6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Как известно из курса геологии, платформы — это основные элементы структуры материков, которые в отличие от геосинклиналей характеризуются более спокойным тектоническим режимом, меньшей интенсивностью проявлений магматизма и сей­смичности.

Дифференцированность, скорости и амплитуды вертикальных колебательных движений в пределах платформ также невелики. Поэтому более 50% площади платформ занято низменными равни­нами, невысокими плато, плоскогорьями или шельфовыми морями типа Балтийского, Желтого и др.

Как было сказано выше, материковые платформы неодинаковы по возрасту. Значительные их части, главным образом по пери­ферии, стали платформами геологически сравнительно недавно — в мезозое. Раньше эти участки платформ были областями интен­сивной деятельности эндогенных процессов, областями активного горообразования. Свидетелями этого являются горные сооруже­ния, окаймляющие древние (докембрийские) материковые плат­формы, например горы Северо-Востока СССР, обрамляющие с востока Сибирскую платформу. На материковых платформах, главным образом на щитах, местами сохранились так называемые остаточные (останцовые) горы древних складчатых сооружений, сильно денудированные, но еще достаточно заметные в рельефе, а местами возникли глыбовые и вулканические горы в результате последующей тектонической переработки. К территориям, харак­теризующимся сложным сочетанием денудационных равнин на складчатом основании, ступенчатых и наклонных равнин на мо­ноклинальных пластах, столовых гор и вулканических плато, гор и плоскогорий, относятся Гвианское и Бразильское плоскогорья в пределах Южно-Американской платформы, ряд нагорий и гор­ных массивов в пределах Африкано-Аравийской платформы, горы Путорана на северо-западе Сибирской платформы и др. Наконец, известны и такие участки платформ, которые, несмотря на свою древность, в недавнем геологическом прошлом испытали коренную перестройку рельефа, стали тектонически активными и на их месте возникли горы. Такие районы характеризуются высокой сейсмичностью и проявлением современного вулканизма. Это так назы­ваемыевозрожденные (эпиплатформенные) горы.

Наибольшую площадь среди материковых платформ занимают древние (докембрийские) платформы. К числу таких платформ: относятся: Южно-Американская, Африкано-Аравийская, Индостанская, Австралийская, Северо-Американская, Восточно-Европейская, Сибирская, Северо-Китайская, Южно-Китайская. Из сопоставле­ния тектонической и физической карт мира видно, что этим плат­формам в крупном плане соответствуют относительно ровные по­ниженные или невысоко приподнятые пространства материков; хотя характер рельефа этих пространств не остается одинаковым от места к месту.

На платформах южного полушария в течение длительного вре­мени поднятия преобладали над погружениями, поэтому они ха­рактеризуются более значительными средними высотами, в их пределах чаще встречаются довольно высокие горные массивы. Значительную часть площади платформ занимают щиты, кристал­лические породы которых и структуры кристаллического фунда­мента оказывают существенно влияние на рельеф, формирующийся под воздействием внешних (экзогенных) сил. Эти платформы ха­рактеризуются несколько повышенной сейсмичностью. В их пре­делах встречаются трубки взрыва. По ряду признаков к платфор­мам южного полушария близки Сибирская и Индостанская плат­формы. Важнейшими структурными элементами древних платформ кроме отмеченных щитов являются антеклизы и синеклизы, обычно выраженные в рельефе в виде обширных возвышенностей и впадин. Следует отметить, что антеклизы и синеклизы часто связаны с подвижками блоков фундамента по разломам. Отра­жение этих структур в рельефе оказывает существенное влияние на распределение поверхностного стока и формирование речных систем. Последние тяготеют к синеклизам и другим более мелким отрицательным структурам, а основные водоразделы располага­ются в пределах антеклиз. Так, в пределах Восточно-Европейской платформы бассейны Среднего Днепра, Верхней Волги, Печоры довольно четко совпадают с контурами соответственно Украин­ской, Московской и Печорской синеклиз.

Испытывая медленные, но устойчивые во времени восходящие движения, щиты и антеклизы создают предпосылки для формиро­вания на них преимущественно денудационных равнин.К синекли­зам, особенно к тем, которые испытали длительное погружение или продолжают погружаться и в настоящее время, приурочены аккумулятивные равнины. Горы платформ области преимуще­ственной денудации.

