4 months ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Что происходит с климатом на нашей планете, где производство продуктов питания продолжает почти, как в библейские времена, в опасной степени за­висеть от погоды?

Проще всего ответить на этот вопрос, сказав, что изменилась циркуляция воздушных масс в атмосфере и это повлекло за собой большую изменчивость в погоде, чем это было в начале нашего столетия. Воздушные потоки удержи­ваются в таком положении, что над тем или иным районом земного шара в течение долгого времени сохраняется одна и та же благоприятная или небла­гоприятная для урожая погода.

Однако, констатируя этот непосредственно наблюдаемый факт, специа­листы расходятся во мнениях о причинах данного явления. Для метеорологии, науки, которая знает, как происходят те или иные процессы в атмосфере, но не в состоянии объяснить, чем они вызваны, это будет продолжаться до тех пор, пока мы окончательно не откроем секреты сил, управляющих погодой.

Факторы, влияющие на погоду, разнообразны. Здесь следует назвать солнечную радиацию, полярные льды, температуру моря, земной поверхно­сти, вулканическую пыль и нарушение природного баланса в результате дея­тельности человека. Но споры о значении и взаимосвязи этих факторов поро­дили множество различных домыслов — от предсказания «нового ледниково­го периода» до опасения того, что земной шар превратится в «теплицу».

В 1980 году вступила в действие рассчитанная на 20 лет программа иссле­дования мирового климата, которая ставит своей задачей оценить влияние человека на состояние атмосферы нашей планеты в результате непрерывного сжигания топлива, уничтожения лесов и прочих действий, не учитывающих того, как все это может повлиять на окружающую среду и какие проблемы вы­зовет в будущем.

Некоторые весьма авторитетные ученые, в частности Дэвид Хоктон, глава отдела долговременных прогнозов и изучения климата при Метеорологическом центре Великобритании, утверждают, что наш климат не изменяется в данный момент сколько-нибудь существенно, а лето 1980 года всего лишь часть обыч­ного цикла.

Другие специалисты, напротив, полагают, что эти изменения — предвест­ники будущих напастей.

Доктор Джин Палитикофф, изучающая экстремальные характеристики погоды Великобритании, придерживается промежуточной точки зрения. «Нас, безусловно, ожидает более неустойчивая погода. Я полагаю, что климат ста­новится все более резким,— говорит она, отмечая усиление изменчивости погоды по сравнению с концом 60-х годов.— Действительная проблема состоит в том, чтобы понять, означают ли эти изменения погоды то, что мы называ­ем изменением климата. Некоторые люди говорят, что тенденции, которые мы начинаем наблюдать сегодня,— результат деятельности человека. Утверж­дают даже, что не исключено наше вступление в новый ледниковый или по крайней мере в «миниледниковый» период. Я не думаю так. Однако пока мы не в состоянии предсказать, как долго подобные тенденции будут сохранять­ся. Быть может, это будет продолжаться лет 50, как уже случалось в про­шлом, но это невозможно предвидеть».

Невозможно ничего получить и из записей прошлых лет, которые специа­листы изучали с целью найти там какое-то руководство к действию. Продол­жительность периодов неустойчивой погоды была самой разной. В прошлые столетия мир не раз проходил через периоды подобной и даже более отчетливо выраженной неустойчивости погоды. Но в наше время экономика многих стран зависит от климата как никогда прежде.

Д. Хоктон, признавая, что в последние 20 лет погода была более неустой­чивой, чем в 1920-е и 1930-е годы, говорит: «Порой мы наблюдаем очень большие отклонения от нормы, а иногда—незначительные. Мы должны быть готовы ко всем капризам погоды, особенно потому, что сегодня наша про­мышленность стала более чувствительной к ним».

Одна из основных проблем состоит в том, что сельское хозяйство про­должает сильно зависеть от погоды. Хотя фермеры ныне достаточно оснаще­ны, чтобы защититься от наиболее опасных климатических крайностей, неко­торые отрасли сельского хозяйства очень чувствительны к погоде. От погоды сильно зависит садоводство. Использование теплиц ограничивает чрезмерный рост стоимости энергии в случае угрозы резкого похолодания.

