов отложений шельфа, позволяет выяснить конкретные детали истории развития шельфа в том или ином районе.

На шельфе широко распространены также различные формы рельефа, образованные современными субаквальными процесса­ми—волнением, приливными и другими течениями (см. гл. 19). В тропических водах в пределах шельфа весьма типичны корал­ловые рифы— формы рельефа, созданные колониями коралловых полипов и известковых водорослей (см. гл. 20).

Прибрежные участки дна, прилегающие к островам переходной зоны или к океаническим островам, выровненные и относительно мелководные, также обычно называют шельфом. Эта разновид­ность шельфов занимает незначительную площадь, составляющую всего несколько процентов от всей площади шельфа, в основном имеющего платформенную структуру.

Материковый склон. Более или менее узкая зона морского дна ниже (глубже) бровки шельфа, характеризующаяся относительно крутым уклоном поверхности, представляет собойматериковый склон. Средний угол наклона материкового склона — 5—7°, неред­ко 15—20°, иногда даже более 50°. Очень часто материковый склон имеет ступенчатый  профиль, и большие-уклоны приходятся как раз на уступы между ступеня­ми. Дно между уступами имеет вид наклонной равнины. Иног­да ступени бывают очень ши­рокими (десятки и сотни кило­метров). Их называют краевы­ми плато материкового склона. Типичным примером краевого плато является подводное пла­то Блейк, расположенное к во­стоку от Флориды (рис. 23). Оно отделяется от шельфа на глубинах 100—500 м уступом и дальше простирается в виде широкой наклонной к востоку ступени до глубины 1500 м, где заканчивается очень крутым уступом, уходящим на боль­шую глубину (более 5 км). У материкового склона Аргенти­ны насчитывается до десятка таких (но более узких) ступе­ней.

Краевое плато Блейк

Краевое плато Блейк

В пределах материкового  склона широко распространены расчленяющие его вкрест про­стирания подводные каньоны. Эти глубоко врезанные ложбины иногда располагаются так часто, что придают в плане бровке шельфа облик бахромы (рис. 24). Глу­бина вреза многих каньонов достигает 2000 м, а протяженность наиболее крупных из них — сотен километров. Склоны каньонов крутые, поперечный профиль нередко V-образный. Уклоны продоль­ного профиля подводных каньонов в верховьях в среднем 0,12, в средних отрезках —0,07, в нижних —0,04.Многие каньоны имеют ответвления, извилистые, чаще довольно прямолинейные. Они про­резают весь материковый склон, а наиболее крупные продолжают­ся и глубокие основания склона.

Атлантическая подводная окраина Северной Америки

Атлантическая подводная окраина Северной Америки

В устьях каньонов обычно отмечаются крупные аккумулятивные формы — конусы выноса.

Подводные каньоны очень напоминают речные долины или каньоны горных стран. Характерно, что многие крупные каньоны лежат напротив устьев больших рек, образуя как бы подводные продолжения их долин. Эти черты сходства и связи подводных каньонов с речными долинами натолкнули на мысль, не являются ли подводные каньоны затопленными речными долинами. Так воз­никла эрозионная, или флювиальная. гипотеза образования под­водных каньонов.

Однако при определенных чертах сходства есть и заметные различия между подводными каньонами и речными долинами. Продольный профиль большинства каньонов гораздо круче, чем профиль горных речных долин. Нередко в каньонах наблюдаются значительные обратные уклоны, что также не согласуется с гипо­тезой их речного происхождения. Многие подводные каньоны рас­полагаются на продолжении равнинных рек, а сами по облику близки к горным долинам и характеризуются очень глубоким врезом в породы, слагающие материковый склон.

Большинство каньонов заканчивается на глубинах 3000 м и более. Если принять речную гипотезу их образования, то придется допустить, что уровень океана был более чем на 3 кмниже со­временного геологически недавно — в четвертичное время или в плиоцене, так как некоторые каньоны прорезают очень молодые — палеогеновые и даже миоценовые породы. Однако в соответствии с современными представлениями о масштабах четвертичного оле­денения уровень океана в плейстоцене не снижался более чем на 100—120 м. Считать же, что все подводные каньоны оказались на такой большой глубине вследствие тектонического опускания нижних отрезков речных долин, тоже нельзя, так как они имеют повсеместное распространение. Кроме того, даже такое допущение не объясняет их глубокой врезанности.

Вопрос о происхождении подводных каньонов должен рассмат­риваться совместно с вопросом о генезисе и тектонической при­роде материкового склона. Можно считать, чтоматериковый склон в своей основе — это система ступенчатых сбросов, образовавших­ся в результате скалывания края материкового выступа, оказав­шегося в пограничной зоне между областью с тенденцией к под­нятию или слабому погружению — материковой платформой и об­ластью с тенденцией к значительному погружению — ложем океа­на. Скалывание и возрастание тенденции к погружению по на­правлению к ложу океана и обусловили ступенчатый профиль материкового склона. Одновременно возникающие в земной коре напряжения находили разрядку и другим путем — в образовании радиальных разломов, рассекающих материковый склон вкрест его простирания. По таким радиальным разломам и образованы подводные каньоны, которые в одних случаях унаследовали ги­гантские зияющие трещины в земной коре, в других — узкие гра­бены, выкроенные по близко располагающимся радиальным раз­ломам (рис. 25). Нередко они выработаны по тектоническим зонам дробления горных пород.