Аккумулятивные равнины обычно сложены с поверхности мощ­ными толщами  новейших, неоген-четвертичных слабо консолидированных отложений, хотя часто аккумулятивный процесс здесь имеет унаследованный характер. Например, аккумулятивная рав­нина вдоль реки Амазонки, приуроченная к одноименной синеклизе Южно-Американской платформы, начала формироваться еще в протерозое. В основании аккумулятивной равнины Прикаспий­ской низменности лежат пермские отложения палеозоя и т. д.

Денудация в пределах аккумулятивных равнин ослаблена или имеет локальное развитие. Продукты выветривания не успевают удаляться с места их образования и накапливаются на поверхно­сти. Часто к ним присоединяются рыхлые наносы (речные, ледни­ковые, эоловые), принесенные извне. В отличие от денудационных равнин и особенно гор свойства коренных горных пород, слагаю­щих цоколи аккумулятивных равнин, и условия их залегания не играют большой роли в формировании рельефа. Морфологический облик аккумулятивных равнин определяется поверхностными рых­лыми отложениями как возникшими на месте, так и принесенными с окружающих территорий.

Встречаются аккумулятивные равнины, возникшие на месте территорий, испытавших погружение небольшой амплитуды. В но­вейшее (неоген-четвертичное) время они либо прекратили погру­жение, либо испытали небольшие поднятия. Такие равнины харак­теризуются маломощным чехлом молодых рыхлых покровных об­разований, через которые достаточно отчетливо «просвечивают» структуры нижележащей части осадочного чехла или кристалли­ческого основания. Такие равнины занимают значительные пло­щади Восточно-Европейской и Северо-Американской платформ. Близкое залегание к поверхности коренных пород оказывает влия­ние на плановую конфигурацию эрозионной сети и на морфоло­гический облик эрозионных форм равнин. Такие равнины в отли­чие от ранее рассмотренных имеют увалистый или волнистый рельеф, повторяющий в смягченном виде неровности структур оса­дочного чехла или фундамента платформ. Мелкие черты пластики определяются поверхностными рыхлыми образованиями, чаще всего приносимыми извне. Так, значительные пространства хол­мистого рельефа Северо-Американской и Восточно-Европейской равнин обусловлены осадками, оставленными материковыми лед­никами. Холмистый рельеф значительной части равнин Северной Африки, Большой Песчаной пустыни, Большой пустыни Виктории и других в Австралии сформировался за счет эоловой   аккумуляции и. т.д.

Иной облик рельефа имеют денудационные равнины, сформи­ровавшиеся на участках древних платформ, на которых явно пре­обладают положительные движения земной коры.Наиболее ха­рактерная черта денудационных равнин — зависимость их рельефа от геологической структуры денудируемых пород. Самыми яркими примерами их являются равнины, сформировавшиеся на щитах. Выход на поверхность в пределах щитов кристаллического фундамента платформ сам по себе указывает на то, что здесь в те­чение длительного времени непрерывно господствует денудация. Соизмеримость темпа поднятия е темпами денудационного среза и длительность процесса приводят в крупном плане к выравнива­нию, срезанию древних структур. Лишь мелкие детали коренной структуры находят отражение в рельефе таких равнин. Примерами их могут служить равнины, сформировавшиеся на Балтийском, Канадском и других щитах докембрийских платформ.

На участках платформ, характеризующихся горизонтальным или пологонаклонным залеганием пород различной стойкости, де­нудация ведет к образованию столовых или ступенчатых равнин и плато. Такие плато широко развиты в пределах Африканской платформы. Расчленение окраин столовых плато нередко ведет к образованию останцов с крутыми склонами и горизонтальной вершинной поверхностью (см. рис. 49).

При заметном моноклинальном залегании пород вырабатыва­ются запрокинутые асимметричные ступени, приближающиеся по облику к куэстам предгорий. Таков, например, рельеф Прилен­ского плато в пределах Сибирской платформы.

Теоретически идеальной денудационной равниной является пе­неплен. Однако даже наиболее близкие к этому понятию денуда­ционные равнины щитов заметно отличаются от теоретического пенеплена большим разнообразием колебаний относительных вы­сот и характером сочленения сопряженных форм рельефа. Это объясняется изменчивостью (цикличностью) геологического раз­вития земной поверхности, различием физико-географической об­становки, а в некоторых случаях и особенностью условий форми­рования рельефа. Так, приподнятость и расчлененность рельефа, сформировавшегося на Балтийском и Канадском щитах, обуслов­лены не только сложностью их геологической структуры, но и не­равномерностью изостатических поднятий, вызванных таянием плейстоценового ледникового покрова. Поднятие привело к ожив­лению древних разломов, обусловило врезание и существенную перестройку речной сети и тем самым значительное отклонение облика существующего рельефа от рельефа идеального (теорети­ческого) пенеплена.