Для многих фермеров лето 1980 года, принесшее длительные периоды однотипной погоды, было настоящим кошмаром. В одних и тех же местах долго «стояли» антициклоны, а затем неожиданно погода резко менялась, и никто не знает почему. Как во время сильной засухи, постигшей Великобрита­нию в 1976 году, летом 1980 года фермеры некоторых наиболее производи­тельных штатов США беспомощно наблюдали, как тысячи акров их земель день за днем выжигало солнце; температура держалась на уровне 38 граду­сов Цельсия. Американцы вынуждены были забивать скот из-за нехватки тра­вы. В Мексике нанесен значительный урон урожаю на 30 процентах сельско­хозяйственных угодий. Бедствия, вызванные там засухой, усугубились в ре­зультате землетрясения, разрушившего ирригационные системы.

В Великобритании же такого влажного июня, как летом 1980 года, не было с 1912 года; осадков выпало в среднем примерно вдвое больше нормы (она составляет на Британских островах около 61 мм), а на востоке страны втрое — целых 203 миллиметра. Период сенокоса был сокращен, и английские фермеры не смогли сделать необходимые запасы корма на зиму. Время с середины июня до середины июля, когда средняя температура составляла лишь около 13 градусов, было самым холодным в Англии, начиная с 1907 года.

Обильные дожди прошли по всей Северной Европе; они побили все ре­корды в ГДР и Польше. В июле снег засыпал дороги в швейцарских Альпах и заставил фермеров угнать коров с горных летних пастбищ назад в деревни. Такое случалось на протяжении нашего столетия лишь дважды. Один швей­царский фермер в отчаянии от понесенных убытков покончил жизнь само­убийством.

Проливные дожди вызвали 284 оползня во время одного особенно силь­ного шторма в Японии, затопили западные провинции Китая и привели к ги­бели сотен жителей Индии в результате наводнений в период муссонов.

В Турции жара была такой, что два человека умерли, когда температура достигла 49 градусов. Возвращаясь к причинам подобных аномалий, приведем мнение Д. Хоктона, который в конечном итоге склоняется к предположению, что важнейшим фактором, определяющим изменения погоды, является тем­пература морской поверхности. Он говорит: «В настоящий момент Атлантиче­ский океан в тропических и субтропических районах в среднем примерно на два градуса выше нормы, и я полагаю, что здесь лежит первопричина того, что случилось с погодой».

В ноябре станет ясно, понизится ли температура океана или останется прежней. В прошлом теплая Атлантика в это время года обычно предвещала необычайно холодную зиму в Западной Европе.

Доктор Гриббин полагает, что общая картина климата на нашей планете по сравнению с первыми годами середины века сместилась в неблагоприят­ную сторону. В отличие от профессора Брисона, он не придает столь сущест­венного значения вулканической пыли и загрязнению атмосферы человеком. Он скорее склонен видеть причину климатических катаклизмов в циклических колебаниях интенсивности солнечной радиации.

Несмотря на различие в точках зрения, оба эти специалиста выражают беспокойство по поводу того, что человек продолжает изменять окружающую среду, не зная, какое влияние это может оказать на климат в будущем.

Р. Хант, в свою очередь, говорит: «Среди информированных метеороло­гов, ведущих специалистов в данной области, бытует мнение, что человек, безусловно, воздействует на климат, но есть надежда, что эффект этого воздействия будет не столь велик. Изменения, обусловленные деятельностью человека, следует рассматривать совместно с естественными изменениями среды, от которых мы зависим с незапамятных времен».

В 1976 году Всемирная метеорологическая организация приняла решение выработать ныне действующую программу, направленную на изучение воздей­ствия человека на климат и анализ того, как долговременные изменения кли­мата могут сказаться на мировой экономике. То же самое чувство беспокой­ства привело к созданию в Великобритании правительственной межведомствен­ной группы по климатологии.

Содержание в атмосфере углекислого газа с 1957 года увеличилось на 6 процентов и, возможно, удвоится к середине следующего столетия из-за сжигания топлива и уничтожения лесов (по некоторым подсчетам, темпы этого уничтожения в среднем достигают 50 акров в минуту, вследствие чего пере­работка углекислого газа в кислород, осуществляемая, как известно, зелеными растениями, уменьшается).

Если вследствие «тепличного» эффекта произойдет опасное накопление тепла, влекущее за собой повышение температуры земной поверхности и тая­ние полярных льдов, то уровень моря будет повышаться, и Великобритании придется затратить около 1 миллиарда фунтов стерлингов, чтобы усовершенст­вовать способы защиты против наступления морской стихии. Однако, заме­чает Хоктон, пока общая температура планеты не обнаруживает таких тенден­ций к повышению.

