6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Рельеф земной поверхности — одно из важнейших условий обитания человека, его хозяйственной деятельности. Не­сомненно, что сведения о рельефе накапливались с самых ранних этапов возникновения и развития человеческого общества. Однако как научная дисциплина геоморфология начала оформляться в кон­це XVIII — начале XIX в., вслед за геологией, с развитием которой она тесно связана. Именно в это время появились работы, в кото­рых давалось первое, соответствующее тому уровню знаний науч­ное представление об условиях возникновения и развития рельефа земной поверхности.

В 1763 г. вышла в свет работа М. В. Ломоносова «О слоях земных (Прибавление второе к первым основаниям металлургии и рудных дел)», в которой он впервые выдвинул идею развития рельефа в результате взаимодействия эндогенных и экзогенных сил. Эта идея лежит в основе и современной геоморфологической науки.

Ко второй половине XVIII в. относится возникновение Двух противоположных друг другу учений об агентах, принимающих участие в образовании земной коры и вызывающих изменения ее поверхности, —нептунизма и плутонизма. Основателем школы нептунистов был немецкий ученый Г. А. Вернер. Взгляды Вернера сложились на основе наблюдений на территории Саксонии, где ему приходилось иметь дело преимущественно с осадочными поро­дами. Согласно концепции Вернера Мировому океану принадле­жит исключительная роль как в образовании горных пород, слага­ющих земную поверхность, так и в выработке присущего ей релье­фа. Эта концепция вынуждена была в конце концов уступить мес­те концепции плутонистов. Одним из авторов плутонизма был шотландец Д. Геттон. Свои наблюдения и исследования, проведен­ные преимущественно в Шотландии, Геттон опубликовал в 1788 г. в книге «Теория Земли». Он ввел в науку понятие о геологическом цикле, рассматривал изменения рельефа как составную часть гео­логического развития Земли. Основоположник научной геологии Ч. Лайель в своей книге «Основы геологии» (1830) уделил значи­тельное внимание вопросам эволюции рельефа. Он выдвинул тео­рию медленного и непрерывного изменения земной поверхности под влиянием процессов, действующих и в настоящее время (в об­ласти геологии это эволюционное учение получило название актуализма). Основные формы рельефа, по Ч. Лайелю, возникают как результат движения земной коры, а затем нивелируются, раз­рушаются под действием внешних сил. Совокупное разрушение гор под действием внешних сил получило наименование «дену­дации».

В 1852 г. К. Науманн впервые вводит в научную литературу понятие «морфология земной поверхности».

Вторая половина XIX в. знаменуется появлением ряда работ по геологии и рельефу Земли как общего, так и специального характера. В работах Д. Дана и Э. Зюсса разрабатываются осно­вы тектоники и структурной геологии, освещается строение плане­тарных форм рельефа — материков и океанов. П. А. Кропоткин обосновывает теорию материкового оледенения (1876). В работах Сюрреля, а позднее Рютимейера, С. Н. Никитина и В. В. Доку­чаева рассматриваются проблемы образования и развития речных долин, Д. Пауэлла — процессы плоскостного смыва и т. д. К кон­цу XIX в. выходят в свет крупные обобщающие труды Ф. Рихтгофена, А. Пенка, А. П. Павлова, в которых систематизируются представления о строении земной поверхности, происхождении рельефа и делаются попытки его классификации.