Длительность континентального периода развития отдельных частей материковых платформ неодинакова, поэтому и денудаци­онные процессы на разных участках срезали различную толщу залегающих с поверхности пород. В результате на древних плат­формах часто встречаются сложные соотношения современной то­пографической поверхности с геологической структурой, несовпа­дение рисунка гидросети со структурным планом прорезаемых пород (эпигенетические долины) и т. д.

Длительное континентальное развитие поверхности платформ может  привести  к образованию  полигенетических выровненных поверхностей, в пределах которых чередуются участки с денуда­ционным и аккумулятивным рельефом.

Среди денудационных равнин платформ суши следует упомя­нуть денудационные равнины, обрамляющие платформы вдоль подножья гор. Такие равнины, образованные на складчатом осно­вании при параллельном отступании склонов гор под действием денудации, получили название педиментов (pedimentum — под­ножье). Типичный пример педимента — Пьедмонт юго-восточного склона Аппалачей — предгорная равнина, представляющая собой выровненную слабонаклонную (3—5°) поверхность с маломощным чехлом рыхлых отложений. Денудационные предгорные равнины могут образоваться и в случае горизонтального или наклонного залегания пластов в результате разрушительной работы моря. Так, значительные участки предгорной наклонной ступенчатой (терра­сированной) равнины западного побережья Каспийского моря между Махачкалой и Апшеронским полуостровом сформировались в результате морской абразии в моноклинально залегающих мезо-кайнозойских пластах северо-восточного склона Большого Кав­каза.

Облик мезо- и микрорельефа предгорных денудационных рав­нин определяется характером срезанных структур, составом по­род, их слагающих, длительностью воздействия и типом денуда­ционных процессов, а также физико-географическими условиями регионов их образования.

Следовательно, в пределах древних платформ четко выделя­ются по происхождению и характеру рельефа равнины аккумуля­тивные и денудационные. Общий облик рельефа первых во многом зависит от мощности рыхлых покровных образований и мощности осадочного чехла в целом. На облик рельефа вторых существен­ное влияние оказывают структуры, на которых сформировались денудационные равнины. Мезо- и микроформы рельефа равнин во многом зависят от характера воздействующих экзогенных фак­торов, «набор» и относительная значимость которых определяются широтной зональностью. Поэтому именно на равнинах платформ, располагающихся иногда в нескольких климатических зонах, наи­более четко прослеживается зональность рельефа экзогенного про­исхождения и современных геолого-геоморфологических процессов. Так, северная часть Восточно-Европейской равнины характеризу­ется широким развитием ледникового рельефа, созданного мате­риковым покровным оледенением. На крайнем севере этой рав­нины в условиях субарктического климата развиты формы рель­ефа, связанные с наличием вечной мерзлоты. Гумидный климат центральной части равнины обусловил развитие эрозионного рель­ефа, а аридный климат юго-востока — эолового. Зональность про­слеживается в рельефе как аккумулятивных, так и денудационных равнин.

Как уже упоминалось  выше,  в  пределах  древних  платформ наряду с равнинами встречаются и горы, развитые преимущест­венно на щитах, т. е. на докембрийских кристаллических массивах. Характерной чертой таких гор является отсутствие четко выра­женной ориентировки (линейности), неправильная форма в плане. Очень большая роль в морфологии, да и в самом возникновении гор принадлежит разрывной тектонике, которая в целом ряде слу­чаев не согласуется с древней структурой щитов. Мезорельеф гор щитов зависит от литологического состава и структуры кристал­лического фундамента, а также от характера воздействующих внешних сил, предопределенных конкретной физико-географиче­ской обстановкой. В связи с тем, что высота гор щитов редко превышает 2000 м, в них слабо выражена высотная поясность. В картографической топонимике сложные морфологические комп­лексы гор щитов, в которых изолированные (островные) горы и короткие горные хребты чередуются с высоко приподнятыми де­нудационными равнинами, плато и плоскогорьями, получили раз­личное наименование. Таковы Гвианское иБразильское плоско­горья в Южной Америке, нагорья Ахаггар и Тибести в Африке и др.