Фермеры легче могут приспособиться к изменениям погоды, чем к корот­ким и резким ее скачкам, которые так драматически сказываются на эконо­мике. Потепление лишь на один градус — и число виноградников в Англии может умножиться. Похолодание на один градус — и кукуруза никогда не созреет.

Однако, по мнению английских специалистов, в стране в течение ближай­ших десятилетий не ожидается резкого изменения климата, и поэтому не нуж­но предпринимать никаких других мер, кроме обычных, направленных на защиту окружающей среды.

Д. Хоктон заявляет: «Деятельность человека неизбежно влияет на климат. Человек нарушает водный баланс, расширяет пастбища и тем самым позволяет дождю размывать горные почвы».

Ярким примером может служить Сахара, когда-то бывшая процветающим, густонаселенным оазисом и ныне ставшая пустыней в результате расширения пастбищ и вырубания лесов.

Далее Хоктон отмечает, что теперь, когда народонаселение Африки быст­рыми темпами растет, вырубка леса и неразумное ведение сельского хозяй­ства гораздо серьезнее влияют на климат этой зоны, чем это было в про­шлом. Нет сомнений, что уничтожение леса в долине Амазонки подобным же образом влияет на местный климат, а, возможно, в какой-то степени сказы­вается и на климате планеты в целом.

По мнению Роджера Ханта, наибольшую тревогу вызывает то, что чело­век продолжает вести себя так, будто не знает, к каким последствиям ведут его шаги…

Изменения орбиты Земли вызывают чередование ледниковых и межледниковых периодов по меньшей мере в пределах нынешней геологической эпохи. Однако на протяжении более коротких периодов времени изменению климата способствуют и другие факторы, в частности вулканическая активность, сжи­гание ископаемого топлива и уничтожение лесов.

Хотя специалисты полагают, что в долгосрочном плане изменение климата приведет к следующему ледниковому периоду в Северном полушарии, многие из них считают, что задолго до этого бедствия человечество столкнется с по­следствиями катастрофического потепления из-за растущего выброса в атмо­сферу двуокиси углерода (углекислого газа), образующейся при сжигании топлива.

С. Шнайдер (Национальный центр атмосферных исследований США) рассчитал, что потепление вследствие увеличения содержания двуокиси угле­рода в начале следующего столетия приведет к повышению уровня воды в морях и океанах на 4,6—7,6 м из-за таяния полярных льдов. Это вызовет за­топление обширных участков восточного побережья США и районов, приле­гающих к заливам, переселение 11 —15 млн. человек и экономический ущерб в 250 млрд. долларов.

Масштабы воздействия двуокиси углерода многие ученые оспаривают. Дж. Нейс (Колумбийский университет) рассматривает это воздействие как «выброс» на картине нынешнего климата. По его утверждению, с которым согласны другие специалисты, голоцен как эпоха идет к концу.

Дж. Нейс считает, что льды в морях вокруг Антарктиды усиливают охлаж­дение, являющееся результатом изменения орбиты Земли. Анализ соотноше­ний изотопов кислорода в кернах с морского дна показывает, что изменению площади льдов в Антарктиде предшествуют климатические изменения в Се­верном полушарии.

В последний ледниковый период площадь льдов в Антарктике составляла летом около 20 млн. км2, а зимой 40 млн. км2, в нынешний же межледнико­вый период достигает 20 млн. км2 зимой, а за лето лед там почти полностью тает.

Однако некоторые американские специалисты заявили, что, по их мне­нию, изменения орбиты Земли не могут вызвать оледенение в Северном полу­шарии за счет изменения географического распределения солнечного света. Изменения орбиты Земли инициируют цепь событий, которые ведут к такому явлению, как образование льдов в Антарктике. Эти льды усиливают похолода­ние из-за отражения обратно в космическое пространство солнечного света, и степень похолодания растет по мере увеличения ледяного покрова. Метеорологи и климатологи считают, что механизм возникновения индий­ских муссонов может быть раскрыт на основе анализа многочисленных данных, полученных в ходе регионального эксперимента «Монэкс-79». Этот экспери­мент производился в рамках глобальных атмосферных исследований и пред­ставлял собой весьма широкий комплекс работ, в которых участвовали экспе­диционные суда и самолеты, оснащенные высокоточной аппаратурой производ­ства СССР, США, Франции и Индии. Снимки облачного покрова были получе­ны с двух метеорологических спутников, находящихся на стационарной орби­те. Кроме того, ценная информация была получена с индийского спутника «Бхаскара», запущенного в июне 1979 года («Бхаскара» был выведен на орби­ту советской ракетой-носителем в рамках программы советско-индийского сотрудничества в исследованиях космоса). В дополнение к этому индийские ученые запустили ряд метеорологических ракет с пусковой площадки в Орис­се с целью сбора информации о верхних слоях атмосферы.