Выделение геоморфологии в самостоятельную отрасль знания и появление первых научных общегеоморфологических концепций неразрывно связано с именами американского ученого В. Девиса (1899) и немецкого исследователя В. Пенка (1924). В. Девис разработал учение о географических    (геоморфологических) циклах, которое долгое время служило теоретической основой геомор­фологической науки и не потеряло до сих пор своей научной цен­ности. Выдвинутую им формулу—«структура — процесс (цикл) — стадия», он считал основой познания развития рельефа. По при­знаку ведущего процесса Девис выделил «нормальный» (водно-эрозионный), ледниковый, морской и аридный (эоловый) циклы развития рельефа. Согласно В. Девису, деятельность ведущего про­цесса протекает стадийно и дает разные результаты в условиях разной геологической структуры, но в конечном счете ведет к вы­равниванию рельефа, к образованию почти равнины, или пенепле­на. Новый цикл развития, по В. Девису, наступает при поднятии пенеплена, а последовательное развитие рельефа от ранней (юной) стадии к стадии дряхлости может на отдельных этапах нарушать­ся тектоническими или климатическими изменениями.

В «Морфологическом анализе» В. Пенка главное внимание уде­ляется связи денудационных процессов с вертикальными движе­ниями земной коры. В. Пенком выдвинут и разработан принцип изучения тектонических движений на основе анализа рельефа. Эту задачу В. Пенк пытался решить на основании анализа форм скло­нов. Согласно В. Пенку, при быстром и значительном поднятии, сопровождающемся энергичным эрозионным углублением долин, склоны должны приобрести выпуклый профиль. При менее быст­ром поднятии и при известно  соответствии глубинной эрозии и интенсивности денудации профиль склонов будет более или менее прямым. Наконец, при длительном стационарном состоянии зем­ной коры, когда эрозионное врезание достигло предела, а денуда­ция склонов долин и их отступление в сторону водоразделов про­должается, склоны должны приобрести вогнутый профиль. Если после такого развития склонов начнется снова быстрое поднятие, то склоны должны будут приобрести профиль, изогнутый в виде буквы S (выпуклый внизу, вогнутый вверху).

Иначе, чем В. Девис, В. Пенк представлял себе процесс пенепленизации. По В. Пенку, процесс уничтожения водораздельных пространств развивается в горизонтальном направлении за счет роста долин в ширину и разрушения водораздельных плато с бо­ков при сравнительно малом вначале уменьшении их высоты. Водоразделы начинают быстро понижаться лишь после того, как склоны смежных долин, отступая навстречу друг другу, пересе­кутся между собой. В противоположность В. Девису В. Пенк рас­сматривает развитие рельефа в условиях одновременного воздей­ствия на земную поверхность эндогенных и экзогенных агентов. Им предложены понятия «восходящее» и «нисходящее» развитие рельефа. В. Пенк обратил внимание исследователей на медленное, незаметное для глаза движение коры выветривания вниз по скло­нам как на один из видов общей денудации.

В 30-х годах нашего столетия в СССР, США и Западной Евро­пе появляется ряд обобщающих сводок по общей геоморфологии (А. Лобек, О. Энгельн, И. С. Щукин и др.). В двухтомной «Мор­фологии суши» И. С. Щукина наряду с обобщением огромного, на­копившегося к тому времени фактического материала развиваются оригинальные концепции по систематике и классификации релье­фа. Эти концепции получили дальнейшее развитие в послевоен­ные годы в новом труде ученого — в трехтомнике «Общая геомор­фология».

В послевоенные годы развитие общегеоморфологических кон­цепций связано с именами К. К. Маркова (1948), И. С. Щукина (1960, 1964, 1974), Л. Кинга (1953, 1967), И. П. Герасимова и Ю. А. Мещерякова (1967).

К. К. Марков выдвинул и разработал плодотворное представ­ление о геоморфологических уровнях. Он выделяет четыре таких уровня: абразионно-аккумулятивный, создаваемый деятельностью моря или большого озера; денудационный, связанный с эрозионной деятельностью поверхностных водотоков и общей денудацией; уро­вень снеговой границы в горах; верхний денудационный уровень, до которого поднимаются самые высокие вершины гор в условиях конкретной физико-географической обстановки. Анализ деформа­ций этих уровней позволяет судить о новейших движениях земной коры и характеризовать их не только с качественной, но и с коли­чественной стороны. К. К. Марков систематизировал и развил представление о возрасте рельефа, о методах геоморфологиче­ских исследований, о путях практического применения гео­морфологии.