Схема, иллюстрирующая тектоническое заложение подводных каньонов

Схема, иллюстрирующая тектоническое заложение подводных каньонов

Материковому склону свойственна земная кора материкового типа. Образцы коренных пород, взятые в подводных каньонах и на ступенях материкового склона с исследовательских судов с по­мощью специальных приборов — драг, показали, что это породы того же состава и возраста, что и на прилегающей суше и на шельфе. Наиболее убедительно геологическое и геоморфологиче­ское единство материковых платформ суши, шельфа и материко­вого склона было доказано подводным бурением и геофизическими данными. Так, геологический профиль, построенный по данным морских скважин и геофизики в районе плато Блейк, свидетель­ствует о том, что геологические напластования, слагающие при­брежную равнину Флориды, прослеживаются как в пределах шель­фа, так и на краевом плато Блейк (рис. 26).

Глубинное строение подводной окраины Северной Америки

Глубинное строение подводной окраины Северной Америки

Для многих районов материкового склона (например, в Мек­сиканском заливе, в Средиземном море) характерны бугристые формы рельефа, обусловленные соляной тектоникой. Иногда встре­чаются также вулканические и грязевулканические образования.

Материковое подножье. Материковое подножье наряду с шель­фом и материковым склоном — крупнейшая форма рельефа под­водной окраины материка. В рельефе дна морей и океанов мате­риковое подножье в большинстве случаев выражено наклонной равниной, прилегающей к основанию материкового склона и про­тягивающейся полосой шириной в несколько сотен километров между материковым склоном и ложем океана. Равнина имеет мак­симальный уклон (до 2,5°) вблизи основания материкового склона. В сторону океана она постепенно выполаживается и заканчива­ется на глубинах порядка 3,5—4,5 км. Поверхность равнины при пересечении ее по простиранию, т. е. вдоль основания материко­вого склона, слегка волнистая. Местами она прорезана крупными подводными каньонами. Значительная часть поверхности равнины образована конусами выноса, располагающимися у устьев круп­ных подводных каньонов. В верхней части поперечного профиля материкового подножья нередко отмечается характерный холми­сто-западинный рельеф, сильно напоминающий оползневый рель­еф суши, только представленный более крупными формами. Во­обще материковое подножье в его типическом выражении — по преимуществу аккумулятивное образование. Как свидетельствуют данные геофизических исследований, покров морских отложений на дне океана достигает максимальной мощности именно на мате­риковом подножье. Если в среднем в океане мощность рыхлых осадков редко превышает 200—500 м, то на материковом подножье она достигает 3—5 км (см. рис. 26).

С помощью глубинного сейсмического зондирования выяснено, что структура материкового подножья характеризуется глубоким прогибом земной коры, и большая мощность осадков здесь возни­кает именно в результате заполнения этого прогиба. Главный источник поступления осадочного материала — продукты разруше­ния пород суши, выносимых реками в пределы шельфа, откуда этот материал в огромных количествах выносится в результате подводного оползания масс осадков и действия мутьевых потоков, т. е. процессов, о которых более подробно говорится в гл. 20. Под­водные каньоны служат трассами для наиболее мощных мутьевых потоков, которые и создают огромные конусы выноса в устьях подводных каньонов. Таким образом,вся аккумулятивная равнина материкового подножья может рассматриваться как огромный шлейф из осадков, накапливающихся у основания материкового склона.

Под мощной толщей отложений все еще продолжается кора материкового типа, хотя мощность ее здесь заметно уменьшается. В некоторых случаях толща, слагающая материковое подножье, залегает на океанической коре благодаря выдвижению ее за пре­делы развития материковой коры. Чаще же в земной коре, сла­гающей материковое подножье, обнаруживается еще гранитный слой, что позволяет считать его наряду с шельфом и материковым склоном одним из крупных элементов подводной окраины мате­рика.

В некоторых районах строение материкового подножья заметно отличается от описанного. Например, к востоку от уже упоми­навшегося плато Блейк материковое подножье в рельефе океан­ского дна выражено очень глубокой впадиной (до 5,5 км глуби­ны), прилегающей в виде узкой полосы к подножью плато. По-ви­димому, это структурный прогиб, типичный для глубинной структуры материкового подножья, но еще не заполненный осад­ками. В западной части Средиземного моря материковое подножье выражено холмистым или низкогорным рельефом,обусловленным развитием солянокупольных структур.

Бордерленды и микроконтиненты. На некоторых участках под­водная окраина материка настолько раздроблена разрывными тектоническими нарушениями, что здесь практически невозможно выделить такие элементы, как шельф, материковый склон, мате­риковое подножье. Так, у берегов Калифорнии переход от мате­рика к океану представлен широкой полосой дна сочень пере­сеченным рельефом. Крупные возвышенности с плоскими верши­нами и крутыми склонами чередуются с такими же по размеру и очертаниям впадинами. Этот рельеф, по-видимому, возник в ре­зультате проявления очень интенсивных тектонических процессов, обусловивших дробление подводной окраины материка на ряд гор­стов и грабенов. Такие раздробленные участки подводной окраины материков получили название бордерленда.

В пределах океанов иногда встречаются подводные или над­водные возвышенности, сложенные корой материкового типа, но не связанные с материками. Они отделены от материков обшир­ными пространствами дна с океаническим типом земной коры. Таковы, например, Сейшельские острова и их подводное основа­ние — Сейшельская банка (западная часть Индийского океана). Еще более крупные образования этого рода — подводные окраины Новой Зеландии, которые вместе с ней образуют массив конти­нентальной земной коры площадью более 4 млн. км2. Плосковер­шинные поднятия Зенит, Натуралиста и другие в Западно-Австра­лийской котловине Индийского океана также сложены материко­вой корой. Нередко такие формы рассматривают как остатки более обширных когда-то материковых платформ, ныне погрузив­шихся на дно океана. В принципе, однако, возможно и обратное предположение: быть может, это участки, где начался процесс образования материковой коры, но по каким-то причинам не по­лучил дальнейшего развития. Такие возвышенности, сложенные материковой земной корой, но со всех сторон окруженные корой океанического типа, называются микроконтинентами.