В целом объем проведенных работ таков, что это позволило ученым на­звать «Монэкс-79» «первым всеобъемлющим физическим исследованием земной атмосферы».

Что же такое муссоны? Это система тропических ветров. Вопреки распространенным представлениям они не всегда и не обязательно несут с собой дожди. Муссоны имеют сезонный характер, и от сезона к сезону господствую­щее направление этих ветров изменяется почти на 180°. Летние муссоны дуют над Индией из года в год на протяжении столетий. Но где они зарождаются, точно неизвестно.

Известно, что массивы суши, окружающие Индийский океан, и в особен­ности Аравийское море, летом сильно нагреваются. Высокие температуры вы­зывают движение воздушных потоков над поверхностью Земли в направлении от восточного побережья Африки к северной части Индийского океана. Когда ветер, дующий с юга на север, пересекает экватор, он отклоняется вправо под действием вращения Земли. А когда ветры пересекают обширные про­странства океана, они собирают влагу, которая в конце концов выпадает в виде дождей на субконтиненте.

Эксперименты серии «Монэкс» имеют своей основной целью исследова­ние практических аспектов феномена муссонов: количества выпадающих в регионе осадков, времени начала эффективных муссонов, периодичности сухих сезонов, их продолжительности и т. п. Однако результаты эксперимен­тов могут пролить свет и на ряд еще не разрешенных проблем, связанных с механизмами возникновения и поведения муссонов. Загадкой для климатоло­гов по-прежнему остается Тибетское нагорье. Воздух над ним летом очень сильно нагревается. Что происходит с поднимающимися массами воздуха? Перемещаются ли они на юг в верхних слоях атмосферы с тем, чтобы потом опуститься в районе экватора? Ни одна страна не может иметь исключительно «свою собственную» погоду, не испытывающую влияния погоды в других регионах. Кроме того, муссоны имеют важное значение для сельского хозяй­ства ряда наиболее густонаселенных стран мира. Собранные в ходе экспери­ментов данные помогут крестьянам заранее определять виды на урожай в те­кущем сезоне, выбирать наиболее подходящие культуры, определять сроки сева и других сельскохозяйственных работ. Они позволят свести до минимума потери от засух и наводнений.

Однако следует подчеркнуть, что исследования не ограничиваются лишь сбором агрометеорологической информации с целью оказания помощи стра­нам, чье сельскохозяйственное производство зависит от хода муссонов. Доктор П. К. Дас, генеральный директор метеорологической службы Индии, принимавший участие в экспериментах, говорит: «В результате выполнения программы «Монэкс» мы получим всеохватывающую совокупность данных о процессах, происходящих в этих районах, особенно над океанами, которая послужит основой для разработки математических моделей. Всю атмосферу целиком или по крайней мере ее главные особенности можно будет модели­ровать, что позволит предсказывать поведение атмосферы при воздействии на нее внешних возмущающих сил. К примеру, мы сможем выяснить, влияет ли на количество выпадающих осадков изменение отражательной способности земной поверхности из-за уничтожения лесов. Или, например, можно будет определить, влияет ли повышение температуры морской поверхности на ко­личество осадков, приносимых муссонами».

По существу, «Монэкс» представляет собой первый региональный экспе­римент подобного рода, объединяющий усилия 145 стран — членов Междуна­родной метеорологической организации. Усилия участников эксперимента направлены на расширение возможностей прогнозирования погоды и на углуб­ление понимания климатических изменений. Успех подобных проектов и про­грамм в значительной степени зависит от сотрудничества между участвующими в них странами.

К сожалению, как сообщается, на Земле есть такие районы, где по тем или иным причинам не имеется обсерваторий и откуда не поступает никаких данных. Двумя такими районами, отличающимися скудостью поступающей из них информации, являются экваториальный район Индийского океана и Тибет­ское нагорье.

Тем не менее несмотря на некоторую ограниченность, эксперимент по изучению муссонов представляет всемирный интерес, поскольку подобное атмосферное явление, будучи одной из самых крупных регулярно действую­щих возмущающих сил в земной атмосфере, имеет глобальное значение.