В некоторых случаях горы на щитах могут представлять собой поднятые отпрепарированные крупные магматические тела, на­пример Хибинские горы на Балтийском щите. Наконец, возможно образование гор щитов и платформ в результате интенсивного врезания рек при сводовых поднятиях щитов и антеклиз. Приме­ром таких гор могут служить горы Виндхья в Индии. Они обра­зовались в результате эрозионного расчленения края щита, и их рельеф оказался практически не связанным с древней структурой Индостана.

В соответствии со сказанным горы древних платформ могут быть подразделены на две категории: а) тектонические горы с не­выраженной древней структурой и б) горы эрозионные, обуслов­ленные глубоким врезанием рек и мало связанные со структурой фундамента.

Много общего с рельефом древних (дскембрийских) платформ имеет рельеф и так называемых молодых платформ, возникших в послепротерозойское время на месте каледонских, герцинских и мезозойских складчатых областей. Подобно первым, в их пре­делах существенная роль принадлежит равнинам, невысоким пла­то и плоскогорьям. Среди равнин выделяются иаккумулятивные и денудационные. Примером аккумулятивных равнин могут слу­жить значительные части Западно-Сибирской, Туранской и Ко­лымской низменностей, сформировавшихся на месте палеозойских и мезозойских платформ. Типичной денудационной столовой рав­ниной на герцинской платформе является плато Устюрт, а дену­дационной равниной на моноклинально залегающих породах — территория так называемого Парижского бассейна. Рельеф Казах­ского мелкосопочника, сформировавшийся на складчатом палео­зойском основании, в крупном  плане сходен с рельефом  щитов древних платформ. Упомянутая выше денудационная равнина Пьедмонта Аппалачей сформирована на срезанных палеозойских (герцинских) складчатых структурах.

В рельефе молодых платформ есть и существенные отличия от рельефа древних платформ. Главное отличие заключается в рез­ком возрастании роли горного рельефа, особенно в пределах ме­зозойских платформ. Различна также структура и рельеф гор. Горы молодых платформ хотя и утратили свою высокую текто­ническую активность, в подавляющем большинстве случаев четко выражены в рельефе, имеют ясную линейную ориентировку (Урал, Аппалачи, Большой Водораздельный хребет Австралии и др.), хо­тя последней может и не быть (Центральный массив во Франции; ряд массивов в пределах Казахского мелкосопочника). В горах и на равнинах молодых платформ четче прослеживается связь молодых структур с древними. Так, в горах Урала, северной части Аппалачей древние структуры хотя и срезаны на большую глуби­ну, тем не менее продолжают контролировать наиболее крупные черты рельефа этих горных стран, т. е. последующие тектониче­ские движения здесь проявились согласно с древней структурой. В юго-западных Аппалачах, в большинстве гор мезозойского воз­раста древние структуры срезаны неглубоко, и они в значительной мере определяют основные черты современного рельефа этих гор.

Есть в пределах молодых платформ и такие горы, которые об­разовались в результате разрывной тектоники, проявившейся не­согласно с древней структурой: Скандинавские горы, горы Цент­ральной Европы (Гарц, Шварцвальд, Вогезы и др.).

Таким образом, среди гор молодых платформ можно выделить: а) горы с глубоко срезанной древней структурой, унаследованной последующими движениями и проявляющейся в современном рель­ефе; б) горы с неглубоко срезанной древней структурой, четко вы­раженной в современном рельефе; в) горы, образованные главным образом разрывной тектоникой, с невыраженной древней струк­турой.

В рельефе гор молодых платформ четко прослеживается как высотная поясность, так и широтная климатическая зональность. Первая является следствием значительных абсолютных высот гор, вторая — их протяженности. Одна и та же горная система оказы­вается в разных климатических зонах и, следовательно, подвер­гается воздействию различных внешних агентов. В связи с этим, например, рельеф Северного Урала резко отличается от рельефа Среднего Урала, а рельеф последнего не менее резко отличается от рельефа Южного Урала. Сходная картина наблюдается в Ап­палачах.

Необходимо отметить, что многие горы платформ как древних, так и особенно молодых характеризуются некоторым увеличением мощности земной коры (до 55 км) и отрицательными аномалиями силы тяжести, распределение которых в отличие от равнин нередко имеет линейный характер. Таким образом, в основе орографи­ческого обособления гор от равнин в пределах материков также лежат различия в строении земной коры, хотя и менее значитель­ные, чем те, которые привели к обособлению планетарных форм рельефа.