В трудах Л. Кинга ставится под сомнение универсальность применения концепции пенепленизации, выдвинутой В. Девисом и развитой его последователями. Согласно Л. Кингу, планация (вы­равнивание) рельефа в большинстве случаев идет по пути отступа­ния склонов, в результате чего перед их подножьями образуются наклонные выровненные поверхности — педименты. Параллельное отступание склонов может привести к полному срезанию положи­тельной формы рельефа и к образованию педиплена.

И. П. Герасимов и Ю. А. Мещеряков выдвинули тезис о «гео­морфологическом этапе» развития Земли. Современный рельеф, по их представлениям, был в основном предопределен в мезозое: отрезок геологической истории от мезозоя до наших дней является временем формирования современного рельефа земной поверхно­сти. Этими же авторами развито представление о геотектурах и морфоструктурах — крупнейших и крупных структурах земной ко­ры, выраженных в современном рельефе.

В последние десятилетия в Западной Европе и в СССР в раз­витии геоморфологической науки уделяется большое внимание, с одной стороны, изучению связей между обликом рельефа и гео­логической структурой (так называемой структурной геоморфоло­гии), с другой — исследованию экзогенных геоморфологических процессов (климатической и динамической геоморфологии).

В послевоенные годы центр развития геоморфологической тео­рии, а также прикладной геоморфологии переместился в Совет­ский Союз, где в настоящее время работает едва ли не половина всех геоморфологов мира. Советский Союз — единственная страна, которая ежегодно в нескольких крупнейших университетах ведет плановую систематическую подготовку молодых специалистов-гео­морфологов. Достижения успешно развиваемого в нашей стране структурно-геоморфологического направления находят все более широкое применение при решении ряда геологических задач, в первую очередь при поисках месторождений нефти и газа. До­стигнуты большие успехи в изучении современных геоморфологи­ческих процессов. В Московском государственном университете (МГУ), например, ведутся работы по моделированию некоторых геоморфологических процессов, а также по изучению взаимодейст­вия этих процессов и тектоники. Большую роль в постановке этих работ сыграл Н. И. Маккавеев. Изучение флювиальных и склоно­вых процессов необходимо для успешного поиска россыпных месторождений золота, касситерита, титановых руд.

Важное место в советской геоморфологии занимает палеогеоморфология (учение о древнем рельефе). Анализ древнего рельефа, его истории развития, как это показали исследования на Урале, в Восточной Сибири (С. С. Воскресенский), в Забайкалье (Ю. Г. Симонов), также применим при поисках полезных ис­копаемых.

Характеризуя современное состояние геоморфологии, необходи­мо сказать еще об одной новой и очень важной отрасли — мор­ской геоморфологии. В этой отрасли выделились два самостоя­тельных направления. Одно из них — геоморфология морских бе­регов. В основе современного учения о морских берегах (В. П. Зенкович, В. В. Лонгинов, О. К. Леонтьев) лежит концепция о единст­ве потока энергии, преобразующего подводный береговой склон и надводную часть берега. Концепция оказалась очень плодотворной при решении ряда практических задач — проектировании морских портов, защите берегов от размыва, поисках морских россыпей, строительстве крупных водохранилищ. Другое направление — гео­морфология дна морей и океанов. В развитие этого направления большой вклад сделан советскими (Г. Б. Удинцев, А. В. Живаго, Д. Е. Гершанович, А. В. Ильин, О. К. Леонтьев и др.) и американ­скими (Ф. Шепард, К. Эмери, Б. Хизен) учеными. Если раньше все геологические и геоморфологические научные концепции осно­вывались лишь на материалах, относящихся в основном к суше, то современная геоморфология располагает данными, характери­зующими рельеф дна морей и океанов, и научными идеями, основан­ными на изучении этого рельефа.